ТОП 10:

Кратко охарактеризуем специфические особенности некоторых психологических методов сбора эмпирических данных.



Метод беседы. Он совершенно необходим при изучении индивидуальной психологической структуры труда, при изучении профессий, некоторых функциональных состояний людей в труде, личных профессиональных планов (в системе профконсуль-тации при выборе профессии или вынужденной перемене труда), при оценке рабочих мест (в системе их эргономической проработки) и т. д. Используется в сочетании с другими методами.

Предмет рассмотрения здесь – высказывания: содержание, выразительные средства речи, динамические ее характеристики (темп, ритм).

Основные требования к беседе как методу:

• наличие нежесткой, гибкой программы, но заранее продуманной (с мысленным "проигрыванием" возможных вариантов ее развития), позволяющей оперативно строить общение в зависимости от высказываний испытуемого, его реакций, состояний;

• наличие специального доверительного социального контакта психолога с испытуемым (основные приемы установления контакта обсудим несколько ниже);

• беседа не должна вырождаться в устную анкету, вопросы должны естественно вытекать из контекста общения и, возможно, перемежаться с высказываниями психолога и о себе; тем более беседа не должна вырождаться в допрос (вследствие, например, тенденции инициатора беседы к доминированию в ходе общения);

• вопросы не должны ставиться во внушающей, подсказывающей, подталкивающей форме (как это, скажем, нередко делают телеинтервьюеры, стремясь навязать телезрителю желательное мнение);

• вопросы должны ставиться не столько в прямой форме ("в лоб"), сколько в косвенной, провоцирующей свободное высказывание ("А что если бы...?", "Как Вы думаете...?", "Что бы нужно сказать о Вашей профессии школьникам...?" и т. п.);

• система вопросов должна допускать взаимопроверку ответов, взаимопояснение их (спрашивать об одном и том же в разных контекстах, разными словами);

• ход беседы должен как-то фиксироваться (если возможно, по соображениям этики, условиям общения и при согласии респондента-испытуемого, – звуко- или видеозапись;

при протоколировании речь испытуемого должна фиксироваться дословно без малейшего редактирования, пересказа "своими словами" – "фотографично"; иногда, чтобы не сковывать испытуемого, беседу протоколируют после ее завершения – по "горячим следам");

• беседа не обязательно происходит "за один присест", но может складываться из обмена репликами, разобщенными во времени и пространстве. Если беседа проводится в рабочее время, то она не может не быть фрагментарной, поскольку занятый испытуемый, как правило, не может надолго отвлекаться от дела. А проявлять назойливость со стороны исследователя в таких случаях бестактно – не на любой работе можно "поболтать".

Если мы изучаем рабочих, то они часто бывают очень немногословны, так что рассчитывать на "салонный" стиль беседы отнюдь не приходится. Но краткие реплики подчас несут достаточную информацию. Приведем пример. На предприятии начато обучение рабочих новому приему выполнения ручной операции (далее, чтобы не осложнять изложение, постараемся избежать чисто технологических подробностей). Психологу важно знать, как к этому мероприятию относится инструктор, которому поручено обучение (работница с большим опытом, возраст – пенсионный). Психолог спрашивает инструктора: "Выйдет ли что у нас? Ведь они (работницы цеха) привыкли работать по-старому... кто как!". Инструктор испытующе устремляет взгляд на вопрошающего, медлит некоторое время и говорит убежденно: "Медведей учат!" Вот и вся беседа, но нужная информация в ней получена, и, как говорится, незачем далее языком "сотрясать воздух". Наоборот, например, в системе профконсультации старшеклассников диагностическая беседа может быть и, как правило, бывает продолжительной. Школьники, как показывает опыт, даже очень ценят, что с ними "разговаривают по-человечески" (т. е. ничего не требуют, дослушивают до конца, интересуются их личным мнением и личными качествами, побуждениями, не ловят на ошибках и пр.), и готовы беседовать с профконсультантом хоть по полтора часа и не один раз.

Обратим внимание на некоторые рекомендации по технике установления контакта, являющегося необходимым условием достоверности получаемых данных. Необходимо установить деловые, оправданные с точки зрения испытуемого отношения с ним и выступать в понятной для него роли (пусть это будет роль человека, изучающего ценный опыт работника, чтобы сообщить о нем начинающим работникам или учащимся профессионального учебного заведения, или роль человека, озабоченного вопросами улучшения, рационализации рабочих мест в целях сделать работу более удобной, менее утомительной и т. д.).

