ТОП 10:

Глава 1. НОСТАЛЬГИЯ. Возвращение.



Барнаул, 2006 год, февраль

 

- Будь в тени!

- В тени они будут искать в первую очередь.

- Тогда где нужно быть?

- На виду у всех. На солнце…

Х/ф «Грабеж».

 

«Волчий Клуб». Краткая хронология.

Сложно сказать, что вообще представляет из себя «Волчий Клуб». Когда он только возник, то это было что-то вроде литературного кружка. Позже Клуб превратился в своеобразное движение, включающее в себя научно-исследовательскую деятельность и разработку экологических программ. Известно, в частности, что Клуб активно интересовался вопросом строительства автотранспортной магистрали в Китай, идущей через республику Алтай. Также одной из проблем, к которой члены Клуба проявляли самое пристальное внимание, было строительство ГЭС на территории Алтая. Эти, и еще множество других проектов, которые угрожали стать причиной невиданных экологических катастроф, связанных с нарушением уникальной биосферы Алтая, входили в число самых приоритетных направлений так называемого «Волчьего Клуба». Позже, то ли руководствуясь неким политическим заказом высокопоставленных заинтересованных лиц, то ли просто являясь следствием нечистоплотности некоторых журналистов, испытывающих хронический голод до любой актуальной темы, даже в случае откровенной профанации исходного материала, против Клуба начали инспирироваться обличительные статьи в некоторых печатных СМИ и подчиненных им Интернет-изданиях. Клуб привычно обвиняли в принадлежности к разряду тоталитарных сект, сравнивали его деятельность с рядом нашумевших в прессе дел, имевших на самом деле весьма отдаленное отношение к тем мероприятиям, которые разрабатывались в стенах Клуба. Это было не ново, и, возможно, происходило от недостатка информации, связанной с истинными целями и стимулами, положенными в основу идеологической базы Клуба. Но разобраться в этой ситуации на самом деле было непросто. И не из-за того, что члены Клуба установили завесу тайны над всем, что было связано с деятельностью этой странной организации. Дело было в том, что и сами участники этого импровизированного общества, связанного с изучением древнего Наследия алтайских племен, канувших в лету, находились в состоянии неопределенности. От них не требовали подчинения какому-либо авторитету, от них не требовали переписывать квартиры на новоявленного гуру или мессию. Более того, никакой иерархической структуры, а уж тем более претендента на роль гуру не было вовсе. Но те мифы, которые и положили начало объединению искателей новых путей развития, задавали движение их пытливому разуму.

«Волчий Клуб» возник недавно. В конце прошлого века. Но тогда он еще не назывался так. Все началось в 1999 году. Группе людей, которые активно интересовались развитием возможностей человека, случайно попался для прочтения некий трактат. Он назывался «ШАМАН-ОХОТНИК. Концепции Мироформизма». В нем повествовалось о наследии древней традиции «Иту-Тай», которая возникла на Алтае в далекие времена и которая открывалась людям перед началом очередной Великой Битвой. Трактат даже, по сути, не был трактатом. «ШАМАН» был написан в форме сказки. Но пытливые умы сумели обнаружить в тексте что-то, что заставило их обратить на эту сказку самое пристальнейшее внимание. Культура, описанная в произведении, завораживала. Создавалось впечатление, что такое невозможно придумать или создать с помощью воображения. Тем более, что при сопоставлении некоторых положений «ШАМАНА» открылись невероятные совпадения с реальными историческими и научными фактами. А это значило…

В это просто хотелось верить. Но дотошный человеческий ум продолжал искать подтверждения своим догадкам. Однако, единственный достоверный источник информации, который мог бы прояснить все эти моменты вокруг «Концепций…», его автор, таинственным образом исчез. Причем, иногда появляясь, он, по непонятным причинам игнорировал общество своих почитателей, как будто ему было совершенно неинтересно, как воспринимают читатели его творчество. Учитывая тот факт, что рукопись еще не была издана, и читалась в ксерокопиях, этот факт должен был особенно заинтересовать создателя мистической саги об алтайских воинах-шаманах. Но он продолжал хранить молчание или просто снова исчезал, уезжая в неизвестном направлении, теряясь в шумных муравейниках больших городов или растворяясь в непролазной лесной чаще предгорной тайги. И тогда инициативной группой решено было объединиться, чтобы продолжать свои исследования связанные с наследием таинственных шаманов Тай-Шин, практикующих загадочное мистическое учение Иту-Тай. Так возникла община «Темный Ветер», члены которой называли себя «мироформистами» или «дуэнергами». Возглавлял этот литературный кружок, чуть позже названный Клубом, некто Всеволод Санаев, хороший знакомый Максима Коврова, человека который и создал «Концепции Мироформизма». В Горном Алтае была откуплена земля в отдаленных районах, там, где туристический бизнес еще не пустил свои многочисленные ростки. Так возник Поселок, первое поселение мироформистов. Туда приезжали на выходные дни те дуэнерги, которые в своей социальной жизни были заняты на работе. Те, кто был более свободен от ежедневной работы, целиком перебрались жить в Поселок, поддерживая там комфортный уровень проживания. Вечерние ритуальные костры, утренние ритуалы общения с Природой, дневные походы в тайгу – все это было неотъемлемыми элементами пробуждения нового отношения к окружающему миру. Отношения, в котором совершенно ничего не было от сектантства, потому что в этом мировосприятии не было и намека на подчинение человека другому человеку или какой-то догматической идее. Формальным Координатором Клуба был Санаев, но эта должность накладывала на него лишь администраторские обязанности.

