ТОП 10:

ГЛАВЫ «О ТЮРКАХ» И «О НЕКОТОРЫХ ТЮРКСКИХ




ГОРОДАХ И ОБ ИХ ДИКОВИННЫХ ОСОБЕННОСТЯХ» МЕШХЕДСКОЙ РУКОПИСИ КНИГИ ИБН АЛ-ФАКИХА АЛ-ХАМАДАНИ «ИЗВЕСТИЯ О СТРАНАХ»

Слово о тюрках

Рассказывают со слов Хузайфы,1 что он сказал: «Тюрки захватят Куфу,2 хазары захватят ал-Джазиру,3 византийцы — аш-Шам».4 Дошли до нас следующие слова Пророка,5 да благословит его Аллах и приветствует:

«Тюрки изгонят6 иракцев из их страны». Сказал и записал сказанное Умар,7 да будет доволен им Аллах за его деяния: «Если ранили вы тюрка, отрубите ему голову, ибо вернутся они с порога смерти, а как поднимутся, так станут еще непримиримее через вас же, а не сами по себе». Рассказывают со слов

Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, который сказал: «Тюрки будут первыми, кто отберет у моего народа то, что было ему даровано».8 Рассказывают об Абдаллахе [ибн] Аббасе,9 что сказал он: «Клянусь Аллахом, халифат будет в руках моих потомков, как сломят их могущество люди с лицами, красными, как кованые щиты». Рассказывают со слов Абу Хурайры:10 «Не наступит [судный] час, пока не появится племя широколицых с маленькими глазами и приплюснутыми носами, чтобы привязать своих лошадей у берега Тигра.» Рассказывают, что говорил Му'авия:11 «В двух случаях не раздражайте пребывающего в покое, не трогайте его, пока он не трогает вас: когда имеете дело с тюрками и когда с абиссинцами»12. В одном хадисе, возводимом к Пророку, да благословит его Аллах и приветствует, сказано: «Не трогайте тюрков, пока они не трогают вас».13

Говорят, овца у тюрков дает приплод не менее четырех, а бывает, что и пять или шесть [ягнят] — столько же, сколько и сука; если же приплоду бывает два или три, то только в единичных случаях, и все они бывают большими и имеют по огромному курдюку, который волочат по земле.»14

Сказал он:15 Страны тюрков — это тугузгузы,16 их страна самая большая из тюркских, граничит она с Ки-

таем и Тибетом, карлуки,17 кимаки,18 гуззы,19 джикили 20 печенеги,21 базкиш,22 азкиш,23 кипчаки24 и

 

к'ыргызы,25 у которых есть [168б] мускус,26 (а также карлуки и халаджи),27


которые находятся по эту сторону реки.28

Что касается города Фараба,21 то в нем находится один гарнизон мусульман и другой тюрков карлуков. Всех тюркских городов — шестнадцать.30 Ученые мужи говорят: «Тюрки бывают разные: тюрки-карлуки обитают в

окрестностях Самарканда, и это древние тюрки.31 Базкиши32 носят большие бороды Гуззы, тугузгузы и кимаки — это повелители, они подчинили себе много земель в их стране, это наиболее могущественные из тюрок.33 Печенеги34 же, шагары35 и ту гузгузы — это тюрки-кочевники.36 У них одно намерение: поселиться, а потом уйти. Тюргеши37 же имею дома и деревни.38

Сказал он: «Послал Хишам б. Абд ал-Малик39 чело века к правителю тюрков, чтобы призвать его к исламу Сказал человек: «Вошел я к нему, а он обстругивал это время седло, и сказал он переводчику: "Кто это?" Тот ответил: «Посланец царя арабов». «Моего слуги», сказал он. Тот сказал:

«Да». И повелел он мне идти в дом, где было много мяса, но мало хлеба. [...]40. А в один из дней появился он во главе десяти всадников, у каждого

