ТОП 10:

ВТОРОЙ ВЫПУСК ПЕРЕВОДА НА РУССКИЙ ЯЗЫК «КНИГИ ПУТЕШЕСТВИЯ»



ЗЕМЛИ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА, ПОВОЛЖЬЯ И ПОДОНЬЯ

ПЕРЕВОД

Глава I

[ПЕРВОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В АЗОВ. МОРСКОЙ ПУТЬ ОТ АНАПЫ ДО АЗОВА]

ОПИСАНИЕ АНАПЫ

 

\\Искандер Зулькарнейн {Искандер Зулькарнейн - Александр Македонский (356 - 323 гг. до н. э.) - крупнейший полководец и государственный деятель древнего мира. Еще в древности вокруг личности Александра Македонского сложилось множество рассказов и легенд, послуживших источником для средневековых литературных произведений о нем. Повествования о походах Александра Македонского были широко распространены и в восточной литературе. В конечном итоге на Востоке возобладало мнение, что Александр исповедовал ислам ханифитского толка, и он был включен в ряд пророков до Мухаммеда. Именно таким воителем за мусульманскую веру и представлял себе Александра Македонского Эвлия Челеби. Что касается прозвища Александра - Зулькарнейн (Двурогий), то это-реминисценция культа Аммана с рогами у греков.}, отправившись по велению бога на строительство Стены яджудж и маджудж {Яджудж и маджудж – библейские гог и магог. По кораническим представлениям, это дикие народы, которых встретил Зулькарнейн на крайнем северо-востоке обитаемой части мира, в долине между двух гор. Бог повелел ему отгородить их от мира неприступной стеной. Зулькарнейн выполнил приказ, заложив проход между горами кусками раскаленного железа и залив это сооружение расплавленной медью. Яджудж и маджудж прорвут стену только в день Страшного суда и явятся в мир как божья кара «неверным». Для Эвлии Челеби понятие Стена яджудж и маджудж очень часто служит эпитетом при описании высокого и неприступного сооружения.}, посетил эти места. Насладившись их климатом и охотой, он воздвиг на обширном холме у берега Черного моря эту пятиугольную крепость из тесаного и отшлифованного камня. Так как пол в зале заседаний царского дворца был красиво выложен рубинами и яхонтами, изумрудами и хризолитами, перламутром и агатом, крепость назвали Гевхерпай анапай {Главная из сокровищниц драгоценных камней.}. Так значится в хрониках {Неизвестно, о каких хрониках говорит Эвлия Челеби. По всей вероятности, двойное название Анапы, приводимое им в арабской транскрипции, не случайно. Слово Гевхерпай состоит из семи арабо-персидских букв – Гвхрпай. Арабская буква «вав» может означать и звук «о». Все слово могло быть и переосмыслением другого буквосочетания - Горхпйа, т. е. Горгиппия. Такое название получила Анапа в IV в. до н. э., когда она была присоединена к Боспорскому царству. Что в таком случае означало слово анапай? Это могло быть другое название Горгиппии, данное ей местным племенем синдов, – Анапа. Н. Я. Марр, посвятивший этому слову специальное исследование, считал, что на адыгейско-абхазском языке оно могло означать кроме прочего и гавань. Вспомним, что в античную эпоху наряду с официальным названием города Горгиппии среди греков бытовало и другое название - Синдская гавань.}.

Впоследствии, став нечестивой столицей генуэзского короля, она расцвела подобно райской обители {Генуэзские колонии и поселения на Западном Кавказе стали возникать в конце ХIII - ХIV в. Впервые генуэзская крепость на месте античной Горгиппии встречается на итальянской карте 1318 г. Она называлась Мапа. Название это, по предположению Н. Я. Марра, получено путем отбрасывания характерного для адыгейско-абхазского языка префикса а- от слова анапа, которое могло существовать и в форме амапа. Слова Эвлии Челеби о том, что Анапа была столицей генуэзского «короля», нельзя понимать буквально. О том, где находилась столица Генуэзской республики, Эвлия Челеби прекрасно знал. Видимо, слово тахтгях (букв, «престола место») он здесь (и во многих других случаях) употреблял не в значении «престольный город», а в значении «город, подвластный такому-то престолу».}. Потом, когда Тимур {Тимур (Тимурленк, 1336 - 1405) -среднеазиатский эмир и полководец} завоевал и опустошил Ирак и Дадиан {В старых русских документах Дадианской землей называлось Мегрельское княжество – феодальное государство в Западной Грузии. Его правители принадлежали к роду Дадиани. Юридически Мегрельское княжество существовало с середины XVI в. до 1867 г. Описание города Ирак-и Дадиан находится на с. 777 - 780 седьмого тома «Книги путешествия» (наст. изд., с. 99 - 103)}, Хешдек {Хешдек для Эвлии Челеби – обозначение города Астрахани и Поволжья в целом, а также собирательный этноним, которым турецкий автор называл не только астраханских, но также казанских и сибирских татар. Этимологию термина см. в примеч. 7 к гл. V}, Казань и семьсот других городов и пошел на Тохтамыш-хана {Тохтамыш (ум. 1406 или 1407) – хан Золотой Орды с 1380 г. После поражения, нанесенного ему Тимуром в 1395 г., перестал быть всевластным правителем и превратился в хана - скитальца}, сидевшего в Крыму, он разрушил также и пригород этой крепости Анапа. Однако сама крепость осталась как была. Затем, когда великий везир султана Баезида Вели {Баезид II Вели (Святой, ок. 1447 - 1512) – сын султана Мехмеда II, турецкий султан (1481 - 1512)}, Гедик Ахмед-паша {Ахмед-паша Гедик (Щербатый, ум. 1482) – великий везир (1474 - 1476) в правление турецкого султана Мехмеда II}, с падишахским флотом двинулся на завоевание крепости Кафа, он с помощью подобного морю войска вырвал эту крепость из рук генуэзцев и оставил в ней гарнизон.

