ТОП 10:

ОСМАНСКАЯ ИМПЕРИЯ В XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.



ИРАН В ХУШ - НАЧАЛЕ XIX в.

Изгнание афганцев-гильзаев. Возвышение Надир-шаха. Гильзай- ский шах Махмуд за три года пребывания на троне проявил себя мни­тельным и кровавым деспотом. Он устроил в начале 1723 г. настоящую резню среди знати Исфагана, ограбил западных купцов, а калантара Но­вой Джульфы обезглавил. Это вызвало сопротивление населения, все более набиравшее силу. Сефевидский принц Тахмасп, бежавший из Исфагана, обосновался на севере страны и после отречения своего отца объявил себя шахом. Более того, в стране объявилось несколько само­званцев, претендентов на престол Сефевидов. Махмуд в ответ приказал вырезать всех настоящих Сефевидов, попавших в его руки.

Не ограничиваясь резней персов, он начал прибегать к подобным же расправам с афганцами, за что ими же был и убит. На шахский престол был возведен его двоюродный брат Ашраф (1725-1729). Ашрафу уда­лось остановить турок на подступах к Исфагану, но он вынужден был заключить с ними договор (1727), по которому фактически признавал себя вассалом султана и передавал Турции весь западный и северный Иран. Гильзаи оказались в трудном положении.

В это смутное время выдвинулся военачальник, способный объеди­нить персов и возглавить сопротивление. Им оказался некий Надир из кы- зылбашского племени афшар. Происходил он из бедной семьи, а в возрас­те 18 лет даже был угнан в рабство узбеками. От узбеков ему удалось бе­жать, и он некоторое время промышлял разбоем на караванных путях, что принесло ему славу. В 1726 г. Надир со своим 2-тысячным отрядом посту­пил на службу к Тахмаспу II и был назначен наместником Хорасана. Он принял титул Тахмасп-кули хан («Хан-раб Тахмаспа»), тем самым демон­стрируя преданность сефевидскому шаху, который на деле ничем, кроме титула, не владел. В 1729 г. Надир нанес решительное поражение Ашрафу, несмотря на помощь со стороны Турции. Ашраф погиб во время бегства. К 1730 г. территория Ирана была очищена от афганских войск. Теперь перед Надиром стояла задача изгнать османов из Ирана. Все свои усилия он на­правил на создание сильной армии. В 1744 г. численность его войск дос­тигла 200 тыс. и состояла в основном из кочевой конницы и мобилизован­ных крестьян. Надир возродил артиллерию. В артиллерийском парке на­считывалось 1500 пушек. Часть пехоты имела на вооружении мушкеты.

Все это дало воможность Надиру одержать ряд серьезных побед над гурками. Но пока Надир воевал с афганцами-абдали в Хорасане (1731),

Тахмасп П подписал новый унизительный мир с турками. Смысл такой уступчивости Тахмаспа заключался в стремлении заручиться помощью турецкого султана и его войск для борьбы против могущественного узур­патора - Надира. После этого Надир с сильным войском подступил к Исфагану и низложил его с престола. Шахом был провозглашен Аббас, го­довалый сын Тахмаспа, а всесильным регентом при нем стал сам Надир (1732). По инициативе Надира в 1732 г. был заключен договор с Россией, согласно которому последняя возвращала Ирану Мазандеран и Гилян, а позже предусматривались и передача остальных (закавказских) областей, ранее уступленных Петру I. По договору 1735 г. Россия возвратила Ирану прикаспийскую часть Ширвана и Дербент. Надир к тому времени уже одержал ряд побед над турками и очистил от них Закавказье.

Таким образом, Надир за короткий срок добился крупных диплома­тических успехов. Он изгнал афганцев, победил турок и дипломатичес­ким путем обеспечил отвод русских войск. Все это не могло не поднять его авторитет в стране.

В 1736 г. Надир собрал в Муганской степи съезд феодальной знати (ку­рултай), куда прибыло 20 тыс. его участников. Там присутствовали главы шиитского духовенства, городские старшины и т. д. После долгих уговоров и многих притворных отказов Надир дал свое согласие стать шахом Ирана. Но он поставил свое согласие в зависимость от принятия съездом грех усло­вий: отказ от всякой поддержки Сефевидов, верность самому Надиру и его наследникам, отказ от шиизма. Последнее требование имело целью осла­бить высшее шиитское духовенство, выступавшее опорой Сефевидов, и об­легчить Надиру его будущие завоевания в суннитских странах.

