ТОП 10:

ГЛАВА 12. АМЕРИКАНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ.



 

Однажды кто‑то написал: «Бог не может изменить прошлое, это могут только историки!»

Конечно, историки не имеют возможности знать о политической кухне, где планируется будущее, до тех пор, пока их лично не посвятили в планируемую будущую историю. Поэтому большинство историков освещает исторические события без действительного знания того, как эти события были созданы.

Кроме прочего, те, кто планирует войны, спады и другие бедствия для человечества не хотят, чтобы стала известна правда об их планировании. Поэтому Историки‑Ревизионисты те, кто ищет подлинные причины исторических событий должны искать правду в потайных ходах к событиям прошлого, какими их видели присутствовавшие при этом и запечатлевшие свое знание событий так, как они их запомнили. Эти источники большей частью спрятаны от широкой общественности, но они существуют.

Вариант истории, представленный в последующих главах, не является общепринятым, но он, тем не менее, правдив. Потребовались тщательные изыскания, чтобы нашарить этот вариант истории, проглядывающий сквозь чад политической кухни.

Reginald McKenna, недавний председатель правления Mid‑land Bank Англия, так писал о власти банковского истеблишмента: «Я боюсь, что простым гражданам не понравится, если они узнают, что банки могут создавать и создают деньги… И те, кто управляет кредитом страны, направляют политику Правительств, и держат в своих руках судьбу народа» 1.

Авраам Линкольн также предостерегал относительно банковского истеблишмента, хотя предпочитал называть это «властью денег». Он писал: «Власть денег грабит страну в мирное время и устраивает заговоры в тяжелые времена. Я предвижу наступление кризиса в ближайшем будущем… который заставляет меня трепетать за безопасность моей страны. Власть денег в стране будет стремиться… воздействовать… на народ до тех пор, пока богатство не соберется в руках немногих, и республика не погибнет» 2.

Сэр Josiah Stamp, бывший президент Bank of England, также предостерегал относительно власти банковского истеблишмента: «Если вы хотите остаться рабами банкиров и оплачивать издержки собственного рабства, позвольте им продолжать создавать деньги и управлять кредитом страны» 3.

Президент James Garfield придерживался того же мнения: «Кто управляет объемом денег в любой стране, тот является полновластным хозяином всей промышленности и торговли» 4.

Д‑р Кэррол Квигли в своей книге «Трагедия и надежда» подробно рассказал об этих целях банковского истеблишмента:

«… силы финансового капитализма имеют далеко идущую цель, не менее, чем создание мировой системы финансового управления в частных руках, способную господствовать над политической системой каждой страны и мировым хозяйством в целом. Система должна управляться центральными банками мира в феодальном стиле, действующими сообща, согласно тайным соглашениям, достигаемым во время частых личных встреч и совещаний» 5.

Представлял себе власть банковского истеблишмента и Томас Джефферсон, пытаясь остеречь Американский народ в отношении цикла деньги — долг: «На каждом поколении лежит обязанность выплачивать свои собственные долги по мере их образования — принцип, который, если бы он выполнялся, предотвратил бы половину всех войн в мире.»

И: «Принцип траты денег, которые заплатит последующее поколение, называемый консолидированием долга, есть ни что иное, как в огромном масштабе обманутое будущее» 6.

В числе наших отцов‑основателей, опасавшихся банковского истеблишмента и его способности создавать деньги и долги, был Бенджамин Франклин, написавший: «Заемщик — это Раб Ссудодателя, а Должник — Кредитора… Сохраняйте вашу свободу и отстаивайте свою независимость. Будьте трудолюбивы и свободны; будьте бережливы и свободны» 7.

Эти предостережения весьма недвусмысленны. Банковский истеблишмент создает национальный долг. Национальный долг делает рабов из должников. Теперь становится важным понять природу банковского истеблишмента, раз он способен вызывать человеческие страдания, подобные изображенным вышеприведенными авторами.

Банкиры, дающие ссуды правительствам всего мира, называются «международными банкирами». И, подобно всем банкирам, их деловой успех зависит от способности получить долг с заемщика. Также как местный банкир, который должен обеспечить свою ссуду какой‑нибудь формой залога, международный банкир заботится о том, чтобы его должник отдал в залог что‑либо ценное, что‑то, что может быть продано, чтобы компенсировать любой остаток непогашенной задолженности не выполнившего обязательств заемщика.