Важным условием контакта является создание ситуаций, в которых исследователь предстает как человек, от которого возможна какая-то помощь испытуемому в затруднительном для него положении или помощь трудовому коллективу. Помощь советом, делом, например, улучшением какого-то элемента условий труда (освещенности, компоновки рабочего места), условий обучения и т. д. Возможны следующие фазы развития контакта [336]:

• "накопление согласий";

• "поиск общих интересов";

• уточнение правил, принципов, стиля общения (оно может происходить на основе "молчаливых" оценок собеседниками друг друга);

• далее возможны несогласия вплоть до демонстрации опасных качеств;

• фаза регулирования;

• фаза взаимосодействия.

Задача инициатора контакта (психолога) в том, чтобы, создавая те или иные ситуации, содействовать развитию контакта в желательном направлении. Не обязательно процесс установления контакта развертывается по всем указанным выше фазам (он может сразу оказаться на фазе взаимосодействия), но знать о них нужно.

Методанамнеза сводится (в контексте нашей науки) к сбору данных об истории развития данного человека как субъекта труда. Это необходимо для обоснования оценок устойчивости мотивов, для демаскировки некоторых способностей и других личных качеств, не обнаруживающихся, например, в наблюдаемой деятельности, для объяснения поступков, построения прогнозов развития личности, обоснования наиболее эффективных средств воспитательного воздействия на определенного человека и т. д. В методологическом плане этот метод реализует принцип изучения психики в развитии.

Предмет рассмотрения – высказывания, документы, вещи, характеризующие испытуемого. Высказывания испытуемого о событиях своего прошлого объединяют иногда понятием "субъективный анамнез", а высказывания о нем других лиц и характеризующие его документы – "объективный анамнез" ("субъективный" здесь надо понимать в значении "субъектный", а отнюдь не обязательно как "ненадежный", "неистинный", точно так же, как и высказывания сторонних лиц, которые тоже ведь являются субъектами, не обязательно будут непременно "объективными" в смысле "беспристрастными", "истинными"; в конце концов и документы, тексты, вещи – тоже либо продукция субъектов, либо нечто, несущее на себе больший или меньший отпечаток все того же субъективного фактора. Все эти сложности надо воспринимать как нормальные, поскольку неизбежно связаны с тем, что предмет нашего интереса и исследования есть как раз субъект, его свойства, проявления).

В качестве документальных и вещных источников анамнестического исследования могут быть личное дело, аттестационные документы (дипломы, аттестаты, удостоверения о принадлежности к той или иной общности, справки и пр.), знаки отличия, почетные грамоты, библиотечный абонемент (как свидетельство читательских интересов, их направленности), групповые, сюжетные фотографии, медицинская карта ("история болезни"), переписка, личная библиотека, поделки, предметы рукоделия и т. д.

В качестве респондентов для сбора материалов объективного анамнеза могут выступать родители, родные, знакомые; если речь идет о школьнике, выбирающем профессию, или недавнем школьнике (учащемся профессионального учебного заведения), то таковыми могут быть учителя разных предметов, классный руководитель; в соответствующих случаях это могут быть преподаватели, мастера производственного обучения, спортивные тренеры, непосредственные руководители, друзья.

Поскольку анамнестическое исследование включает систему бесед, то в число требований к нему входят все, изложенные выше в связи с методом беседы. Специфические требования к методу анамнеза состоят в следующем:

• помимо программы каждой беседы должна быть общая программа исследования в целом и специальная программа сбора сведений по документальным и вещественным источникам (собираются не источники, а почерпнутая из них информация);

• существенным является требование систематичности, разносторонности и полноты собираемых сведений;

• факты биографии испытуемого должны соотноситься с имевшими место условиями жизни его (они могут существенно отличаться от тех, что имеются на момент сбора материала).

Метод анамнеза имеет совершенно уникальное отношение к малоразработанным в нашей науке вопросам ретроспективного анализа ситуаций выбора профессии, изучения путей формирования мастерства, типологии профессиональных судеб ("карьер"), а также вопросам преодоления последствий тяжелых психологических конфликтов, социально-трудовой реабилитации людей при стойкой частичной утрате ими трудоспособности, наконец, к вопросам профессиональной реориентации (вынужденной перемены труда в связи с ситуацией потери работы, смены выбираемой профессии, смены профессионального учебного заведения или начатого профессионально-трудового пути в связи с острой неудовлетворенностью выбором или иными обстоятельствами, например, обнаружившимися врачебными противопоказаниями).

Так, например (данные Г. Ф. Корольковой), к профконсультанту обратилась специально приехавшая из другого города "посоветоваться" девушка, успешно работающая в должности бухгалтера, но переживающая острое неудовлетворение от своей работы. Работает она добросовестно, без ошибок, на работе ее ценят, но дается это ей такой ценой, которая становится для нее непосильной. Прием субъективного анамнеза позволил выявить в биографии этой девушки устойчивое "светлое пятно" – положительные переживания от "живой" работы с людьми. Это наряду с другими обстоятельствами дало основание посоветовать ей попробовать свои силы в работе по воспитанию подростков (в то время велась подготовка пионервожатых). Совет был принят. В результате примерно через год профконсультант получил письмо, в котором эта девушка пишет, что она "нашла себя" в работе с подростками, что хотя, конечно, трудно, но она "счастлива". Итак, метод анамнеза помог демаскировать достаточно глубокие склонности человека, которые сам он игнорировал при выборе профессии (в данном случае – руководствуясь советами доброжелательных родственников).

