ТОП 10:

ГЛАВА 11. КУБИНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ.



 

Некоторые страны разделили русскую участь «выхода из темного времени», также изменив форму правительства на Коммунистическое. Куба принадлежит к подобным «удачливым» странам.

Типичным объяснением причин Коммунистического эксперимента на Кубе является то, что Куба была нищей страной, обремененной внутренними проблемами такой остроты, что народ был вынужден искать изменений в правлении. «Общим заблуждением было считать, что события на Кубе были вызваны низким жизненным уровнем и социальным неравенством. Факты этому противоречат» 1.

В самом деле, из всех стран Латинской Америки Куба имела повышающийся уровень жизни и народ умеренно преуспевал.

Среди стран Латинской Америки Куба была: третьей по уровню грамотности; первой по уровню образования; на самом низком уровне по смертности; второй по количеству врачей на 1000 жителей; третьей по количеству зубных врачей на 1000 жителей; первой по числу автомобилей на душу населения; первой по числу телевизоров; третьей по числу телефонов; четвертой по уровню заработной платы на одного занятого; второй по доходу на душу населения.

В 1958 г., до прихода к власти Коммуниста Fidel Castro, Куба платила занятым в среднем 3,00 $ в час, что в том году было выше, чем в Бельгии 2,70 $, Дании 2,86 $, Франции 1,74 $, Западной Германии 2,73 $; и сравнимо с Соединенными Штатами 4,06 $.

После Кубинской революции уровень жизни упал, что явствовало из комментариев, взятых из статей 4‑х последних номеров Американских журналов, посвященных Кубе:

Глядя на улицы, всякий вспоминает времена, когда они были заполнены автомобилями, а сейчас их — единицы 2.

Хотя ассортимент продовольствия ограничен, оно доступно. Другие продукты просто невозможно достать. Такая система нехваток обеспечивает реальные условия для черного рынка 3;

Не имеет значения, сколько денег в семье; все оказываются в равном положении перед Кубинской системой нормирования, которая охватывает практически все продовольственные и потребительские товары.

У каждого Кубинца имеется множество заборных книжек на нормированные товары, по одной на каждый вид товара 4.

Рабочие часы тянутся долго, нехватки реальны, и многие свободы, виды деятельности и собственности, которые Американцы считают необходимыми для счастья, ограничены или недоступны 5.

Со времен Революции организованная религия заметно утратила свое влияние. Самым значительным изменением было взятие государством управления школами, всегда занимавшее значительное место в деятельности Католической Церкви 6.

Статья в U.S. News and World Report от 26 июня 1978 г. подтверждает далее скудость и нехватки Кубинского «рая»:

Нехватки продовольствия — характерная черта Кастровской Кубы. Лучшие рестораны Гаваны постоянно испытывают недостаток мяса и других основных продуктов.

Так как практически все принадлежит государству, Кубинцы опутаны бесконечной волокитой…

Большинство работающих из‑за низкой заработной платы лишено стимулов. Часто 4‑5 человек трудятся вместе там, где требуется лишь один. Никто не работает по‑настоящему. Здесь, на Кубе, ты делаешь только то, что обязан, нимало не заботясь о качестве своей работы 7.

Автор книги Inside Cuba Today Сегодняшняя Куба изнутри Fred Ward был обеспокоен бедственным состоянием Кубы, главным образом потому, что она прежде была одной из самых процветающих стран Латинской Америки. Он беседовал со многими Кубинцами и они вставали в тупик перед простым вопросом: «Ни один из опрошенных автором Кубинцев не мог ответить на то, что в первую очередь интересует изучающих Кубу: Если система столь успешна и привлекательна, почему бы ей не работать без сплошных ограничений личной свободы?» 8.

Жизнь на Кубе столь не привлекательна, что многие голосуют против нее ногами: «С тех пор, как в 1959 г. власть на Кубе захватил Фидель Кастро, около 800.000 Кубинцев эмигрировало в Америку» 9.

Если бы Кубинский народ знал то, что он знает о печальных последствиях Коммунизма на Кубе, он наверняка бы не допустил, чтобы его страна стала Коммунистической. И хотя Кубинцы располагали необходимой информацией, которая позволяла им определить, сработал ли Коммунизм где‑нибудь в мире до 1959 г., тем не менее страна все равно стала Коммунистической. Тогда следует задать вопрос, почему все же страна стала Коммунистической.