из которых было знамя, и повелел мне сесть на лошадь, а затем поднялся он на холм, поросший кругом лесом. Когда взошло солнце, он приказал одному из тех десяти выставить свое знамя и помахать им, тот исполнил, — и прибыли десять тысяч воинов, вооруженных с ног до головы, кричащих:

«Джах! Джах!» И встали они Под холмом все вместе со своим предводителем,] который и объявил их неверующими перед царем, а тот продолжал повелевать всем по-одному, чтобы выставляли свои знамена и помахивали ими; и когда исполняли они, подходило Десять тысяч вооруженных с ног до Головы воинов и становились под холмом, а он все думал, пока Не были вывешены все знамена и не собралось под холмом сто тысяч вооруженных с ног до головы людей. И сказал он переводчику:

«Скажи этому посланцу, чтобы знал его повелитель, что у этих нет ни Цирюльника, ни сапожника,41 ни портного, и если примут они ислам, как будут добывать себе пищу?»42

Крайний предел Хорасана43 со стороны Шаша44 — это Верхний Нушаджан.45 От Нушаджана до столицы


плодородные земли и рынки. Населяют эти земли тюрки, среди них есть огнепоклонники, есть и зиндики, приверженцы учения Мани. А царь их нахо- дится в большом, многолюдном городе с многочисленными рынками и имеющем двенадцать [169а] железных ворот. К северу от него—кимаки, а перед ним—Ки-

тай. [...]46

Что касается царя кимаков и его подданных, то они кочевники, которые кочуют по землям, орошаемым дождями,47 в поисках пастбищ.48

Говорил Али б. Зайн, секретарь Мазйара:49 «Самый неприступный город, построенный когда-либо на земле [принадлежал одному из царей и был расположен у... болота с горькой застоявшейся водой, в одном из уголков подвластных ему земель].50 Отвел он воду, а потом он велел вырыть фундамент шириною в 40 локтей, затем приказал возвести со дна ямы две стены из обожженного кирпича и извести, каждая шириною в 10 локтей,

оставив между ними пространство в 20 локтей шириною. Когда стены были доведены до поверхности земли, он заполнил пространство между ними песком, и полил водой. По мере того, как поднимались стены, меж ними засыпали песок, пока не довели высоту до 50 локтей. И построил он для себя и своих подданных город с домами и дворцами, а вокруг вырыл ров и провел к нему воду. И вскоре, через год выросла здесь густая роща. И поселил он в крепости своих людей, и упрятал там свои сокровища, и стал город самым неприступным из городов, построенных когда-либо на вершине горы или в глубокой бездне. Как-то один из тюркских царей захотел взять этот город, а тюрки — самые способные и хитроумные в проделывании подкопов к городам и крепостям с дальнего расстояния. Подошел он к нему, расположился в нескольких фарсахах и приказал землекопам делать подкоп, и они делали это, чтобы уничтожить город. И когда дошли до рощи вокруг него, к ним прорвалась вода, но они продолжали идти вперед по воде, и то она одерживала верх над ними, то они над нею, пока не выровнялся ее уровень. И думали они, что уже одержали победу над городом, когда достигли стены и начали ломать ее, а когда проломили, повалил на них песок, засыпанный меж стен. Только вынули они немного, как привалило со всех сторон в несколько раз


ушли ни с чем.