Приведенный пример косвенно указывает на то, что вовсе не обязательно всякий раз вооружаться всем возможным арсеналом источников для сбора анамнестических сведений. Из приведенного несколько выше их "репертуара" (он может быть и расширен) важно выбирать то, что соответствует конкретной исследовательской или, как в приведенном примере, практической задаче.

Вопросы и темы для размышления и разработки

1.Не проще ли поручить наблюдение видеокамере?

2. Не проще ли поручить диалог с испытуемым компьютеру?

3. Фетишизация техники или прогресс технических средств труда психолога?

Тема 1. Распределение функций между внешними техническими и внутренними средствами труда психолога.

Тема 2. Условия и пути повышения научной корректности психологического наблюдения.

Тема 3. Варианты психологических бесед и требования к ним.

4.2. Некоторые ограничения опросных методов. Метод экспертных, оценок. Метод анализа продуктов деятельности

Опросные методы.В последние годы эта группа методов получила значительное развитие в связи с проблемами психологии трудовых коллективов, психологии личности, психологического профессиове-дения в целях профориентации. Разработаны достаточно изощренные техники опроса. Более перспективны опросные приемы, развиваемые на основе концептуальных схем психосемантики (ценность их в том, что они предполагают своего рода косвенную "прозвонку" личности, сознания) [I], [II], [12], [253], [254], [361].

Мы ограничимся здесь лишь несколькими предостережениями и отошлем читателя к литературным источникам.

Основное предостережение состоит в том, что не следует считать опросные методы простыми и легкодоступными, как это может показаться на первый взгляд. И уж совсем порочной следует считать наблюдаемую иногда тенденцию спрашивать респондентов "в лоб" о причинах тех или иных их действий, поступков, чтобы потом, просуммировав и усреднив ответы, выдавать содержание соответствующих высказываний за откровение науки. Спрашивая кого-то о причинах явлений, процессов психики, мы узнаем не о самих причинах, а о мнении опрашиваемых лиц по поводу этих причин. С таким же успехом можно спрашивать у прохожих о причинах процессов, происходящих на планете Марс. Вскрывать причины явлений, процессов психики – дело специалиста-исследователя и совсем не гоже перекладывать эту задачу на плечи опрашиваемых лиц, испытуемых. Так, обращаясь с анкетой к значительной массе людей, например, к молодежи, предлагают вопрос: "Что побудило Вас выбрать профессию?" и для облегчения ответа предлагается перечень побуждающих "факторов"-подсказок, представляемых опрашивающим (родители, учителя, телевизионные передачи, радиопередачи, прочитанные книги... и тд.). А после усреднения данных о частоте ответов мнение респондентов о "факторах" выдается за сами факторы (например, "... итак, учителя мало влияют на выбор профессии").

Здесь не было бы ошибки, если бы результат интерпретировался как мнение респондентов о том, что на них повлияло. Это

мнение полезно знать, но оно может быть сколько угодно иллюзорным. Если же полученный результат понимается как научное знание о том, что на самом деле повлияло на выбор профессии, мы окажемся, можем оказаться в глубоком заблуждении. Дело в том, например, что хороший учитель строит свою работу так, чтобы учащемуся казалось, что он выбирает профессию совершенно самостоятельно, тогда как этот выбор – результат в своем роде скрытого педагогического искусства; учителю важно, чтобы в самосознании ученика осталось " Я сам", а не "Меня подтолкнул учитель". Вот почему хороший учитель, если судить о нем по анкете как о "факторе" выбора профессии, всегда окажется "в тени", а значит, и в социальном проигрыше, поскольку на основании получаемых данных он заслуживает именно упрека в том, что не влияет на выбор профессии.

Аналогичным образом можно получить совершенно ложное представление о мотивах трудовой деятельности или о профессионально ценных качествах в отношении той или иной профессии. Дело в том, что адаптированный профессионал имеет, во-первых, индивидуально своеобразное представление о профессионально ценных качествах, во-вторых, в отличие от неадаптированного еще работника, новичка, он также выделяет своеобразную группу качеств. Так, работницы подвижного типа нервной системы в свое время заявляли нам, что главное в работе (ткачихи) – расторопность, "поворачиваться надо" и т.п. А в том же цехе работницы относительно инертного типа (кстати, передовики производства) отвечали, что "торопиться не надо", "надо спокойно работать, а то все из рук повалится", "смотреть надо" и пр. И то и другое правильно, но правильно не "вообще", а для разных людей.