Американский посол на Кубе во время Коммунистической революции Earl T. Smith так ответил на этот вопрос: «Напротив, без помощи Соединенных Штатов Кастро не смог бы захватить власть на Кубе. Правительственные ведомства Америки и пресса Соединенных Штатов играли основную роль в том, чтобы привести Кастро к власти. Как посол США на Кубе во время Кастровско‑Коммунистической революции 1957‑59 гг., я непосредственно знал факты, которые привели к возвышению Фиделя Кастро. Государственный Департамент постоянно вмешивался — положительно, отрицательно, намеками, чтобы добиться падения Президента Fulgencio Batista, тем самым давая возможность Фиделю Кастро возглавить правительство Кубы. 1 января 1959 г. правительство Кубы пало. Соединенные Штаты продолжали поддерживать режим Кастро долгосрочными субсидиями на экспорт Кубинского сахара» 10.

Вопрос, долго мучивший тех, кто поддерживал партизанскую деятельность Фиделя Кастро, состоял в том, был ли он Коммунистом до того, как стал руководителем Кубинского Коммунистического правительства.

Имелись свидетельства, что Кастро в самом деле длительное время был Коммунистом еще до начала своей партизанской деятельности против правительства Батисты, и этот факт был известен тем в Американском правительстве, кто поддерживал революцию. Этот вывод является теперь установленным фактом, так как история свидетельствует, что Кастро был Коммунистом с первых дней пребывания в колледже. В 1948 г. в Колумбии была попытка Коммунистического переворота в Колумбии, Южная Америка. Фидель Кастро привел группу студентов на радиостанцию, где схватил микрофон, чтобы объявить: «Говорит Фидель Кастро с Кубы. Это — Коммунистическая революция. Президент убит. Все военные учреждения сейчас в наших руках. Флот капитулировал, революция победила» 11.

Это заявление слышал по своему автомобильному приемнику William D. Pawley, бывший Американский посол в Бразилии и Перу, который находился во время попытки революции в Боготе, Колумбия.

Кастро бежал из Колумбии на Кубу и ушел в горы, где начал свою революцию против правительства Батисты. Это произошло в декабре 1956 г., и у него было всего 82 приверженца. Их число вскоре сократилось до 11, а к июню 1957 г. у Кастро было только 30 партизан. Все время делаются заявления, что революция Кастро была народной и на помощь ему стекались Кубинские трудящиеся. Но как раз цифры в поддержку такого вывода отсутствуют.

Одним из первых защитников Кастро был Herbert Matthews, корреспондент New York Times и член Совета по международным отношениям в дальнейшем — СМО, прим. перев. 12. 25 февраля 1957 г. Мэттьюз сообщил своим читателям: «Не стоит говорить о коммунизме в движении Фиделя Кастро» 13.

Однако, именно в это время правительство США узнало, что м‑р Мэттьюз неправ: «Полное досье на Кастро… и Коммунистов, его окружающих, подготовленное отделом G‑2 Разведка Кубинской армии, было доставлено в 1957 г. с нарочным в Вашингтон и вручено Аллену Даллесу — главе ЦРУ» 14.

К несчастью для Кубинского народа и, в конечном счете, для всего мира, Аллен Даллес, также член Совета по международным отношениям, никак не использовал эту информацию.

Повторно, в 1958 г. официальные донесения о связях Кастро с Коммунистами были переданы William Wieland, специалисту по Латинской Америке Государственного Департамента. В ответ на эти донесения м‑р Уиланд потребовал, чтобы правительство США прекратило все военные поставки Кубинскому правительству Фульхенсио Батисты.

Примерно в это же время Кастро дал письменные ответы на вопросы Jules DuBois, где он заявил: "Я никогда не был и не являюсь Коммунистом… " 15.

Дальнейшую помощь «неКоммунист» Кастро получил от Американского посла на Кубе, который заявил, что Батиста более не пользуется поддержкой правительства США и ему следует покинуть Кубу 16.

Чтобы подчеркнуть, что это заявление соответствовало действительности, и что правительство США поддерживало Кастро, Roy Rubottom, помощник Государственного секретаря по Латинской Америке, в декабре 1958 г. заявил: «Не имелось каких‑либо доказательств существования организованных Коммунистических элементов внутри Кастровского движения, или того, что сам сеньор Кастро находился под Коммунистическим влиянием» 17.