Говорят, что овца в стране тюрок приносит приплоду несколько ягнят за один раз: их может быть семь, шесть, пять, а четыре или три [169б] приносит всякий другой их скот. И когда хотят тюрки взять клятву с какого-либо мужчины, приносят медного идола, держат его, затем готовят деревянную миску, в которую наливают воду, и ставят ее между рук идола, затем в чашу кладут кусок золота и горсть проса, приносят женские шаровары и кладут их под миску, а затем говорят дающему клятву: «Если нарушишь свой обет или изменишь, или окажешься порочным, да превратит тебя Аллах в женщину, чтобы носил ты ее шаровары, отдаст тебя во власть того, что разорвет тебя на мельчайшие кусочки, как это просо, и да пожелтеешь ты, как это золото». По-том после клятвы он выпивает эту воду.51 У них в стране водятся соболи и фанаки,52 они охотятся на них со. стрелами. Если у кого-либо из них рождается сын, он воспитывает его, кормит, выполняет его желания до тех пор, пока не станет взрослым, а как достигнет зрелости, протягивает он ему лук и стрелы, выводит из своего жилища и говорит ему: «Обеспечивай себя сам!» И после этого сын становится ему как чужой, которого он и не знает. Так требует их обычай обращаться с детьми, так же поступают их юноши и девушки. А женятся они вот как. Девушки их ходят с открытыми лицами. И если мужчина захотел жениться, он высматривает ту, которая ему желанна, и набрасывает ей на голову покрывало. Если совершил он это, она становится его женой, и не может воспрепятствовать ей отец, и не запретит ей| брат. У них в стране есть замечательный «хутувв»53, это лоб54 копытного животного, на которое они охотятся со стрелами.55

Тамим ибн Бахр ал-Мутавви'и56 упоминает, что в их стране очень холодно, и холод стоит шесть месяцев в году. Он шел в страну тугузгузского хакана с почтой, направленной к нему хаканом. Он шел двадцать дней двигаясь самым скорым и быстрым ходом и проходя за сутки три станции.57 Дорога шла степью, где было много источников и пастбищ, но не было ни одной деревни, ни одного города одни только служители промежуточных станций, а они живут в палатках. По степи он вез с собой провизии на двадцать дней, так как знал об этом


родниками и пастбищами. Затем он шел еще [170а] двадцать дней58 сплошь деревнями и многочисленными поселениями, население которых полностью или большей частью были тюрки, среди них были огнепоклонники и зиндики — манихеи. По истечении этих двадцати дней, наконец, он добрался до города царя.59 И упомянул он, что это большой и богатый город, вокруг которого располагались бесконечным рядом деревни. Город имел двенадцать железных ворот, здесь много народу, толкотни, рынков, товаров. Основная масса населения — манихеи-зиндики.60 Он упомянул что расстояние от города до страны ас-Син было примерно триста фарсахов. Сказал он: «Мне думается, больше того». Он сказал: «Справа от города царя тугузгузов — страна тюрков, которые не смешаны с другими, слева — страна кимаков, а перед ним — ас-Син».61

Рассказал он, что, не доезжая пяти фарсахов до города, можно видеть золотую юрту царя, установленную на самом высоком месте его цитадели и вмещавшую сто человек.62, 63 Упомянул он также, что хакан, король ту- гузгузов, был зятем64 китайского императора и что ежегодно китайский император посылал ему пятьсот тысяч кусков шелка.65 Упомянул он, что между Верхним Ну-шаджаном и Шашем, обычно, сорок перегонов. Те же, кто едут в одиночку верхом, покрывают этот путь за месяц.66 Говорил он, что в Верхнем Нушаджане четыре больших города и четыре маленьких.67 В одном городе, расположенном на берегу тамошнего озера, он приметил вооруженный отряд числом приблизительно в 20 тысяч человек в полном вооружении. Среди тюркских племен нет сильнее. И когда собираются они вместе с карлуками на войну, то бывает их сто человек на каждую тысячу карлуков. Упоминает он, что это озеро похоже на квадратный бассейн, а вокруг него высокие горы, в которых произрастают различные породы деревьев. Сказал он: «Есть там руины древнего города, о котором тюркам ничего не известно, как неизвестно, кто построил его, кто были его жители и когда он был разрушен.»69 Он заметил, что город разделяет река с недосягаемым в этом месте дном: «Я видел в ней таких животных, обитателей вод, каких никогда не встречал, [170б] видел таких птиц, подобных которым ни в одной стране не видел». Сказал


году, весной, обходят; его вокруг и считают это праздником. Воду в него несут сто пятьдесят больших и малых рек, текущих из Тибета, а также

