ТОП 10:

Взгляды современной социал-демократии



В целом, социал-демократы поддерживают принципы справедливости, свободы, равенства и братства.

§ Защиту прав человека.

§ Принцип равных прав и возможностей (а не только равных возможностей, как в консерватизме).

§ Политический и идеологический плюрализм.

§ Социально ориентированную рыночную экономику в противовес абсолютизированному свободному рынку.

§ Ограниченное государственное регулирование экономики.

§ Создание эффективных регулятивных механизмов в предпринимательстве в интересах рабочих и мелкого предпринимательства.

§ Принцип справедливой торговли.

§ Равноправие и защиту всех форм собственности.

§ Создание мощного государственного сектора в экономике, конкурирующего на равных с частным.

§ Национализацию стратегически важных предприятий, особенно в военной, аэрокосмической, металлургической, нефтеообрабатывающей промышленности и энергетике.

§ Социальное партнерство между трудящимися и работодателями

§ Сотрудничество с профсоюзами.

§ Сокращение разрыва между богатыми и бедными.

§ Поддержку неимущих слоев населения.

§ Создание «государства всеобщего благосостояния».

§ Систему защиты экономических прав рабочих, предусматривающую:

§ Ограничение рабочей недели (до 35-40 часов).

§ Улучшение условий труда рабочих.

§ Повышение минимальной зарплаты.

§ Защиту от неоправданного увольнения.

§ Борьбу с безработицей.

§ Эффективную систему социального обеспечения, предусматривающую:

§ Всеобщее бесплатное образование, равный доступ к которому имеет все население страны.

§ Государственную систему всеобщего бесплатного здравоохранения для всех граждан страны.

§ Государственную помощь в форме пенсий и пособий по инвалидности и безработице.

§ Государственную помощь для ухода за детьми.

§ Средний или высокий уровень налогообложения, необходимый для финансирования государственных затрат.

§ Введение новых законов по охране природы и окружающей среды (хотя и не настолько радикальных, как проекты «Зелёных»).

§ Снятие ограничений с иммиграции и мирное сосуществование культур и цивилизаций.

§ Секуляризированную и открытую прогрессивную социальную политику.

§ Внешнюю политику, соответствующую принципам мультилатерализма и участия в международных организациях типа ООН.

§ Демилитаризацию, сокращение военных арсеналов и неучастие в агрессивных военных блоках.

§ Защиту интересов трудящихся — рабочих, крестьян, фермеров, интеллигенции и среднего класса.

 

27. Идеология социализма. Идейно-политические позиции коммунистов и социал-демократов в России. Введение в политологию Пугачев стр.294-297.

28. Национализм как идеология и ее отражение в лозунгах и призывах общественно-политических движениях в России. введение в политологию Пугачев стр.299-301

29. Международные отношения и внешняя политика российского государства на современном этапе.Внешняя политика современной России
Изменения в мировой политике после окончания «холодной войны», а также начавшаяся в стране демократизация поставили Россию в положение страны, которая должна заново определить свое место в мировой политике, выявить те приоритеты своей внешнеполитической деятельности, которые определят ее роль и влияние на мировой арене. Выработка же такой стратегии и тактики определяется не только перспективными планами обновления страны, она в полной мере испытывает на себе влияние политических традиций, массовых и элитарных стереотипов, современных внешнеполитических отношений
В настоящее время можно говорить о трех основных направлениях (путях, вариантах) выработки Россией своей линии поведения на международной арене.
Первый вариант выбора внешнеполитической стратегии связан с попытками сохранения статуса великой державы и продолжения прежней экспансионистской политики, направленной на расширение зоны политического влияния и контроля над другими государствами. Несмотря на несбыточность такого рода альтернативы, можно констатировать наличие в стране определенных ресурсов для ее воплощения. Прежде всего такая политика возможна на основе угрозы использования государством своего военного, прежде всего атомного, потенциала, воплощения определенных амбиций части политического руководства, а также непреодоленных массовых стереотипов (антизападнических, шовинистических и др.
Второй путь предполагает обретение Россией статуса региональной державы. В одном случае ее влияние может основываться по преимуществу на факторах силового давления на соседние государства и по сути дела повторять логику поведения «сверхдержавы» в локальном политическом пространстве. При другом варианте завоевание политического влияния страной может основываться на налаживании ею равноправных и взаимовыгодных отношений с соседями, отказом от военных и силовых угроз по отношению к ним и сознательным уходом от вовлечения в мировые конфликты и противоречия.
Третий путь предполагает, что Россия может занимать сугубо прагматическую внешнеполитическую позицию, основанную на принципиальной равноудаленности от тех или иных блоков сил и прагматическом сближении или отдалении от конкретных коалиций и государств. Тем самым ее общегосударственные интересы будут формироваться на внеидеологической основе, видоизменяясь в зависимости от конкретной складывающейся ситуации. При таком подходе к внешнеполитическим задачам страна сможет сделать упор на решение экономических и других внутренних проблем
В реальной политической деятельности государства переплетаются элементы каждой из трех возможных стратегий, и каждая из них предполагает непременное решение задач, связанных с выработкой принципиальных отношений как минимум к трем группам своих внешнеполитических контрагентов: своим союзникам, Западу и странам «третьего мира».
Среди приоритетных направлений внешней политики России можно выделить следующие