Анапа – очень прочная крепость, стоящая на крутой скале на берегу моря, на самой границе земель абхазов {Все население «абхазского племени» вплоть до середины XIX в. подразделялось на три основные группы: абхазы, занимавшие примерно территорию современной Абхазской АССР, джигеты, или садзы, обитавшие между Гагрой и Сочи, и наконец, абазины, жившие разбросанно по верховьям Кубани и ее горных притоков. Все они говорили на более или менее близких диалектах абхазского языка. В культурно-историческом отношении также составляли единую этническую среду, родственную адыгским племенам. Вместе с тем каждая из трех названных этнических единиц состояла из нескольких родо-племенных подразделений. Многие из этих подразделений Эвлия Челеби называет, но для абхазов и абазинов у него один термин – абаза. В настоящее время на Северном Кавказе проживает народность абазины (самоназвание – абаза), а в Абхазской АССР – абхазы (самоназвание – апсуа)} и черкесов {Множество адыгейских племен Северного Кавказа издревле называли себя адыге. В XIV в. у восточных авторов, писавших о Золотой Орде, впервые встречается параллельное название для адыгов - черкесы. Этим термином пользуется и Эвлия Челеби. В настоящее время «адыге» называют себя три народа: адыгейцы, проживающие в Адыгейской автономной области РСФСР и говорящие на адыгейском языке, кабардинцы – в Кабардино-Балкарской АССР и черкесы – в Карачаево-Черкесской автономной области. Кабардинцы и черкесы говорят на кабардинском языке. Адыгейский и кабардинский языки относятся к абхазо-адыгской группе иберийско-кавказской языковой семьи}. Однако в настоящее время в ней нет ни души. Несколько раз \\ ее опустошали донские казаки. А в окрестностях ее имеется до полутора сотен домов из камыша. Эту деревню также называют кабак {Термин кабак, означающий поселение в Кабарде, встречается в русских документах начиная с середины XVI в. Эвлия Челеби называет этим словом поселения как абхазских, так и адыгских племен. Однако ни те, ни другие это слово в указанном смысле не употребляли. Кабак (къэбак) – так назывался традиционный праздник кабардинцев, на котором присутствовали все жители поселения - от мала до велика. Главным развлечением на этом празднике была стрельба в цель, для которой воздвигался кабак – высокая мачта с множеством подвешенных на ней вещей. Сбитая вещь отдавалась меткому стрелку}.

К северу от крепости находятся Анапские горы. Мимо этих гор проходят корабли, идущие Черным морем на Азов. Это большие горы. Крепость построена очень умело и является творением искусного инженера. Внутри ее пасутся на зимовках овцы и козы племени шегаке {Речь идет об адыгейском племени шегаков (хегаков), которое обитало в окрестностях Анапы. В 1812 г. оно почти поголовно вымерло от эпидемии чумы. Остатки шегаков слились с племенем натухайцев.}, живущего в окрестностях. Место это, согласно реестру Оздемир-заде Осман-паши {Оздемир-заде Осман-паша (ум. 1585) – великий везир (1584 - 1585) в правление турецкого султана Мурада III.}, являлось воеводством, подчиненным Таманскому санджаку Кафинского эйялета. Население племени шегаке платит десятину, если его к тому принуждают. Насчитывается до трех тысяч {Согласно переводу Хаммера (с. 59), в племени шегаке было не три тысячи, а триста человек. Очевидно, в обоих случаях речь идет не обо всем населении племени, а только о мужчинах-воинах.} покорных с виду мятежников.