Члены Клуба шутливо называли себя «торчками». Это одновременно была пародия на настороженное отношение к возможным сектантам, и отголосок далеких шестидесятых, когда романтичные инженеры и поэты, после трудовой недели брали с собой котелок и гитару и отправлялись в далекие леса и горы, охотясь за запахом дымка от костра и яркими восходами, зажигающими горизонт. Но, как выяснилось позже, даже это шутливое название имело к изысканиям участников литературного движения непосредственное сакральное отношение. «Торчин» - именно так звучало древнее название тюрков.

Излишне говорить, что все дуэнерги искали встречи с Ковровым. Однако, таинственный автор продолжал держаться на расстоянии от «Ветра», лишь изредка общаясь с Координатором. Иногда он появлялся около Поселка, по-прежнему наблюдая за романтическими искателями Истины издалека. Обычно его видели вечером. Он сидел на вершине небольшой скалы, располагающейся неподалеку от лагеря поселенцев, а рядом с ним иногда видели молодого волка, который сопровождал загадочного наблюдателя. Сначала все думали, что это собака, но Санаев, когда ему рассказали о таинственном визитере, сказал что это волк, его зовут Борк, и его подарил Коврову местный лесник, у которого волк и живет в отсутствие своего хозяина и друга. Так продолжалось несколько месяцев. Возможно, это было самое лучшее время для тех, кому посчастливилось жить тогда в этом добром и уютном Поселке. Благословенные времена закончились летом 2000 года. Таинственным образом исчезли несколько самых инициативных приверженцев теории Мироформизма, в том числе и сам Всеволод Санаев. Одни утверждали, что он уехал куда-то в приграничный Алтай или монгольские степи. Другие уверяли, что Санаева пригласили на работу в Москву, в одну очень солидную фирму. Но были и те, кто полагал что Координатор «Темного Ветра» сгинул где-то в подземном Барнауле, в катакомбах, располагающихся под старым городом, причем при весьма интригующих обстоятельствах, связанных с поиском артефактов древнего наследия «Тай-Шин».

Поселок сгорел. Пожар уничтожил все постройки созданные дуэнергами. Создавалось впечатление, что какая-то злая сила противилась появлению в социуме любой информации связанной с таинственными тайшинами. Широкого резонанса эта история не получила, потому что все происходящее больше напоминало череду несчастных, а иногда просто абсурдных, случаев. Что происходило с автором пресловутой сказки в это время неизвестно никому. Он снова дал о себе знать только в 2002 году, издав «ШАМАНА-ОХОТНИКА» в местной типографии. На этот раз он был более откровенен, и создавалось впечатление, что делает он это из каких-то стратегических соображений, пытаясь сделать информацию, скрытую в сказке, достоянием большого круга читателей.

В 2003 году возникает очередной Клуб, в рамках которого практикуются технологии системы развития интуитивных навыков, описанных в «ШАМАНЕ...». Новый Клуб получил название «Стая». Один за другим приходят и уходят администраторы, меняются участники нового объединения. В 2004 году Координатором «Стаи» становится Вадим Кюнеберг. В 2006 году Клуб вдруг опять прекращает свое существование. Члены Клуба пытались осознать истинные причины происходящего.

2006 год…. Время разочарований и безумных надежд. Время странных Знаков и невероятных Сновидений.

