Статья 1011. Ответственность за незаконное использование нераскрытой информации



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Статья 1011. Ответственность за незаконное использование нераскрытой информации



 

1. Лицо, без законных оснований получившее или распространившее нераскрытую информацию либо использующее ее, обязано возместить тому, кто правомерно обладает этой информацией, убытки, причиненные ее незаконным использованием.

2. Если лицо, незаконно использующее нераскрытую информацию, получило ее от лица, которое не имело права ее распространять, о чем приобретатель информации не знал и не должен был знать (добросовестный приобретатель), правомерный обладатель нераскрытой информации вправе потребовать от него возмещения убытков, причиненных использованием нераскрытой информации после того, как добросовестный приобретатель узнал, что ее использование незаконно.

3. Лицо, правомерно обладающее нераскрытой информацией, вправе потребовать от того, кто ее незаконно использует, немедленного прекращения ее использования. Однако суд с учетом средств, израсходованных добросовестным приобретателем нераскрытой информации на ее использование, может разрешить ее дальнейшее использование на условиях возмездной исключительной лицензии.

4. Лицо, самостоятельно и правомерно получившее сведения, составляющие содержание нераскрытой информации, вправе использовать эти сведения независимо от прав обладателя соответствующей нераскрытой информации и не отвечает перед ним за такое использование.

 

Статья 1012. Переход права на защиту нераскрытой информации от незаконного использования

 

Лицо, обладающее нераскрытой информацией, может передать все или часть сведений, составляющих содержание этой информации, другому лицу по лицензионному договору (статья 985).

Лицензиат обязан принимать надлежащие меры к охране конфиденциальности информации, полученной по договору, и имеет те же права на ее защиту от незаконного использования третьими лицами, что и лицензиар. Поскольку в договоре не предусмотрено иное, обязанность сохранять конфиденциальность информации лежит на лицензиате и после прекращения лицензионного договора, если соответствующие сведения продолжают оставаться нераскрытой информацией.

3. В поданном в ноябре 2007 г. заявлении Суду компания <<С>> (Индия) указала, что в соответствии с регистрационным удостоверением, выданным ей Министерством здравоохранения Республики Беларусь в 2004 г., она осуществляла поставки в Республику Беларусь лекарственного средства <<Олеанз>>. В феврале 2006 г. Компания <<С>> получила от представителя фирмы <<Э>> (Великобритания) претензию по поводу нарушения принадлежащих фирме <<Э>> исключительных прав, вытекающих из выданного ей 22 мая 2000 г. патента Республики Беларусь No.2977 с приоритетом от 25 апреля 1990 г. на лекарственный препарат, выпускаемый фирмой <<Э>> под названием <<Зипрекса>>.

После получения претензии компания <<С>> приостановила поставки лекарственного препарата <<Олеанз>> в Республику Беларусь и предложила фирме <<Э>> обсудить вопрос о заключении лицензионного договора на использование указанного патента на приемлемых условиях. Фирма <<Э>> отказала компании <<С>>. Свой отказ фирма <<Э>> обосновала тем, что это противоречит ее политике, суть которой заключается в препятствовании появлению непатентованных модификаций лекарств, защищенных патентами на рынках, где фирма <<Э>> продвигает свои собственные марочные версии этих продуктов.

Компания <<С>> указала, что фирма <<Э>> на территории Республики Беларусь патент фактически не использует. В то же время компания <<С>> готова и имеет возможность поставлять в Республику Беларусь препарат <<Олеанз>>. При этом цена данного препарата значительно ниже цены аналогичного препарата, запатентованного фирмой <<Э>>. С учетом указанных обстоятельств компания <<С>> просила Суд предоставить ей принудительную неисключительную лицензию на использование патента Республики Беларусь No.2977 на срок его действия на определенных условиях.

В судебном заседании представитель ответчика - компании <<Э>> с заявленными требованиями не согласился, пояснив, что согласно представленным в Суд документам с конца 2006 г. через ЧУП <<Н>> начал поставки в Республику Беларусь препарата <<Зипрекса>>.

Судом было установлено, что по состоянию на март 2008 г. лекарственное средство <<Зипрекса>> имелось в розничной продаже в аптеках РУП <<Белфармация>>, а также в аптеках негосударственной формы собственности.

Из материалов дела следовало, что лекарственные средства <<Олеанз>> и <<Зипрекса>> не являются единственными и незаменимыми лекарственными средствами в Республики Беларусь для лечения соответствующего заболевания.

Решить спор.

 

Решением судебной коллегии по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь от 18 февраля 2008 г. истцу в иске было отказано исходя из следующего.

 

Согласно ст. 999 ГК Республики Беларусь (далее – ГК) право на изобретение, полезную модель, промышленный образец охраняется государством и удостоверяется патентом.

 

В соответствии с п. 1 ст. 1001 ГК патентообладателю принадлежит исключительное право на использование запатентованных изобретения, полезной модели, промышленного образца.