В качестве шаха он, прежде всего, «наказал» те афганские племена, что завоевывали Сефевидское государство. Под предлогом преследования ушедших афганских «мятежников»-гильзаев в Индию он совершил туда поход. Индийский поход (1739) принес Надиру огромную добычу. Затем он затеял войну против «вольных обществ» в Дагестане («Горная доли­на»), но потерпел неудачу (1743). Одновременно была затеяна еще одна военная компания - завоевание Аравии. Все эти войны требовали огром-. ных средств. Надир из года в год повышал налоги, так что они выросли в два - три раза по сравнению с временами Сефевидов. Взыскание налогов сопровождалось неслыханными пытками и истязаниями: выкалывание глаз, отрезание языка и ушей, продажа неплательщиков в рабство. При^ этом свои сокровища, награбленные в Индии, Надир хранил в своей кре-, пост Келат, позже разграбленные его сподвижниками и убийцами.

Но еще более губительные последствия имели усиливавшиеся конфликты его с кочевой знатью, прежде всего, кызылбашской. Мни- 1сльный и подозрительный шах не доверял даже своим сородичам аф- п шрам и пытался им противопоставить узбекских и афганских эмиров. И итоге афшарские и каджарские беки организовали заговор и в 1747 г. убили Надира. Шахом был провозглашен его племянник Адил-шах. Со смертью Надира Иран распался на практически независимые ханства. 11аследники Надира еще какое-то время управляли Хорасаном, тогда как почти на всей остальной территории правили местные самодержцы.

Одним из непосредственных результатов убийства Надира явилось образование самостоятельного Афганского государства, правителем которого стал Ахмад-хан из племени абдали. С той поры Афганистан никогда уже не находился в едином государстве с прочими историчес­кими областями Ирана.

Междоусобные войны во второй половине XVIII в. Установле­ние каджарской династии. После убийства Надир-шаха в централь­ном и южном Иране шла ожесточенная борьба за власть. К началу 50-х годов вождю южноиранского племени зендов Керим-хану удалось под­чинить себе весь Иран, за исключением Хорасана. Но он не принял ти­тул шаха, а объявил себя только векилем (регентом) государства. Ке­рим-хан оказался способным и умным правителем. Большинство спо­ров он старался решать мирным путем, и в период его правления (1750-1779) подвластные ему области Ирана даже переживали некото­рый экономический подъем. Центром его государства стал Шираз, где были воздвигнуты роскошные строения. Керим-хан покровительство­вал торговле, особенно с Европой, и прежде всего английским купцам. Он издал фирман о некотором ограничении налогов и многочисленных поборов, взимаемых с крестьян.

Однако в северных областях Ирана с центром в Тегеране господ­ствовали каджары, самые серьезные противники Керим-хана. Ке­рим-хану удалось разгромить каджарского главу Мухаммеда Ха- сан-хана, а его сына Ага-Мохаммеда велел оскопить. Он подчинил себе Азербайджан, но в пределах Закавказья успехов не имел. Здесь все большую роль играла Турция. Но после смерти Керим-хана (1779) вновь разгорелась междоусобная война, которая продолжалась почти пятнадцать лет. Она сопровождалась массовым истреблением населе­ния, разрушением многих городов и сел. Так, например, после захвата Кермана Ага-Мохаммед-ханом почти вое мужчины в городе были пере­биты или ослеплены, а женщины и дети уведены в рабство.

В 1794 г. длительная междоусобная война закончилась победой Ага-Мохаммед-хана Каджара, или Ахта-хана («Кастрат-хан»), как зва­ли его враги. Закрепив свою власть во внутреннем Иране, Ага-Мохам- мед-хан в 1795 г. вторгся в Закавказье, ставшее объектом агрессии Рос­сии. Захватив Карабах, иранский правитель пошел на Тбилиси. Неболь­шие дружины Ираклия II были разбиты персами. 12 сентября 1795 г. Ага-Мохаммед-хан взял город и 22 тыс. жителей угнал в рабство.

Вернувшись в Иран, Ага-Мохаммед-хан в 1796 г. короновался ша­хом в Тегеране, который с той поры стал столицей Ирана. Затем, поко­рив западный Хорасан, новый шах выступил во второй поход в Закав­казье, поскольку туда же Россия направила 30-тысячный корпус гене­рала В. Зубова. Русские войска заняли Дербент и двигались на Мугань. Но после смерти Екатерины II в 1796 г. император Павел I отменил пер­сидский поход и в 1797 г. отозвал русские войска из Грузии и Азербайджана. Ага-Мохаммед беспрепятственно вступил в Закавказье. Он захватил без боя Шушу и зверски расправился с ее жителями, Тыся­чи азербайджанцев и армян были брошены в сырые ямы, а затем после мучительных пыток казнены. Дальнейшее продвижение персидских войск было прервано смертью Ага-Мохаммед-хана в мае 1797 г. Он был убит своими же приближенными, которые узнали, что обречены на смерть по его приказу.