из страны тугузгузов и кимаков. Сказал он, что длина его (пути в столицу хакана. — А. Ф.) — сорок дней на верблюдах, но всадник на лошади покроет этот путь за месяц, если постарается. Он сказал, что, приехав к царю тугузгузов,70 он нашел его расположившимся лагерем недалеко от своего города. Только войско, которое стояло вокруг его шатра, он определил приблизительно в двадцать тысяч человек. Сказал он: «Кроме того, были еще семнадцать военачальников, и пpи каждом три тысячи воинов. Одного военачальника от другого отделял участок, заставленный палатками. Эти военачальники и те, кто были при них, располагались вокруг войска [хакана]. В этом окружении был проход в четыре ширины ворот [лагеря], ведущий к расположению войска. Все лошади воинов паслись между палаткой царя и расположениями военачальников, и ни одна из них не выходила за пределы лагеря.

Спросили мы его о пути к кимакам от Тараза.71 Он сказал, что дорога лежит влево от Тараза к двум многолюдным и цветущим деревням в местности, которую называют Кавакиб.72 Эти деревни находятся на расстоянии семи фарсахов от Тараза. От этой местности до царя кимаков путь в 80 дней для усердного всадника с запасом провианта. И все кругом обширные полупусты ни, пустыни и степи с многочисленными пастбищами и родниками. Там и лежат кочевья кимаков.73 И сказал он, что ходил этой дорогой и видел царя кимаков с его войском в палатках, а неподалеку были деревни и возделанные поля.74 Он кочевал с одного места на другое в поисках пастбищ.75 Лошадей у них много, и копыта у них тонкие и изящные. Численность войска он определил приблизительно в двадцать тысяч всадников. Упоминал Абу ал-Фадл ал-Вашаджарди,76 что царь тугузгузов дважды совершил походы против китайского императора во времена ар-Рашида, или говорят, что это было во времена халифа ал- Махди.77 [171 а] Его набеги распространялись на территорию от Усрушаны78 до Самарканда. Правитель Самарканда имел с ним несколько сражений и между ними разгорались жестокие войны. А потом правителю Самарканда была дарована


что он стоял во главе шестисот тысяч конных и пеших китайцев, и мусульмане захватили большую добычу и взяли в плен много людей. Их потомки и делают сейчас в Самарканде хорошую бумагу и те виды оружия и орудий труда, которые нигде в других городах Хорасана не делаются, кроме как в Самарканде.79

Одним из чудес страны тюрков являются камни, с помощью которых они вызывают дождь, снег, град и другое, что они хотят. У них эти камни приобрели большое значение и широко распространены. Этого никто из тюрков не отрицает, и особое значение это имеет при царе тугузгузов, такое, какое не имеет ни при каком другом правителе тюрков.80

Рассказал мне Лбу Абдаллах Хусайн б. Устазвайх81 со слов Абу Исхака Ибрахима б. ал-Хасана,82 со слов Хишама б. Лахрасиба ас-Саиба ал-Калби83, со слов Абу Малиха84, со слов Ибн Аббаса85, который говорил86. «Не успел

Ибрахим, да будет над ним мир, жениться на Сарре, как она умерла, и женился он на женщине из чистокровных арабов,87 которую звали Кантура бинт Мактур, и родила она ему Мадина, Мадайина—он же Мадйан,88 Йансана89, Ашбака90 и Суджа91. Ибрахим, да будет над ним мир, приказал, чтобы Из его потомства к нему прсо-единились Исмаил, Исхак, Мадин,92 Йансан,93 а Мадан,94 Ашбак и Судж удалились. Они сказали ему: «Как же ты считаешь правильным оставить у себя в безопасности и покое Исмаила, Исхака, Мадина и Йансана, а нас изгоняешь на чужбину, в безлюдье и одиночество?» Сказал он: «Мне так приказано. Но я сообщу вам одно из имен Аллаха всевышнего, чтобы вы прибегали к его помощи против ваших врагов и могли вызывать дождь». Так и сделал он: сообщил им это слово. И ушли они, и шли, пока не поселились в Хорасане, и размножились там, и одолели при помощи этого всех, кто был им враждебен . Весть о них дошла до хазар, которые являются потомками Яфета ибн Нуха,96 и они пришли к ним и заключили с ними союз, взяли их дочерей в жены, а своих отдали им в жены. Некоторые из них так и остались с ними, а остальные вернулись в свою страну.97 [171 б] Рассказывал Абу Аббас Иса б. Мухаммад б. Иса ал- Марвази98 "В хорасанскнх форпостах, расположенных за рекой,99 и в других поселениях, граничащих со

