ТОП 10:

Глава 3. ЗОЛОТО ИНКОВ. Мир боли и страха.



 

«Вы можете думать, что все изложенное ниже - вымысел или художественное преувеличение. Но я сам был свидетелем происходящему, и с ужасом и благоговением готов свидетельствовать, что все описанное очевидцами истинно существует. Признаться, после пережитых событий, мир стал восприниматься мной по-другому. Не хуже, нет. Я просто понял, что он вмещает в себя много больше, чем мы можем себе это вообразить».

«Экспедиция в далекое лето». Литвинов С.Е.

 

Психофизические войны совсем не напоминают привычные боевые действия, в которых есть хоть какая-то определенность. Не происходит ничего из ряда вон выходящего: никаких взрывов, выстрелов, провокаций. Просто что-то начинает происходить… Причем это «что-то» абсолютно не выделяется на привычном общем фоне - просто вдруг у человека обострилось хроническое заболевание или начали возникать проблемы в бизнесе. Ничего необычного, все укладывается в рамки понятий об очередной «черной полосе». Никаких явных противников и злоумышленников. Изменения от психофизических ударов могут быть быстрые и медленные, последствия могут быть разрушительными и не очень. Все зависит от силы воздействия и его фокуса. Но одно обстоятельство присутствует в самом принципе ведения подобных войн – для них нет ни стен, ни расстояний. Потому что в основе этих войн лежит воздействие, основанное на информационных изменениях в поле, которое пронизывает привычный материальный мир. Соответственно и защита от невидимых ударов должна иметь информационную природу.

Мальцев опять предавался воспоминаниям сидя в своем автомобиле и закрыв глаза. Ему необходимо было вспомнить сейчас многое из того, чему обучал его Максим Ковров, и что он, возможно, упустил, когда создавал свою империю психофизической безопасности.

 

Алтай. Далекие горы в призрачной дымке облаков. Открытая беседка, напоминающая своими очертаниями традиционный алтайский аил. Густая ветвь кедра склонилась подобно навесу над небольшой статуей Будды, стоявшей рядом с беседкой и окруженной чашечками с дымящимися травяными смесями. Ковров, облаченный в черный халат, расшитый красными и синими рунами, сидит рядом с Мальцевым. Они в гостях у одного из друзей Коврова, странного человека по имени Чоло. Хозяин беседки деликатно оставил коночи - гостей, одних, предварительно вручив каждому по большой чашке, наполненной ароматным чаем, в котором угадывались экзотические нотки алтайских трав……..

- Мы называем их «инки»… - Ковров произносит это смутно знакомое Мальцеву слово и молчит, словно ожидая от собеседника какой-то ответной реакции.

- Инки? Это что-то связанное с ацтеками?

- Это аббревиатура. «Информационные киллеры» или сокращенно - «инки». Так проще обозначать ту категорию людей, которые могут стать твоими основными противниками, если ты выберешь в качестве своей социальной деятельности сферу информационной безопасности, так как это сделал в свое время я, когда еще только начинал адаптироваться в мире социальных взаимоотношений.

- Кто они?

- Это люди, которые поставили свои сверхъестественные возможности на службу своему раздутому эго. Информация. Что это такое, по-твоему?

Мальцев задумчиво пожимает плечами.

- Ин-форма-ци-я, - медленно повторяет почти по слогам это слово Ковров, словно разбирая его на уроке русского языка, - подумай на досуге. Сейчас лишь скажу тебе, что информация лежит в основе всего, что нас окружает. Вот посмотри на это дерево. Оно содержит в своей основе определенный информационный шаблона. Повлиять на это дерево можно по-разному. Но как ты сможешь повлиять на него, если будешь находиться на значительном расстоянии?

- Подумаю о нем. Мысль ведь тоже является информационным носителем. Информация мысли и информация шаблона дерева вступят во взаимодействие.

- Хорошо. Но этого мало. Для того чтобы повлиять на дерево нужно его чувствовать. Поэтому, можно сказать, что информация и чувства являются двумя аспектами одной медали. И именно поэтому, для того, чтобы развивать возможности информационного влияния, необходимо развивать сферу чувственного восприятия. А вот здесь кроется очень коварная ловушка. И «инки» стали ее пленниками. Можно сказать, что здесь необходима дисциплина, некая этическая составляющая, которая не позволит тебе вмешиваться в информационный шаблон дерева, как и любого другого предмета с целью его изменения. У «инков» подобной дисциплины нет, поэтому они считают, что могут влиять на все вокруг, изменяя мир вокруг себя в соответствии со своими неуемными желаниями. «Инк» - это обычный человек, со своим прежним уровнем осознания, но человек, обладающий возможностями, позволяющими ему навязывать свою волю окружающим. Можно сказать, что это человек, который нашел волшебную палочку и принялся тут же воплощать в реальность все свои самые потаенные мечты и желания. Представляешь, какие мечты и желания присутствуют у большинства людей?