С этим не согласился майор Pedro Diaz Lanz, командующий ВВС Кастро. В июле 1959 г. он посетил Соединенные Штаты, чтобы заявить о том, что он непосредственно знает о принадлежности Кастро к Коммунистам. Он отправился в турне по стране, доводя этот факт до всеобщего сведения, но немногие из тех, кто мог что‑то предпринять, прислушались к нему.

Посол Смит придал убедительность обвинениям майора Ланца, сообщив: «Со времени высадки Кастро в провинции Орьенте в декабре 1956 г., Государственный Департамент получал донесения о возможном проникновении Коммунистов… в движение 26 июля название повстанческой армии Кастро» 18.

Смит возложил ответственность за захват Кастро власти на Кубе на тех, кого он считал виновным: «Правительственные ведомства и пресса США сыграли основную роль в приходе Кастро к власти» 23.

Споры о том, был ли Кастро Коммунистом, закончились 2 декабря 1961 г., когда он заявил следующее: «Я был Коммунистом с юных лет» 24.

Те, кто утверждал, что Кастро не был Коммунистом, ошибались, но вред уже был нанесен. Кастро захватил власть на Кубе и правительство Соединенных Штатов быстро признало его правительство. Государственный Департамент добавил заверения своей «доброй воли» новому правительству.

Теперь Кастро имел возможность на Кубе применить на деле свои Коммунистические идеи. Одним из первых его шагов было принятие закона об аграрной реформе в мае 1959 г. Эта Коммунистическая программа указывала фермерам, какую продукцию им следовало производить и по какой цене они могли ее продавать. Помимо этого, Кастро провел закон о городской реформе, который аннулировал договоры найма и ипотеки, тем самым нанося сокрушительный удар по среднему и высшему классам.

Но позиция правительства Соединенных Штатов изменялась, по крайней мере, в секретных подразделениях различных учреждений, занимающихся подобными вопросами. Президент Эйзенхауэр дал ЦРУ разрешение на организацию из группы Кубинских эмигрантов в Соединенных Штатах вооруженного формирования, подготовленного к возвращению на Кубу и попытке свергнуть правительство Кастро. Ответственным за эту программу Эйзенхауэр назначил руководителя ЦРУ Аллена Даллеса. И Даллес, и Эйзенхауэр были членами Совета по международным отношениям.

ЦРУ разработало планы вооруженного вторжения на Кубу и в 1961 г. выбрало предварительные места вторжения: Залив свиней и город Тринидад на Кубе. Тринидад обладал рядом явных преимуществ по сравнению с Заливом свиней: он был на 100 миль дальше от Гаваны, центра власти Кастро; его население, в основном, было настроено против Кастро; поблизости находился аэродром, пригодный для выгрузки войск, снаряжения и припасов, жизненно важных для успеха вторжения; город имел особенность, важную в случае провала вторжения: рядом находилась горная цепь, куда могли бежать анти‑Кастровцы. Эти горы могли укрыть вооруженное формирование, давая возможность обеспечить сбор и поддержку других анти‑Кастровских солдат в партизанской войне против правительства Кастро.

Планы вторжения были обсуждены и одобрены комитетом официальных лиц администрации Кеннеди, несмотря на то, что официальным планировщиком был м‑р Даллес как руководитель операции. Членами комитета являлись:

Государственный секретарь Dean Rusk, член СМО;

Министр обороны Robert McNamara, член СМО;

Генерал Lyman lemnitzer, Председатель Комитета Начальников штабов, член СМО;

Адмирал Arleigh Burke, Начальник Штаба ВМС;

Adolf A. Berle, Jr., Руководитель целевой группы по Латинской Америке; и

McGeorge Bundy, Специальный помощник Президента по национальной безопасности, член СМО 21.

Показательно, что 5 из 6 членов этого комитета являлись членами Совета по международным отношениям, охарактеризованного одним автором как «Невидимое правительство» Соединенных Штатов.

К тому же, Президент Кеннеди, сменив на этом посту Президента Эйзенхауэра, созвал 4 апреля 1961 г. заседание Совета национальной безопасности для всестороннего обсуждения этого плана. Среди присутствовавших были:

Аллен Даллес, член СМО;

Richard Bissel, член СМО; генерал Лемнитцер, член СМО; м‑р Раск, член СМО; м‑р МакНамара, член СМО;

Адольф Берл, член СМО;

Артур Шлезингер, член СМО;

МакДжордж Банди, член СМО;

Thomas Mann;

Paul Nitze, член СМО;

Douglas Dillon, член СМО; и сенатор William Fulbright.