При опросе педагогов со стажем у них почти не было ответов, указывающих на "способность держать дисциплину на уроке", и т.п., тогда как начинающие педагоги абсолютно все указывали на подобного рода качества как важнейшие в педагогической работе. И опять-таки и то и другое верно, но верно для разных категорий работников. Фактически охарактеризованные ответы дают нам информацию вовсе не о профессионально ценных качествах как таковых, а о том, какие проблемы стоят перед теми или иными разновидностями работников (в зависимости от типа нервной системы или стажа работы, как в приведенных примерах, или от иных условий). Итак, важно всегда уточнять, что мы действительно узнаем из данных опроса – то, про что спрашиваем, или нечто иное и подчас непредвиденное.

С опросными методами и методиками можно ознакомиться, изучив литературу, например, [32], [74], [161], [182], [195], [200], [214], [224], [243], [246], [301]. [311].

Метод экспертных оценок, или экспертизы (иногда – рейтинг, или "метод компетентных судей"). Под этими терминами могут иметься в виду достаточно разнообразные методы, приемы, методики, процедуры движения от незнания к знанию, но общим их признаком (в психологии труда) является преимущественное использование внутренних средств деятельности. Выделим прежде всего варианты этого метода.

1) Индивидуальная психологическая экспертиза. В этом случае специалист-психолог, используя доступную ему информацию и логические средства, должен построить ответственное заключение (о частном случае деятельности, психологических причинах определенной аварии, достоинствах и недостатках рабочего места, личных качествах выбирающего профессию или профессионала и т.д.). Результатом экспертизы может быть и прогнозная оценка – о неблагоприятных влияниях особенностей рабочего места, предметных или социальных, организационных условий труда на того или иного человека или группу людей; экспертная оценка называется здесь индивидуальной потому, что субъектом ее является один-единственный специалист, в то время как объект оценки – не обязательно один человек или одна производственная ситуация, а множество людей, ситуаций.

Примером экспертного заключения может быть анализ (описание) достоинств и недостатков пульта управления или характеристика своеобразия индивидуальной ситуации выбора профессии человеком, или состояния производственной организации, фирмы. Общие признаки объектов экспертизы – их сложность, многопризнаковый характер, многомерность, сочетание количественно характеризуемых и качественных свойств. Экспертиза может сводиться к своего рода измерению объекта в номинальной или порядковой шкале (подвести под известную категорию и назвать явление, указать на относительную степень выраженности его качеств и его место по отношению хотя бы к одному-двум другим явлениям, качествам).

Единицами деятельности эксперта-психолога в данном случае будут логические действия подведения под понятие или действия конкретизации (поиска или построения частного представления, соответствующего общему понятию или принципу).

Средствами деятельности психолога в роли эксперта являются распознающие или разрешающие алгоритмы (в данном случае – упорядоченные по принципам линейности или разветвления совокупности предписаний "самому себе", приводящие к решению соответствующих задач). Построение таких алгоритмов – творческая задача для специалиста-психолога. Эти алгоритмы могут быть существенно индивидуализированы (с учетом неповторимого своеобразия личности самого эксперта) и составлять необходимую основу его профессионального мастерства. Надо признать, что в связи с культивированием в обществе идеи так называемых рыночных отношений среди практикующих психологов, как и в свое время среди средневековых мастеровых, появились феномены сдержанности в вопросах обмена опытом и тенденции сокрытия "секретов мастерства", в частности, алгоритмов своей деятельности.

Понятно, что для реализации как распознающих, так и разрешающих алгоритмов при работе с людьми нужно не просто иметь под рукой, но и активно добывать необходимую информацию о сложном предмете экспертизы. Поэтому применение метода экспертизы часто переплетается с применением других методов сбора эмпирических данных (проведением дополнительных бесед, опросов, наблюдений, экспериментов).

Приведемпример. Оптант – учащийся озабочен выбором профессии. Мы в роли профконсультанта должны, в частности, получить некоторое эмпирическое знание, а именно, приписать оптанту совокупность свойств, делающих его наиболее предрасположенным (на данном этапе его развития) к определенной разновидности профессий.

Будем при этом ориентироваться на пятнадцатиклеточную таблицу, объединяющую подтипы профессий (табл. 2.1). Иначе говоря, мы должны получить эмпирическое знание, выражаемое примерно такими суждениями: "Этому оптанту наиболее подойдут профессии такого-то подтипа (или таких-то подтипов)". Чтобы такое знание получить, нужно реализовать некоторую алгоритмическую процедуру, представление о которой дает приводимый ниже материал.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.108.191 (0.011 с.)