Мальцев готов поспорить:

- Постой, но ведь среди них наверняка есть люди, поднявшиеся за счет своих новых возможностей на более высокий уровень развития.

Ковров скептически качает головой.

- Если человек поднимается на более высокий уровень развития, он никогда не будет причинять вред другому живому существу. «Инки» же движимы жаждой власти или денег. Это злые колдуны, отягощенные злом и властолюбием.

- И как им можно противостоять?

Ковров поднимает вверх указательный палец:

- Защита от информационного воздействия должна иметь информационную природу. Для начала необходимо попытаться понять основную схему воздействия на свою жертву, которую используют в своих нападениях «инки». Очень сложно предугадать с какой стороны ударит противник. Особенно, если этот противник изощрен в искусстве атаки. Но можно практически наверняка узнать, куда он ударит! Понимаешь? Нет смысла думать об этом, сжигая нервы, энергию и время, тем самым дополнительно себя истощая. Это же элемент тактики информационной войны. Самая примитивная информационная закладка. Довести до жертвы деструктивную информацию, которую мозг тут же начинает анализировать, генерируя всевозможные варианты развития событий. И тогда жертва начинает сама себя разрушать. Без шума и пыли. И вибрационного воздействия никакого не надо. Весь мир превращается в потенциального агрессора. Представляешь, каково это, воевать с окружающим миром? А на самом деле, эта война существует лишь в вашем воображении, является лишь вашим собственным порождением. А в окружающем мире всего лишь прячется в толпе хитроумный и честолюбивый человечек, который только довел до жертвы совершенно бредовую информацию, несколько фраз или даже слов. И жизнь жертвы превращается в кошмар - именно то, что зачастую и нужно «инкам». Поэтому, стратегия активной самозащиты здесь не срабатывает. Это аксиома – «инк» может нанести удар только в слабое, незащищенное место. Он может зацепиться только за что-то внутри своей жертвы. Если зацепиться не за что, атака проваливается. Именно поэтому, самой эффективной стратегией является создание зеркального щита вокруг объекта нападения. Безопасность – это следствие нейтрализации внутренних конфликтов. Ты начинаешь не злоумышленника искать, им может оказаться кто угодно, даже самый родной и близкий тебе человек. Ты начинаешь делать себя легким, прозрачным, пустым, превращая свою жизнь в непрестанный путь духовного роста. Поэтому стратегия истинной победы заключается не в схватке, а в самосовершенствовании, когда противник даже не помышляет напасть на тебя…

 

Мальцев открыл глаза и посмотрел за окно своего автомобиля, который стоял в каком-то старинном дворике с ветхими трехэтажными домами.

«Странно» - подумал Мальцев. Он много раз ездил этой дорогой, но на эти дома никогда не обращал внимания. А они словно выпали из далекого прошлого - трещины на кирпичных стенах, яркие клумбы, изобилующие цветами и густой зеленью. Такие дома были привычным явлением в семидесятых годах, но никак не в начале нового тысячелетия, когда на месте подобных развалин взлетали в небо многоэтажные зеркальные монолиты. Особенно, почти в самом центре Москвы. Мальцев заехал в этот дворик случайно. По дороге на работу ему позвонил его заместитель Строганов и сообщил, что в офисе проводится какая-то силовая акция. Люди в черных масках и с оружием. Все сейфы и компьютеры заблокированы. Все ждут его, Мальцева. Строганов сообщил оперативникам что директор находится в командировке, и, воспользовавшись случаем, набрал его по мобильному телефону. Сеанс связи прервался неожиданно, видимо Строганов больше не мог говорить, всему персоналу, скорее всего, запретили пользоваться любого рода связью до окончания проведения оперативных действий.