Местный банк ссужает деньги под дом, беря в качестве залога жилище. Банкир может «лишить права выкупа заложенного имущества» и стать его единоличным собственником, если не будут выполнены данные платежные обязательства.

Тем не менее, международный банкир сталкивается с более сложной задачей по сравнению с местным. Чем он может обеспечить свою ссуду, когда он одолжил деньги главе правительства? Глава правительства имеет одну возможность, не распространяющуюся на домовладельца: право «отказаться» от долга.

Аннулирование определяется как: «Отказ правительства страны или государства оплатить действительные или предполагаемые финансовые обязательства».

Банкирам пришлось разработать стратегию, которая позволяла им быть уверенными, что правительство, которое они ссудили, не аннулировало заем, предоставленный банкирами правительству.

Международные банкиры постепенно выработали свой план. Он был назван «Политикой силового равновесия». Это означало, что банкиры ссужали два правительства одновременно, давая себе возможность натравливать одно на другое в качестве средства принуждения одного из них для уплаты долга банкирам. Самым успешным средством обеспечения согласия с условиями платежа была угроза войны: банкир всегда мог пригрозить не выполнившему обязательства правительству войной, как средством принуждения произвести платежи. Это повторное вступление во владение государством будет почти всегда срабатывать, так как глава правительства, беспокоящийся о сохранении своего кресла, будет согласен на первоначальные условия займа, и продолжит выплаты.

Ключевым же моментом здесь являлась соразмерность государств: чтобы ни одна страна не оказалась бы столь сильна, что военная угроза со стороны слабейшего соседа будет недостаточна для принуждения ее к платежам.

Иными словами, обе страны должны быть примерно одинаковой величины и обладать примерно равными потенциалами, чтобы воевать друг с другом; если бы одна страна обладала большим потенциалом по сравнению с другой, то большая страна служила бы угрозой для меньшей, а меньшая не смогла бы представлять угрозу для большей. Необходимо, чтобы обе страны имели равный потенциал, иначе одна из них перестанет представлять угрозу для другой.

Теперь, в принципе уяснив, как управляют международные банкиры, можно ясно представить себе характер недавнего прошлого.

Писатель Артур Эдвард Уэйт в своей книге The Real History of the Rosicrucians «Правдивая история Розенкрейцеров» утверждает: «Под широким потоком человеческой истории струятся скрытые подводные течения тайных обществ, которые в глубине часто определяют перемены, происходящие на поверхности» 8.

Памятуя вышесказанное, изучение недавнего прошлого следует начать с Американской революции 1776 г. Традиционные историки объясняют, что причиной Революции было сопротивление Америки «взиманию налогов без представительства». Но эта предположенная причина не убеждает при сопоставлении с налогом, которым Английское правительство обложило Колонистов. Налог составлял менее одного процента Валового национального продукта. И кажется, что требуется нечто большее, нежели это, чтобы воспламенить Американский народ на полномасштабную революцию против Британского правительства, ведь в 1980 г. Американские налогоплательщики платили своему правительству около сорока процентов своего дохода, имея очень малое прямое представительство например, когда Американский народ прямо голосовал за помощь иностранным государствам, гонку в космосе, благотворительность и т.д. и без каких‑либо революций против Американского правительства.

Быть может, м‑р Уэйт прав. Возможно, что «тайные общества», упоминаемые им, потрудились в Американских колониях еще до создания государства и до революции против Английского правительства.

Возможно, что истоки Американской революции восходят к 24 июня 1717 г., когда четыре масонские ложи в Лондоне Англия объединились, чтобы образовать Великую Ложу Лондона. Основной догмат новых Франкмасонов, который до той поры в общем совпадал с принятым в гильдии каменщиков и иных строителей, изменился при этом слиянии всех четырех лож. Из гильдии Франкмасонство превратилось в церковь — новую религию. Профессиональное Масонство приняло вид философского Масонства: «Неотъемлемая философия Франкмасонства подразумевала веру в то, что мистические мысль и чувство обязаны исчезнуть, и на смену им придет эра строгой логики и разума» 9.

Франкмасонство: «… пыталось сотрудничать с Церковью с тем, чтобы воздействовать на нее изнутри, рационализировать учение Иисуса и постепенно лишить его мистического содержания. Франкмасонство надеялось стать дружественным и законным наследником Христианства. Оно рассматривало логику и правила научного мышления как единственный абсолютный и неизменный элемент человеческого разума» 10.

