Летописание на Руси (XI–XV вв.)



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Летописание на Руси (XI–XV вв.)



 

Основной тип древнерусских исторических произведений вплоть до середины XVI в. – летописи – сочинения, в которых изложение велось строго по годам, начиналось словами «В лето…» и сопровождалось хронографическими (годовыми) или календарными датами.Наряду с ними имели хождение и переводные исторические сочинения византийского происхождения – хронографы,которые были источником сведений для летописцев. К группе исторических сочинений иных жанров, сохранявших сведения об отдельных событиях или людях, относились жития святых, повествования о князьях, сказания о битвах. Значительное их число создавалось в качестве самостоятельных памятников, но включалось в состав летописей.

Как правило, под летописью подразумеваются комплексы списков, объединенных в одну или несколько редакций. При этом считается, что они имеют в основе общий текст – протограф (от греч. protos – первый). Все дошедшие до наших дней рукописи представляют собой летописные своды, составлением которых занимались авторы, продолжавшие их новыми записями. Свою деятельность они мыслили не как отдельную задачу письменной фиксации памяти о тех или иных событиях, но как продолжение труда, начатого их предшественниками. Вместе с тем материал предшественников подвергался редактированию – сокращению или, напротив, дополнению сведениями из иных источников, в качестве которых могли выступать не только другие летописные своды и хронографы, но и повествовательные или официальные памятники. Чтобы труд не был непомерного объема, автор был вынужден чем-то жертвовать, выпуская ряд сообщений, которые казались ему не существенными. Летописи составлялись в монастырях и при дворах князей по определенному заказу церковной или политической элиты. Они нередко противоречили друг другу как в изложении фактического содержания, так и в оценке отдельных событий, что явно отражало позицию заказчика.

Общим неизменно оставалось начало повествования – краткое изложение библейской истории. Это ставило в общий ряд события, описанные в Ветхом и Новом Завете, с теми, что имели отношение к местной истории. История русских земель являлась, таким образом, продолжением и органической частью Священной истории, смысл которой заключался в создании образов народов, избранных или отвергнутых Богом. Идея избранного Божественным провидением народа стала центральной для историко-религиозной идентификации Руси в древней литературе. Характеристика «Русской земли» и «народа русского» как избранных была сформулирована уже в первых оригинальных памятниках домонгольского периода –«Слово о законе и благодати»митрополита Илариона, «Жития Бориса и Глеба»,«Повесть временных лет».

Небольшие по объему летописи, чаще всего местного или хронологически ограниченного характера, называют летописцами. В результате деятельности Археографической комиссии (1834) и специальных экспедиций в XIX в. было введено в оборот более 200 списков летописей, а в 1841г. впервые вышло полное собрание русских летописей в 12 томах.

 

Каждый летописный список имеет свое условное название:

– по месту хранения (Ипатьевская летопись, Академический и прочие списки);

– по владельцу (Радзивиловская, списки Оболенского, Хрущевский и др.);

– по имени заказчика, составителя, редактора или переписчика (Лаврентьевская);

– по месту создания (Новгородская).

Исследование начала летописания (до появления «Повести временных лет») невероятно сложно и гипотетично. Академик А. А. Шахматов
(1864–1920) выделяет несколько этапов в истории раннего летописания:

1) с возникновением письменности (IX в.) появляются отдельные записи устных преданий об исторических событиях;

2) собственно летописание возникает при Ярославе Мудром, с целью поднять авторитет молодого христианского государства и не допустить господства Византии;

3) 60–70-е гг. XI в. – деятельность монаха Киево-Печерского монастыря Никона, добавившего рассказы о первых русских князьях; появляется основополагающая идея средневековой историографии о варяжском призвании;

4) около 1095 г. создается новый летописный свод, который А. А. Шахматов называет «Начальным сводом» (составитель неизвестен);

5) вначале XII в. «Начальный свод» перерабатывается монахом Киево-Печерского монастыря Нестором и получает название «Повесть временных лет».