Крепость имеет большую гавань с одним входом. В ней может поместиться тысяча судов, привязанных к одному канату. Гавань защитит их от восьми ветров. Нигде на Черном море нет подобной гавани. Разве что Балаклава... Издавна в этой гавани добывали один вид жемчуга, еще и теперь попадаются раковины. Поэтому-то крепость и называется Гевхерган {… – Сокровищница жемчуга}. И ныне русы каждый год бросают в этой гавани якоря и без страха и боязни занимаются водолазным делом, добывают жемчужные раковины. Если бы, починив и исправив эту крепость, поместить в ней достаточный арсенал и войско, было бы легким делом превратить абхазские и черкесские земли в послушную и покорную область. [Это нужно], потому что ногайцы, живущие в Черкесстане, привозят сюда свои товары и продают их. [И от этого] бывает высокая таможенная пошлина. Местом пристанища их служит большая гавань.

Когда я, ничтожный, с янычарским агой Гонии стоял тут на якоре, со стороны Черного моря показался падишахский флот. Гладь Черного моря украсилась парусными судами и пришла в движение. В полдень корабли вошли в Анапскую гавань и бросили якоря. Они стояли [тут] три дня, поджидая все отставшие суда. Три дня флот запасался водой.

Я, ничтожный, и гонийский ага встретились с каймакамом {Каймакам – здесь заместитель главнокомандующего турецкой армией. Первоначальное значение – заместитель великого везира.} и преподнесли ему кое-какие подарки. Затем я один направился к главнокомандующему Дели Хусейн-паше {Хусейн-паша Дели (Отважный, ум. 1659) – крупный военачальник в правление турецких султанов Мурада IV и Ибрагима I. С середины декабря 1639 до начала января 1640 г. был заместителем великого везира.} и поцеловал ему руку. Он же соблаговолил выделить мне, ничтожному, палатку, ежедневное пропитание и бакшиш, взял меня в число своих приближенных муэззинов и поместил на галеру своего кетхуды Вели-аги. Поутру {В переводе Хаммера (с. 59) есть дата отправления турецкого войска из Ананской гавани – 12 шабана 1053 г. Дата явно ошибочная, ибо при переводе с хиджры на европейское летосчисление она приходится на 26 октября 1643 г. Если предположить, что в текст рукописи, с которой переводил Хаммер, вкралась описка и нужно читать 12 шабана 1051 г., то тогда получаем дату 16 ноября 1641 г. И эта дата нереальна. Остается предположить, что вместо названия мусульманского месяца шабан нужно читать какое-то другое название месяца. По созвучию это может быть сафар. 12 сафара 1051 г. по хиджре соответствует 23 мая 1641 г. по нашему летосчислению.} мы поставили паруса на главной падишахской галере, \\ а в полдень дали пушечный салют и двинулись в путь.

 

Буребай

 

В этом месте протекает один из рукавов реки [Дон] – Олю-Тен, впадающий в море к западу от крепости Азов. Эта река Дон берет начало в горах Московской земли и тремя рукавами впадает в Азовское море. Так как они проходят через местности, заросшие камышом и тростником, вода в ней не очень приятная. Цвет лица у людей, живущих на берегах реки, бледный. В устье той реки обитает во множестве толстое, мясистое существо, которое они называют кошка.

Так как здесь очень хорошие луга, татары и другие войска сделали тут остановку, отдохнули и подкрепились, заколов [для этого] триста лошадей. Я, ничтожный, впервые ел конину; это было в тот год, когда я отправился в поход с татарским войском из-под Азова.

Хотя я, ничтожный, \\ принадлежал к свите татарского хана, но в пути я находился с людьми Кая-бея из племени мансур. У [всех] нас было по одному породистому коню-аргамаку. Это племя мансур принадлежит к числу тех, у кого есть свой юрт в Крыму. Другими словами, они – хозяева на Крымском острове. Их юртами являются земли области Манкыт близ крепости Гёзлев. Лошади у них очень жирные. Так как их мясо – мякоть и сало очень хороши, то оно прекрасно переваривается и очень питательно.

На этой стоянке, как только настало утро и на небосводе показалось яркое солнце, от-аги всех станов повсюду забили в барабаны. Все татарские газии вскочили на коней, и через восемь часов {Согласно переводу Хаммера (с. 65), татары находились в пути девять часов} пути мы вышли к берегу реки Молочной. И через нее мы также переправились на конях. Поскольку на берегу был хороший луг, то в этом месте мы устроили привал. Но так как в одном месте было поросшее камышом болото, топь, то здесь затонуло и пропало до ста коней и пятьдесят пленных.