Новое Масонство: «… не защищает откровение, догмы, или веру. Его убеждение было научным, а мораль — чисто социальной. Новое Масонство не стремилось уничтожить церкви, а, с прогрессом идей, готовилось заменить их» 11.

Эта новая мораль распространилась во Францию в 1725 г., и, спустя несколько лет, в начале 1730 гг., в Соединенные Штаты, где в 1731 г. в Филадельфии, а в 1733 г. в Бостоне, были образованы Ложи Франкмасонов 12. Одним из хорошо известных членов Филадельфийской Ложи был Бенджамин Франклин, вступивший в нее в 1732 г. Впоследствии, в 1734 г., м‑р Франклин стал Великим Мастером что равносильно Президенту своей ложи.

Именно эта Филадельфийская Ложа положила начало объединению отдельных колоний Америки в союз штатов. Эта филадельфийская Ложа Святого Иоанна в 1751 г. «вступила в контакт с Великой Ложей Лондона и герцог Норфолк — Великий Мастер Английского Франкмасонства, назначил Великого Мастера для Центральных Колоний. Его имя было Daniel Coxe. Коукс был первым общественным деятелем, посоветовавшим федерацию колоний…» 13.

В числе первых Масонов в Америке были: Джордж Вашингтон, Томас Джефферсон, John Hancock, Paul Revere, Александр Гамильтон, John Marshall, Джеймс Медисон и Ethan Allen — все известные Американские патриоты, серьезно вовлеченные в Американскую революцию.

Позднее, по крайней мере двенадцать Американских Президентов являлись Масонами: Эндрю Джексон, James K. Polk, James Buchanan, Andrew Johnson, Джеймс Гарфилд, William McKinley, Theodore Roosevelt, William Howard Taft, Warren G. Harding, Франклин Рузвельт, Гарри Трумен и Джералд Форд.

Помимо прямого воздействия Масонов на Американскую революцию некоторые Масоны также влияли на Америку косвенно. Подобного рода действия начались 4 июля 1776 г., когда Континентальный Конгресс назначил комитет из трех человек — Бенджамина Франклина, Томаса Джефферсона и Джона Адамса, чтобы разработать Печать Соединенных Штатов. По крайней мере двое из них, если не все трое, являлись Франкмасонами, а разработанная ими печать, в особенности, ее оборотная сторона, скрывает масонские символы и тайны. Согласно Масонам: «Этот рисунок, находящийся на оборотной стороне печати, открывает „Скрытую работу“, „Утраченное слово“ древнего Франкмасонства. В качестве основной темы использована пирамида, так как в древности, при зарождении Франкмасонства, его предназначение было то же, что и сегодня: осуществлять Божью волю на Земле. Эта работа не завершена: поэтому пирамида на печати не закончена. Каждый Брат должен внести свою лепту, понимая, что его работа охраняется и направляется Всевидящим Божьим Оком» 14.

С момента своего возникновения в 1717 г., Франкмасоны, где бы ни появлялись, постоянно возбуждают ссоры между различными слоями общества. И первое официальное заявление против этой организации появилось как раз через двадцать один год, в 1738 г., когда: "Римская Католическая Церковь вынесла официальное осуждение Франкмасонству… в виде Буллы Папы Климента XII… " 15.

С 1738 г. осуждение Масонов продолжалось: "Со времени основания Масонства в Британии в 1717 г. не менее восьми Пап выносили им осуждение по 400 поводам. В первом публично провозглашенном церковном проклятии Климент XII назвал это движение «безнравственным».

Один из его преемников, Папа Лев XXIII, обвинил Масонов в намерении «ниспровергнуть полностью религиозный, политический и общественный порядок, основанный на Христианских учреждениях, и установить порядок вещей, основанный на чистом натурализме» 16.

Одно из недавних выступлений против Масонства произошло 21 марта 1981 г., когда Римская католическая церковь вновь предупредила, что «все Католики, принадлежащие к Масонским ложам, рискуют отлучением» 16.

Согласно книге A New Encyclopaedia of Freemasonry Новая энциклопедия Масонства «Римская церковь… согласна рассматривать Масонство как… силы, действующие в этом мире против работы Церкви» 17.

В любом случае, «В напряженное время перед Американской революцией, тайность Масонских лож давала патриотам Колоний благоприятную возможность встречаться и вырабатывать свою стратегию» 18.