Силы вторжения высадились на Кубе в Заливе свиней, во втором из двух выбранных мест; несмотря на некоторые ранние успехи, вторжение провалилось. На протяжении первых часов захватчики контролировали примерно 800 квадратных миль, но когда внезапно появились ВВС Кастро для контроля воздушного пространства над районом вторжения, они были обречены.

Обе стороны много написали по вопросу, было ли обещано Кубинскому десанту Американское воздушное прикрытие.

Анти‑Кастровские Кубинцы отдавали себе отчет в том, насколько существенно для успеха их боевой задачи было прикрытие с воздуха, и с момента вторжения они утверждали, что Американское правительство действительно обещало им это. Американское же правительство заняло твердую позицию, что воздушное прикрытие обещано не было.

В любом случае, Американского воздушного прикрытия не было и вторжение провалилось.

Одним из первых признаков того, что вторжение планировалось на провал, было появление в New York Times от 10 января 1961 г. статьи, которая месяца за три до вторжения имела название: «США помогают готовить анти‑Кастровские силы на секретной военной базе в Гватемале» 27.

В статье была помещена карта, показывавшая местоположение учебной базы на территории Гватемалы. Далее в ней сообщалось, что правительство Гватемалы готовило силы для защиты Гватемалы от Кубинского вторжения, и указывалось, что не все Гватемальцы принимали это объяснение: «Противники администрации Ydigoran тогдашнего президента Гватемалы настаивали, что приготовления проводятся для выступления против Кубинского режима Премьера Фиделя Кастро и что они планируются, направляются и, в значительной степени, оплачиваются Соединенными Штатами» 28.

Итак, чтобы узнать о предстоящем вторжении, Кастро должен был всего лишь читать New York Times.

Таким образом, вторжение состоялось 16 апреля 1961 г. и вооруженные силы и ВВС Кастро одержали победу. Существуют некоторые обстоятельства, касающиеся вторжения, которые до крайности обнаруживают, как бездарно оно было спланировано:

1. Кубинские силы вторжения были заверены в том, что в районе высадки не было рифов, однако 3 десантных судна напоролись на рифы, скрытые приливом.

2. ВВС Кастро смогли потопить 2 вспомогательных судна, лишенных воздушного прикрытия. Без доставки на берег необходимых припасов у многих солдат на берегу кончились патроны еще в первые 24 часа.

3. ЦРУ вооружило 1443 участника вторжения оружием, для которого требовалось более 30 различных типов боеприпасов. Оружие было приобретено на складах ненового оружия, чтобы «избежать отождествления сил вторжения с США правительством».

4. Планировавшаяся координация восстания анти‑Кастровского подполья на Кубе плохо управлялась и приказ более чем 100 подпольным организациям так и не был отдан. Им не сообщили о сроках предполагаемого вторжения.

5. Радио SWAN — коротковолновая широковещательная станция ЦРУ одно за другим передавало противоречивые и неправильные сообщения о восстаниях по всей Кубе; ни одно из этих сообщений не соответствовало действительности.

После того, как вторжение в Заливе свиней провалилось, правительство Кастро могло заявить, что крошечная Коммунистическая Куба нанесла поражение могущественным Соединенным Штатам и, как результат этого, престиж Соединенных Штатов в Латинской Америке упал еще ниже. Урок был ясен. Могучие Соединенные Штаты не смогли подготовить силы, способные покончить с Коммунизмом на Кубе и, стало быть, в любом другом месте Латинской Америки. И любой стране, нуждающейся в Американской помощи в своих внутренних битвах с Коммунизмом, лучше не просить помощи у правительства Соединенных Штатов.

Одним из Американских журналистов, сообщивших о таком повороте в народной поддержке, был д‑р Steuart McBirnie, объехавший этот район вскоре после событий в Заливе свиней. Он сообщил, что многие руководители стран Латинской Америки, которых он посетил, сказали ему, что они не могут более полагаться на Американское правительство как на защитника их правления от Коммунизма. Д‑р МакБерни сообщил о подобном отношении к Америке в пространных радиопередачах и статьях, но ничто не изменилось.