 

Легкий ветерок гнал по заснеженной поверхности замерзший Оби блистающие на солнце призрачные вихри. Мальцев стоял на заметенной снегом набережной и задумчиво смотрел на сугробы, покрывающие могучую реку. Он прибыл в Барнаул уже две недели назад, но Коврова найти так и не сумел. Бывший офис Центра Информационных Технологий, который возглавлял Ковров, занимала какая-то фирма по продажам автостраховых полисов. На прежней квартире Ковров уже давно не жил. Нескольким общим знакомым, которые могли хоть что-нибудь прояснить, Мальцев не хотел показываться на глаза, ему и так пришлось почти полгода путать следы, сбивая со следа выслеживающих его «инков», отсиживаясь в заброшенных деревнях и прячась в многолюдных городах. Эти полгода превратились для него в настоящий ад. Помимо постоянного ожидания, порождающего невероятное напряжение, ему приходилось самым тщательным образом фильтровать все свои связи с окружающим миром - нигде нельзя было «светить» свои настоящие документы, пользоваться прежними контактами, даже просматривать прежние ящики электронной почты. Он чувствовал - «ИНИС» ищет его. Ищет не только в материальном мире. Много раз он ловил на себе невидимые щупальца чужого внимания, тут же отбрасывая их или мгновенно «исчезая», становясь невидимым для вибрационных охотников. Он разработал целую систему ускользания, которая позволяла ему все это время избегать всевидящего ока «ИНИС». И только когда он почувствовал, что смог обмануть всемогущих Хартов, Мальцев выбрал основную цель своего визита – Барнаул. Загадочный город на границе Священного Алтая. Город, в котором он постигал тайны Иту-Тай и искусство Тай-Шин, под руководством Максима Коврова, человека приоткрывшего для него полог, скрывающий мир за гранью видимого. Скорее всего, только Ковров, или как его именовали в мире Тай-Шин – Адучи, мог помочь ему противостоять Хартам. Как? Мальцев не знал. Но и другого выхода у него не было. Оставалась надежда, что Адучи сведет его со своими учителями, и те, если не защитят его, то хотя бы спрячут в непроходимых горах Алтая, куда даже такие умельцы как эти Харты, вряд ли смогут добраться. Ведь не смогли Харты истребить Клан Волка на протяжении сотен лет.

И вот все рушилось. Ковров исчез. Как и много раз до этого. Уехал на Алтай, в Киев, в Тьмутаракань… Неважно. Важно, что время сейчас играло против Мальцева. Он знал – Харты не оставят своих попыток найти его. Теперь, уже точно! Как минимум хотя бы для того, чтобы отомстить за своих людей.

Мальцев поежился. Воспоминания о той июльской ночи прошлого года порождали в теле неконтролируемую дрожь. Как он выбрался тогда из той мясорубки, вообще было не ясно. Чудо? Случайность? Или он слишком хорошо впитал в себя некоторые аспекты того искусства, которое использовали для выживания на протяжении столетий воины-оборотни Тай-Шин? Теперь это тоже было не важно. Выбрался и выбрался. Если сейчас он не предпримет что-нибудь фундаментальное, ни везение, ни навыки воина его уже не спасут. И если Харты не найдут его первыми, он просто не сможет выдерживать более это колоссальное напряжение в статусе вечного беглеца.

Единственной зацепкой, которая могла вывести его на Коврова, был некий Вадим Кюнеберг, администратор Клуба «Стая», общества, занимающегося разработкой нетрадиционных подходов к развитию сознания и внедрением их в линейный бизнес. Мальцев с большим трудом достал его координаты. В любом случае терять больше было нечего. Подумав еще несколько минут, он достал из кармана дубленки мобильный телефон и набрал номер.

 

После того, как встреча с Кюнебергом была назначена, Мальцев выкинул телефон в первый мусорный ящик, попавшийся на пути. Во время ведения информационных войн, любой просчет мог иметь весьма печальные последствия. И встречу он назначил в таком месте, чтобы избежать большого скопления посторонних людей. Военное положение уже стало неотъемлемой частью жизни Аргуса, прочно войдя в каждый его поступок.

 

- Вадим, - представился высокий молодой человек, протягивая Мальцеву руку. Он подошел чуть слышно, сзади, и это обстоятельство сразу насторожило бывшего директора могущественного Агентства Корпоративной Безопасности. Он сразу оценил собеседника: встречный внимательный взгляд, спокойная и ровная манера вести разговор.

- Гена, - представился он в ответ, полагая, что настоящее имя в данной ситуации не имеет абсолютно никакого значения.

Они стояли на площади Советов, около старого круглого фонтана, который носил в восьмидесятых годах славное имя «Космос». Архитектурная композиция изображала космонавтов и связанную с космосом атрибутику.

- Вы сказали у Вас важный разговор?

- Да, я бы хотел наладить связь с кем-нибудь из Клуба.

- Что конкретно вас интересует?

- Я бы хотел повидаться с Максимом. Нигде не могу его найти.