После убийства Ага-Мохаммеда в Персии объявилось несколько пре­тендентов на престол. Шахом был провозглашен племянник убитого шаха Баба-хан, принявший имя Фатх Али-шах (1797-1834). Он стал истинным основателем династии Каджаров, правившей Ираном до 1925 г.

При нем Иран вступил в XIX в. отсталой, разоренной усобицами и вой­нами страной, отсталой даже в сравнении с Османской империей, где были предприняты попытки модернизировать армию султаном Селимом Ш и Россией, которая готовилась присоединить весь Кавказ и обладала сильной армией. В то же время основу иранских вооруженных сил по-прежнему со­ставляли тюркские кочевники, исторически изжившие себя.

Англо-французская борьба в Иране и русско-иранские войны. В кош це XVIII в. в Иране столкнулись интересы Англии, Франции и России 16 февраля 1801 г. по манифесту Павла I власть грузинских царей был упразднена и Грузия была объявлена частью Российской империи. Втор жение России в Закавказье вызвало две русско-персидские войны. 1804 г. началась первая, которая назревала с конца XVIII в. и была ускорв на подписанием в 1802 г. договора о переходе в подданство России ряд ханств Дагестана и Азербайджана и о совместной борьбе против Персия

В 1804 г. русские войска под командованием генерала Цицианова взяли Ганджу, и ганджинское ханство было присоединено к России. Однако рус­ско-персидская война затянулась в связи с войнами в Европе.

Поскольку Англия как союзница по антинаполеоновской коалиции не оказала помощи Ирану в войне с Россией, персидский шах пошел на сбли­жение с Францией. Ирано-французский договор был подписан 4 мая 1807 г. в ставке Наполеона. Вслед за этим в Иран прибыла французская во­енная миссия генерала Гардана для реорганизации персидского войска по европейскому образцу. Однако пребывание французских офицеров в Ира­не оказалось кратковременным, поскольку через два месяца после заклю­чения франко-иранского договора в Тильзите был подписан мир и заклю­чен секретный русско-французский договор (7 июля 1807 г.). После этого Наполеон воздержался от действий враждебных России. В 1808 г. англий­скому дипломату Харфорду Джонсу удалось склонить шаха к разрыву с Францией. В начале 1809 г. генерал Гардан покинул Иран. Англия обеща­ла шаху материальную помощь в войне с Россией. В 1810—1811 гг. она пе­редала шаху в виде трехгодичной субсидии 600 тыс. туманов и прислала пушки и военных инструкторов.

Тем временем русские войска разбили армию принца Абас-Мирзы, взяли Нахичевань и осадили Ереван. Шах призвал к «священной войне» с неверными. Иран поддержала Османская империя. Но в 1811 г. турки потерпели ряд поражений от русских войск, которыми командовал М. И. Кутузов. 28 мая 1812 г. был заключен русско-турецкий договор в Бухаресте. Иран лишился своего союзника. В июле в Эребро был под­писан договор о союзе между Англией и Россией.

В октябре 1812 г. иранская армия была разгромлена при Асландузе. Русские войска заняли Ленкорань и талышинское ханство, после чего начались переговоры о мире, закончившиеся 12 октября 1813 г. подпи­санием Гулистанского мирного договора.

По Гулистанскому трактату иранский шах признавал принадлежа­щими Российской империи карабахское, ганджинское, шекинское, ширванское, дербентское, кубинское, бакинское и тылышинские хан­ства, а также Дагестан, Грузию, Имеритию, Гурию, Мингрелию и Абхазию. Россия получила исключительное право свободной торговли русским купцам в Персии и персидским купцам в России. Устанавлива­лась таможенная пошлина в размере 5% стоимости ввозимого товара.

Однако правитель Ирана Фетх-Али шах и его окружение не могли примириться с потерей огромных территорий в Закавказье. Они искали поддержку у Англии. 25 ноября 1814 г. между иранским прави­тельством и Англией был подписан договор об аннулировании шахом всех договоров и союзов с враждебными Англии государствами. Шаж обязался приглашать военных инструкторов только из Англии. Англия обещала добиться пересмотра установленной в Гулистане русско-иран­ской границы.

Впоследствии иранская дипломатия на протяжении ряда лет пыта лась добиться пересмотра Гулистанского договора. Однако ни по одно­му из вопросов не было достигнуто соглашение, и русско-персидские отношения продолжали оставаться натянутыми.

В конце июля 1826 г. шахские войска, внезапно напав на русских, на­чали вторую русско-иранскую войну. 40-тысячная армия Аббас-Мирзы нанесла русским ряд поражений и подошла к Гандже. В Гандже жители подняли восстание против русских войск, после чего шахские войска взя­ли город. Но уже в сентябре 1826 г. русское правительство увеличило дей­ствующие против иранцев силы, и шахские войска стали терпеть одно поражение за другим. К октябрю 1827 г. войска генерала Паскевича заня­ли Ереван, Тебриз, Хой, Маранд. После этого шах запросил мира.