создание новой системы взаимоотношений с бывшими социалистическими странами;

вхождение в европейское и мировое сообщество;

разработка новых принципов межгосударственных отношений с бывшими республиками СССР;
разработка новой военно-политической доктрины в изменившемся геополитическом пространстве;
активизация отношений с Китаем, странами Юго-Восточной Азии;
равноправное развитие отношений с США;
противодействие установлению «однополюсного» мира под эгидой США;
участие в миротворческих акциях прекращения вооруженных конфликтов под эгидой ООН.

30 января 2009

Из стенограммы выступления и ответов на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на "правительственном часе" в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Москва, 28 января 2009 г.
Интересы всех государств – и Россия тут не исключение – затронул глобальный финансово-экономический кризис. В то же время нет худа без добра. Кризис подталкивает всех к коллективным действиям, дает уникальную возможность через решение насущных задач оздоровления мировой экономики и финансовой системы выйти на формирование позитивной повестки дня для всего международного сообщества. Наглядный пример – фактическое переформатирование финансовой «семерки» в «двадцатку» крупнейших экономик мира, как это произошло на саммите в Вашингтоне в ноябре прошлого года. Действуя в тесном контакте со своими партнерами и единомышленниками на пространстве СНГ, в Европе и в формате БРИК, Россия приняла активное участие в работе саммита. Дальнейшие усилия по перестройке мировой финансовой архитектуры должны способствовать деидеологизации и демилитаризации международных отношений, а со временем – позволить наработать критическую массу доверия, необходимого для того, чтобы разобраться с нашими противоречиями с рядом западных партнеров и по некоторым политическим вопросам.
Возвращаясь к кавказскому кризису, необходимо отметить, что он стал мощным катализатором реконфигурации в евро-атлантической политике, наглядно продемонстрировал несостоятельность существующей «лоскутной» архитектуры европейской безопасности, ее претензий на натоцентризм. В то же время найденное европейское решение – план урегулирования президентов Д.А.Медведева и Н.Саркози – способствовало укреплению роли Евросоюза и наших двусторонних связей с ведущими западноевропейскими государствами. Это верно и в отношении искусственно созданного украинской стороной кризиса в газоснабжении Европы. Мы еще никогда так плотно и прагматично не сотрудничали с ЕС по действительно значимым для обеих сторон вопросам. Готовы к всестороннему развитию связей в направлении формирования стратегического партнерства Россия-Евросоюз.
Своего рода «момент истины» наступил в отношениях с НАТО, однозначно вставшей на сторону агрессора. Стало очевидно, что альянс не может претендовать на солидную роль в Европе вне продуктивного контакта с Россией. Перед нами – непростой период нормализации. Будет необходимо вернуться и к разговору о кавказском кризисе, и к обсуждению принципиальных основ нашего взаимодействия, прежде всего обязательства о недопустимости укрепления своей безопасности за счет укрепления ее у других.
Развитие событий убедительно подтверждает актуальность выдвинутой Президентом Д.А.Медведевым еще в начале июня 2008 года инициативы о заключении юридически обязывающего Договора о европейской безопасности и запуске соответствующего переговорного процесса на паневропейском саммите. Значительный интерес к нашей инициативе выявило первое полноценное обсуждение идеи Договора на уровне министров иностранных дел на заседании СМИД ОБСЕ в Хельсинки в декабре прошлого года. Суть нашего предложения – создание в Евро-Атлантике подлинно открытой системы коллективной безопасности, основанной на принципе ее неделимости. Альтернатива этому одна – дальнейшая деградация всей евроатлантической политики. Намерены активно продолжать обмен мнениями с нашими партнерами, включая действующие в сфере безопасности в евроатлантическом регионе организации, с целью выхода на договоренности о формате переговорного процесса.
Если обобщать, то события года наглядно подтвердили – в качестве одной из перспективных тенденций современного мирового развития – укрепление регионального уровня глобального управления. Это мы наблюдаем повсюду – в Евро-Атлантике и в Европе, на постсоветском пространстве, в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в Юго-Восточной Азии, в Африке и Латинской Америке. Не дожидаясь, пока разбалансированная по итогам событий последних почти 20 лет международная система вновь обретет стройность и законченный вид, государства берут на себя инициативу и ответственность за дела в своих регионах. Думаю, что такую тенденцию можно только приветствовать. Будем учитывать ее в своей дальнейшей работе.
Вопрос: После того, как Россия признала Южную Осетию и Абхазию, снят ли вопрос о вступлении Грузии в НАТО? Если не снят, то в каком формате наши западные партнеры представляют себе продвижение в этом вопросе?