Кюнеберг усмехнулся:

- Это нормальная ситуация. Но Вы уж определитесь: повидаться с кем-нибудь из Клуба или повидаться с Максимом?

Мальцев решил переломить ход беседы:

- Вадим, на самом деле я Максима давно знаю. По крайней мере, я познакомился с ним раньше, чем ты. Мне сейчас очень важно с ним встретиться лично. Понимаешь?

Координатор, прищурившись, с интересом посмотрел на собеседника:

- Раньше, это когда? Ты что из Нулевой Волны?

- Раньше, это три года назад. Он меня тренировал.

Кюнеберг опять усмехнулся.

- Что значит «тренировал»? Ты имеешь в виду семинары?

Аргус покачал головой.

- Да нет, я не про семинары говорю. Он меня тренировал на Алтае. Обучал искусству Тай-Шин.

Кюнеберг присвистнул:

- Круто. Но насколько я знаю, Максим никого Тай-Шин не обучал. Некоторые техники из Тай-Шин он использовал в своей консультационной программе по «Альфа-Бизнесу», но чтобы целенаправленно обучать Тай-Шин… Уж я бы про это знал!

Мальцев улыбнулся.

- Вряд ли он посвящал тебя в это. Дело в том, что мы очень странно расстались.

- Как это, странно?

- Ну, не очень хорошо. Я сбежал тогда, во время проведения одного из ритуалов. Макса это очень сильно напрягло. И вот сейчас я вернулся. Извиниться хочу. И кроме всего прочего помощи у него попросить. Плохо мне. Очень…

Координатор «Стаи» понимающе кивнул. А Мальцев вспомнил те жуткие ощущения, которые послужили поводом для дальнейшего прекращения обучения.

 

Закопченные стены аила дрогнули и стали стремительно расширяться во все стороны, будто аил превращался в огромный ангар для космического корабля. Мальцев качнулся и, встряхнувшись, попытался сосредоточиться. Напротив него сидит Адучи. Оба в ветровках, на лицах ритуальные узоры маски. Воспоминания были такие четкие, что казалось – протяни руку и можно шагнуть в прошлое, в события которые прошли несколько лет тому назад.

- Я… я… - Аргус пытается что-то сказать, но вместо слов вырываются лишь нечленораздельные звуки.

- Тише. Не говори. Чувствуй, - Адучи закрывает глаза и всем своим видом показывает, что бояться нечего, нужно лишь сохранять контроль над своим состоянием, ничего не опасаясь при этом. Но разве можно отпустить свои чувства, зная, что аил, где проходил ритуал Кэрсо-Косай, один из основных в Искусстве Сновидений, находится в древнем месте Силы - месте, используемом шаманами для путешествий в иные миры.

- Отпусти себя. Перестань контролировать свое тело, свой ум и мир, который нас окружает. Перестань себя контролировать. Тебе это больше не нужно… - Адучи шепчет, и его шепот вползает во внутреннее пространство, подобно вкрадчивой змее, сверкающей разноцветной чешуей.

Аргус чувствует, что его разум балансирует на грани между сознанием и хаосом. И, чтобы шагнуть вслед за тайшином, ему нужно перестать цепляться за логическое мышление и бесстрашно рухнуть в темноту бессознательного, в пугающую бездну, заполненную Пустотой.

Вспышка. Аргус вздрогнул. Перед его внутренним взором появилась морда зверя. Кто это? Дух из Сновидения или Животное Силы, Союзник? Аргус чувствует, что если он отпустит свое внутреннее Я, то станет этим зверем, и сможет уйти в его невесомом теле так далеко, как только пожелает. Самое интересное в этом предчувствии было осознание того, что он всегда знал как это делается, и всегда мог воспользоваться этим простым навыком.

- Пошли со мной…

Шепот Адучи. Мальцев, слыша его, полностью расслабляется, сливаясь с животным, превращаясь в него, обретая новое тело и новые возможности, не теряя при этом осознание своего собственного Я.