10-22 февраля 1828 г. в местечке Туркманчай между Россией и Ираном был подписан мирный трактат. Иран уступал России Ереванское и Нахиче- ванское ханства и устанавливал границу по р. Араке. Шах обязался уплатить России контрибуцию в размере 20 млн рублей золотом. Подтверждались ис­ключительные права России иметь военный флот на Каспийском море.

В Туркманчае также был подписан особый акт о торговле между Россией и Ираном. Русские подданные получили право экстерритори­альности и другие экономические и политические льготы и привиле­гии, ставившие их в наиболее благоприятное положение по сравнению с подданными других стран.

Выплата контрибуции потребовала увеличения налогов и сборов с на­селения и вызвала возмущение иранцев, рост антирусских настроений. В этой непростой обстановке в 1828 г. посланником в Иран был отправлен А. С. Грибоедов. Царь Николай I возложил на него задачу взыскать с Пер­сии остаток контрибуции в размере 4 млн рублей. Ему предстояло вернуть на родину не только русских военнопленных, но и многочисленных ар­мян, грузин и других жителей Закавказья, угнанных в Иран.

Взыскание оставшейся части контрибуции стоило А. С. Грибоедову громадных трудов и до предела обострило ег о отношения с властями Ирана. Фетх-Али-шах возложил оплату контрибуции на принца


Лббас-Мирзу, который уже ничего не мог взять с населения. Как писал Л. С. Грибоедов, Аббас «отдал нам в заклад все свои драгоценности».

Отношения обострились до предела, когда в начале 1829 г. русский посол взял под свое покровительство шахского евнуха, по происхожде­нию армянина и двух невольниц армянок, принадлежавших Аллаяр-хану, зятю шаха. Шах передал дело главному муджтехиду Мирза-Месиху. Он обвинил А. С. Грибоедова в нарушении шариата и обычаев страны и при­звал население к расправе с русской миссией. 11 февраля Мирза-Месих обратился к огромной толпе, собравшейся у главной мечети столицы, с призывом начать «священную войну» против русских. Многотысячная толпа бросилась к зданию русской миссии и учинила расправу над А. С. Грибоедовым и сотрудниками посольства.

В итоге с извинениями в Петербург прибыл сын Аббас-Мирзы-Хос- ров-Мирза. Николай I простил иранскому правительству недополучен­ную часть контрибуции, приняв от него драгоценные подарки.

ЛИТЕРАТУРА

Учебники и пособия

1. Васильев Л. С. История Востока. М., 1994.

2. История стран Азии и Африки в новое время. М, 1989. Ч. 1; 1991. Ч. 2.

3. История Востока в шести томах. М., 2000. Т. 3; 2004. Т. 4.

4. Хрестоматия по новой истории. 1640-1815. М., 1963. Т. 1.

5. Хрестоматия по новой истории. 1815-1870. М., 1965. Т. 2. Исследования

1. Алаев Л. Б. Формационные черты феодализма и Восток // Народы Азии и Африки. 1987. № 3.

2. Антонова К. А., Бонгард-Левин Г. М., Котовский Г. Г. История Индии. М., 1979.

3. Антонов В. В. Основы этики ислама. СПб., 1993.

4. Абу Аля Ал-Маудури. Образ жизни в исламе. М., 1993.

5. Арутюнов С. А., Светлов Г. Е. Старые и новые боги Японии. М., 1968.

6. Ашрафян К. 3. Феодализм в Индии: особенности и этапы развития. М., 1977.

7. Барг И. Религия Индии. М., 1987.

8. Бандиленко Г. Г., Гневушева Е. И., Деопик Д. В. История Индоне­зии. М., 1992. Ч. 1.

9. Бедняк И. Я. [и др.]. Очерки новой истории Японии (1640-1917). М., 1958.

10. Будда / сост. В. В. Юрчик. 2-е изд. Минск, 2002.

11. Боги, брахманы, люди. Четыре тысячи лет индуизма. М., 1969.

12. Васильев Л. С. История религий Востока. М., 1988.

13. Васильев Л. С. Культы, религии, традиции в Китае. М., 1970.

14. Васильев Л. С. Что такое «азиатский способ производства? // Народы Азии и Африки. 1988. №3.

15. Ванина Е. Ю. Идеи и общество в Индии ХУ1-ХУШ вв. М., 1993.

16. Гришелева Л. Д. Формирование японской национальной культуры (ко­нец XVI - начало XX в.). М., 1986.

17. Григорьева Т. Г. Красотой Японии рожденный. М., 1993.

18. Гусева Н. Г Индуизм. М., 1977.

19. Гончаров С. Н. Китайская средневековая дипломатия. М., 1986.