Одним из предшествовавших Американской революции событий, очевидно, спланированным втайне, являлось Бостонское чаепитие, когда группа лиц, переодетых индейцами, выбросила ящики с чаем в залив. Личности этих патриотов не были известны, пока сами Масоны не дали следующее объяснение: «Бостонское чаепитие было полностью Масонским, его осуществили члены ложи святого Иоанна в Бостоне, во время перерыва собрания» 19.

Эта революционная акция оказала почти мгновенное действие на Английский парламент, который принял законы, закрывающие Бостонский порт для любой морской торговли и позволяющие расквартировывать Британские войска в Массачусеттсе. Эти законы подняли бурю протеста во всех Американских колониях.

Есть основания считать, что те, кто вызвал эти события, намеревались использовать карательную деятельность Англии как повод для объединения Американских колоний против Английского правительства. И стратегия сработала.

Потребность к объединению штатов в федеральное правительство была сильна и Масоны были здесь ключевым элементом. Их члены были разбросаны по всей стране, многие из них были достаточно хорошо известны, чтобы рассчитывать на внимание колонистов к их взглядам. В самом деле, пятьдесят три человека из пятидесяти шести, подписавших Декларацию независимости, являлись Масонами, как и большинство членов Континентального конгресса.

Бенджамин Франклин, отчасти из‑за своей приметности как Масон, стал ключом для открывания дверей некоторых Европейских стран, которыми часто руководили собратья‑Масоны. Его членство могло обеспечить ему решающие встречи с другими Масонами по всей Европе, и эти контакты должны были быть использованы для поддержки Американской революции.

Франклин также понимал истинную причину Американской революции. Однажды в Лондоне его спросили: «Как вы объясняете процветание Американских колоний?»

М‑р Франклин ответил: «Это — просто. Все дело в том, что в колониях мы выпускаем свои собственные деньги. Они называются Колониальными скриптами временными платежными средствами и мы выпускаем их в должном соотношении для обеспечения торговли и ремесел» 21.

Другими словами, колонии не пользовались своей властью создавать деньги для создания инфляции, и, в результате, Америка становилась процветающей.

Однако, в 1760‑х гг. этому положению вещей суждено было измениться, когда Банк Англии внес на рассмотрение Парламента законопроект о том, что колонии не могли выпускать свои собственные платежные средства. Согласно этому законопроекту, колонии должны были выпускать долговые обязательства и продавать их Банку, который бы затем ссужал их деньгами для использования в колониях. Американские деньги должны были опираться на занятые в долг. Колонии должны были платить проценты за привилегию иметь свои собственные деньги.

При своем осуществлении эта мера вызвала огромную безработицу, так как Банк Англии позволил колониям занять лишь половину того количества денег, которые ранее находились в обращении 22. Франклин и другие понимали это и Франклин открыто заявил: «Колонии с радостью вытерпели бы небольшой налог на чай и другие предметы, если бы Англия не отобрала у колоний их денег, что вызвало безработицу и недовольство» 23.

Ему же приписывали следующее высказывание: «Отказ короля Георга III позволить колониям оперировать качественной колониальной денежной системой, которая освобождает простого человека из когтей денежных дельцов, послужил, наверное, главной причиной революции».

Франклин признавал, что причиной Революции было сопротивление колоний идее заимствованных денег, обернувшейся долгом и инфляцией, так же как и выплатами процентов, а не «взимание налогов без представительства», как обычно считали.

Среди стран, которые посетил Масон Бенджамин Франклин, была Франция. В январе 1774 г. Франклин вел переговоры с некоторыми Масонскими руководителями о закупке ружей для Американских колоний. Эта сделка состоялась при согласии и поддержке Французского министра иностранных дел Vergennes — собрата‑Масона.

Кроме того, Французское правительство при поддержке того же Вержена, ссудило Американским колониям в общей сложности три миллиона ливров.

Еще одна страна косвенным образом была втянута в Американскую революцию: «При рождении Американского государства, во время Революционной войны, Русская Императрица Екатерина Великая, отвергла просьбу Английского короля Георга III послать 20.000 казаков на подавление восстания в колониях… что… помогло колониям уцелеть» 24.