«Опель» свернул с автострады и завернул в этот спокойный, будто затерявшийся во времени, дворик. Мальцев сидел в автомобиле и отрешенно смотрел за окно. Телефон знакомого чиновника из МВД не отвечал. И это был тревожный знак. Учитывая уровень услуги, которую Мальцев в свое время оказал этому человеку, этот номер был доступен для него всегда. И если сейчас «должник» безмолвствовал…

Если он сейчас появится в офисе, то неизвестно чем это может закончиться. Скорее всего, его свобода будет ограничена – неважно каким предлогом воспользуются для этого люди, посетившие их офисный центр. В компьютерах и сейфах нет ничего противозаконного. Вся информация хранилась в специальной информатеке, которая существовала в виде двух мощных компьютерных систем, снабженных всевозможными защитами и значительной базой памяти. Компьютеры находились на съемной квартире, о существовании которой знал только Мальцев. Вся информация передавалась через Интернет в одностороннем порядке, так что обнаружить по каналу передачи место назначения было крайне затруднительно. Но если бы это была обычная инспекция… В свете последних событий не вызывал сомнения тот факт, что противники АКБ задействовали свои силовые связи – тот же ресурс, который использовался в схеме давления на «НОРС». Что это было – МВД, ФСБ или еще какая-нибудь силовая структура было в принципе неважно. Противник нанес очередной удар, который также был элементом сложной информационной коррекции, проводимой невидимыми профессионалами. Официальный центр АКБ был парализован, но это не значило, что истинный ресурс Агентства был выведен из работоспособного состояния. Мальцев решительно развернул автомобиль, намереваясь покинуть этот гостеприимный дворик, подаривший ему несколько минут тишины и одиночества, так необходимых ему для размышлений. Когда «Опель» уже выезжал на автостраду, дорогу ему преградила черная «Волга» с тонированными стеклами. Сигналить этому нахалу не имело никакого смысла, потому что была очевидна принадлежность этой машины к автопарку силового ведомства - от нее неуловимо исходили флюиды, характерные для энергетики спецслужб.

Мальцев обреченно откинулся на спинку водительского сидения. Выследили все-таки...

«Все. Вот теперь все… - устало подумал Владислав, прищурившись наблюдая за зловещим автомобилем в ожидании дальнейшего развития событий, – Как в кино, прямо».

«Волга» развернула передние колеса и медленно двинулась вперед, сворачивая с автострады и тесня «Опель» обратно в старенький дворик. Мальцев кивнул и, принимая навязываемые ему условия, обернулся и дал задний ход, возвращая автомобиль на место своей недавней стоянки. Ему даже стало как-то легче. Во-первых, отпала необходимость в принятии дальнейших решений, во-вторых, было даже символично, что все закончиться в этом уютном дворике, вырванном из прошлого неведомыми законами времени. Когда «Опель» уперся задним бампером в оградку одной из клумб, Мальцев повернулся и посмотрел на черный автомобиль, преградивший ему дорогу к свободе. Теперь, когда «Волга» стояла фронтально, зеркальный эффект боковых стекол не распространялся на лобовое стекло, что позволяло разглядеть силуэты и смутные очертания лиц находившихся в салоне. Мальцев опустил солнцезащитный козырек, гасящий яркий солнечный свет, бьющий прямо в глаза и, приглядевшись к визитерам, вздрогнул, почувствовав, как перехватило дыхание и сильно забилось сердце, прокачивая усилившийся поток крови, обильно снабженный хлынувшим туда адреналином.

Этого просто не могло быть. Хотя, учитывая события последних дней… Сумасшествие…

Прямо на него из сумрака салона черной «Волги» внимательно смотрел… Харон!

 

Мальцев едва успел открыть дверь и опустошить содержимое желудка на землю. Его выворачивало так, как будто кто-то специально сжимал железными тисками внутренности, исторгая из тела жуткое напряжение последнего времени.

Харон! Харон… Не может быть… Здесь, в городе. Призрак из далекой алтайской тайги. Последний страж тела Ирины. Философ из сновидения.

Мальцев постарался унять эту жуткую дрожь во всем теле.

- Сделайте несколько глубоких вдохов и ровных выдохов. Это поможет.

Голос незнакомый. И совсем не похож на голос духа, охраняющего заброшенный залив. Мальцев судорожно вздохнул и чуть поднял голову, разглядывая дорогие ботинки, державшиеся на деликатном расстоянии от рвотных масс.

- Это бывает. Спастика внутренней мускулатуры. Возникает в результате стресса или сильного испуга.

Мальцев сплюнул горькую слюну и поднялся вверх, разглядывая собеседника. Ошибка. Это был не Харон. Возбужденное воображение наделило чертами воспоминания человека лишь внешне похожего на загадочного призрака. Тоже полностью лысая голова и пристальный взгляд серых глаз. Но если у Харона глаза были скорее бесцветными, у визитера они наоборот постоянно меняли насыщенный цвет в рамках всего серого спектра.