20. Деопик Д. В. История Вьетнама. М., 1994. Ч. 1.

21. Зороастр. Будда. Конфуций. Могомет. Киев, 1991.

22. Еремеев Д. Е. Ислам: образ жизни и стиль мышления. М., 1990.

100 {

23. Ефимов Г Е. Буржуазная революция в Китае и Сунь Ятсен (1911-1913). М., 1974.

24. Жюльен 111. А. История Северной Африки: Тунис. Алжир. Марокко. М., 1961. Т. 1-2.

25. Иванов М. С. Антифеодальные восстания в Иране в середине XIX в. М., 1982.

26. История Афганистана с древнейших времен до наших дней. М., 1982.

27. История Африки в Х1Х-ХХ вв. М., 1967.

28. История Японии. М., 1988.

29. История и экономика стран Арабского Востока. М., 1973.

30. История Ирана. М., 1977.

31. Илюшечкин В. П. Сословно-классовое общество в истории Китая. М, 1986.

32. Конфуций / сост. В. В. Юрчик. 2-е изд. Минск, 2002.

33. Каниткар В. П., Оуэн Коул У Индуизм. М., 1999.

34. Кульпин Э. С. Человек и природа в Китае. М., 1994.

35. Лорд Кинросс. Расцвет и упадок Османской империи. М., 1999.

36. Массэ А. Ислам. М., 1969.

37. Маньчжурское владычество в Китае. М., 1966.

38. Неру Д. Открытие Индии. М., 1989.

39. Новая история Индии. М., 1961.

40. Новая история Китая. М., 1972.

41. Новичев А. Д. История Турции. М., 1978.

42. Петросян Ю. А. Младотурецкое движение. М., 1971.

43. Петросян Ю. А. Османская империя: могущество и гибель. Исторические очерки. М., 1990.

44. Петров А. М. Запад-Восток: Из истории идей и вещей. Очерки. М., 1996

45. Проблемы социальной истории крестьянства Азии. М., 1986. Вып. 1.; 1988. Вып. 2.

46. Рейенер Л. И. Цивилизация и способ общения. М., 1993.

47. Сидихменов В. Д. Китай: страницы прошлого. М., 1985.

48. Сила-Новицкая Г Г. Культ императора в Японии. М., 1990.

49. Традиционное искусство Востока. М., 1997.

50. Тихвинский С. Л. Движение за реформы в Китае в конце XIX и Канн Овей. М., 1980.

51. Шиилькова В. И. Младотурецкая революция 1908-1909 гг. М., 1977.

52. Японская классическая поэзия. Смоленск, 2002.


Раздел 2

Социально-экономическое и политическое развитие в XIX - начале XX в.


ВВЕДЕНИЕ

В первой половине XIX в. началась адаптация азиатских обществ к условиям индустриальной эпохи. На этом этапе восточные правители ограничивались введением политики самоизоляции, позже они присту­пили к реформам по реорганизации армии, совершенствованию государ­ственно-административного аппарата, упорядочению финансовой сис­темы, изменению системы образования с целью подготовки специалис­тов в области экономики, финансов и военного дела.

С середины XIX в. в странах, которые более тесно сотрудничали с Европой, начался культурный подъем. Там внедрялось светское образо­вание, европейская наука и техника. Тем самым были поколеблены устои традиционного мировоззрения, господствующих до™ и схоластики. Но ев­ропейские идеи и ценности восточными обществами так и не были воспри­няты в полной мере. Для восточных реформаторов и просветителей глав­ным являлся вопрос как сочетать восточный образ жизни и мыслей с евро­пейским и сохранить лицо собственной цивилизации. Поэтому часто в отношении европейской культуры проявлялось недоверие и враждебность. Собственные традиции, религии, философские системы в их понимании превосходили европейские. Таким образом, установка препятствовала вдум1гивому изучению европейских идей.

Одной из характерных черт развития азиатского общества в XIX в. стали попытки модернизации религии. Религиозные модернизаторы стремились привести традиционное мировоззрение в соответствие с тре­бованием времени. Они хранили верность догматам, но признавали сов­местимость религии и научного знания. Модернизаторы религии дали толчок к освобождению человека от власти догм, вселили доверие к че­ловеческому разуму.

В конце XIX в. на Восток пришел национализм как политическая кон­цепция. Он появился вместе с идеями просвещения, прогресса, свободы и равенства. Интеллектуальная элита восточных обществ выступила, пре­жде всего, против устаревшей восточно-деспотической системы. Интел­лигенция была приверженцем конституционализма и парламентаризма. Она отвергала стихийные силовые методы достижения этих целей. Упор де­лался на пробуждение национального самосознания. Особым вниманием пользовалась национальная культура, история и язык. Интеллектуальной элите XIX в. был присущ либерально-реформаторский подход к решению социальных и политических проблем. Она, как правило, считала возмож­ным устранение социальной несправедливости путем совершенствование личности и общества с опорой на цивилизованную Европу. Радикальные силы признавали допустимым и часто необходимым насилие в достиже­нии тех же целей.