Россия, не имевшая центрального банка, контролировавшего ее решения, помогла Соединенным Штатам, отказавшись послать войска против сражающихся колоний. Россия впервые проявила свое дружелюбие к Соединенным Штатам и вновь будет помогать Соединенным Штатам в Гражданской войне, как будет показано далее.

Интересно понять, почему два основных лидера Американской революции, вызванной Англией, были собратьями‑Масонами: Бенджамин Франклин и Джордж Вашингтон. «Когда Америка нуждалась в государственной армии и государственном дипломате, она обратилась к Брату Джорджу Вашингтону, как к единственному должностному лицу, которое не только обладало общенациональной известностью, но, и, благодаря своему Масонскому прилежанию, имело друзей по всему Континенту т. е. во всех колониях. — Прим. перев.. В решающий момент, когда Америка, будучи на грани поражения, нуждалась в иностранных союзах, она обратилась к Брату Франклину — единственному Американцу, который имел мировую известность и, благодаря Масонству, друзей во всех частях света» 25.

В свою очередь Вашингтон также окружил себя братьями Масонами: «Все офицеры в штабе Вашингтона, которым он доверял, были Масонами, и все выдающиеся генералы Армии были Масонами» 26.

Эти решения Вашингтона принесли ему дополнительные выгоды, так как похоже, что Вашингтон решил укомплектовать свои армии братьями Масонами по следующей причине: «Представляется правдоподобным, что незабываемая и необъяснимая вялость некоторых Английских военных кампаний в Америке, в особенности под руководством братьев Howe один — адмирал, а второй — генерал, была предумышленной и вызванной Масонским желанием Английского генерала достигнуть мирного соглашения и пролить как можно меньше крови» 27.

Иначе говоря, Вашингтон выбрал братьев Масонов для своего генерального штаба поскольку знал, что генерал, командующий Английскими войсками, был также Масоном. То обстоятельство, что Масон обязан не убивать брата Масона, если он знает, что его противник тоже Масон, чрезвычайно затрудняло ведение боевых действий для многих генералов‑неМасонов.

После того, как 27 декабря 1778 г. Американская армия отбила город Филадельфию у Британских войск, генерал Джордж Вашингтон, чтобы публично продемонстрировать свою поддержку Масонам, «с саблей на боку, в полном Масонском облачении и знаками отличия Братства, промаршировал во главе торжественной процессии из трехсот братьев по улицам Филадельфии… Это был величайший Масонский парад, когда‑либо виденный в Новом Свете» 28.

Но, даже пользуясь всеобщей поддержкой Масонов, Вашингтон и Американский народ должны были оплачивать расходы в войне против Британцев. В 1775 г. Континентальный Конгресс проголосовал за выпуск бумажных денег для финансирования войны. Эти деньги не были заняты у какого‑либо банковского учреждения. Они просто печатались как средства для оплаты правительственных военных расходов. Поэтому, они не обеспечивали ссудный процент группе банкиров, которая создавала этот процент из ничего.

Большинство независимых законодательных собраний штатов в знак доброй воли и как признание того, что центральное правительство избавило Американский народ от выплат бесчисленных миллионов долларов в качестве ссудного процента, приняло законы, обязывающие граждан принимать Континентальную валюту как законное платежное средство.

Но к концу 1776 г. «Континентальные», как их называли, при размене на серебро шли по сорок центов за доллар. Однако, федеральные печатные станки продолжали печатать эти доллары и к 1776 г. в обращении находилось 241.600.000 «Континентальных» долларов.

Американские купцы принимали эти доллары по цене 2,5 цента за доллар, а два года спустя менее чем за полпенни 0,5 цента. — Прим. перев.. Инфляция нанесла тяжкий урон цене валюты. Она почти ничего не стоила по сравнению с настоящими деньгами, звонкой монетой. Самая низкая цена на «Континентальные» пришлась на конец войны, когда за один серебряный доллар давали 500 бумажных.

Вот почему Американский народ пустил в ход выражение «не стоящий Континенталки». Инфляция наступила снова, в соответствии с экономическим законом, который срабатывает каждый раз, когда количество денег, не обеспеченное золотом или серебром, быстро увеличивается.

Именно в это время стали выходить наружу существенные разногласия между ведущими Американскими патриотами.