- Кто вы?

Незнакомец улыбнулся и показал Мальцеву глазами на переднее сидение, располагающееся рядом с водительским. Владислав кивнул головой, словно приглашая незваного гостя войти на его территорию. Лысый человек сел в автомобиль и аккуратно закрыл за собой дверцу.

- Скоков Борис Леонидович, - представился он и, выдержав непродолжительную паузу, добавил, - полковник Федеральной Службы Безопасности.

Мальцев кивнул, словно подтверждая свои ожидания.

- Понятно. Мне представляться не нужно, я правильно понимаю?

Скоков усмехнулся.

- Да, Владислав Сергеевич, не стоит, у нас и так мало времени. Я надеюсь, вы понимаете, что наша встреча не носит случайного характера? Ну, вот и отлично, тогда не будем затягивать беседу. Времени у нас на самом деле немного. Насколько я знаю, у Вас очень серьезные неприятности?

В ответ на удивленный взгляд директора АКБ, полковник спохватился и добавил:

- А-а, нет, сразу обозначу диспозицию – я не отношусь к лагерю людей, которые сейчас ждут вас в офисе Агентства. Можно сказать, совсем наоборот, я здесь, для того чтобы помочь Вам, Владислав Сергеевич. А Вы, в свою очередь, поможете мне.

Мальцев пожал плечами.

- Вы, я вижу, очень проницательный и информированный человек, Борис Леонидович. Но у меня нет ни малейших оснований доверять Вам. Тем более, учитывая обстоятельства о которых Вы прекрасно осведомлены.

Скоков поморщился.

- Время. Время, Владислав Сергеевич! Давайте не будем тратить его на всякую ерунду. Я представляю ФСБ, а Вами занимается служба по экономическим преступлениям и отдел «Р». Знаете что это такое?

Мальцев кивнул. Скоков внимательно смотрел на него своим тяжелым взглядом, будто подталкивая к осознанию простейших истин.

- Я – полковник ФСБ. Это не тот уровень, чтобы лично присутствовать при задержании. В офисе Вас ждут оперативные сотрудники. Доходит до Вас? Чтобы окончательно снять недоверие к моей персоне, добавлю, что являюсь… - Он замолчал, и поправился, - Являлся очень хорошим знакомым Венгерцева.

Мальцев нахмурился, пытаясь сообразить.

- А-а… «крыша»?

Скоков облегченно вздохнул.

- Несколько вульгарное представление, но в самом широком смысле, да. Официальная крыша, с тремя слоями рубероида и дорогой черепицей. Я возглавляю Комитет, курирующий «НОРС». Теперь понятно?

- Теперь – да.

- Насколько я понимаю, мы с Вами заинтересованы в помощи друг друга. Мы – потому что нам необходима информация. Вы – потому что без нашего участия, Вы из этой ситуации точно не выберетесь. Итак… Меня интересует та информация, за которую Вас сейчас так жестко прессуют.

Мальцев грустно усмехнулся и тоже пристально посмотрел собеседнику в глаза.

- Боюсь, Вы мне не поверите.

Скоков удивленно вздернул брови.

- Почему Вы так считаете?

- Потому что то, с чем мы столкнулись, имеет весьма необычную интерпретацию и непривычно для людей… не подготовленных.

Скоков засмеялся, откидываясь на спинку кресла.

- Ну-у.. Пусть Вас это не смущает. Я в достаточной мере подготовлен, поверьте мне. И отнесусь к Вашей информации с должным вниманием.

Увидев удивленный взгляд Владислава, он доверительно произнес, чуть наклоняясь вперед:

- Открою вам небольшую тайну. В качестве гарантий наших доверительных отношений. Сейчас об этом уже можно упоминать, потому что срок давности вышел, да и государства, которое обязало меня к неразглашению, уже не существует. Я сам занимался в свое время нетрадиционными методами дистанционного воздействия на человека. Поэтому, как Вы выражаетесь, я подготовлен.

- Пресловутые исследования КГБ? – прищурившись, спросил Мальцев.

- Об этом лучше не упоминать, - улыбаясь, мягко произнес Скоков, - лучше не ворошить историю. Она скрывает в себе множество призраков, которых не следует будить.

