ТОП 10:

Двенадцатый Аркан – Повешенный.



а) Архетипическое Путешествие в 12 Аркан.

В: Ты чувствуешь поток аркана?

О: Угу.

В: Расскажи, пожалуйста, что происходит.

О: Сейчас, пойму... Попала я в картинку аркана. Зацепленная за одну ногу я вишу на виселице, надо мной небо раскачивается, деревья, аллея, ворон сидит на перекладине виселицы и смотрит на меня. Интересно очень. Он говорит: "Я выклюю твои глаза, которые видят не то". Ко мне приходят ассоциации с Одином, висевшем на древе познания рун и потерявшего глаз. Ворон по-вороньи внутренне усмехается и говорит, что так же оно примерно все и было, подобная история. Он говорит, что ты сейчас принесешь в жертву все, что мешает двигаться дальше. Если в тебе ничего не останется, так и будет. А я знаю, что ворон хитрая птица, он издевается. Во мне все-таки останется нечто. Вот я вишу. С моего тела осыпается плоть, остаются кости. В общем, ворон говорит, что пока этого достаточно в том плане, что мягкие ткани сгнивают и истлевают, а кости как основание еще есть, еще присутствуют во мне.

В: Что это символизирует?

О: Сейчас я попытаюсь узнать, что есть кости, а что есть мягкие ткани, которые жертвуются на этой виселице. Ворон шутит, что это все, что нажито непосильным трудом, в том числе глаза, в которых сформирован некий взгляд на мир. Он говорит, что ты же шла героем, осознающем и побеждающем, а вот тебе, перевернись теперь вверх ногами! Он говорит, что будешь висеть вниз головой, пока не осознаешь, пока знание в тебе не перевернется. Мне не совсем понятен этот символизм, сейчас я попробую погрузится дальше и может пойдет какая-то информация. Ворон напоминает мне некую историю, которую я недавно читала. При равенстве противоборствующих сил ситуация заходит в тупик и для того, чтобы двигаться дальше одна из сил должна поддаться. Это называется стратегическое поражение. Она поддается для того, чтобы внести динамику в застывшую ситуацию и иметь возможность двигаться дальше. Человек, дошедший до 12 Аркана осознал, познал, охватил своим сознанием, принял очень многое. Однако, этого многого он стал и жертвой, потому что сбалансировав в себе все и овладев всем он стал ничто, он не может двигаться. Для того, чтобы внести движение, он должен выйти из заезженного мира, в котором уже все известно и все познано, он должен прыгнуть выше головы, принеся в жертву все, что нажито непосильным трудом. В общем, прыгая выше головы, и висишь выше головы, болтаешься на этой виселице, истлевает твоя плоть, мышцы, мягкие ткани, то, что приводит в движение кости, то, что приводит в движение тебя - все то, что стало ставшим. Динамика прекратилась, ставшее атрофировалось, потому что нет движения - и истлевает. Ты дошел до некоего предела развития, за который человек двигаться не может, если он движется как обычно. Мир должен перевернуться. Ворон говорит, что обычно в этом аркане человек приносит в жертву незрелость и инфантилизм. В общем, к этому аркану они исчерпывают себя и так как раньше являлись двигательными силами, побуждающими к действию (я, я лучше, я сделаю это, я докажу). Сейчас человек висит, подвешенный за пятку. Есть такое выражение "Душа ушла в пятки". Незрелая душа где-то обычно прячется. Сейчас ее захватили и повесили. И она возвращается в сознание, в голову стекает неким змеем. Все, что работало раньше, уже не работает, путь исчерпал себя. Ворон говорит, что если тебе кажется, что это тяжело, то знай, что дальше будет еще тяжелее, потому что дальше каждый шаг дается с кровью. Я сейчас вижу другого повешенного, исторически известного Иисуса Христа. Из ран на его теле, пробитых гвоздями, на которых он висит на кресте, на землю капает кровь. У подножия креста, на котором он висит, собираются собаки и лижут эту кровь. Я вижу шакалоглавого бога Анубиса, который, усмехаясь