Модернизация в каждой стране обрела свои собственные черты под влиянием местных особенностей и уровня социально-экономического развития стран, особенностей социальной и политической ситуации. Она зависела также от характера политических режимов в метрополи­ях. В той или иной мере она охватила все страны и регионы Востока.

Историки выделяют три основных цивилизационных региона, отли­чающихся степенью усвоения «нового», - мусульманский (Ближний Восток и Центральная Азия), индуистско-буддийский (Индостан и Юго-Восточная Азия) и конфуцианский (Восточная Азия). Их регио­нальная специфика рассматривается во втором разделе пособия на при­мере конкретпых государст в.

ЯПОНИЯ

ИНДИЯ В 50-60-х гг. XIX в.

Синайское восстание 1857-1858 гг. 10 мая 1857 г. три синайских полка подняли мятеж в городе Мируте, неподалеку от Дели. Ближайшим поводом к восстанию послужило введение английскими властями новых патронов к ружьям Энфильда, смазываемым, по слухам, свиным салом и говяжьим жиром. Скусывание их оскверняло и мусульман и индусов. Английское командование разжаловало и уволило из армии сержантов и солдат, отказывавшихся брать патроны. Это послужило сигналом к вос­станию. Одной из важнейших причин восстания была аннексия Ауда в 1856 г. Две трети сипаев Бенгальской армии, поднявших мятеж, были ро­дом из Ауда, следовательно захват Британией этих княжеств не мог не вызвать их недовольства. К числу причин необходимо отнести ошибки властей в религиозной политике, когда законодательно было разрешено вторичное замужество вдов и введен запрег на сати. Недовольство быв­ших земельных собственников вызывала система заминдари, следствием введения которой явилось уничтожение класса земельной аристократии. В сипайских войсках зрело недовольство отменой надбавок к жалованию во время несения службы за пределами Бенгалии, введение нового усло­вия при найме в армию, обязывающего сипая служить за пределами Индии, что было нарушением религиозных традиций. Это недовольство было усилено пропагандой мусульманских проповедников, мечтавших вернуть себе те преимущества, которые у них были до прихода христиан. Пропаганда ваххабитов среди сипасв находила благодатную почву. Они нацеливали сипасв к столетию со дня битвы при Плесси свергнуть хрис­тианское господство. Не случайно некоторые анг- лийские историки на­звали восстание «мог ометанским заговором», а сипаев орудием в руках мусульман.

Основными центрами восстания стали Дели, Канпур, Лакхнау. В Дели сипаи провозгласили пенсионера Ост-Индской компании Велико­го Могола Бахадур-шаха И правителем Индии. Мусульманские улемы издали фетву о начале священной войны против англичан. В Дели было создано правительство, состоявшее из придворной знати. 19 сентября

1857г. Дели был взят английскими войсками. Бахадур-шахИ был сослан в Бирму, где умер в 1862 г.

Синайские войска в Канпуре восстали 4 июня 1857 г. под руковод­ством Нана Сахиба. В числе руководителей были Азимулла-хан, Тантия Топи и др. В июле Нана Сахиб короновался в качестве пешвы - государя маратхов. Между тем, генерал-губернатор Индии Каннинг спешно за­требовал помощи из Мадраса, Бомбея, Бирмы и Ирана. Из Китая бала возвращена флотилия. Г енералам Нилу и Хавелоку удалось нанести по­ражение войскам Нана Сахиба и его остатки ушли в Ауд. Руководство усмирением Ауда взял на себя генерал К. Кэмпбелл. 19 марта 1858 г. он овладел Лакхнау, столицей Ауда. С этого момента основные очаги вос­стания были подавлены и начался партизанский этап войны. В мае

1858 г. генерал Кэмпбелл взял один из очагов сопротивления - Барейли. После этого часть сипаев с Нана Сахибом и аудскими феодалами ушла к границе Непала, а часть с Ахмадуллой и некоторыми другими вождями вернулась в Ауд. Там Ахмадулла был убит одним из феодалов.

В Центральной Индии еще некоторое время действовал небольшой отряд Тантия Топи, к которому присоединились с отрядом телохраните­лей правительница княжества Джханси Лакшми Бай. Вместе с Тантия Топи Лакшми Бай совершила ряд военных походов, один из которых за­вершился захватом крепости Гвалияр. На Гвалияр двинулась армия гене­рала Роуза и освободила его 18 июня 1858 г. Лакшим Бай, командовав­шая кавалерийским отрядом, пала в бою. Тантия Топи, потерпев пораже­ние под Гвалияром, продолжал партизанскую борьбу в Раджпутане Щ Махараштре. Но 7 апреля 1859 г. он был выдан английским властям и вскоре повешен. Нана Сахиб пытался договориться с англичанами о сда­че на почетных условиях, но получил отказ и погиб в джунглях у грани­цы Непала. Восстание было подавлено.