 

Река Молочная

 

Она берет начало на западе Московской страны в горах близ большого города и древней крепости под названием Куриловец и здесь впадает в Азовское море. А так как по пути она протекает через месторождения свинцовых и медных руд, вода ее становится похожей на молоко. В этом и состоит причина того, что ее назвали река Сют {..."Молоко"}. У тех, кто пьет из нее, на шее вырастает зоб.

Тем не менее по обоим берегам этой реки стоит до семидесяти благоустроенных и прочных крепостей. Но все они дрожат от страха перед татарами. Летучие шайки беш-баш {О татарских набегах беш-баш (букв, ”пять голов”) см. т. VII, с. 533 турецкого издания «Книги путешествия» (в переводе на русский язык см.: Эвлия Челеби. Книга путешествия. Вып. 1. М., 1961, с. 216-217).} один-два раза в неделю совершают набеги под стены этих крепостей, берут добычу и, переправив ее в Крым, продают там. Все эти крепости подчиняются Москве.

Снявшись с берегов реки Сют, мы через час пути подошли к реке Миус. Это большая река. В ту свирепую зиму мы преодолели ее со ста тысячами трудностей и мучений и сделали короткую остановку на противоположном берегу. Река эта подобна Абихайят. В ней, так же как в реках Дон, Днестр и Дунай, водится вкусная рыба – белуга и осетр. Очень приятны на вкус также чига и уштука {Чига – видимо, чехонь – рыба из Семейства карповых, а уштука – щука. У донских казаков чехонь и щука издавна были предметом промысла.}. Эта река также берет начало с гор на севере Московии, а здесь течет в Азовское море.

Когда барабан пробил отправление, мы снова пустились в путь. В местностях, по которым мы проходили, выпало на три аршина снегу. Утром мы претерпели \\ метель и вьюгу и через шестнадцать часов прибыли на стоянку Бурумбай, в Кыпчакской степи. Здесь мы также провели ночь на снегу, а утром, вскочив на коней, проскакали галопом шестнадцать часов и вступили в пределы Крымского острова.

В то самое время, когда мы въезжали в крепость Ор-агзы, нас встретил гонец великого везира Кара Мустафа-паши Реджеб-ага, направлявшийся к Азову с двадцатью всадниками. Мы подтвердили, что крепость Азов завоевать не удалось. Взяв письма у его светлости хана, он отправился к Порогу Благоденствия. Я же, ничтожный, вместе с его светлостью ханом двинулся в глубь Крыма и расположился в доме для гостей, который был нам предоставлен в большом городе Бахчисарае на берегу реки Чюрюк-су. Получив все, что было нам назначено, мы предались молитвам за продление благоденствия хана. Я пребывал в блаженстве и спокойствии, и у меня не было сил для [нового] путешествия.

В ту зимнюю пору, чтобы не допустить подмоги окруженным в крепости Азов кяфирам, его светлость хан {Бехадыр-Гирей возвратился из Азовского похода в Крым больным. В октябре 1641 г. он умер. Новым ханом стал Мухаммед-Гирей IV, который занимал крымский престол дважды (1641 - 1644 и 1654 - 1666).} трижды направлял под самые стены крепости по сорок-пятьдесят тысяч конников для грабежа и разбоя и снова возвращался в Крым. В том же году грабительские набеги в Московскую страну трижды совершал калга-султан {Калгой при Бехадыр-Гирее был Ислам-Гирей, а при Мухаммед-Гирее IV – Фетх-Гирей.} с восьмидесятитысячным войском, и после жестоких схваток он возвращался в Крым с пятью - десятью тысячами пленных и богатой добычей.

С наступлением весны из Стамбула прибыл один из правительственных капуджибаши {В переводе Хаммера (с. 66) есть имя этого капуджибаши – Хасан-ага} и вручил его светлости хану двенадцать тысяч алтунов на сапоги и падишахский ярлык такого содержания: «Желаю, чтобы этой весной ты со ста тысячами своих татар, охотников за врагами, и под началом нашего благословенного и благополучного Джуван-капуджибаши Мехмед-паши {Мехмед-паша Джуван-капуджибаши (Юный капуджибаши, 1602 - 1646) – везир в правление турецких султанов Мурада IV и Ибрагима I. Его мать была внучкой дочери турецкого султана Сулеймана Кануни. В 19-летнем возрасте он принимал участие в Хотинском походе (1621 г.), находясь в свите турецкого султана Османа II. Тогда же был произведен в капуджибаши.} был готов к осаде крепости Азов».

Его светлость хан в знак величайшей покорности и послушания поставил своего коня на сорок дней [для отгула]. Все татарские племена начали холить своих коней. Наконец весной с восьмидесятисемитысячным войском мы выступили из Крыма на Ор-агзы, а оттуда с молитвами и восхвалениями [богу] вышли на [степной] простор и двинулись на крепость Азов.