Волк. Он смотрит перед собой и видит волка, который стоит неподвижно, разглядывая его. Это Адучи? А как выглядит он сам? Аргус захотел посмотреть на себя и увидел внизу пушистые когтистые лапы. Рысь. Он – рысь! И одно лишь осознание этого момента принесло ему дополнительный контроль над своим новым телом. Спустя мгновение оба животных уже мчались во всю прыть сквозь густые таежные заросли. Аргус ликовал. Ощущение невиданной силы переполнило его. Они носились по тайге весь вечер, пока не вышли к небольшой поляне, на которой стояло древнее, давно заброшенное сооружение. Остатки старинного молитвенника в самой чаще предгорного леса. На перекошенных воротах, поросших голубым мхом, надпись сделанная на старинном языке. Аргус знает, что там написано, но не может осознать свое знание, понять смысл начертанных рун. Он оборачивается на волка. Тот сел перед самыми воротами, не сделав больше ни единого движения. Он словно ждет чего-то. Рысь шагнула вперед, но даже переполнявшей ее силы не хватило, чтобы преодолеть невидимое сопротивление старых ворот. Аргус сделал еще одну попытку. Тщетно. Вход в заброшенный молитвенник был словно заколдован. Рысь заметалась перед замшелой аркой. Из глубины строения на нее равнодушно смотрели покрытые вьюном старинные фигурки древних богов, высеченные из дерева.

«Я должен войти!» – забилась в голове Аргуса единственная мысль, которая полностью подчинила себе все его действия. Рысь прыгнула вверх, намереваясь перепрыгнуть через ворота, но невидимая стена снова оттолкнула ее назад. Грозная кошка снова взметнулась вверх, опять ринулась сквозь ворота… Все было напрасно. Молитвенник словно не желал принимать в гости лесного зверя, внутри которого притаилось возбужденное сознание молодого ученика Тай-Шин. Рысь растерянно оглянулась на своего попутчика. Волк медленно встал и, повернувшись, побежал вглубь тайги, туда, откуда они пришли. Сновидение подошло к концу. Нужно было возвращаться. Возвращаться назад, в аил, возвращаться в свои тела. Но святилище…

Рысь метнулась вслед за волком, но остановилась и обернулась на заброшенное здание. Аргус прислушался к своим тончайшим ощущениям и понял, что здание только выглядит заброшенным. Что для тех, кто входит вовнутрь все открывается совсем в ином свете. Но это лишь для тех, кто входит вовнутрь. А он не вошел. И Адучи сюда привел его не случайно. Это экзамен. Проверка. И он ее не выдержал. Нужно возвращаться. Волк уже почти скрылся из вида. Аргус почувствовал, что если он уйдет сейчас отсюда, из этого Сновидения, то, возможно, уже больше никогда сюда не вернется. Его не впустили. Все кончено. Мир Тай-Шин захлопнул перед соискателем свои невидимые двери. Но он столько ждал этого момента! Такие надежды возлагал на этот мир…

Нет! Он останется! Он докажет что достоин! Он лучше умрет здесь, в этом Сновидении, чем вернется обратно. Туда, где его уже ничего не ждет без перспектив стать воином Тай-Шин. Он развернулся и опять побежал к неприступным воротам тайшинского молитвенника. Прыжок! И в этот самый момент, словно невидимая рука огромного великана подхватила его в воздухе и снова швырнула в темную Пустоту. Он пронзительно закричал и открыл глаза. Прямо перед ним сидел отрешенный Адучи. Его глаза были закрыты, как будто он не хотел смотреть на отверженного ученика. Аргус непроизвольно всхлипнул. Вернее, он просто хотел вдохнуть порцию воздуха, чуть большую чем обычно, но получился звук похожий на всхлипывание. Все надежды рухнули в одно мгновение. Ему на самом деле захотелось разрыдаться. Но именно это унизительное состояние всколыхнуло в нем глубинное чувство ярости, которое стремительно поднималось изнутри разрушительной волной. Все кончено! Ему отказано в продолжении Пути! Нет ничего хуже, чем вкусить запретный плод, а потом, распробовав его, лишиться возможности попробовать его еще раз. Он с ненавистью посмотрел на безмятежное лицо тайшина. А ведь он наверняка был в этом святилище. Его водили туда его учителя. Он знает что там! А вот ему он не помог. Приоткрыл полог, а затем закрыл его снова. Зачем вообще нужно было все это начинать?

- Знаки… - тихо пробормотал Адучи, словно догадываясь, о чем думал сейчас его первый ученик, - ты бы мог войти, но тебе мешает груз твоего Я. Ты слишком отягощен человеческими предрассудками.

- А ты? – Аргус уже не скрывает своего раздражения. Он знает, что Адучи, конечно, уже чувствует его гнев, - Ты то что, не отягощен? Почему они тебя выбрали?

Тайшин улыбается. Но Аргусу кажется, что эта улыбка больше похожа на издевательство, на пощечину. Адучи качает головой:

- Не думай, что это делает меня лучше или хуже тебя. Просто я это я, а ты это ты. У нас разные Пути, потому что нет ни одного одинакового. Не расстраивайся. Ты не вошел в этот пограничный Храм, значит, тебя ожидает другой…

Аргус уже не может контролировать свою ярость. Путешествие в теле сновидения обострило все психические процессы, усиливая их. Все кончено! Он выхватил нож из чехла, который крепился на поясе его ветровки и, слабо отдавая отчет своим действиям, сделал выпад в сторону Адучи. Тайшин уклонился от удара, и встречный клинок, описав замысловатую траекторию, рассек руку, сжимающую нож. Аргус вскрикнул и, выронив нож, бережно прижал кровоточащую руку к себе. Боль вернула возможность мыслить трезво.