 

302-4


(карлуков)100 свое царство и сами они могущественны и нетерпимы к своим врагам, мы постоянно слышали, что среди тюрков есть такие, кто молит о дожде по своим гадательным и другим книгам — и идет дождь, и сбывается все, что они захотят: дождь, снег град и тому подобное.101 Мы не знали, верить этому, или не верить, пока я не встретил Давуда б. Мансура б. Аби ал- Базгиси.102 Он был праведным человеком и правил Хорасаном, вызывая одобрение. Часто беседовал он наедине с сыном царя тюрков-гуззов, которого звали Балкик б. Джабуйя.108 И сказал он ему: «До нас дошло, что тюрки вызывают дождь, град и снег, когда хотят. Что ты скажешь об этом?» Он сказал: «Тюрки слишком ничтожны и низки перед Аллахом, чтобы уметь делать это, но сам факт, который дошел до тебя — правда; и об этом есть предание, которое я тебе расскажу. Один из моих предков повздорил со своим отцом, который был в то время царем, и ушел от него. Набрал он спутников себе из числа своих вольноотпущенников, слуг и других, кто любил вольную жизнь, и пустился в путь по стране к востоку, нападая на людей и охотясь на все, что попадалось ему и его спутникам. Путь привел его в страну, народ которой говорил, что никому не удавалось проникнуть за гору, находившуюся в их стране. Он спросил их: «Как же так?» Сказали они: «Потому, что солнце восходит из-за той горы, и оно оказывается очень близко к земле и все сжигает». Спросил он: «Разве там нет ни людей, ни зверей?» Ему ответили: «Есть, конечно». Как же они там живут, вопреки тому, что вы рассказали ?» — спросил он. Сказали они: «Что касается людей, то они имеют подземные ходы и пещеры в горах; когда всходит солнце, они спешат укрыться в них и переждать, пока солнце не поднимется достаточно высоко. Звери же подбирают особые камни, которые они отличают своим чутьем, и каждое животное берет эти камни в рот104 и поднимает свою голову к небу, и облака покрывают их тенью, и скрываются они под ними от солнца». Продолжал он свой рассказ: «И напра- вился мой дед в ту местность и обнаружил, что вес обстояло так, как ему рассказали». Сказал он далее: «Когда солнце стало восходить, звери бросились к этим камням и взяли их в рот, [172 а] подняли головы к небу, и эти трофеи вызвали для них спасительную тень»

 

 

Он продолжал: «И бросился он и его спутники на зверей, и гнали их, пока


они не устали и не выбросили эти камни изо рта, и он приказал своим людям подобрать их чтобы узнать, что это за камни. Сделали они это, и узнали, что это за камни. Стали он и его спутники искать их в степи, набрали их и подняли к солнцу, и покрыло их тенью облако, и спаслись они от лучей и жара солнца. Потом они собрали все, что смогли, и увезли эти камни в свою страну. И когда они собираются в дорогу и желают дождь, они вынимают немного камней и бросают их.105 Если же они хотят снег и град, то берут больше камней,106 и выпадает снег и град. И в какую сторону они его бросят, там и идет дождь, и становится холодно. Так рассказывают о них. Но это не по их хитроумию или их способностям, а по причине могущества Аллаха Всевышнего».