С.В.Лавров: Надеюсь, что та информация, которой мы обладаем, отражает реальные настроения в Северо-Атлантическом альянсе. Эта информация говорит о том, что там крепко задумались над тем, как дальше вести дела с Грузией. Не секрет, что одним из факторов, по нашему глубокому убеждению, который побудил М.Саакашвили к безрассудным действиям в отношении Южной Осетии, стало решение Бухарестского саммита НАТО, на котором было безапелляционно заявлено, что Грузия и Украина будут в НАТО. Ощущение безнаказанности просматривалось в действиях М.Саакашвили накануне и, конечно же, в период самой агрессии. Не знаю, как те, кто заинтересован в искусственном затаскивании Грузии в НАТО, могут объяснить свое желание реальным поведением тбилисского режима. Как можно говорить, что НАТО – это неагрессивная организация, организация чуть ли не демократических государств, и затягивать в нее режим, который не только развязал самую настоящую агрессию, но и который известен и знаменит грубейшими нарушениями демократических норм, прав и свобод человека? Достаточно вспомнить, что омбудсман, назначенный парламентом Грузии и подготовивший объективный доклад в соответствии с грузинским законодательством, который должен был быть представлен парламенту, не имел возможности этого сделать. Ему это просто запретили и создали непреодолимые препятствия для этого. Так что, я думаю, в натовских столицах активно анализируются все эти факторы и попытки, которые были предприняты в последние дни администрацией Буша, чтобы окольным путем затащить Грузию в НАТО (и то же самое было предпринято в отношении Украины). Было заявлено, что план членства совсем не обязателен и что можно пойти по более простому пути, но на самом деле по пути окольному. Думаю, что эти попытки не разделяются большинством натовских государств. Надеюсь, что они проявят ответственность, осмотрительность и будут руководствоваться не искусственно созданными геополитическими проектами, а все-таки реальными нуждами европейской безопасности, которую нельзя строить за счет ущемления безопасности какого-либо европейского государства. Этот принцип лежит в основе ОБСЕ, он был закреплен в документах, которые дали старт Совету Россия-НАТО, и он должен соблюдаться. Никто не должен обеспечивать свою безопасность за счет ущемления безопасности других.
Безопасность может быть только коллективной, только неделимой, и нужно вести речь не о расширении военно-политических блоков, а о том, чтобы использовать существующие сейчас огромные возможности для налаживания взаимодействия между всеми участниками евро-атлантического пространства – как государствами, так и организациями, будь то НАТО, ОДКБ, Евросоюз, который сейчас развивает свою политику в области безопасности и обороны, ОБСЕ или Совет Европы. Предложения Президента Д.А.Медведева о разработке договора о европейской безопасности исходят именно из того, что участниками такого договора должны стать все государства и все соответствующие структуры. Убежден, что это реально помогло бы повысить способность Европы, Евро-Атлантики реагировать на общие угрозы и вызовы и одновременно избавило бы нас от необходимости разбираться с искусственно созданными кризисами в связи с попытками провести новые «разделительные линии». Так что мы в нашей работе с членами НАТО будем активно использовать эти аргументы и будем надеяться, что возобладает не какая-то виртуальная геополитическая игра, а понимание общих, реальных задач и возможностей объединить усилия для их коллективного решения.
Вопрос: В Вашем докладе Вы не затронули северный или арктический азимут нашей внешней политики. Каковы перспективы России утвердить свои стратегические интересы как территориального, так и экономического характера в этом регионе? Является ли этот регион конфликтным, или сотрудничество со странами, заинтересованными в этом регионе, идет конструктивно?
С.В.Лавров: Что касается Арктики, то перспективы продвижения наших интересов хорошие. Эти перспективы опираются на аргументы и международное право. Мы, безусловно, заинтересованы в том, чтобы Арктика была не зоной конфронтации, а зоной сотрудничества. В этой связи отмечу, что в прошлом году состоялась встреча арктической «пятерки», и эти основные игроки в Арктике четко подтвердили свое намерение урегулировать все вопросы, которые пока еще не урегулированы, через механизмы, созданные в соответствии с конвенцией по морскому праву и другими международно-правовыми инструментами. В России завершается разработка конкретного плана действий по нашим дальнейшим шагам в отношении отстаивания наших интересов в Арктике. Этот вопрос рассматривался на морской коллегии, а также в рамках оперативных совещаний Совета Безопасности, и могу вас заверить, что здесь нет никаких сомнений в том, что мы видим наши задачи и будем их отстаивать. Более подробная информация на эту тему содержится в письменном ответе, который распространяется в связи с поступившими ранее вопросами.

 

 

30. Геополитика: сущность, основные элементы и функции. Геополитический статус России:







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.29.190 (0.007 с.)