[ОСТАВЛЕНИЕ АЗОВА КАЗАКАМИ]

 

Как только кяфиры, осужденные гореть в адском огне, находившиеся в крепости, узнали, что на крепость Азов направляются подобные морю войска крымских татар \\ и подходит флот османского султана, что морем и сушей идет войско более многочисленное, чем в прошлом году, с богатыми припасами, снаряжением, с минерами и подкопных дел мастерами, они собрались на сход и держали такую беседу.

Совещание азовских кяфиров. В прошлом году мы с трудом спаслись от рук османов. Этой зимой татары не давали нам глаз открыть. Ниоткуда не пришла к нам подмога. Зима измотала нас. С одной стороны, голод и доровизна, с другой – татары опустошили наши края и области, забрали в полон наших родных и близких. Мы же из страха перед татарами не могли высунуться из крепости. Крепость не отстроена и не починена. Из боеприпасов у нас не осталось ни окка пороха, из другого оружия и снаряжения также ничего нет. Нас, христиан, осталось здесь около десяти тысяч. А тут на подходе османы с флотом и войском, побдобным морю. Оттого что мы едим одну воблу, душа в теле еле держится и печенка протухла. В конце концов османы перестанут держаться за эту крепость. Но нас, христиан, за один год умерло тридцать тысяч. Что же с нами будет? Давайте-ка сразу, пока татары и османы не осадили крепость, оставим ее. В противном случае от этого нашествия османов спасения не будет!

После этого совещания они в течение одного дня покинули крепость. Забрав все свои пушки, ружья, луки и стрелы, они живо погрузили их на речные суда и решили бежать. Они постановили идти берегом реки Дон в крепости Черкес-керман, Хорос-керман, Тузла-керман и другие.

 

[ЗАНЯТИЕ АЗОВА ТАТАРАМИ И ТУРКАМИ]

 

Когда татары вместе с ханом шли сушей на крепость Азов, на берегу реки Сют было задержано несколько казаков. От них-то и узнали, что кяфиры бежали из крепости Азов. Весь день и всю ночь [татары] грабили и разбойничали вовсю до самого Азова. Там же все живое было полностью уничтожено. Не видно было не только людей, но даже мыши, кошки, бобра и тому подобной твари. Из крепостных укреплений уцелела только Генуэзская башня.

Об этом большом и радостном событии татарский хан послал сушей и морем донесение в столицу. Одиннадцатого дня {Несколько ниже Эвлия Челеби говорит о том, что турецкие войска прибыли к Азову 13-го дня, а в переводе Хаммера (с. 66) есть еще такое уточнение: «13-го дня того же месяца». Можно предположить, что где-то здесь пропущена дата, за которой следует вторая – 11-е число какого-то месяца и третья – 13-е число этого же месяца. Вероятнее всего, искомая дата пропущена в описании отправления в Стамбул донесения о занятии Азова крымскими татарами. Попытаемся восстановить эту дату. Точно известно, что донские казаки оставили Азов во второй половине мая 1642 г. С уверенностью можно сказать и о том, что крымские татары узнали об этом незамедлительно. Они поспешили занять Азов и сообщить об этом турецкому султану. От Эвлии Челеби мы знаем, что это произшло в первых числах какого-то мусульманского месяца. Месяц сафар 1052 г. хиджры начинался 1 мая 1642 г. европейского летосчисления. Естественно предположить, что Эвлия Челеби говорит о следующем месяце – третьем месяце мусульманского лунного года – ребиульэввеле. Если основываться на этом предположении, то, переведя все три даты с хиджры на наше летосчисление, получим следующие числа. Крымское донесение в Стамбул было отправлено в конце мая – начале июня, русские лазутчики были схвачены 9 июня, а турецкие войска пришли под Азов 11 июня 1642 г.} были \\ схвачены лазутчики московского короля, пришедшие из Стамбула, и связанными приведены к хану. Эти лазутчики без страха и колебаний сказали: «Мы, лазутчики, были посланы в эту крепость {В переводе Хаммера (с. 66) о лазутчиках есть дополнительные сведения. В частности, крымские татары узнали, что всего в Стамбуле находилось тогда 40 русских лазутчиков} для того, чтобы подать находящимся внутри ее такой совет: "Из Стамбула с войском, подобным морю, снова идут османы. Оставьте крепость и бегите. И не мерьте [свое положение] по другим временам"». Все они были отправлены в ад.

Тринадцатого дня {см. примеч. 70} с пышностью и блеском прибыл главнокомандующий, везир Джуван-капуджибаши Мехмед-паша. Он нашел на месте Азова пустырь. Однако три дня [войска] отдыхали, полагая: «Тут, вероятно, замешана какая-нибудь хитрость и дьявольская проделка кяфиров».