Предметом разногласий был вопрос: следует ли Американскому правительству учреждать центральный банк. Томас Джефферсон выступал против учреждения любого подобного банка, а Александр Гамильтон выступал за. В защиту своей позиции Джефферсон утверждал: «Если Американский народ когда‑либо позволит частным банкам контролировать выпуск валюты, сначала посредством инфляции, а потом — дефляции, банки и корпорации, которые вырастут вокруг банков, будут отнимать у людей собственность до тех пор, пока их дети не проснутся бездомными на земле, которую завоевали их отцы» 29.

Именно Гамильтон предложил Соединенным Штатам создать Банк Соединенных Штатов, прибыльное учреждение, находящееся в частной собственности и обладающее особым доступом к общественным фондам. Банк будет иметь законное полномочие создавать деньги из ничего и ссужать их, под проценты, правительству.

Гамильтон считал, что большинство людей не могло распорядиться своими собственными деньгами. Он полагал, что эти вопросы лучше всего предоставить богатым. Он писал: «Не может преуспеть то общество, которое не соединит процент и кредит богатых лиц с государственными. Все общества делятся на избранных и массу. Первые — богаты и хорошего происхождения, все остальное — народная масса. Народ беспокоен и переменчив; он редко судит или определяет верно» 30.

В ответ Джефферсон выдвинул обвинение, что банковские учреждения, получив способность произвольно увеличивать или сокращать количество денег, втянутся в непрерывное притеснение людей. Он писал: «Единичные акты жестокости могут быть приписаны сиюминутным и несущественным взглядам; но ряд притеснений, начатый в известный период времени, и неизменно продолженный при любой смене кабинета, слишком явно доказывает существование обдуманного систематического плана обращения нас в рабство» 31.

Нарождающийся в Соединенных Штатах заговор, который видел Джефферсон — это группа, называвшаяся Якобинцами, и созданная Французским ответвлением Иллюминатов 32.

Современный словарь определяет Якобинца как «члена общества радикальных демократов во Франции во время революции 1789 г.; тем самым заговорщика против существующего правительства».

Джон Робисон в своей классической работе по Иллюминатам, названной Proofs of a Conspiracy Доказательства Заговора, написал о Якобинцах: «Понимающие видели в открытой системе Якобинцев скрытую систему Иллюминатов» 33.

Эта группа будет играть важную роль в Гражданской войне 1861‑65 гг. как будет показано далее.

К несчастью для Соединенных Штатов Президент Джордж Вашингтон в 1788 г. назначил Александра Гамильтона Министром финансов. Спустя три года, в 1791 г., правительство Соединенных Штатов утвердило для своего первого национального банка, названного Первый Банк Соединенных Штатов, устав сроком на двадцать пять лет. Устав должен был утратить силу в 1811 г. и тогда Американские граждане имели возможность обсудить сам Банк и его достоинства до того, как будет возобновлен устав.

Джефферсон спокойно принял участие в обсуждении дел Первого Банка, утверждая, что Конгресс не имел никаких Конституционных полномочий учреждать подобный институт и что, поэтому, Банк являлся фикцией. Он основывал свои доводы на Статье 1, раздел 8, Конституции. Этот раздел гласит: «Конгресс имеет право чеканить монету, регулировать ценность оной…»

Джефферсон утверждал, что Конгресс не обладает властью передавать денежные полномочия другому учреждению, и уж, конечно, не такому учреждению, которое находилось в частных руках и, единственно, не имело полномочий чеканить монету, но могло печатать деньги и, затем, ссужать их правительству. Однако, подобные вопросы о соответствии Банка статьям Конституции, к сожалению, оставались только вопросами, и Банк просуществовал до 1811 г., когда при Президенте Джеймсе Монро Устав потерял силу.

Несмотря на давление на правительство со стороны Банка — взять взаймы, чтобы рассчитаться с долгами Американской революции, Президенты Джефферсон и Монро выплатили все долги правительства Соединенных Штатов, не прибегая к его помощи.

Вновь давление со стороны Банка возобновить Устав началось на следующий год, когда в 1812 г. Англия развязала войну против Соединенных Штатов. Целью этой войны было силой поставить Соединенные Штаты в такое положение, при котором для оплаты военных издержек не обойтись без центрального банка, тем самым создавая выплаты по процентам и долги. Английские банкиры надеялись, что Американцы возобновят Устав Первого Национального Банка, или создадут другой под иным названием.

Два Американца, Henry Clay и John C. Calhoun, с самого начала были сторонниками вступления Американского правительства в Войну 1812 г. Они также являлись главными приверженцами создания другого банка под иным названием: Второй Банк Соединенных Штатов.