Мальцев кивнул. Он вспомнил, что ему встречалась информация о разработках КГБ в области биоинформационных технологий. Однажды ему попался любопытный материал, представленный неким Фроловым, президентом одной эниологической организации. Согласно источнику, в 1987 году в Совмин СССР был представлен пакет документов, озаглавленный следующим образом - «О необходимости использования методов биоэнергетики в интересах народного хозяйства и обороны страны». В последнем разделе, четвертый пункт гласил: «Разработка методов и макетов средств дистанционного управления психологическим и физическим состоянием человека, воздействие на механизм принятия решений». Разработкой этой тематики тогда занимались Военно-промышленная комиссия ГКНТ СССР и Академия наук.

- Понятно, - пробормотал он, - изучали возможности колдунов и экстрасенсов?

Скоков сделал неопределенное движение рукой, словно подчеркивая свое нежелание углубляться в эту тему. Если бы только Мальцев мог предположить, что ему пришлось пережить там, в Японии, он не стал бы тратить время на свой вполне закономерный скепсис.

- Ну, тогда, Вы меня поймете, я надеюсь, - Мальцев обернулся и, потянувшись вглубь салона, достал с заднего сидения объемистую кожаную папку, протянув ее полковнику.

- Здесь все.

Он облегченно вздохнул, когда Скоков взял папку в руки.

- Мы называем их «инки»…

 

Для многих людей детство воспринималось как время зависимости и ограничений, поэтому многие дети мечтали поскорее стать взрослыми. Десятилетний Алик Рубальский обладал редким для подросткового возраста самоощущением взрослого человека и обликом ребенка. В свои десять лет он уже овладел своеобразной профессией, работал в солидной организации и использовал свои внешние данные для наиболее эффективного решения производственных вопросов. Правда и род деятельности и сфера ее применения были совершенно далеки от всего того, чем жили его ровесники. Алик убивал людей. Более того, в свои десять лет он имел послужной список равный списку какого-нибудь наемника, ни один год воевавшего в активной «горячей точке». Алика очень ценили на его работе, потому что он был профессиональным ликвидатором, владеющим уникальным даром останавливать на расстоянии работу сердечно-сосудистой системы. Поэтому его детство закончилось очень рано, а взрослая жизнь была пропитана насквозь духом смерти. Своего отца Алик не знал, а его мама, Виолетта Рубальская, пропала при весьма загадочных обстоятельствах. Когда мальчика забрали к себе его работодатели, они не объяснили ему, что произошло с его родителями. Они сказали лишь, что его дар является очень редким, передается по наследству, и если не проявляется и не используется до шестнадцати лет, то исчезает. Со своей стороны, они приложили максимум усилий, чтобы эта способность в юном даровании не погасла.

Мастер спорта по вольной борьбе Протасов Александр Михайлович прошел сложный путь от заслуженного спортсмена до участника ОПГ - организованной преступной группировки. Это был огромных размеров тяжеловес, который после ухода из профессионального спорта начал стремительно набирать килограммы. За свою специфическую внешность он получил прозвище Портос, которое приклеилось к нему крепче, чем собственное имя. Но самой отличительной особенностью человека-горы была невероятная способность к убеждению. Портос обладал то ли необыкновенной харизмой, то ли даром внушения, но результат любых переговоров всегда складывался в его пользу. Этим активно пользовались его криминальные коллеги, привозя с собой на «стрелки» внушительную фигуру профессионального борца, который помимо «убалтывания» любого, даже самого разговорчивого оппонента, отлично владел исконным древним оружием – кистенем. Портос был незаменимым человеком в бригаде, но после того, как он столкнулся с невзрачным невысоким человеком полуазиатской внешности, по прозвищу Директор, его жизнь круто изменила свое течение. Все лидеры ОПГ погибли при весьма странных обстоятельствах, а остальные члены группировки были рассеяны несколькими грандиозными акциями, проведенными силовыми структурами. Кого-то посадили, кто-то подался в бега, кто-то стал законопослушным гражданином, дав подписку о негласном сотрудничестве. В общем, ОПГ развалилась как карточный домик, а Портосу предложили интересную и высокооплачиваемую работу в организации под скромной вывеской – «ИНИС». Так начался новый этап в жизни мастера убеждений.