На четвертый день на земле крепости прозвучал эзан {Эзан – призыв мусульман к молитве, совершаемый муэззином. В своей «Книге путешествия» Эвлия Челеби неоднократно говорит о том, что первый эзан в занятом турками Азове провозгласил именно он.}. Валахам и молдаванам поотрядно были отданы приказы, и, во имя Аллаха, они приступили к отрытию фундамента крепости Азов. А через три дня, как только из глубины показалась вода, в основание были уложены решетки и гать. Судам же было приказано возить камень из старой разрушенной крепости, находившейся на острове Тимурленка. Таким образом было счастливо начато и в один месяц закончено сооружение крепости. Она стала прочнее Генуэзской башни. В крымских хрониках говорится об этой крепости: «Воевал ее сердар Дели Хусейн-паша, одержал победу – Бехадыр-Гирей-хан, отстроил – Джуван-капуджибаши».

После восстановления крепость вновь стала резиденцией санджакбея, подчиненного Кафинскому эйялету. Ее комендантом был поставлен двухбунчужный мирмиран-паша. За нею были закреплены янычарский ага и двадцать ода янычар, шесть ода топчу с топчубаши, десять ода джебеджи с джебеджибаши, семь тысяч охранного войска из татар Каратаяка. Внутри крепости было установлено семьдесят пушек бал-емез, сорок кулеврин, а на краю рва – триста пушек шахи. Чтобы завершить [строительство] как можно скорее, работали день и ночь с полным усердием. И в столицу было отправлено донесение: «На снаряжение, оборудование и прочие необходимые [расходы] истрачено пять тысяч кошельков».

Пока крепость отстраивалась, семь тысяч татар ходили войной в Московскую страну. Они возвратились в армию ислама с десятью - двадцатью тысячами пленных, и каждого пленного они продавали за десять курушей. В конце концов московский король взмолился: «Пощади, пощади, о избранный дома Османа!» Он направил в Стамбул послов и горячо просил о заключении мира.

Когда крепость была закончена и внутри ее были там и сям выстроены дома, главнокомандующий Мехмед-паша отбыл в столицу. \\ Другие же войска ислама разошлись всяк по своим родным местам. А я, ничтожный, по дороге, которой уже ходил однажды с племенем мансур, в течение восьми дней двигался в глубь Крымской страны. Для отдыха и удовольствия я расположился в Бахчисарае.

Хвала богу, после благополучного возвращения с этой священной войны я получил разрешение его светлости Бехадыр-Гирей-хана {Известно (см. примеч. 66), что летом 1642 г. Бехадыр-Гирея уже не было в живых. В переводе Хаммера в этом месте имени крымского хана вообще нет. Возможно, что по незнанию оно было вставлено в текст переписчиком или турецкими издателями «Книги путешествия».} отправиться в Стамбул {В переводе Хаммера (с. 67) говорится, что, прежде чем отправиться в Стамбул, Эвлия Челеби прожил в Бахчисарае 20 дней.}. Он пожаловал мне кошелек курушей, трех невольников, одну соболью шубу, четыре смены одежды. А от таких наших государей, как калга-султан Мухаммед-Гирей и нуреддин-султан Гирей {В переводе Хаммера ни у калги, ни у нуреддина нет имен. Видимо, и здесь перед нами результат редакторской работы турецких издателей «Книги путешествия». Возможно, что в рукописи имя Мухаммед-Гирей относилось не к калге, а к хану, но редакторы тома, усмотрев в этом «несоответствие», «восстановили истину». Так «воскрес» Бехадыр-Гирей, получил неверное имя калга, а нуреддин, видимо воспринятый издателями как личное имя, получил приставку – Гирей. Известно, что калгой при Мухаммед-Гирее IV был Фетх-Гирей, а нуреддином – Гази-Гирей.}, от таких наших господ, как храбрый везир Сефер-Гази-ага, Субхан-ага, Аю Ахмед-ага и дефтердар Ислам-ага, я также получил по одному невольнику. В Крымской стране я стал обладателем богатства в четырнадцать невольников и четыре кошелька денег. Вместе с невольниками, которых мы получили в Трабзоне, Мегрелистане и Абхазии, у нас стало восемнадцать невольников {Согласно переводу Хаммера (с. 67), Эвлия Челеби получил трех невольников от хана, по одному невольнику от калги и нуреддина и по одному невольнику от четырнадцати крымских сановников. Во время своего путешествия из Трабзона через Мегрелию и Абхазию он заимел 18 невольников. Таким образом, по Хаммеру, всего у Эвлии Челеби было не 18, а 37 невольников.}. Прежде чем отправиться из Крыма в Стамбул, мы попрощались со всеми благородными знатными лицами Крымской земли, получили счастливое благословение и напутствие его светлости хана и пустились в путь верхом на коне калга-султана. Множество друзей провожали меня, ничтожного, до реки Качи. Распрощавшись там с ними, я направился к Балаклаве.