Война с Англией оказалась дорогостоящей и увеличила долг Соединенных Штатов с 45 миллионов долларов до 127 миллионов.

Некоторые Американцы видели в войне результат заговора. Таким был, например, ректор Гарвардского университета Joseph Willard, который произнес ставшую теперь знаменитой речь, раскрывающую вмешательство тайных Иллюминатов в события тех дней. 4 июля 1812 г. он заявил: «Существуют достаточные свидетельства, что на этой земле было создано несколько обществ Иллюминатов. Вне всякого сомнения, они силятся тайно подточить все наши древние установления, гражданские и религиозные. Эти общества открыто вступают в союз с организациями этого же ордена в Европе. Враги всего порядка ищут нашей погибели. Если повсюду восторжествует безбожие, наша независимость непременно рухнет. От нашего республиканского правительства не останется и следа…»

К несчастью, Американский народ не внял его предостережениям и заговор продолжал свою смертоносную работу в Соединенных Штатах.

Давление за решение вопроса об оплате расходов Войны 1812 г. посредством возобновления Устава национального банка продолжалось, и в 1816 г. был учрежден Второй Банк Соединенных Штатов с действием устава на двадцать пять лет. Этому банку была предоставлена возможность ссудить правительству 60 миллионов долларов. Деньги были созданы из ничего, подтверждены облигациями, и даны в долг федеральному правительству.

Второй Банк теперь был в состоянии, как выразился один писатель, «полностью контролировать всю финансовую структуру страны…» 34.

В 1816 г. Томас Джефферсон сделал еще одну попытку предостеречь Американский народ, на этот раз в письме к John Taylor:

Я считаю, что банковские учреждения более опасны для наших свобод, нежели постоянные армии.

Они уже создали денежную аристократию, которая ни во что не ставит правительство.

Следует отобрать у банков полномочия на эмиссию и вернуть его правительству, которому оно принадлежит по праву 35.

Банку не потребовалось много времени, чтобы осуществить свои полномочия. «Инфляционная политика Второго Банка Соединенных Штатов в первые несколько лет, последовавшие за 1812 г., побудила банки к избирательному распространению в Кентукки, Теннесси и других Западных штатах. Затем, во время депрессии 1819 г., большой Банк, полностью изменив политику, начал безоговорочное сужение активности. Звонкая монета уплывала с Запада, оставляя за собой след банкротств и большое количество должников, не способных выполнить взятые обязательства» 36.

Банк использовал свои полномочия, увеличивая и уменьшая денежную массу, чтобы вызвать вначале инфляцию, а затем — дефляцию. Этот цикл был выгоден банкирам, которые могли снова вступать во владение большими объемами собственности за доли ее реальной цены.

Но военный долг 1812 г. был выплачен к концу 1834 г., что, конечно, не доставило удовольствия владельцам Второго Банка.

Но произошло одно событие, порадовавшее банкиров. В 1819 г. член Верховного суда John Marshall являвшийся Масоном при рассмотрении дела McCulloch vs. Maryland объявил Банк конституционным.

Он постановил, что Конгресс имел подразумевавшееся полномочие создавать Банк Соединенных Штатов.

Конгрессу не было предоставлено специального полномочия для создания Банка, поэтому Конституция была истолкована в угоду обстоятельствам, посредством провозглашения, что в ней содержалось некое таинственное «подразумевавшееся полномочие», позволявшее делать все, что ни заблагорассудится ее «толкователям». На доводы Джефферсона не обратили внимания. Гамильтон победил.

Следующее, относящееся к теме событие в истории Америки произошло в 1826 г., когда Масон Капитан William Morgan опубликовал книгу под названием: Illustrations of Masonry By One of the Fraternity Who Has Devoted Thirty Years to the Subject; Captain W. Morgan’ Exposition of Freemasonry Пояснения Масонства Одним из Братства, Посвятившего Предмету 30 лет; Изложение Масонства Капитаном У. Морганом.

Эта довольно тонкая, всего в 110 страниц, книга содержала «тайны» Масонов, или, по выражению Капитана Моргана: «… Ложа — Знаки в помещении, Пожатия, и Масонские Символы».

Менее чем через месяц после появления книги Капитан Морган был: «увезен… несколькими Масонами…» 38 и убит.

