ТОП 10:

Свобода, воспитание, демократия



Воспитание, школа, семья воспроизводят в своей реальности те формы жизни, которые властвуют, доминируют в обществе: Какова демократия в обществе (внешняя свобода), таковы и способы преодоления или, точнее, развития авторитарности в семейном и общественном воспитании. Если в настоящее время в нашей стране зафиксировано около двухсот тысяч преступных группировок, если этими группировками практически контролируются все финансовые и производственные структуры, если рэкет, заказные убийства, шантажи, ограбления и воровство становятся главными способами добывания денег, то этот насильственный мир так или иначе воссоздается на разностороннем воспитательном пространстве.

Именно в недрах семьи и школы идет подготовка (выращивание) нового, «улучшенного» поколения творцов безнаказанных, государственно и социально санкционированных форм вседозволенности.

Поэтому надо и начинать социальные преобразования с семейного и общественного воспитания, когда воспитание внутренней свободы молодых людей идет рядом с развитием истинной демократии. Ильин исходит из такой зависимости обстоятельств и личности: «Если внешняя свобода устраняет насильственное вмешательство других людей в духовную жизнь человека, то внутренняя свобода обращает свои требования не к другим людям, а к самому себе – вот уже внешне не стесненному – человеку. Свобода уже по своему существу есть именно духовная свобода, т. е. свобода духа, а не тела и не души... дух есть сила самоопределения к лучшему» (Ильин И.А. Собр. соч. – М., 1993, с. 94-95).

С точки зрения Ильина, тело и душа несвободны, поскольку зависят от внешних обстоятельств. А дух всегда свободен, т. к. он всегда есть сила, преодолевающая как соблазны, так и внешние воздействия на человека.

В стеснениях и ограничениях нуждается не свобода духа, а бездуховность, т. е. такая освобождённость от духа, которая неизбежно переходит во вседозволенность. Именно поэтому дети не могут быть оставлены на произвол «внешней» и отрицательной свободы, они должны быть подготовлены к освоению внутренней духовной свободы. И дело состоит не в том, чтобы оставить их в покое и не вторгаться в их мир, а в том, чтобы пробудить в них жажду духовной жизни. «Духовная свобода ребенка, – пишет Ильин, – совсем не состоит в том, чтобы он приобрел внутреннюю способность – достойно пользоваться свободой и духовно заполнять свою внешнюю «невынужденность» и «незапуганность». Внешняя свобода необходима для внутреннего самоосвобождения; она священна только как верный залог внутренней свободы...» (Ильин И.А. Собр. соч. – М., 1993, т. 1. – с. 103).

Внутреннее самоосвобождение необходимо для предметного, созидательного самовоспитания.

Что значит жить предметно?

Жить предметно, по ИЛЬИНУ, – значит связать себя, свою волю, разум, воображение, творчество с высшими, божественными ценностями на этой земле. Предметность есть служение, но не партии, не карьере, не работодателю, но великому делу Божьему, без которого нет ни России, ни личного счастья, ни подлинной демократии, ни любви, ни свободы.

Жить предметно – значит преодолеть самый тяжкий человеческий порок – лень.

Жить предметно – значит вызвать в себе острое чувство совести, правды, красоты, собственного достоинства. Человеческая предметность должна быть ясной и высокой. Предметность есть способность включить себя в дело Божье.

Всё то, что мы отвергали якобы из-за непрактичности, субъективности, абстрактности, ненаучности, иррациональности, становится главным условием практического воспитания, ибо высший смысл воспитания как раз и состоит в обнаружении и развитии вкуса к совершенству. Итак, Ильин по-новому вводит в ткань своей педагогической философии понятие «предмет». Этот термин в русском языке употребляется в двух значениях: вещественность, обозначающая объ-ектность, материю, данную нам в ощущениях, и смысл чеголибо: предмет спора, сочинения, конфликта. Понятие «предмет» тяготело в русском языке к характеристике материального мира. Ильин вводит как бы новый аспект этой категории, идеальный, духовно-творческий. Вот основные характеристики:

• не самомнение, не честолюбие, не тщеславие;

• предметность не есть повышенная самооценка (хотя и её не отрицает Ильин), но это есть способность утвердить, установить в себе алтарь Божий. Это значит уметь поддерживать в этом алтаре постоянный огонь;

• что останется от меня, если угаснет этот огонь? – вот главный вопрос, который должен волновать человека.

Невольно вспоминается то, как в день похорон отца Ильин размышлял о жизни и смерти: «Я никогда не думаю о самоубийстве и считаю его постыдным бегством», – и затем вдруг наткнулся на стихотворение Хомякова «Труженик». Оно потрясло его. Предметный смысл стихов состоял в пафосе созидания, в пафосе труда пахаря:

Сгибайся, пахарь, над браздою:

Борись, борец, до поздней тьмы!