говорит, что собаки будут лакать твою кровь. В общем, вот награда за путь, проделанный в чаянии успеха. Это аркан отвращения, в первую очередь к самому себе и к своим достижениям. Я чувствую некое отвращение и презрение. То, что меня влекло, это не то. Анубис говорит: "Если ты действительно хочешь истины, то виси, пока мир не перевернется". Сейчас я попробую узнать у Гермеса сакральное значение этого аркана. В общем, Гермес тоже настроен несколько скептически. Он говорит: "Ты падаль, виселичная падаль! И даже то, что в тебе спрашивает значение сакральное, должно умереть, должно истлеть на этой виселице, должно быть принесено в жертву пути, если ты хочешь двигаться дальше". Гермес проводит рукой на фоне неба, на фоне горизонта, который я вижу, и открываются некие перспективы, наполненные неземными красками и сиянием. Он говорит, не это ли то, что тебя влечет. У меня возникает такое чувство, словно я очень бы хотела попасть туда. Он говорит, что и это не то; ты не увидишь, пока глаза твои прежние, ты не двинешься, пока мышцы (то, что запускает движение) твои прежние. Ты вообще не можешь двигаться прежняя! Он говорит, что это аркан зависания. Человек сделал много, проделал большой путь, серьезную работу и оказался между небом и землей, не имея ни сил, ни возможности сдвинуться дальше, потому что дальнейшее движение требует серьезной трансформации, обретения нового взгляда, нового способа движения, нового способа осознавания информации и познания мира - все должно перемениться, все должно перевернуться! Я спрашиваю Гермеса, кроме того, что я сейчас вишу и истлеваю на виселице, и ворон грозится выклевать мне глаза, должна ли произойти какая-то динамика? Он говорит, что нет, динамики быть не должно, потому что аркан это фиксированное состояние. Я должна впитать его, ибо это и есть некий этап. Дневной свет всегда заслоняет от нас звезды. Гермес говорит, что ты привыкла видеть при свете, научись же теперь смотреть сквозь тьму. Он желает мне удачи. Эмоциональное состояние мое сейчас в этом аркане можно назвать грустным, трагичным и действительно наполненным презрением. Все, что пройдено, кажется ничтожным, хотя оно с одной стороны и привело меня к этой виселице, но уже не может вести дальше. Это такая отрешенность, пустота, подвешенность. Сейчас я попрошу Гермеса рассказать об истории этого аркана для человечества. Он говорит, что в предыдущем аркане человек овладел силой, а в этом аркане сила сыграла с ним злую шутку. Сейчас я вижу огромного человека, чьи ноги стоят на земле, а тело уходит в космос. Он сияет, этот человек. Гермес говорит, это ваше благословение и проклятье, ваша сила, могущество и величие. Адам Кадмон и глиняный Голлем. Убери имя божие и Голлем рассыплется прахом. Рассыпься прахом! - и оставь себе имя божие. Это некая аллегория. Гермес еще раз говорит, что я буду висеть, пока не найду для себя иной и необычный способ двигаться дальше. Этот аркан был сформирован ужасом первой расы людей. Неким ужасом, сильным эмоциональным переживанием, когда они дошли до тупика своего развития. В общем, тяжело сейчас касаться этого слоя. Гермес усмехается, в общем, любой эксперимент имеет право на ошибку, даже на такую ужасную. Я чувствую страшную тоску. Бытие дальше невозможно, смерть еще не изобретена, а я уже исчерпала все возможности своего мира. Из-за того, что изначально в расчетах и намерениях пути, было некое зерно несовершенства. Я спрашиваю, что это за зерно и кто его положил? Гермес говорит, что положит зерно Люцифер, ваш главный бог, ваша большая любовь и свобода. А для чего положил, реши сама. Или упиваться вашими страданиями, если ему это нужно. А я подозреваю, что ему не нужно. Или заставить вас все-таки прыгнуть выше головы, выше предначертанного, выше предназначенного. Я вижу женщину у дерева, обвитую