Человека по прозвищу Север не знал никто, зато он мог узнать практически все о любом человеке. Большую часть своей жизни он провел в специальных психоневрологических клиниках, пытаясь излечиться от целого сонма различных психических расстройств, сопровождающихся странными видениями. Он был еще не стар, но его недуги истощили здоровье, и выглядел Север гораздо старше своих лет. Для него все закончилось пасмурным мартовским утром 1995 года, когда к нему в палату зашел скромно одетый человек в аккуратном костюме серого цвета. Они встретились взглядами, и этого было достаточно, чтобы у обоих сложилось впечатление друг о друге, и оба человека поняли, что могли бы быть очень полезны друг другу. Человек в сером костюме каким-то непостижимым образом организовал выписку хронического пациента из клиники и стал впоследствии его непосредственным начальником. А Север, настоящее имя которого забыл даже он сам, получил очень странную должность, которая целиком отражала суть того, чем ему теперь предстояло заниматься – Ловец. Его «заболевания», от которых его безрезультатно пытались излечить на протяжении многих лет врачи, стали трепетно развиваться и активно использоваться. Охота на людей стала приоритетным видом деятельности экс-психобольного Ловца Севера.

 

Скоков очень внимательно слушал собеседника, задумчиво потирая кончик носа указательным пальцем, иногда перебивая, чтобы уточнить ту или иную информацию. А Мальцев выговаривался, чувствуя, как ему становится все легче и легче:

- Объем работы колоссальный. Они используют многие исполнительные организации «в темную». Например, ту же милицию. Поэтому их штат вряд ли многочисленен. На информационном уровне все это вполне могут осуществить всего лишь несколько человек. Все что для этого нужно - это хорошая служба по сбору информации. А вот уже с этой информацией профессиональные «инки» могут творить чудеса. Причем вычислить их можно только лишь в одном случае.

- Как? – Скоков подался вперед, словно гончий пес, приготовившийся к броску.

Мальцев развел руками.

- Только аналогичными методами. Больше никак!

Скоков, прищурившись, посмотрел Мальцеву прямо в глаза.

- Вы их нашли?

Аргус взгляда не отвел и кивнул головой на папку лежавшую на коленях полковника.

- Да, нашли. Здесь все, что нам удалось накопать. Это небольшая контора, которая скрывается под неброским названием «ИНИС» - «Информационные Исследования». Но те исследования, которыми там занимаются… - он сделал паузу, - Вы должны очень четко отдавать себе отчет - это очень опасные люди. Они профессиональные убийцы, но убийцы нетрадиционные. Можно без всякой иронии назвать их современными колдунами, невидимками. Поэтому, наша информация не послужит основанием для официальных санкций. Вам придется действовать неофициально и быстро. Боюсь, времени у Вас действительно осталось очень мало.

- В чем заключается стратегия «инков», делающая их неуловимыми? – Скоков внес какие-то пометки в портативную электронную книжку, которую достал из внутреннего кармана пиджака.

- В том, что они действуют дистанционно, - Мальцев выразительно посмотрел на собеседника. – Они не нарушают законов, их никто никогда не увидит. Они вообще могут находиться в другой стране, за тысячи километров от своей жертвы. Они работают на информационном уровне, вот в чем их безоговорочное преимущество.

- Эти «инки» значит, что-то вроде информационных снайперов? Интересно. А что они используют в качестве исходной информационной матрицы? Ведь и снайперу нужна четкая цель. Если они находятся далеко от объекта своего воздействия, как они фокусируются на нем? Представляют его в своем воображении?

Мальцев молча достал из чехла мобильный телефон, словно намереваясь кому-то позвонить. Несколько мгновений манипуляций с клавишами, и он, передумав звонить, убрал телефон обратно.

- Все, - сказал он и развел руками.

- Что, все? – удивленно спросил Скоков, а затем вдруг понимающе кивнул, - Цифровая камера?

Мальцев улыбнулся.

- Совершенно верно. Я сфотографировал вас на встроенную в телефон камеру. Качество, конечно, не ахти, но и этого может быть достаточно. Фото является достаточно четкой информационной матрицей. Правда, не цифровое. Цифровое фото очень сильно уступает пленке. Вот на пленку ложиться практически полный электромагнитный пакет вашей личности. Поэтому профессионалы предпочитают работать с профессиональной фототехникой, в большинстве случаев снабженной очень мощной увеличивающей оптикой.

- Так это что, для того чтобы «инк» начал работать со мной, ему необходимо мое фото? – полковник опять задумчиво нахмурился. У него это получалось очень забавно. Он становился похож на маленького серьезного мальчика, которому предстояло решить очень сложную задачу.