- Извини… Извини, я сам не понимаю, что со мной происходит…

Адучи, прищурившись, пристально смотрит на раненого ученика.

- Не смей никогда поднимать на меня оружие!

- Извини!

- И не извиняйся. Ты ни в чем не виноват. Просто в тебе слишком много человеческого. А в мир Тай-Шин войти могут только оборотни…

 

Они зашли в уютный бар и теперь сидели за столиком, на котором стояли чашки с дымящимся крепким кофе. Мальцев внимательно смотрит на собеседника.

- Я должен с ним встретиться! Должен! Понимаешь? И чем быстрее, тем лучше.

- Лучше для кого?

- Для меня, понятно. Но и для него тоже! У меня есть очень важная информация для него! Ему угрожает опасность!

Координатор Клуба улыбается.

- Ему угрожает опасность с того момента, когда он узнал о самом существовании Тай-Шин.

Мальцев чуть наклонился вперед и прошептал.

- Боюсь, ты просто не понимаешь, о чем идет речь.

- Да уж конечно…

- Без обид. Если бы ты знал что твориться за видимой гранью этого долбанного мира…

Вадим откинулся на мягкую спинку дивана.

- А как ты думаешь, что произошло с теми, кого мы называем Нулевой Волной?

Мальцев удивленно пожал плечами.

- Я вообще что-то про эти Волны не понимаю…

Координатор проводил взглядом парочку молодых людей, которая прошествовала мимо их столика, и посмотрел на собеседника.

- Нам абсолютно ничего не известно о жизни Коврова до недавнего времени. Это сейчас он известный писатель и консультант по вопросам бизнеса, но даже сейчас никто ничего не может сказать о нем наверняка. Однако чтобы там ни говорили, люди, которые хотят идти чуть дальше, чем чтение его книги, неизбежно попадают в очень щекотливую ситуацию. Они встают на Путь, который не всегда проходит там, где его хотели бы проложить за них невидимые правители человечества. Это порождает конфликт. Конфликт между обществом и индивидуумом, индивидуумом и его близкими, индивидуумом и прежним его мировоззрением. Люди, которые осознали истинное положение дел, уже не могут вернуться назад и жить в рабстве навязанных ценностей и идей. Но им очень тяжело двигаться вперед, потому что они не знают, как это делать, и их не хочет отпускать Система, которая управляет людьми как послушными марионетками. Так вот, именно здесь возникает очень сложная ситуация. По непонятным причинам, Ковров всегда был против каких-то организационных форм. Он говорил, что человек не нуждается в поводырях. Поэтому он и выбрал для общения с людьми мифотворчество. С одной стороны как бы дает определенную информацию, с другой – постоянно уходит в сторону, ускользает, облекает все это в сказки и притчи, которые наш разум пытается свести к банальной выдумке. И людям уже ничего не остается, как объединяться, чтобы совместными силами продираться дальше, на Свободу. Насколько мне известно, первые дуэнерги объединились в 1999 году. Но о них нам практически ничего не известно. Именно их мы и называем Нулевой Волной. И только после официального выхода «Шамана-Охотника», появились дуэнерги Первой и Второй, Третьей Волн. А теперь вот, оказывается, был еще и тайный ученик.

Мальцев задумчиво кивнул. А Вадим внимательно наблюдал за каждым его движением, отслеживая все невербальные жесты, пытаясь собрать об этом человеке как можно больше информации. Мальцев усмехнулся.

- Ты мне не веришь?

- Да нет, почему, верю! От Максима вполне можно ожидать чего-то подобного. Только вот… встретиться с ним у тебя, Гена, вряд ли получиться.

Мальцев удивленно посмотрел на Координатора.

- Почему?

Кюнеберг развел руками.

- Потому что, во-первых, он не хочет ни с кем встречаться. А во-вторых, не знаю, чему он тебя обучал, но теперь это совсем другой Ковров.

- В каком смысле?

Мальцев изумленно привстал, облокотившись о столик.

- Что значит, совсем другой?