Согласно книге, написанной Robert Remini — The Revolutionary Age of Andrew Jackson Революционная эпоха Эндрю Джексона: «… Масонский Орден организовал его похищение и возможное убийство» 39.

Обвинение, что Морган был убит потому, что нарушил обязательство сохранения тайны во всех Масонских делах, опубликовав книгу, подробно описывающую все тайны Ордена, безусловно соответствовало пониманию Масонского ритуала. Капитан Морган подробно описал последовательность действий ритуала вступления в Масоны, во время которого будущему Масону причиняют легкую боль, а затем предупреждают: «Так же, как это есть мучение для твоего тела, так это будет всегда для твоего разума и сознания, если ты попытаешься незаконно выдать тайны Масонства» 40.

Этот бескорыстное деяние Капитана Моргана должно было привести к важным результатам в последующие годы, особенно на Президентских выборах 1832 г. Эти выборы были вторыми для Эндрю Джексона, который впервые был избран в 1828 г., главным образом потому, что он был противником Второго Банка Соединенных Штатов. Джексон официально заявлял: «Я был одним из тех, кто не верил, что национальный банк — это национальное благо, но, скорее, бедствие для республики, поскольку банк рассчитан на то, чтобы окружить правительство денежной аристократией, опасной для свобод страны» 41.

Выборы 1832 г. для Банка были критическими потому, что Устав должен был быть возобновлен во время правления Президента, избранного в этот год.

Джексон обещал Американскому народу: «Федеральной Конституции должно подчиняться, права штатов должно сохранять, наш национальный долг должен быть выплачен, прямых налогов и займов должно избегать, и Федеральный Союз должно сохранять».

Показательно, что даже тогда, в 1832 г., Джексон беспокоился о сохранении Союза, вопрос, который, предположительно, приведет к Гражданской войне через несколько лет.

Он продолжал: «Вот — те цели, которые я имею в виду, и осуществлю, невзирая ни на какие последствия» 42.

В 1830 г., именно перед этими выборами, была образована новая политическая партия, названная Анти‑Масонской: главным образом как предостережение Американскому народу о Масонской опасности в стране и в ответ на убийство Капитана Моргана 43. Согласно Encyclopaedia Mackey новая партия была организована: «… чтобы подавить Институт Масонства как подрывающий добропорядочное правительство…» 46.

11 сентября Анти‑Масоны съехались в Филадельфию, где делегаты из одиннадцати штатов встретились, чтобы «осудить Масонский Орден и призвать своих соотечественников присоединиться к политической кампании, чтобы спасти государство от Масонов, несущих разрушения и тиранию» 45.

Среди делегатов этого съезда был William Seward из Нью— Йорка, впоследствии ставший Государственным секретарем у Президента Авраама Линкольна.

Одним из тех, кого тревожило Масонство, был John Quincy Adams, Президент с 1825 по 1829 гг. Он опубликовал ряд писем, «оскорбительных для Масонства, адресованных ведущим политическим деятелям, и помещенных в общедоступных журналах в период с 1831 по 1833 гг.» 46.

Основным спорным вопросом на выборах 1832 г. было возобновление устава Второго Банка Соединенных Штатов. Президент этого учреждения — Nicholas Biddle, «решил просить Конгресс о возобновлении устава Банка в 1832 г., за четыре года до истечения срока действующего устава» 47.

Замысел, скрывавшийся за поступком Биддла, был прост: «… поскольку Джексон добивался переизбрания, он мог увидеть для себя выгоду в том, чтобы не дать этому вопросу стать предметом разногласий и, тем самым, разрешить Банку возобновить устав» 48.

Генри Клей, который позднее выступил как Республиканский кандидат в Президенты против Джексона, и его коллега Daniel Webster взяли на себя инициативу провести законопроект о возобновлении устава в Конгрессе. Им не пришлось разочароваться, так как законопроект прошел в Сенате 28 голосами против 20, а в Палате представителей — 107 голосами против 85. Но у Президента Джексона была последняя возможность повлиять на законопроект, и 10 июля 1832 г. он наложил на него вето. В тексте он предостерегал Американский народ:

Вызывает сожаление, что богатые и влиятельные слишком часто искажают действия правительства в своих эгоистических целях. Особенности в обществе будут существовать всегда, при любом справедливом правительстве.

Равенство таланта, образования, богатства не может быть создано человеческими учреждениями.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.93.74.227 (0.023 с.)