Куба вновь оказалась в центре международного внимания год спустя, во время событий, получивших название «Кубинский ракетный кризис».

16 октября 1962 г. Президент Джон Кеннеди созвал совещание в Белом Доме, поскольку разведывательные источники уведомляли его, что Русское правительство размещало ракеты и атомное оружие на Кубе. Помимо Президента, на совещании присутствовало 19 человек — все ключевые фигуры его администрации, в их числе и его брат — министр юстиции Robert Kennedy.

Центральное разведывательное управление официально показало присутствовавшим фотографии различных стартовых площадок на Кубе. Роберт Кеннеди впоследствии написал книгу Thirteen Days Тринадцать дней, в которой комментировал эти фотографии. Он писал: «Я, со своей стороны, вынужден был поверить им на слово. Я внимательно изучил фотографии и то, что я увидел, казалось не более чем участком, расчищенным под фермерское поле или под фундамент дома. Я с облегчением услышал впоследствии, что точно также реагировал практически каждый, включая Президента Кеннеди» 25.

Из 20 участников совещания, 15 являлись членами СМО.

Президент Кеннеди, после того как его убедили, что ему следует увидеть ракеты на снимках, где ракет не было, решил принять строгие меры против Русского правительства. Он выступил по телевидению и сообщил Американскому народу, что на некоторых Кубинских базах находились «баллистические ракеты», способные достигать части территории США. Далее он призвал Русского Премьера Хрущева убрать «ракеты» с Кубы. Когда New York Times на следующий день опубликовала изложение речи Кеннеди, статья не содержала никаких изображений ни ракет, ни баз. Однако, днем позднее, 24 октября 1962 г. было опубликовано изображение предполагаемой «стартовой площадки» вместе с тем, что было определено как «ракетные пусковые установки». Предполагаемые «ракеты» на изображении были не более карандашной точки, но Times была уверена, что эти точки являлись «ракетами».

Каковы бы ни были объекты, которые Русские имели на Кубе, 28 октября они согласились их убрать, при условии «проверки ООН» 26. Американские ВМС были фактически готовы производить досмотр уходящих Русских судов для проверки того, что вывозятся настоящие ракеты. Но никто в действительности не поднимался ни на одно из Русских судов, предположительно перевозивших ракеты. Американские фотографы делали снимки Русских судов, пролетая над ними в океане, но все, что было видно на этих фотографиях — предметы неизвестного назначения, закрытые брезентом. Средства массовой информации быстро окрестили эти объекты «Советскими ракетами» 27.

Миф о том, что Россия действительно вывозила ракеты, поддерживался многие годы. Не далее как 29 марта 1982 г., U.S. News amp; World Report поместил изображение кормовой части судна, плывущего в море, с покрытыми брезентом предметами на палубе. Подпись гласила: «Советское судно вывозит ядерные ракеты с Кубы при раскрытии карт в 1962 г.»28.

Ничего неизвестно потому, что никогда так и не выяснилось, каким образом Американское правительство или Американская печать узнали, что под брезентом действительно были настоящие ракеты, особенно после того, как правительство заявило, что одним из условий их вывоза была инспекция Русских судов неКубинцами с целью проверки.

Таким образом, только Русские и Кубинцы знали наверняка. И они не делали сколько‑нибудь известных заявлений, что предметы под брезентом и маленькие точки на больших фотографиях были действительно ракетами. То, что они в сущности говорили, сводилось к тому, что если Американское правительство хотело верить, что эти предметы были ракетами, оно имело на это полное право. Конечно, для Кубинцев и Русских было бы глупо признать, что они фактически лгали народам мира, и вывезли деревянные ящики, не содержавшие ничего, кроме морского воздуха.

Впоследствии обнаружилось, что как часть соглашения с Русскими о вывозе воображаемых ракет, Президент Кеннеди дал согласие убрать реальные ракеты с Американских баз в Турции и Италии.

В дополнение к выводу Американских ракет Президент Кеннеди согласился еще на одно условие. Американское правительство должно было заверить правительства России и Кубы, что оно вмешается в случае любого вторжения на Кубу анти‑Кастровских сил.