- Вовсе не обязательно, хотя и желательно. На самом деле, «инки» стараются использовать целый комплекс матриц. Все, что является энергосодержащей субстанцией: слюна, волосы, ногти, ваша одежда, кал, моча, кровь. Все то, что в средние века знающие люди старательно скрывали от чужого внимания. Прятали, зарывали в землю, топили в реках и озерах, жгли. Современные люди более беспечны. Хотя, не мне Вам объяснять, современные технологии позволяют многое. И собрать о вас подобную информацию стало чрезвычайно просто. А когда информация собрана, и «инк» получает матрицу, вопрос вашего присутствия перестает быть актуальным. Вы можете хоть в Антарктиду уехать и спрятаться там в подземном бункере. Повторяю, для «инков» не существует ни стен, ни расстояний.

- Это… что же… Вы хотите сказать, что эти «инки» охотятся даже за испражнениями?

Мальцев пожал плечами.

- Ну, зачем же «инки». Для этого есть специалисты иного уровня. В подобных фирмах существуют целые службы, которые как раз тем и занимаются, что собирают необходимую информацию. Изучают ваше поведение, отслеживают распорядок вашего рабочего дня, изучают ваши фобии, привязанности и привычки. И поверьте мне, если «инкам» будут необходимы ваши испражнения, они их получат. За вами будут ходить сутками лишь для того, чтобы соскрести ваш неосторожный плевок с асфальта. Ваши анализы в больнице будут покупаться за огромные деньги. Фотоснайперы будут выслеживать вас круглые сутки, чтобы сделать невидимый выстрел, нажав на кнопку фотоаппарата. Под видом бомжей, их спецы будут копаться в мусорных баках, перебирая ваши отходы. Это целая индустрия. И это большие деньги.

В салоне автомобиля опять возникла молчаливая пауза, которую, спустя несколько минут, нарушил Скоков.

- Думаете это все из-за денег?

Мальцев отстраненно посмотрел на папку, потом на полковника.

- Не знаю. Для меня это не имеет в данной ситуации никакого значения. А вот Вы, Борис Леонидович, теперь знаете, с кем имеете дело. Не страшно?

Скоков вздохнул и полузакрыл глаза, словно млея от яркого летнего солнца, пытающегося проникнуть в прохладный салон автомобиля.

- Это моя работа. Кроме того, Венгерцева я знал лично. Это был потрясающий человек. Все мечтал спасти человечество. Идеалист высшей пробы, в хорошем смысле этого слова. Поэтому теперь это и моя проблема. Вы что планируете дальше делать?

Мальцев усмехнулся.

- Защищаться… Они не оставили мне иного выбора.

- Будем координировать наши действия? Мне, скорее всего, может понадобиться как Ваша консультация, так и практическая помощь. В этой области я хоть и не полнейший профан, но не настолько подготовлен как Вы. А кстати, Владислав, откуда вы столько знаете про методы работы «инков»?

Мальцев опять машинально перевел взгляд на папку.

- Специфика работы такая. Для того чтобы защищаться от противника, необходимо знать его досконально. Кроме того, у меня работают два бывших «инка».

- Да Вы что? – глаза начальника Комитета округлились, словно он увидел какое-то диковинное существо. – Настоящие «инки»?

- Настоящие. А вы что, думали это такие страшные монстры? Обычные ребята. На улице встретишь и не подумаешь.

- Ну, а все-таки, Вы то где такие навыки получили? Насколько я знаю, в вузах подобным вещам не обучают?

Полковник чуть наклонился к директору АКБ и кивнул на крохотный серебряный значок в форме головы волка, поблескивающий на лацкане его пиджака. – Молва о человеке летит впереди него. Я тут собрал о Вас кое-какую информацию. Можно полюбопытствовать?

Мальцев улыбнулся ему и дотронулся до значка рукой.

- Что Вас конкретно интересует?

- Я слышал, Вы обучались шаманизму, где-то на Алтае, по-моему? Это все оттуда?

Мальцев закрыл глаза и сделал неопределенное движение рукой, словно копируя недавний жест Скокова. Перед глазами, как в навязчивом слайд-шоу моментально возникли картинки величавых гор. Алтай.

 

Черная «Волга» покинула укромный дворик первой. «Опель» еще постоял несколько минут, а затем тоже неторопливо выехал на оживленную автостраду. В офис ехать смысла не было. Хотя Скоков и пообещал вмешательство на своем уровне, сейчас офис представлял собой источник повышенной угрозы. Домой… Нет, домой тоже нельзя. Там наверняка его тоже ждут. Валерия рано утром уехала к родителям, так что пусть дом оттянет на себя хоть какую-то часть их человеческих ресурсов.