- Так, - Кюнеберг выдержал короткую паузу и добавил, - Сошел с ума…

 

Мальцев отказывался верить в это просто потому, что этого в принципе не могло быть. Он просто не мог представить своего Учителя в образе умалишенного. Ковров - единственный человек, который понял тогда природу его страха после побоища в таежной глуши. Единственный, кто поддержал его тогда, кто научил таким вещам, о которых Мальцев раньше и мечтать не смел. И вот теперь этот самодовольный субъект говорит, что Адучи сошел с ума. Не хочет ни с кем видеться, сидит взаперти, подавленный и обреченный. Если это было правдой, то тогда обрывалась единственная нить помощи, на которую еще мог рассчитывать Мальцев в этой утомительной охоте. Бегство от Хартов на этом заканчивалось. Если Кюнеберг обманывал его, то непонятно было с какой целью. И если Ковров и в самом деле просто не захотел бы видеться с Аргусом, что было бы вполне оправданно после нескольких фактических вызовов на ножевой поединок со стороны его ученика, то он бы просто так об этом ему и сказал. К чему тогда был весь этот балаган? В любом случае, чтобы проверить это, необходимо было увидеть Адучи. И если даже Кюнеберг откажется сделать это добровольно…

Кюнеберг словно уловил последнюю мысль собеседника и, улыбнувшись, погрозил ему пальцем.

- Только не надо думать всякие глупости. Это может печально закончиться. Ученик учеником, только и мы кое-что умеем. Поэтому давай сразу договоримся…

Мальцев поднял перед собой руки ладонями вперед.

- Вадим, слушай, это правда, очень серьезно. Мне нужно его увидеть. Хотя бы ненадолго. Что значит «сошел с ума»? Надеюсь, ты выражаешься фигурально?

Кюнеберг, прищурившись, посмотрел Владиславу Мальцеву прямо в глаза и веско произнес:

- Сойти с ума, не всегда значит стать умалишенным. Сойти с трибуны чемпионов – не означает перестать быть чемпионом.

Кюнеберг откинулся на спинку стула:

- Я на самом деле не знаю, чем тебе можно помочь…

 

Вечер. Мальцев неторопливо шел по центральной улице города. Ему нравился Барнаул. В этом уютном городе он чувствовал необъяснимое спокойствие, и в тоже время возбуждение от ощущения чего-то грандиозного, скрытого за гранями видимого мира. Несмотря на сравнительно небольшие размеры города, в нем таилась невероятная сила - тайная, притаившаяся до поры до времени в недрах старинных улочек. Ведь не случайно в июле двадцать шестого года экспедиция Рериха отклонилась от своего основного маршрута в горы Тибета, и прибыла в Барнаул на пароходе из Новосибирска. Не случайно генерал Ковров, один из патриархов Клана переехал сюда в пятьдесят третьем из Москвы. Да и Адучи поселился здесь не случайно. Воспоминания о Коврове навеяли какую-то ностальгическую тоску. Несмотря на то, что их расставание было излишне импульсивным и не очень теплым, Мальцев с благодарностью вспоминал время, проведенное в обществе молодого тайшина.

 

Они стоят на берегу Оби, огибающей Барнаул с юга. Все вокруг облачено в тончайший налет инея. Особенно за городом, в лесу, где красота была просто нереальной. «Потрясение красотой». Так назвал Адучи это созерцание. Они замирали на несколько минут и слушали окружающий мир.

Вот неслышно дует легкий ветерок, срывая с ветки снежные лепестки, которые абсолютно неслышно парят и медленно падают в сугробы.

- Слышишь? – тихо шепчет Адучи.

Но Мальцев слышит только далекий шум автомобилей на автостраде и лай собак в древне, на том берегу реки.

- Падение снега нужно слушать солнечным сплетением…

Мальцев пытается сделать это и тут же ощущает реальное напряжение в районе живота, которое растекается по телу томительной теплой волной. Адучи поворачивается к нему и тихо, словно опасаясь потревожить окружающее великолепие, произносит:

- Красота и Внутренняя Тишина – Ключ к Бесконечности…

Позже Мальцев пытался сделать то же самое с осенними листьями и тончайшей паутинкой, плавно парящей над землей на невесомых крыльях невидимого ветерка. Тело начинало ловить звуки окружающего мира. Тело начинало пробуждаться, а разум становился прозрачным и пустым. Казалось, еще чуть-чуть, и откроются невидимые двери, ведущие в неизвестное.

Потрясение красотой…

 

- Ты по-прежнему хочешь изучать искусство УРСУМ, технику Черного Волка?

- Да.

- Почему?

- Не знаю…

Адучи стоит напротив ученика и, прищурившись, чуть заметно кивает.