Помимо технического превосходства англичан сказались послед­ствия раздоров вождей и пассивность основной массы населения Индии. Сипаев активно поддержали только крестьяне Раджпутаны и близкие к ним гуджараты. У восставших не было единого плана борьбы и единого командования. Все три стихийно возникшие центра восстания действо­вали самостоятельно. Наконец, восставшие не смогли сформулировать понятные и ясные цели. Вожди восстания призывали вернуться к про­шлому, к Индии времен Великих Моголов, что в середине XIX в. было нереальным.

За два года восстания пало в боях, умерло от ран, и было казнено свы­ше 100 тысяч сипаев. Следствием этой войны была разруха и голод, охвативший Северо-Западные провинции.

Историки по-разному оценивают события 1857-1858 гг. Большин­ство английских историков считает их контрреволюционным военным мятежом, направленным против социальной революции, которую совер­шили в Индии британцы. В индийской историографии нет единой точки зрения на причины и характер восстания, однако независимо от полити­ческих взглядов считают, что восстание имело большое историческое значение для судеб Индии, было важным этапом для последующего раз­вития национально-освободительного движения в этой стране.

Изменения управления Индией после восстания 1857-1858 гг. Бри­танские власти, оценив восстание сипаев 1857-1858гг. как взрыв недо­вольства, вынуждены были приступить к изменению своей политики в Индии. После горячих споров, 2 августа 1858 г. парламент Англии при­нял «Закон о лучшем управлении Индией». Согласно закону, государст-. венная власть в Индии переходила к английской короне. Непосредствен­ный контроль над всей деятельностью в Индии должен был осуще­ствляться британским парламентом и правительством. Была ликвидирована система двойного управления - через Контрольный со­вет и Совет директоров Ост-Индской компании. Их функции передава­лись Министерству по делам Индии. Английский генерал-губернатор получил титул вице-короля в Индии. Первым вице-королем был назна­чен лорд Каннинг.

Английская Ост-Индская компания ликвидировалась, а ее собствен­ность переходила к короне. Акционеры компании получали крупную компенсацию в 3 млн фунтов стерлингов. При министре по делам Индии учреждался специальный орган - Индийский совет, в состав которого входили 15 крупных чиновников англо-индийской службы.

1 ноября 1858 г. в г. Аллахабаде Каннинг уже в качестве вице-короля объявил о введении новой формы правления в Индии. В этот же день был обнародован на всех основных языках Индии Манифест королевы Вик­тории. Манифест провозглашал, что британская королева не желает дальнейшего расширения территориальных владений. Учитывая нема­ловажный религиозный аспект индийского восстания, манифест заявлял о том, что английские колониальные власти не будут вмешиваться в эти вопросы. В документе говорилось, что все подданные, независимо от расы или вероисповедания, будут свободно и беспрепятственно прини­маться на службу. Королева обещала принять меры для улучшения мате­риального и духовного состояния народов Индии.

Закон об управлении Индией и Манифест королевы Виктории были первыми шагами на пути изменения Британской политики в этой стране. В конце 50 - начале 60-х г. XIX в. английские власти провели ряд ре­форм, затрагивающих основные сферы жизнедеятельности.

В 1861-1864 гг. была проведена военная реформа. В результате реор­ганизации армии численность английских солдат в Индии была значи­тельно увеличена. Если накануне восстания один английский солдат приходился на шесть индийских, то уже в 1861 г. это соотношение изме­нилось на один к трем. Артиллерийские подразделения состояли исклю­чительно из британских военнослужащих. Кроме того, стремясь разоб­щить солдат индийской армии, британцы стали создавать смешанные индусско-мусульманские полки. Реформа предусматривала возмож­ность получения индийцами младших офицерских должностей.

Согласно парламентскому «Закону об индийских советах» от 1861 г., в Индии была проведена административная реформа. При вице-короле и губернаторах президенгств и провинций создавались законодательные советы с совещательными функциями. Не менее половины членов сове­тов назначались из лиц, не состоявших на государственной службе, включая индийцев. Тем самым им был разрешен доступ к управлению страной, хотя финансовые, военные, религиозные и другие важные воп­росы не подлежали обсуждению в советах: Более того, вице-король обла­дал правом вето в отношении решений советов всех уровней.

В те же годы была проведена судебная реформа. В результате была ликвидирована система ранее существовавших параллельно королев­ских судов и судов Ост-Индской кампании. В каждом из трех прези- денств, а затем и Северо-Западных провинциях, были учреждены выс­шие суды для всех жителей Индии. В результате вводилась английская система судопроизводства.