Любовь и свобода рождаются тогда, когда есть в душе каждого алтарь, когда таинственное единение человека с Богом свершается в беззаветном труде, когда человек стремится и любит то совершенство, которое любит Бог.

Лояльный гражданин как педагогическая цель

Лояльный гражданин – это человек с развитым самосознанием, человек, противостоящий смуте. Лояльность не есть механическая покорность, но добровольно принятые на себя обязательства защищать все то предметно-честное, что есть в государстве, обществе. Лояльность противостоит произволу, вседозволенности, ибо она законопослушна, или, как теперь часто говорят, легитимна. Только лояльность создает мир в душах людских, в обществе, государстве. Лояльности противостоит смута, ибо последняя есть «война всех против всех», есть «борьба личных своекорыстий». «Так бывало и в истории России: люди кривили душой (в старину это называлось «воровал») и, по словам летописи, «несли Русь ровно». Так было в смутное время (1605–1613 годы). Именно так возникла большевистская революция (1917 год). При таком настроении в народе государство существовать не может; центробежные силы одерживают верх над центростремительными; личный интерес становится выше общего; все рассыпается в прах, в песок – и буря событий несет этот песок в пропасть» (Ильин И.А. Наши задачи. – М., 1954, т 1, с. 190). Надо ли говорить о том, насколько точно приведенные слова характеризуют наше смутное время?

Преодолеть смуту – значит поставить на первое место социальной жизни воспитание правосознания у молодых людей, у народа, воспитание правозащитного гражданина, лояльного, дружественного, любящего свою семью, свою родину, свою профессию, свою духовную свободу

Возрождать Россию – значит воспитывать народ в духе воли к справедливости

Такова формула Ильина, прозвучавшая в годы величайшей несправедливости. Он мечтал о том времени, когда будут залечены раны революций и войн, когда «необманно» удастся «уверить народ в том, что есть дух высшей справедливости». Поэтому надо:

• воспитывать волю к справедливости;

• отыскивать справедливость для всех, осуществив конец уравниловки, обезличивания;

• пробуждать совестное братство и даже художественное вчувствование в живого человека желанием верно видеть его;

• развивать в каждом живое и чуткое правосознание, которое готово поступиться своим и отстаивать чужое.

Новое воспитание должно укреплять дух жертвенности, и чем сильнее этот дух, тем сильнее государство.

Справедливость требует предметного неравенства. Ильин подчеркивает: уравнивать всех и во всем несправедливо, глупо и вредно.

Ильин проанализировал то, что нам предстоит еще сделать, а именно, рассмотрел во всех отношениях сложнейшую из социальных систем «справедливость – равенство – несправедливость». Всякое преднамеренное, ускоренное, оптимизированное развитие (сколько же пустых слов было порождено большевизмом!), равенство может двигаться только «вниз», делая всех одинаково необразованными, больными, бедными, плохо одетыми. Бедность возводилась в ранг социального идеала. С какой же гордостью говорилось: «А мой отец, дед, прадед был очень бедным, с голоду помирал...».

Справедливость требует воздавать каждому по действительным заслугам, по труду. Справедливость утверждает высшие ценности, добрые отношения между людьми, любовь.

«Любовь есть доброта»

И.А. Ильин так считал, потому что любовь вызывает потребность сделать счастливыми всех вокруг себя (иначе это не любовь!) и «наслаждаться этим чужим счастьем как излучением своего собственного».

Духовная любовь, отмечает постоянно Ильин, есть некоторый голод души по божественному. Еще Платон говорил, что истинная любовь делает человека одновременно богатым и бедным. Богатство в том, что человек нашел сокровище, а бедность оттого, что в душе непременно рождается страх потерять богатство, и от чувства, что он не до конца владеет этим сокровищем: отсюда печаль и душевные муки, ропот на свою «лишённость и нищету». Но эта бедность особенная, духовная, она обостряет воображение, радость, стремление к высшему, к недосягаемому, к идеальному.

Любовь есть вкус к совершенству, есть некоторый духовный орган для восприятия божественного совершенства. Собственно, и люди делятся на тех, кто стремится обрести этот ВКУС, кто пребывает в ПОИСКЕ ДУХОВНОЙ ЛЮБВИ во всём: в труде, в общении с близкими и дальними, – на тех, кому чужды этот поиск, эта направленность своей души.

Как видим, у Ильина иной, нам неведомый или забытый ключ к постижению и самих себя, и высшего добра, высшей красоты и истины.<….>

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.fio.ru/







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.243.36 (0.008 с.)