«ИНИС». Зловещая организация под благообразной вывеской. «Информационные исследования». Бизнес…

Мальцев, нахмурившись, лихорадочно соображал. За ним могли следить уже сейчас. Тем более что для этого не нужно даже прибегать к помощи службы наружного наблюдения, если такая у «ИНИСА» была, или какого-нибудь нанятого детективного агентства, услугами которых наверняка периодически пользовались состоятельные «инки». Наверняка где-нибудь сидит оператор, расстелив перед собой карту Москвы и положив фотографию Мальцева, отслеживает любое его передвижение по городу.

Так. Стоп! Мальцев даже заерзал на сидении от внезапно возникшего азарта. А что если…

«Зеркальный Щит» может сделать его невидимым и отразит все возможные удары противника. Но это не может продолжаться бесконечно. И неизвестно еще сможет ли Скоков справиться с этим «ИНИСом» и сколько на это понадобиться времени.

«Охотник сам выбирает себе место для охоты».

Пока что в роли охотника выступали загонщики «ИНИСА». И пока он будет бегать от них, они будут иметь перед ним значительное преимущество, в дуальной паре «жертва-убийца» он сам выбрал себе позицию «жертвы». Настало время сломать сценарий и обратить в жертву самих охотников. Пока они думают, что он растерян и подавлен, и что кроме информационной защиты он не может противопоставить им ничего существенного.

«Зеркальный Щит» никто не отменял. Но он укроется в зеркальную ткань Пустоты, когда покинет Москву, когда нанесет упреждающий удар по самодовольным «инкам», когда уедет на Алтай. Поэтому сейчас демонстрировать им свои возможности в области «отведения глаз» было преждевременно.

«Инки». Офис «ИНИСА» наверняка является такой же «пустышкой» как и офис АКБ. Их истинные базы и центры, конечно же, хорошо защищены и укрыты. Пусть, в конце концов, этим занимается ФСБ. Аргуса интересовали непосредственные исполнители. Оставалось убедить их в своем отчаянии и слабости. Они наверняка «ведут» его по вибрационному следу. А это подразумевает создание энергетического канала, соединяющего «жертву» и «охотника». А любой канал имеет две точки существования. Значит… Он найдет «инков» используя этот канал! Ведь никогда не знаешь с какой стороны ударит противник. Но можно точно предположить, куда он ударит! И если они не придут к нему, он сам нанесет им визит. И неважно, будет это в физическом теле или нет. В психофизическом противостоянии эти категории переставали иметь определяющее значение.

 

Садоводство «Луч». Подмосковье.

Он купил этот домик в одном из подмосковных садоводств уже давно, хотя бывал здесь очень редко. Теперь это место как нельзя кстати подходило для того, чтобы воплотить в реальность задуманное. Автомобиль Мальцев решил оставить на стоянке, расположенной около домика правления садоводства. На случай, если в нем был установлен какой-нибудь миниатюрный прибор слежения, выдающий его местонахождение. В самом садоводстве было около двух тысяч домиков, затеряться в которых было несложно. Покидая салон «Опеля» Мальцев взял с собой только пакет с продуктами и минеральной водой. Затем, подумав, он наклонился к бардачку и достал оттуда «ОСУ», укороченный четырехствольный пистолет, стреляющий травматическими пулями, легкий и компактный. Отомкнул кассету и проверил наличие патронов. Затем проверил заряд батареи лазерного целеуказателя и положил пистолет в карман. Закрыв автомобиль, Мальцев осмотрелся и уже через несколько минут скрылся в одном из зеленых коридоров, утопающем в зарослях акации и ведущем в западное, более безлюдное, крыло садоводства. Уже там, стоя в густых кустах, он начертил в воздухе перед собой какой-то знак и, сделав шаг вперед, повернулся по часовой стрелке, словно заворачиваясь в воображаемый плащ. Это и был плащ, только сотканный не из физической ткани, а из тончайших энергетических волокон, делающих своего владельца невидимым для чужого внимания. Это был еще не «Зеркальный Щит», а лишь одна из его составляющих. Руна невидимости. Одна из рун древнего евроазиатского наследия, буква из алфавита магической письменности шаманов. Она эффективно использовалась как для исчезновения на энергетическом уровне, так и для «отвода глаз» на физическом. Теперь Аргус уходил все дальше и дальше в гущу домиков и коттеджей, не опасаясь того, что неведомый соглядатай сможет уверенно отслеживать его местонахождение. До определенной поры, пока он сам не откроется ему, сбросив с себя защитные чары. Невидимая Охота началась.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.124.77 (0.04 с.)