 

 

[ВТОРОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В АЗОВ. ПУТЬ ОТ КРЕПОСТИ ТАМАНЬ ЧЕРЕЗ ТЕРРИТОРИЮ ТАМАНСКОГО ПОЛУОСТРОВА И ЧЕРКЕССКИЕ ЗЕМЛИ ДО ГРАНИЦ КАБАРДЫ]

[ПУТЬ ЧЕРЕЗ ТАМАНСКИЙ ПОЛУОСТРОВ]

Стоянка сале Шоломкай

 

Это ханская деревня {Хан (как и шах) – один из официальных титулов турецкого султана, и «ханская деревня» здесь – деревня, население которой подвластно турецкому султану.} Арслан-паши, расположенная на берегу озера. В пяти часах [ходьбы] от нее на берегах озер пили горькую воду. Время от времени проходили по песчаным местам.

 

Сале Рамазан-бей

 

Здесь живет Мустафа-бей – старший сын Рамазан-бея. Эта деревня является благоустроенным поселением на берегу озера, выплеснутого Черным морем. Мы ели здесь маринованные дыни и арбузы. Она не приписана к какой-либо области, хотя и расположена на Таманском острове. Потом [мы] прошли много благоустроенных деревень.

 

Сале Шан-Мерд

 

На заливе Адахун {Залив Адахун – Кизилташский лиман на юге Таманского полуострова} [расположена] сале Шан-Мерд. Это черкесская деревня шахского острова. В пяти часах [ходьбы] от нее, опять [по направлению] к востоку, между заливом Адахун и Азовским морем мы прошли место, называемое Диль-бурун.

 

СТОЯНКА У КРЕПОСТИ АДАХУН

 

[Крепость] построена заблудшим королем Салсалом. В те времена название ее былю Калхасынджа {Разночтения: …}. \\ Потом, так как во времена Баезид-хана здесь [была] большая битва Гедик Ахмед-паши с неверными казаками и так как победа [далась ценой] потоков крови, ее стали называть «Адахун», или «Кровавый остров» {Остров Адахун, или Кан-адасы, т. е. Кровавый остров, – часть Таманского полуострова, ограниченная с запада Таманским заливом, с севера – Темрюкским заливом, с востока – Ахтанизовским лиманом.}. После победы крепость разрушили.

В странном месте расположена эта крепость, предназначенная для заселения. Когда султан Мурад IV в 1048 (1638 - 39) году появился у благоустроенного, как рай, Багдада, Пияле-кетхуда с султанским флотом десять дней и десять ночей вел отчаянное сражение в заливе этого Кровавого острова с 86 злосчастными русскими чайками. Наконец удача и победа [пришли] к воинам дома Османа. Все суда неверных были побеждены. Пленные и трофеи потекли в государство. Под Багдадом они были преподнесены Мурад-хану. Но на этом Кровавом острове нашли себе вечный покой тысяча семьсот шехидов дома Османа. Поэтому эта замечательная битва описана во многих хрониках. Этот ничтожный посетил [могилы] шехидов. Потом два часа шел в сторону кыблы.

 

Сале Совуджук

 

Эта сале, подобная касаба, имеет четыреста домов, три мечети, одну соборную мечеть, один постоялый двор, десять лавок. В этой деревне,находится бей черкесов – Базрукбей, [получающий] сальяне. И все райя также черкесы. В трех часах от нее в сторону кыблы – сале Идрис. После зимовья Атеш-бея в двух часах [пути находится крепость Кызыл-таш].

 

КРЕПОСТЬ АНАПА

 

Ее основали генуэзцы, но Гедик Ахмед-паша завоевал [ее]. «Ненужная крепость», – сказал он и разрушил [ее]. Но в [крепости] есть источник воды жизни. Если бы эта крепость была населена, то суда неверных не могли бы пройти в Черное море через Азовский пролив {Азовский пролив – Керченский пролив}. Недалеко от нее в районе, называемом Тузла-бурун {Тузла-бурун (Соленый мыс) – коса Тузла}, на песчаном месте [расположена крепость Тузла].

 

КРЕПОСТЬ ТУЗЛА

 

Она также разрушена. Ее разрушили азовские казаки. И она действительно не нужна. Однако в прежние времена она была так благоустроена и населена, что [когда] Оздемир-оглу Осман-паша с воинами дома Османа семь месяцев из-за сильного холода не мог перейти с мыса Чочка в расположенную напротив Крымскую землю, \\ то он остался здесь, и мусульманские воины совершенно не испытывали никаких трудностей.