Сказал Абу ал-Аббас: «Потом вернулся я в город Шаш и встретился с теми из его жителей, которые хорошо понимали, знали и разбирались в жизни тюрков, и спросил их. И сказали они: «Мы знаем столько же, сколько и ты. Что же касается объяснения, которое дал Балкик, то ему виднее, поскольку предание исходит от его отца». Там я встретил одного из старых чиновников по имени Хабиб б. Иса, который собирал сведения и факты о Нухе б. Асаде107 и его войнах с тюрками, и был сведущ в делах этой страны. Он показал мне копию письма Абдаллаха б. Тахира108 Нуху б. Асаду. В конце этой копии приводилось письмо отправленное ему (Аб-даллаху. — А. Ф.) ал-Мамуном109 с приказом расспросить и разузнать, что рассказывают о способности тюрков вызывать дождь. Говорил Хабиб: «Собрал Нух старейшин страны и тюрков и спросил их об этом деле, и они были единодушны в том, что это правда, однако не знали причины этого явления». Сказал Абу ал-Аббас: «Я слышал, как Исмаил б. Ахмад,110 эмир Хорасана, говорил: «Как-то раз совершил я поход против тюрков111 с двадцатью тысячами мусульман, и выступили против меня шестьдесят тысяч хорошо вооруженных людей, и сражался я с ними несколько дней, как однажды в разгар битвы подошли ко мне тюркские гулямы и другие верные мне тюрки и сказали: «У нас в войске неверные есть родственники, и они предупреждали и пугали кого приходом (172 б) какого-то человека». И был тот, кого они упоминали, кем-то вроде прорицателя у них, и

 

 

они утверждали, что он создает облака, несущие град и снег и тому


подобное, и посылает их на тех, кого хочет погубить. И сказали они, что он решил наслать на наше войско жестокий град, который, если попадет в человека, сразу убьет. Выслушал я их и сказал: Неверие еще не покинуло ваши сердца: разве может совершить такое кто-либо из смертных?» Они сказали: «Мы предупредили тебя, и тебе лучше знать, а время завтра утром на рассвете». И сказал он: «Когда наступил следующий день и занялась заря, из вершины горы, у подножья которой находилось мое войско, появилась огромная, устрашающих размеров туча. Потом она продолжала рас- пространяться и увеличиваться, пока не покрыла все мое войско тенью. Меня напугала зловещая чернота тучи, ее вид и устрашающие звуки, исходившие из нее. Я понял, что это соблазн для нестойких в вере своей. Я слез с лошади и совершил два коленопреклонения в молитве. А воины будоражили друг друга, устраняя всякие сомнения в том, что это пришла погибель. И призвал я Аллаха, всемогущего и великого, прахом осыпал лицо свое и сказал:

«Боже! Уничтожь ты нас, ибо рабы твои бессильны перед твоими испытаниями. Я знаю, что ты всемогущ, и никто, кроме тебя, не властен творить добро и зло. Эта туча, если прольется дождем на нас, будет соблазном для мусульман и покажет силу язычников. Отведи от нас ее зло своим могуществом и силой, о всемогущий и всесильный». Еще много раз в надежде и страхе, с лицом осыпанным прахом, взывал я к Аллаху, зная, что только Он может помочь и только Он может отвести зло. И пребывал я в таком состоянии когда прибежали ко мне гулямы и другие воины с вестью о спасении и подняли меня за плечи, оторвав от молитв, со словами: «Смотри, смотри, о эмир!» Поднял я голову: туча уже отошла от моего войска и сыпала градом громадной величины над войском тюрков. Вот когда они заволновались: понесли испуганные лошади, уносило их палатки. Каждая градина, попадая в человека, не иначе, как лишала его сил или убивала. Сказали мне люди: «Нападем на них'» Но я ответил им: «Нет! Потому что муки от Аллаха губительнее и горше!» Из них спаслись очень немногие, они оставили свой лагерь со всем, что было в нем, и убежали. А наутро пришли мы [173 а] в их лагерь и нашли такую добычу, что не-возможно описать, и взяли все это, восхваляя Аллаха за


спасение, ибо мы знали, что Он помог нам завладеть этим. Хвала Аллаху, господу миров!»







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.134.98 (0.009 с.)