змеем, который предлагает ей яблоко познания. Женщина совершенна, но червь сомнения уже зарожден в ее душе. Змей вливает в нее свой яд, яд колебаний. И то, что казалось совершенным, незыблемым, предстает пустяком. В общем, отбросить это совершенство, и есть возможность стать как Бог. Но при этом присутствует осознание, что это принесет ад, самый настоящий ад. Сейчас уже приходит некая информация от этого змея, Люцифера, Сета и того же Гермеса (какой многоликий змей!), что некое зерно колебаний, некое ядовитое зерно было посеяно в душах первых людей, для того, чтобы заставить их двигаться дальше. Это был сговор маленькой группы богов, тогда еще совсем юных и почти не имевших власти. Им показалось, что величие, которым обладал человек это слишком мало по сравнению с тем, чем он может обладать. И они затеяли космический эксперимент. Принесли человечеству огонь. И мирный питомник по выращиванию образов и подобий Бога превратился в единение ада и рая. Вот я вижу одного из первых людей первой расы, изнывающего в тоске. Эта тоска вызвана осознанием того, что он в тупике эволюции. И для того, чтобы преодолеть этот тупик, ему нужно перевернуться с ног на голову, поперев некое предназначение и предзаданность от некого Бога, который тоже является символом, который каждый волен толковать по-своему. Сейчас мне могут сказать только то, что о человечестве был некий план и в этом плане наступили фатальные изменения из-за того, что некая часть души первых людей, которую можно символически назвать Евой, восприняла ядовитые слова о том, что можно быть чем-то большим. Так человечество потеряло все. Как? Да так и потеряло. Я спрашиваю, что же тогда оно обрело? Гермес отвечает, что все и обрело. Он показывает мне просто невыразимую картину величия всех исторических моментов. У меня просто слезы на глаза наворачиваются, насколько это все сейчас торжественно и величественно, драматично и восхитительно выглядит его глазами, глазами бога, участвовавшего в этом космическом заговоре. Переплетение и разнообразные развития воль в едином порыве свободы, порождающем на Земле все от ужаса до великолепия. И все это вызывает просто восхищение и преклонение перед человеком со стороны Гермеса, со стороны Люцифера, со стороны Змея. Люди подхватили этот некий огонь и, принеся в жертву свой архетип совершенного человека, стали слабыми и беспомощными как младенцы. Но благодаря этому родились в новое состояние, поразившее даже богов. Что это за состояние я узнаю позже. А Земля мне сейчас действительно видится единством огненных дорожек, ветвящихся и пересекающихся, петляющих... Такой огромный огненный цветок или клубок. Гермес говорит, что человек сделал больше, чем от него ожидали. Он говорит, что это породило многие проблемы и катастофы, и вы об этом знаете, и нет смысла говорить об этом снова. Он призывает меня просто ощутить, насколько он трепещет перед величием человека, смогшего принести себя в жертву. Он говорит, что этот аркан развивался в человечестве дальше. Перекочевал из первой цивилизации во вторую, потом в Атлантиду, потом к нам. И всегда было, в общем-то, одно и то же. В каждой цивилизации по-своему: развившись до совершенства, человек мужественно приносил в жертву это совершенство. Для того, чтобы двигаться дальше и, не зная наверняка и даже не предчувствуя, насколько он покорит богов своей жертвой. Поэтому Гермес говорит, что этот аркан - аркан богов. Но, говорит он, для бога пройти этот аркан невозможно. Он говорит это с некой грустью. Ибо перестать быть богом - это почти непосильный богу подвиг. Те боги, что прошли его, те обрели необыкновенные силы и величие во вселенной. Он говорит, что в вашей цивилизации история этого аркана достаточно известна благодаря мифам. Например, Озирис, Один, Христос. Совершенный человек не