- Я не смогу обучать тебя боевому искусству поединка на ножах. Во-первых, меня связывают некоторые обязательства, данные одному из моих наставников. А во-вторых, искусство ножевого боя может оказать разрушительное влияние на твою психику. Потому что без внутренней дисциплины оно становится опасным оружием в твоих руках. Причем опасным, в первую очередь, для тебя. «Голос оружия». Ты знаешь, что это такое?

Мальцев хмурит брови, пытаясь вспомнить знакомое название. Адучи объясняет ему:

- Нож это не просто кусок металла. Это предмет, выточенный с особенным намерением. Это намерение пронизывает молекулы стали, оно формирует особое настроение, которое оказывает нож, попадая в руки человека. Это намерение стремиться реализоваться, проявить себя. И оно начинает воздействовать определенным образом на своего носителя. Это и есть «Голос оружия». Он будет говорить с тобой неслышно, подталкивая к использованию ножа, исполнению его миссии. И если в тебе не достаточно силы для того, чтобы научиться контролировать этот «Голос», то «Голос» начинает контролировать тебя. И рано или поздно ты можешь перечеркнуть свою судьбу, влекомый к ужасному немотивированному поступку с использованием этого оружия.

- Значит, ты не сможешь научить меня?

- Нет, - Адучи отрицательно качает головой, - но тебе и не нужен учитель, если ты являешься тайшином. У тайшинов искусство владения ножом заложено в крови, на генетическом уровне. Это наследие нашего прошлого. И если ты принадлежишь к Клану, учиться тебе ничему не придется. Тебе нужно будет лишь выпустить это знание из своих глубин, вспомнить, пробудить Урсум в своих генах. Я постараюсь немного помочь тебе вспомнить.

Он показывает собеседнику короткий изящный клинок, который вынимает из кожаного чехла.

- Это – основное материальное оружие воинов Тай-Шин. Это – символ уходящей эпохи и загадка для будущих поколений. В древности нож считался незаменимым предметом в ритуальной магии, охоте, схватках, целительстве.

Мальцев с интересом смотрит в лицо тайшина покрытое линиями золы. Так делали воины-оборотни Тай-Шин испокон веков. И в этом тоже сочетался глубочайший мистический смысл, с предельно практической стороной боевого искусства. В темноте и в густой листве лицо с подобной маской было невидимо. При дневном свете черные линии маски ломали привычную мимическую картину лица, что помогало тайшинам оставаться неузнанными. Кроме того, согласно поверьям, это помогало забирать силу противника. Мистический аспект подобной маски предназначался для отпугивания от воина злых духов, а также стирания личной истории, когда воин символически отказывался от привычного образа самого себя, превращаясь в оборотня, «Кочойда».

- Нож необходим человеку в современном мире.

Аргус хочет спросить, делая движение рукой.

- Но ведь есть более эффективные виды современного оружия. Пистолет, например. Разве может нож сравниться с пистолетом?

Тайшин плавно водит клинком перед собой, словно исполняя какой-то ритуальный танец.

- Нож – это не просто оружие. Это – философия, это – реальная магия, еще обладающая огромной силой в этом безумном, ослабленном злобой и жадностью, технологическом мире. Я познакомлю тебя с наследием древней системы, рассматривающей нож как элемент внутреннего мироощущения.

 

Поляна в лесу, на окраине города Барнаула. Облаченное в темную одежду тело тайшина изгибается в танце. Руки и ноги движутся не синхронно, тем не менее, соблюдая при этом определенный внутренний узор. Адучи танцует. Мальцев и предположить себе не мог, что танцы будут входить в обязательную программу обучения искусству Тай-Шин. Особенно любопытно было наблюдать за танцем Коврова. Он не имел ничего общего с теми танцами, которые предпочитали на танцполах современных клубов и дискотек. Тело тайшина изгибалось нелепо, и в то же время, в этом была какая-то внутренняя гармония. Закончив плясать, Адучи кивнул Аргусу, словно приглашая его исполнить нечто подобное. Мальцев сконфузился и сделал несколько движений, вспоминая стиль танцевальных па своего наставника. Адучи засмеялся, окончательно вгоняя ученика в смущенное состояние.

- Да нет, ты не понял. Ты не сможешь копировать мои движения. Ты должен научиться танцевать свой танец.

Чтобы скрыть смущение, Владислав пытается разрядить внутреннее напряжение с помощью разговора.

- Так современные танцы – это аналог шаманского транса?

Адучи улыбаясь, смотрит на него. Он прекрасно понимает этот маневр.

- Да, но весьма отдаленный. Современные танцы схематичны, они похожи друг на друга, в них нет индивидуальности. А именно это и является целью танца – раскрыть свою индивидуальность.

- Но как…







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.205.60.226 (0.032 с.)