«Повесть временных лет» –уникальный памятник древнерусской истории и культуры. Он сохранился только потому, что его текст вошел в состав более поздних Лаврентьевского и Ипатьевского списков. Лаврентьевский самый древний из сохранившихся списков общерусской летописи, названный по имени монаха Лаврентия, переписавшего ее с двумя помощниками в 1377 г. для суздальско-нижегородского князя Дмитрия Константиновича, тестя Дмитрия Донского. Содержит известия о южной (Киевской) и, большей частью, о северной (Суздальской) Руси до 1305 г. Помимо «Повести временных лет», включает еще один ценнейший памятник XII в. «Поучение Владимира Мономаха». Ипатьевский список выполнен в конце XIV или начале XV столетия и найден в XIX в. Н. М. Карамзиным в Костроме в Ипатьевском монастыре. Он полнее Лаврентьевского списка. Описывает больше события из жизни Южной Руси
(о Киевском, Галицком и Волынском княжествах).

В целом переписчики ХШ–XV вв., благоговейно переписывавшие древние рукописи, на самом деле сохраняли уже неосознаваемые эпизоды труднейшей, нередко кровавой, борьбы, и политической, и религиозной, столкновения Земли и Власти, и борьбу за власть и собственность внутри княжеского рода.

О монголо-татарском нашествии и разорении Руси в 1237–1240 гг. остались отрывочные современные записи, в которых не всегда осознавались причины и последствия страшных разорений и опустошений. Естественно, трагедия воспринималась как наказание Божье за грехи. Немногие, подобно владимирскому епископу Серапиону, могли разъяснить, что эти грехи заключались в нежелании князей объединиться для достойной встречи врага, который пришел убивать и грабить. В позднейших сказаниях, вроде «Повести о разорении Рязани Батыем», появятся герои сопротивления. Но это будет уже в то время, когда призыв к борьбе мог быть услышан.

Первый Московский летописный свод – это свод московского митрополита Киприана (1408 или 1409 г.), списком которого была Троицкая пергаменная летопись, погибшая в московском пожаре 1812 г. (позднее восстановлена по выпискам Н. М. Карамзина). Московский свод составлялся при непосредственном участии Киприана. Только этот свод в полном смысле можно считать общерусским. При работе над ним использованы летописи Твери, Новгорода Великого, Нижнего Новгорода, Ростова, Рязани, Смоленска и, конечно, все предшествующее летописание Москвы. Были включены также сведения по истории Литвы.

Московское летописание заметно поднимается в 70-е гг. XV в. в условиях завершения объединения земель вокруг Москвы, в особенности в связи с присоединением Новгорода. Теперь в летописях, как и в прочей литературе
XV в. («Послание Спиридона-Саввы», «Сказание о князьях Владимирских»), все активнее проводятся идеи единодержавия московского князя, его принадлежности к роду Рюрика, восходящему к Прусу и Августу, о получении Владимиром Мономахом от византийского императора Константина Мономаха царских регалий, унаследованных от римских цезарей. Наконец, в рамках повестей о падении Константинополя складывается концепция «Москва – Третий Рим», ставшая государственной идеологией допетровской Руси.

6.2. Развитие исторических знаний в России XVIXVII вв.

Летописание сохраняется до XVII в., но с XVI в. в нем все больше попадаются документы из государственных архивов, деловые бумаги, документы центральных правительственных учреждений. По выражению Д. С. Лихачева, летописание все больше становится сводами государственных документов, относящихся к войнам, дипломатам, внутренней политике. Академик Л. В. Черепнин установил, что меняется и место летописания – теперь это не монастырь,
а Посольский приказ. Летопись все более начинает испытывать на себе влияние литературной манеры и стиля, историческая литература идет по пути создания произведений грандиозных масштабов и пышных форм. Яркий пример – это знаменитые Воскресенская и Никоновская летописи. Список Воскресенской
летописи хранился в Воскресенском монастыре на Истре, а список Никоновской принадлежал самому патриарху (отсюда его название). Никоновская летопись была составлена в конце 1520-х гг. в Москве, при дворе митрополита всея Руси Даниила Рязанца (1522–1539) и доведена до 1558 г. В ее состав вошел целый ряд литературных произведений: переводы Максима Грека, сборник слов и поучений митрополита Даниила, копийная книга московской митрополичьей кафедры, несколько «Слов» и «Сказаний». Никоновская летопись представляет собой наиболее полный свод сведений по русской истории и является одним из важнейших источников по истории русского Средневековья. Она положена в основу создания крупнейшего памятника эпохи – «Лицевого летописного свода»(1568–1576).Это иллюстрированный свод летописей в 10 томах, изданный по заказу Ивана IV (до нас дошло более 9700 листов, более 16 тысяч миниатюр). Первые три тома – всемирная история с использованием хронографов,
4–10 тома – русская история с 1114 по 1567 г. Цель летописи – укрепить самодержавную власть и показать, что Русь – наследница древних монархий. В начале 60-х гг. XVI в. духовник Ивана IV Андрей, ставший впоследствии митрополитом (под именем Афанасий), составил Степенную книгу, названную так потому, что события в ней располагались не по годам, как в летописях, а по степеням (ступеням), каждая из которых соответствовала правлению сменявших друг друга скипетродержателей. Степени начинались правлением Владимира I Святославича и доводились до Ивана IV. Всего 17. Степенная книга объединила летописные и агиографические тексты и дополнила их устными преданиями.