Колониальные власти вынуждены были отказаться от проводившей­ся накануне восстания политики экспроприации доходов и аннексий вла­дений индийских князей. В большинстве случаев, особенно в Ауде, ан­нексированные земли были возвращены их прежним владельцам. Было объявлено об отказе от «доктрины выморочных владений». Князьям раз­решалось выбирать себе приемных наследников.

Английские власти заметно изменили свой подход к религиозным и культурным традициям и обычаям индийских народов, а также к сфере образования. Правительство стало проявлять осторожность во всем, что касалось поддержки миссионерских школ. Власги начали активно со­здавать в Индии сеть учебных заведений европейского типа. Так, уже в 1858 г. были созданы университеты в Калькутте, Бомбее и Мадрасе.

Таким образом, восстание 1857-1858 гг. положило начало новому этапу в англо-индийских отношениях. Оно заставило англичан пере­смотреть свои прежние идейные установки, на которых основывалась их политика в этой стране, и отказаться от вмешательства во внутренние дела местного населения.

Социально-экономическое развитие Индии во второй половине XIX в. Завершение в первой половине XIX в. промышленного переворо­та в Англии сопровождалось расширением экономических связей между метрополией и колонией, ускорением экономического развития Индии.

Увеличению роста сельскохозяйственного производства и повыше­нию его товарности содействовали аграрные мероприятия английских властей. В 70-е гг. XIX в. были юридически оформлены землевладель­ческие права в районах временного заминдари и райятвари. Был издан закон об аренде, который ограничивал рост арендной платы и стимули­ровал его перевод из натуральной в денежную форму, Власти поощряли увеличение площадей обрабатываемых земель, восстанавливали старые и строили новые ирригационные системы.

Повышавшиеся с середины 60-х гг. налоги заставляли индийских крестьян активно продавать свою продукцию. Сами же налоговые по­ступления с 1859 по 1890 гг. увеличились с 361 млн до 851 млн рупий.

Включение Индии в мировой рынок стимулировало развитие товар­но-денежных отношений в этой стране. Быстро шло накопление денеж­ного капитала индийскими торговцами и ростовщиками. Тем самым складывались предпосылки для формирования национальной промыш­ленности. Покупка земли в условиях становления капиталистического предпринимательства представляла наиболее выгодную форму вложе­ния денег. К 70-м гг. XIX в. в руках торгово-ростовщических каст оказа­лись до 30-40% всей проданной земли. Крестьяне, лишившиеся своих владельческих прав, превратились в арендаторов-издольщиков. В Пенд­жабе они составляли половину и более сельскохозяйственного населения.

Наряду с покупкой земли ростовщики и торговцы все больше накоп­лений вкладывали в создание фабрик и мануфактур, куда нанимались разорившиеся крестьяне и ремесленники. В 1854 г. в Бомбее было по­строена первая хлопчатобумажная фабрика, принадлежавшая индийцам, в 1860 г. джутовая фабрика в Калькутте.

Главными объектами английских инвестиций стали строительство железных дорог и оросительных систем, плантационное хозяйство, бан­ковское дело. Позже деньги активно вкладывались в промышленные предприятия по переработке сельскохозяйственного сырья, в угольные копи, небольшие литейные и металлообрабатывающие предприятия. Английские предприниматели стали строить и текстильные фабрики. Однако в хлопчатобумажной промышленности доминировали индийцы. Центрами английского предпринимательства в Индии стали Калькутта, Мадрас, Канпур, а индийского - Бомбей и Ахмадабад (Гуджарат). К кон­цу XIX в. в крупнокапиталистическом производстве 2/3 всего акционер­ного капитала принадлежало англичанам, 1/3 - индийцам. Вместе с тем ручное промышленное производство длительное время сохраняло свое значение. По переписи 1891 г., в кустарной промышленности было заня­то 45 млн человек.

На протяжении всего времени англичане пытались превратить Индию в сырьевой придаток английской индустрии. Однако сделать это­го в полной мере не удалось. К началу XX в. местные ткани фабричного и ручного производства составляли 37,3% местного потребления в Индии. Впоследствии этот процент продолжал повышаться. Уже в это время на­чался процесс вытеснения английских тканей с индийского рынка. Внешняя торговля в индийской экономике не играла существенной роли. Размер экспорта на душу населения в Индии в 1900 г. составлял 1,2 дол., импорта -0,8 дол., тогда как в Великобритании 47 и 74 дол. соответст­венно. Привлекательность Индии для английского капитала оставалась низкой. Доля Индии в английских зарубежных инвестициях с 1870 по 1914 г. упала с 20 до 10%.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.21.186 (0.033 с.)