может стать богом, пока не принесет в жертву свое совершенство, ибо то, что ведет его к совершенству человеческому, пагубно изначально. Это тупик. То, что заставляет его искать большего, принося в жертву все, что он имеет, это путь. Он напоминает мне о легендах гностиках, в которых мир есть творение демиурга, погрузившего человечество в сон. Это и есть сон, сон о совершенстве и человечество играет в эту игру "совершенство"; не такая уж она иллюзорная, но поиски человеческого совершенства делают совершенного человека. Он опять показывает на Адама Кадмона и говорит, что это ваше благословение и проклятие. И чем больше вы в нем, тем страшнее вам умирать. Он говорит, что если выразится языком сильно повлиявшей на нашу цивилизацию идею христианской традиции, 12 аркан - это аркан богохульства, предательства Бога и его замысла. То есть, вроде бы есть тема, что замысел благ, а тут нет, оказывается, не благ. Искушение плода, предлагаемого Змеем, что влечет изгнание из рая и потерю всех обретенных достижений, обладаний и совершенств. Посностью встать вверх ногами, полностью перевернуться... Он даже восклицает: "Ты не представляешь, насколько тяжело, трагично, почти не возможно совершить этот шаг". Поэтому, говорит он, виси, пока смерть не освободит тебя. Если ты будешь готова, в тебе достаточно богоборчества, ты пройдешь дальше, очень дорого заплатив за каждый шаг. Потому что схему, в которую мы все вписаны не легко обманывать, обходить. Он говорит, что мы - боги эволюции, боги, заставившие человечество сделать невозможное - мы открыли вам лазейки и ходы. А вам нужно только раскрыть глаза и увидеть. Но глазами, ослепленными совершенством, вы этого не увидите. Он говорит, что нет смысла сейчас говорить о том, как этот аркан отображался в средневековье, как он отображается у нас. Этот путь всегда один. Меняется психология, меняются взгляды, происходят какие-то исторические события... Но тут мы подошли к стеночке мироздания, за которую вы все упорно держитесь, потому что именно она и делает вас людьми, именно она и дает вам человеческие свойства, человеческие великие силы и человеческую великую власть. Отпустив ее, вы вообще все полностью потеряете. В античном мире существовали определенные инициации, храмовые, когда человек и так прошедший много и думавший, что он многое имеет, оказывался подвешенным, и его бросали в это состояние, чтобы он либо остался в нем гнить до конца жизни, либо нашел способ призвать смерть. Он еще говорит, что каждый сам рождает в себе свою смерть. Универсального ключа нет. Ищи ее! В средневековье путь, созвучный этому аркану был отображен в алхимической стадии нигредо - гниение, разложение - еще до того, как приходит смерть. И не каждый алхимик мог пройти нигредо. Некоторые как бы проходили, нигредо прекращалось, но дальше они не проходили. Когда были не те ингредиенты, не тот градус, не то стечение обстоятельств, звезд и всяких прочих компонентов. А вообще в средневековье самым главным шагом было признание того, что благой Бог может быть и не благ, а также пожелать больше того блага, которое он обещает своим детям. В наше время все становится сложным из-за плюрализма, обилия систем, потому что сознанием человек вроде бы гибок и вроде бы принимает все и вроде бы не держится ни за что... И из-за этого его тяжело поймать. Поэтому удар сил эволюции, если он призовет эти силы эволюции, желая двигаться дальше, выходя за пределы, будет направляться по самому дорогому и обрушится совершенно неожиданно... За что-то ведь человек держится, если он не верует, то все равно есть для него что-то ценное, что-то, в чем он совершенствуется, что-то, в чем он ищет прибежища... Он говорит, что из этого дерева мы и построим ему виселицу. Все.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.233.220.21 (0.008 с.)