Наряду с летописаниями появляются первые полупублицистические произведения. Это, прежде всего, «История о Казанском ханстве» (1564-1565). Автор неизвестен, но сообщает о себе интересные биографические данные:
20 лет провел в казанском плену, затем – на службе у Ивана IV. В работе использованы различные источники: исторические – Николаевская летопись, Московский свод, Новгородская летопись, родословные книги; литературные – воинские повести; татарский фольклор; личные наблюдения автора. Повествование идет от начала Казанского ханства до 1552 г., подробно освещая жизнь Казани, борьбу промосковской и прокрымской группировок, поход 1552 г.

К новому жанру относятся и труды Ивана Семеновича Пересветова (годы жизни неизвестны). По его собственным словам, он потомок брянского боярина Александра Пересветова, участника Куликовской битвы. После захвата земель Литвой его предки были вынуждены служить литовцам, но считали себя русскими. В 1538 г. он призжает в Москву и в 1549 г. предлагает Ивану IV свои записи – разработанную им программу социальных реформ: создание постоянного войска, отмена наместничества, ликвидация кабальной зависимости. Пересветов осуждал холопство, пытался вскрыть внутренние причины ослабления государства. В «Повести об основании и взятии Царьграда» иносказательно говорит о Русском государстве, пострадавшем от своеволия знати в период малолетства Ивана IV. В своих работах он использует фольклор; его афоризмы похожи на поговорки (например, «Как конь под царем без узды, так и царство без грозы»).

Андрей Михайлович Курбский (1528–1583) – князь, воевода, государственный деятель, переводчик. Был близок к правительству Ивана IV, которое он же позднее назвал «Избранной радой». С 1563 г. – наместник в Юрьеве. В ходе Ливонской войны бежал в Литву, был депутатом польского сейма, с 1579 г. участвовал в военных действиях против России. Основной труд – «История о великом князе Московском», пример появления нового жанра – политического памфлета. Соединяет приемы летописей, мемуаров, воинских повестей. Осуждает кабалу. Цель Курбского – развенчать Ивана IV, претендующего на польский трон. Описал трагические судьбы многих современников.

В XVII в. государственное летописание еще сохраняется, но становится по преимуществу частным делом отдельных авторов. В некоторой степени летописание сохранилось в Новгороде, Пскове, по монастырям и отдельным церквям. Появилось особое сибирское летописание (Есиповская и Строгановская летописи), содержавшее исторические и географические описания Сибири.

События Смуты вызвали подъем исторической мысли, появилось большое количество исторических произведений, повестей – «Извет старца Варлаама», «Сказание о поставлении на патриаршество Филарета Никитича», повесть
«О рождении князя Михаила Васильевича Скопина-Шуйского», «Сказание Авраамия Палицына» и многие другие. Расширяется круг интересующихся историей: духовенство, дворяне, дьяки и подьячие, дипломаты. В своих трудах они использовали сведения греческих, латинских и польских авторов и стремились связать их единством изложения.