 

Исключительное право на использование изобретения, полезной модели, промышленного образца включает право использовать изобретение, полезную модель, промышленный образец по своему усмотрению, если это не нарушает прав других лиц, а также включает право запрещать использование изобретения, полезной модели, промышленного образца другим лицам.

 

В силу п. 2 ст. 1001 ГК иные лица, непатентообладатели, не вправе использовать изобретение, полезную модель, промышленный образец без разрешения патентообладателя, за исключением случаев, когда использование в соответствии с настоящим Кодексом или иным законом не признается нарушением прав патентообладателя.

 

Исходя из п. 3 указанной статьи нарушением исключительного права патентообладателя признаются осуществленные без его согласия:

 

изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, изделия, изготовленных с применением запатентованных изобретения, полезной модели, промышленного образца, а также совершение названных действий в отношении средства, при функционировании или эксплуатации которого в соответствии с его назначением осуществляется способ, охраняемый патентом.

 

Согласно п. 5 ст. 8 Закона Республики Беларусь «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы» по требованию патентообладателя нарушение его исключительного права должно быть прекращено, а лицо, виновное в нарушении, обязано возместить патентообладателю причиненные убытки в соответствии с законодательством.

 

В соответствии с ч. 1 п. 1 ст. 36 названного Закона использованием изобретения признается введение в гражданский оборот продукта, изготовленного с применением запатентованного изобретения, а также способа, охраняемого патентом.

 

Согласно ст. 38 данного Закона при неиспользовании или недостаточном использовании патентообладателем изобретения в течение пяти лет, а полезной модели, промышленного образца в течение трех лет с даты выдачи патента любое лицо, желающее и готовое использовать запатентованные изобретение, полезную модель, промышленный образец, в случае отказа патентообладателя от заключения лицензионного договора может обратиться в суд с заявлением о предоставлении ему принудительной неисключительной лицензии. Если патентообладатель не докажет, что неиспользование или недостаточное использование изобретения, полезной модели, промышленного образца обусловлено уважительными причинами, суд предоставляет указанную лицензию с определением пределов использования, размеров, сроков и порядка платежей.

 

В ходе судебного разбирательства судом было установлено, что истец – компания «С» 30 марта 2004 г. зарегистрировал в Республике Беларусь лекарственное средство «Олеанз» («Oleanz») (международное непатентованное название «Olanzapine»). После получения регистрационного удостоверения № 6732/04 со сроком действия до 30 марта 2009 г., выданного Министерством здравоохранения Республики Беларусь, компания «С» с февраля 2005 г. начала поставлять в Беларусь указанное лекарственное средство с целью его продажи. Было поставлено 1 300 упаковок лекарственного средства «Олеанз» («Oleanz») на сумму 17 940 долларов США. Указанное средство применялось лечебными учреждениями Республики Беларусь для лечения соответствующих заболеваний.

 

Ответчик – компания «Э» является владельцем патента № 2977 Республики Беларусь на изобретение 2-Метил-10-(4-метил-1-пиперазинил)-4Н-тиено [2,3-B][1,5] бензодиазепина». Указанный патент был зарегистрирован патентным органом в Государственном реестре изобретений 21 апреля 1999 г. с приоритетом от 25 апреля 1990 г., действует с 3 августа 1994 г. и был выдан представителю компании 22 мая 2000 г.

 

26 февраля 2006 г. компания «Э» направила в адрес представительства компании «С» в Республике Беларусь письмо-претензию, которым уведомило ее о нарушении исключительных прав на изобретение по указанному патенту, а также потребовало от компании «С» немедленно прекратить нарушение исключительного права.

 

Из переписки между истцом и ответчиком следовало, что после получения указанного письма-претензии компания «С» прекратила поставки в Республику Беларусь лекарственного средства «Олеанз» («Oleanz»), признав факт использования изобретения по патенту № 2977 в лекарственном средстве «Олеанз» («Oleanz») без надлежащего на то разрешения патентообладателя, и выразила готовность заключить с компанией «Э» на приемлемых условиях лицензионное соглашение на использование патента № 2977.

 

Однако просьба компании «С» о предоставлении лицензии на использование изобретения по указанному патенту была отклонена. Свой отказ компания «Э» обосновывала тем, что это противоречит ее политике, суть которой заключается в препятствовании появлению непатентованных модификаций лекарств, защищенных патентами на рынках, где компания «Э» продвигает свои собственные марочные версии этих продуктов. Причем было указано, что компания «Э» зарегистрировала в Беларуси собственную марочную версию «Olanzapine» – лекарственный препарат «Зипрекса» («Zyprexa»), который импортируется в Беларусь.

 

Действительно, 30 июня 2006 г. Министерством здравоохранения Республики Беларусь было выдано компании «Э» регистрационное удостоверение № 7774/06 со сроком действия до 30 июня 2011 г., подтверждающее то, что министерство зарегистрировало лекарственное средство «Зипрекса» («Zyprexa») (международное непатентованное название «Olanzapine»).