Если приезжие покупают что-нибудь на этом падишахском острове за деньги, то [им] говорят: «Если, душа моя, так, то располагайся на постоялом дворе» – и стараются выпроводить [такого] гостя из дома; то есть в деревнях Таманского острова приезжим не дают опорожнять [их] чувалы, торбы и кошельки. Их кормят, поят, устраивают, провожают, оказывают уважение. Это до такой степени богатая земля, что если один человек с десятью лошадьми проживет в доме десять дней, то население радуется. Эти богатые черкесы – веселые, дружелюбные и склонные к шутке – заслужили имя «богачи». Татар на этом острове нет совершенно, они не могут [здесь] жить, так как в смысле управления Кафинский эйялет считается анатолийской землей, румелийская земля – в лежащем напротив Крыму. Между Крымом и этим шахским островом находится пролив в 18 миль, протекающий в Черное море. В пяти милях на север от него, между мысом Чочка и мысом Килиседжик, [находится] Азовский пролив. Земли этого шахского острова Тамань так плодородны, что одно киле семян дает [урожай в] 100 киле, а просо дает 150 киле, [до такой степени] плодоносны растения. По милости божьей на этом острове есть и ровные, просторные степи протяженностью в час пути, и озера, и холмы. На озерах водятся различных видов птицы: утки, гуси, лебеди, цапли, черные бакланы, пеликаны. Здесь есть места для охоты на самую разнообразную дичь; в изобилии водится знатная рыба семидесяти пород. Одним словом, этот шахский остров – плодородный край, избавленный от [суеты] городов.

Затем я, ничтожный, снова шел один день от крепости Тузла к крепости Кызыл-таш. Когда в тот день туда прибыл его светлость хан со своей гвардией, со стен крепости раздался пушечный салют. От крепости Кызыл-таш, что на заливе Адахун, он тотчас, без затруднений, переправился по огромной реке Кубани на противоположную сторону на приготовленных судах. Когда за спиной хана бросили якорь, он успокоился, так как народ тех мест был народом из Черкесстана, который платил ашар кафинскому вали дома Османа по принуждению и не был достаточно послушным и покорным. Залив Адахун на реке Кубани является местом, соединяющим реку Кубань с Черным морем; это большой залив в полмили шириной. По реке Кубани плавают суда. Они могут доходить до крепости Темрюк и до острова Йыланлы и, если хотят, могут подниматься вверх [по реке].

\\Река воды жизни так велика, что начало ее в землях Дагестана на горе Эльбрус. Омывая [береговую полосу] в семьдесят переходов между Черкесстаном и степью Хейхат, вблизи крепости Кызыл-таш в заливе Адахун она сливается с Черным морем.

Этот ничтожный на судне переправился на противоположную сторону {На этом заканчивается путешествие Эвлии Челеби по территории Таманского полуострова. Оно заняло несколько дней и закончилось 15 апреля 1666 г.}.

Объяснение языка ногайцев

 

Хотя выше писалось «татарский язык» и [ногаи] – татарский народ, но они имеют отличные от [татарского] язык, термины и слова. Во-первых, счет денег таков: \\ 1 – бир, 2 – икиф, 3 – уш, 4 – терт, 5 – беш, 6 – алты, 7 – джедди, 8 – секиз, 9 – токуз, 10 – он. [Далее:] Аллах – чалаб, Аллах – чарадан [джарадан), пророк – йылавадж, мы встретили – джулукдук, стрелок – садаклаб, воинские доспехи – сават, в броне – кубели, счастливый джигит – зор джигит, путешествие – чабул, он кладет – джуюр, тяжелый груз – куш казан, оглан – шуре, так близко – мена (муна) джоктур, я просил – бир баш уртум, я молился – тувалар ясадым, мои слова – айтым вар, скажу-ка я – айтайим, пьяный человек – джекюр киши, да укажет Аллах путь – алай джул берсин, я имею сыновей – шурелерим бар, мои работники – карашиларым, спешить – дуюм оланда [или] туюм булгунда ашыкман (ашыкмак), каша – пунга (путга) аши, дерево – терк.

Одним словом, как видно из этих примеров, [в их языке] имеются тысячи не заслуживающих внимания слов.

Потом Чобан-мирза в крепости Чобан дал хану несколько рысаков и приготовил обильное угощение из конины.

Оттуда четыре часа шли по лесам.

 

\\ Описание пшуко черкесов шегаке

 

{Пшуко (это же слово в арабском начертании можно читать и иначе, например пешкю) - очевидно, искаженное адыгейское слово псухо (букв. «долина»). Этим термином адыгейцы обозначали соседскую (сельскую) общину. В одной долине селились семейства разных родовых союзов. Так образовывались поселения, в которых роды жили кварталами, состоящими из родственных друг другу семей.}

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.106.142 (0.023 с.)