Во второй половине XVII в. центром просвещения Восточной Европы стала Киево-Могилянская Академия, славившаяся своими демократическими и вольнолюбивыми традициями. Бесплатное обучение, выборность ректора, профессоров и всесословность учащихся способствовали ее популярности в международных масштабах. Из стен Академии вышли знаменитые проповедники, среди которых был и Иннокентий Гизель (1600–1683) – протестант, крестившийся в православие и принявший в Киеве постриг, крупный политический деятель, духовный писатель философско-схоластического направления, читал курс философии. По традиции он считается автором первого учебника по русской истории – «Синопсиса» («синопсис» означает «общий взгляд»,
т.е. «краткий обзор»). С 1672 по 1836 г. вышло 30 его изданий. Читателями были государственные деятели, дипломаты, ученые, крестьяне и особенно мещане. По «Синопсису» изучал русскую историю М. В. Ломоносов. Однако, по мнению исследователей, И. Гизель был скорее цензором, редактором и публикатором издания в типографии Киево-Печерской лавры. Будучи представителем украинской церковно-феодальной верхушки, он своеобразно трактует отношения украинской истории к московской. В основе методики работы Гизеля – компилятивность. В самом заглавии указано: «Синопсис, или Краткое собрание из разных летописцев». Древность летописи Гизель считал важным критерием ее подлинности. События излагал по княжениям, изображая князей только положительными героями. Много внимания уделял истории татаро-мон­гол­ь­ского завоевания и освобождению от него (описание Куликовской битвы – четвертая часть всего издания). Воссоединение Украины с Россией обосновывал родственной близостью «российских народов».

Проблема необходимости единения всех славянских народов против татаро-турецкой угрозы была одной из самых актуальных на рубеже XVII–XVIII вв. Она была высказана в трудах Ю. Крижанича и в «Скифской истории»
А. И. Лызлова.

Юрий Крижанич (1618-1683) – хорватский писатель, историк, философ. Происходил из дворянского рода, имел блестящее католическое образование, доктор богословия, знал 9 языков. В 1658 г. самовольно приехал в Москву и поступил на службу к Алексею Михайловичу, но вскоре был сослан в Тобольск («за некое глупое слово», по его выражению). Здесь он познакомился с Семеном Ремезовым и Аввакумом Петровым, изучал историю Сибири, собирал материалы для написания «всеславянской истории». В 1676 г. покинул Россию, принял монашество и для миссионеров-доминиканцев издал «Историю Сибири» на латинском языке. Выступал за культурное и политическое возрождение славянских народов, за идею «славянского единства» при унии православной и католической церквей.

Значительный вклад в развитие отечественной исторической науки внес Андрей Иванович Лызлов(1655–1697), происходивший из рода служилых дворян. Был на военной и государственной службе, участвовал в Чигиринских походах (1677–1678). Служба под началом князя В. В. Голицына, одного из самых образованных людей своего времени, побудила его к занятиям историей. Для Андрея Ивановича были доступны материалы патриаршей ризницы, где служил его отец, библиотека В. В. Голицына, монастырские книгохранилища. Он делает выписки из сочинений А. М. Курбского, посланий Ивана Грозного, «Хроник» Мацея Стрыйковского и Александра Гваньини, из книги Симона Старовольского «Двор цесаря турецкого». В результате Лызлов приступает к созданию главного труда своей жизни «Скифской истории», работа над которой неоднократно прерывалась (почти три года автор находился в Крымских походах). Тем не менее, в 1692 г. фундаментальный труд объемом почти 800 страниц был завершен. «Скифская история» раскрыла историческое значение борьбы Руси, славян, народов Восточной, Южной и Центральной Европы с кочевниками. Книга впервые в отечественной историографии обладала всеми признаками научной монографии: реконструкция событий, сопоставление материалов, система ссылок с точными указаниями томов и страниц использованных источников. Историк подчеркнул значение источников, указав их в заглавии и перечислив в начале книги. Основная идея книги – не уничтожение «неверных», а обуздание агрессора. При этом, по мнению автора, не только оружие, но и мирный договор могут служить залогом добрососедских отношений. Благодаря стараниям А. И. Лызлова в России появилось произведение, которое знаменовало собой переход от исторического повествования к историческому исследованию.

Контрольные вопросы

1. Охарактеризуйте особенности летописания на Руси.

2. Назовите этапы раннего летописания.

3. Повторите термины: летопись, протограф, хронограф, летописец, летописный свод.

4. Что нового возникает в летописании XVIв.? Назовите летописные памятники этого периода.

5. Охарактеризуйте, на ваш взгляд, самый интересный исторический труд XVI–XVII вв.



Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.179.111 (0.018 с.)