 

Судом было установлено, что действия по регистрации указанного лекарственного средства патентообладатель начал предпринимать в марте 2005 г. Для этого им 30 марта и 10 октября 2005 г. были заключены с СООО «Д» договоры поручения, по условиям которых последнее обязалось произвести таможенную очистку ввозимого на территорию Беларусь для регистрации лекарственного средства «Зипрекса» («Zyprexa») (международное непатентованное название «Olanzapine»).

 

Во исполнение указанных договоров патентообладателем в адрес СООО «Д» было поставлено 18 апреля 2005 г. лекарственное средство «Зипрекса» («Zyprexa») в количестве 10 упаковок и 2 ноября 2005 г. – в количестве 5 флаконов для его государственной регистрации.

 

После получения регистрационного удостоверения № 7774/06 представитель патентообладателя компания «Э.Л.В.» (Швейцария) 23 ноября 2006 г. заключила с УП «Н» договор на поставку в Республику Беларусь лекарственного средства «Зипрекса» («Zyprexa») в количестве 1 800 упаковок и 5 000 флаконов на общую сумму 170 626,75 доллара США для его последующей розничной продажи.

 

Первая поставка лекарственного средства «Зипрекса» («Zyprexa») по указанному договору была осуществлена 29 декабря 2006 г. Затем ввоз на территорию Республики Беларусь этого лекарственного средства осуществлялся на протяжении 2007 года и продолжается до настоящего времени в соответствии с договорами, заключенными компанией «Э.Л.В.» с УП «Н». В свою очередь УП «Н» осуществляло и осуществляет в настоящее время продажу полученного лекарственного средства в учреждения здравоохранения Республики Беларусь.

 

По сведениям РУП «Белфармация» по состоянию на 4 марта 2008 г. лекарственное средство «Зипрекса» («Zyprexa») имелось в розничной продаже в аптеках указанного предприятия, а также в аптеках негосударственной формы собственности и используется лечебными учреждениями Республики Беларусь для лечения соответствующих заболеваний.

 

В то же время из материалов дела следовало, что лекарственное средство «Оланзапин», реализуемое под торговыми марками «Олеанз» и «Зипрекса», не является единственным и незаменимым лекарственным средством в Республике Беларусь для лечения шизофрении и биполярного аффективного расстройства. Согласно информации главного врача УЗ «Городской психоневрологический диспансер» г. Минска с 2000 года по настоящее время учреждением для лечения указанных заболеваний используется 16 нейролептиков различных торговых наименований, из них к атипичным относятся 5, в том числе и «Оланзапин». В приказе Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 19 августа 2005 г. № 466 «Об утверждении протоколов диагностики и лечения психических и поведенческих расстройств в системе Министерства здравоохранения Республики Беларусь» среди рекомендуемых для применения нейролептиков «Оланзапин» не значится.

 

Оценивая представленные суду доказательства, суд пришел к выводу, что компания «Э» как обладатель патента Республики Беларусь № 2977 предприняла все необходимые в соответствии с законодательством действия для использования изобретения по патенту № 2977 и достаточно распространяет свое изобретение, охраняемое этим патентом, в Республике Беларусь путем ввоза, предложения к продаже и продажи лекарственного средства «Зипрекса» (непатентованное название «Olanzapine»), изготавливаемого с использованием изобретения по патенту № 2977, и готово в случае необходимости увеличить поставки указанного лекарственного средства.

 

Довод представителя компании «С» о том, что лекарственное средство «Зипрекса», поставляемое в Республику Беларусь компанией «Э», значительно дороже лекарственного средства истца «Олеанз» и в силу этого недоступно в Республике Беларусь больным шизофренией и биполярным аффективным расстройством, судом не принят во внимание, поскольку правового значения для разрешения данного спора не имеет. Кроме того, доводы о недоступности лекарственного средства были опровергнуты имеющимися в материалах дела доказательствами.

 

А довод этого же представителя о том, что непредставление ответчиком лицензии истцу ограничивает конкуренцию на территории Республики Беларусь и нарушает законодательство о конкуренции, суд посчитал несостоятельным исходя из следующего. Так, согласно п. 2 ст. 3 Закона Республики Беларусь «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» действие настоящего Закона не распространяется на отношения, вытекающие из охраны изобретений, промышленных образцов, топологий интегральных микросхем, нераскрытой информации, товарных знаков и авторских прав, за исключением случаев, когда права, связанные с этими отношениями, используются их обладателями в целях ограничения конкуренции, а также на отношения, связанные с товарами, изъятыми из гражданского оборота в Республике Беларусь. Доказательств тому, что ответчик как патентообладатель использует свои права в целях ограничения конкуренции в Республике Беларусь в сфере использования лекарственных средств для лечения шизофрении и биполярного аффективного расстройства, суду не было представлено.

 

Исходя из изложенного истцу – компании «С» в предоставлении принудительной неисключительной лицензии на использование изобретения, охраняемого патентом Республики Беларусь № 2977, отказано.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.184.215 (0.009 с.)