Кубинцы, настроенные против Кастро, не подозревавшие об этом соглашении между Русскими и Американцами, тем временем закупали оружие и суда в Соединенных Штатах, и готовили контрреволюцию на Кубе. Как только они двинулись к берегам Кубы, они были остановлены Береговой Охраной США и их суда и вооружение было изъято. Режим Кастро отныне был защищен от анти‑Кастровского вторжения Береговой Охраной США.

Многие считают, что это и было действительной целью «Кубинского ракетного кризиса»: деревянные ящики были вывезены в обмен на согласие Американского правительства сделать 2 вещи:

1. Убрать реальные стратегические ракеты от границ России и

2. Гарантировать, что правительство Кастро не станет объектом анти‑Кастровского вторжения.

Одним из тех Американцев, который считал, что Американское правительство фактически создало движение Кастро и затем навязало правительство Кастро Кубинскому народу, являлся Президент Джон Кеннеди. Согласно New York Times от 11 декабря 1963 г. он дал интервью, в котором сказал: «Я думаю, что мы породили, создали, целиком сделали, не подозревая об этом, движение Кастро» 29.

За свое участие в возвышении Кастро к власти Герберт Мэттьюз из New York Times получил повышение и стал членом Редакционной Коллегии этой газеты. А за свои усилия Уильям Виланд получил важный пост Генерального Консула в Австралии.

Теперь Кастро обеспечил себе возможность буквально уничтожить Кубинскую экономику при помощи своих ошибочных идей об эффективности Кубинского Коммунизма, и при этом располагать Береговой Охраной США для защиты своего правительства от вторжения с моря.

А Президент Кеннеди, который, по‑видимому, все это разгадал, был мертв уже недели за 3 до публикации интервью в Times.

Цитированные источники:

1. M. Stanton Evans, The Politics of Surrender, New York: The Devin‑Adair Company, 1966, p.129.

2. Fred Ward, Inside Cuba Today, condensed in Book Digest, May, 1979, p.35.

3. Fred Ward, Inside Cuba Today, p.39.

4. Fred Ward, Inside Cuba Today, p.36.

5. Fred Ward, Inside Cuba Today, p.41.

6. Fred Ward, Inside Cuba Today, p.48.

7. «For War‑Weary Cubans, Still More Sacrifices», U.S. News amp; World Report, June 26, 1978, p.39.

8. Fred Ward, Inside Cuba Today, p.50.

9. The Review of the News, April 30, 1980, p.19.

10. Earle T. Smith's Letter to the Editor, New York Times, September 26, 1979, p. A‑24.

11. Alan Stang, The Actor, Boston, Los Angeles: Western Islands, 1968, p.313.

12. Frank Capell, Henry Kissinger, Soviet Agent, Zarepath, New Jersey: The Herald of Freedom, 1974, p.19.

13. Nathaniel Weyl, Red Star Over Cuba, New York: Hillman Books, 1961, p.152.

14. Mario Lazo, Dagger in the Heart, American Policy Failures in Cuba, New York: Twin Circles Publishing Co., 1968, p.149.

15. Nathaniel Weyl, Red Star Over Cuba, p.1g3.

16. Mario Lazo, Dagger in the Heart, American Policy Failures in Cuba, p.176.

17. Nathaniel Weyl, Red Star Over Cuba, p.95.

18. Herman Dinsmore, All the News That Fits, New Rochelle, New York: Arlington House, 1969, p.184.

19. Nathaniel Weyl, Red Star Over Cuba, p.153.

20. Herman Dinsmore, All the News That Fits, p.177.

21. Tad Szulc and Karl Meyer, The Cuban Invasion, the Chronicle of a Disaster, New York: Ballantine Books, 1962, p.103.

22. Tad Szulc and Karl Meyer, The Cuban Invasion, the Chronicle of a Disaster, p.110.

23. Mario Lazo, Dagger in the Heart, American Policy Failures in Cuba, p.268.

24. New York Times, January 10, 1961, p.1.

25. Robert F. Kennedy, Thirteen Days, A Memoir of the Cuban Missile Crisis, New York: The New American Library, Inc., 1969, p.24.

26. New York Times, October 28, 1962.

27. Life, November 23, 1962, pp.38‑39.

28. U.S. News amp; World Report, March 25, 1982, p.24.

29. Mario Lazo, Dagger in the Heart, American Policy Failures in Cuba, p.94.

30. Mario Lazo, Dagger in the Heart, American Policy Failures in Cuba, p.133 and 186.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.24.192 (0.031 с.)