ТОП 10:

Схизис и аутизм: определение, симптоматология.



Схизис и аутизм: определение, симптоматология.

Аутизм – патологический синдром, проявляющийся в угасании или в различной степени выраженности отсутствии потребности в общении. Проявляется в нарушении законов речи, языка, невербального общения.

Нарушение функций речи.

Уменьшается, а затем совсем исчезает инициатива общения. Пациент ведет себя пассивно, малоразговорчив, стремится к одиночеству, избеганию контактов с людьми, порой с чувством неприязни, ненависти, молчанию, при общении отвечает кратко (формальное общение). Неактивное внешнее общение, холодность и отрешенность от внешнего мира, равнодушность скрывают за собой богатство внутреннего мира, погруженность в мир собственных фантазий. Внутренние формы речи преобладают над внешними.

В других случаях проявляется многоречивость, вплоть до безостановочности речи, при этом речь монологична, пациент не заинтересован в ее восприятии и понимании окружающими («аутизм наизнанку, наоборот»).

Мышление становится аутистичным, которое характеризуется погруженностью в мир собственных фантазий, становится грезоподобным. Реальность в той или иной мере вытесняется, что приводит к снижению жизненной активности. Аутистические идеи не соответствуют реальности, а подвластны лишь желаниям и стремлениям пациента и находятся в противоречии с логикой, реальностью и между собой (паралогичность мышления). Исчезает интуиция.

Нарушение законов языка.

Характерно употребление в речи неологизмов – новых слов, понятий, смысл которых понятен только пациенту или наделение общеизвестных слов, понятий новым, не свойственным им, понятным только ему смыслом (символизм). Кроме того, в речи могут присутствовать агглютинация слов (нанизывание слов) – исчезновение промежутков между словами, в результате чего речь превращается в «речевой поток». Данные расстройства законов языка сочетаются с разорванностью (логической или грамматической) речи, шизофазией. Речь страновится монотонной, однообразной, бесстрастной. В результате этого нарушается вербальное общение, пациент становится неприспособленным, дезадаптированным.

Нарушение невербального общения.

Проявляется гипо- амимией, угасает жестикуляция, движения становятся не синхронны походке, угловатые, нелепые. Пациент неряшлив, стереотипен в поведении, не индивидуалистичен, неловок.

Клинический пример.

Пациент, 35 лет. В течение нескольких лет находится в психиатрической больнице. В поведении пассивен. Выражение лица безразличное. В движениях угловат. Иногда играет в шахматы, но без интереса. Неряшлив, умывается только по настоянию персонала. На свидания с матерью ходит неохотно. Читает только книги о птицах. Находясь на прогулке может часами наблюдать за ними. Зачем это ему нужно говорить отказывается. Ведет дневники, исписал множество толстых тетрадей. Запись из дневника: «она подлетела и села на ветку и три раза провела ногой по брюшку». Страницы испещрены рисунками птиц. В жизни отделения не участвует, телевизор не смотрит, газет не читает, в бытовых вопросах (стоимость продуктов, цен на другие товары, в политических вопросах) не ориентируется. На вопросы отвечает неохотно, односложно, смотрит при этом в сторону. Некоторое время назад выпрыгнул из окна 3 этажа, объяснив свой поступок просто желанием «встряхнуться». Стремления к выписке не обнаруживает.

Схизис (расщепление) – одновременное существование двух или более взаимно исключающих мыслей, эмоций, чувств, волевых актов.

Таким образом, проявления схизиса могут проявляться практически во всех психических сферах. Существуют следующие фомы расщепления личности.

Расщепление на соматопсихическую и аутопсихическую сферы проявляется тем, что тело воспринимается отчужденным, сторонним, частично отождествляемым с «Я». «Будто тело остается, а душа отделяется».

Расщепление личности в одной из сфер самовосприятия.

В соматопсихической сфере – ощущение разделения тела на отдельные части. «Тело разделилось по пояс, обе части воспринимаю отдельно»

В аутопсихической сфере – раздвоение личности на относительно простые автономные субъединицы, одна из которых идентифицируется с «Я», другая воспринимается с характером отчужденности. «Делаю что-нибудь и одновременно смотрю на себя как со стороны».

В аллопсихической сфере расщепление переживается как разделение внешнего мира на два антагонистических, враждебных половины. «Вся вселенная разделилась на хорошую половину и плохую».

Расщепление может происходить между функциональными структурами внутреннего мира. Примером может являться феномен «внутреннего двойника», когда где-то внутри себя ощущается чуждое существо, обладающее собственными, как правило, противоположными побуждениями, мыслями, чувствами.

В сфере восприятия расщепление проявляется утратой способности формировать целостный образ объекта. При этом правильно воспринимаются отдельные детали предмета или его изображения, но отсутствует возможность связать их в единую структуру.

В эмоциональной сфере схизис проявляется эмоциональной амбивалентностью – реагирование на один раздражитель приятными и неприятными чувствами.

В области воли – амбитендентностью (двойственностью поступков, действий, движений).

В области интеллектуальной деятельности - интеллектуальной амбивалентностью (одновременным возникновением и сосуществованием мыслей противоположного характера.

Классическим внешним проявлением схизиса является парамимия с разделением лица на две половины (горизонтально или вертикально). При этом одна из них отображает одну эмоцию, а другая противоположную (например, радость и печаль).

Простая форма шизофрении.

Простая форма (F 20.6)

Начало в подростковом возрасте. Течение обычно непрерывное. Наличествуют только обязательные симптомы (негативные). Позитивные крайне скудны. Отмечается постепенное, прогрессирующее развитие странностей в поведении, неспособность соответствовать требованиям общества, снижение общей продуктивности. Негативные признаки (уплощение аффекта, утрата побуждения и т.п.) развиваются без предшествующих психотических симптомов. Больной становится самопоглощенным, ленивым, с отсутствием какой-либо цели, нарастает социальная бедность, речь становится бедной. Обеднение мышления сопровождается жалобами на пустоту в голове. Определяются гипомии. Сужается круг интересов, которые могут стать вычурными.

Указанный тип шизофрении не включен в американскую классификацию, поскольку его сложно дифференцировать от динамики шизоидного расстройства личности. Однако если в преморбиде личность была относительно гармоничной, ее трансформация и возникновение черт регресса в сочетавши с эмоционально-волевыми расстройствами позволяют предполагать указанный диагноз.

Начало заболевания от 14 до 20 лет. В инициальном периоде обсессивно-фо-бические, неврастенические или аффективные эпизоды. В манифестном периоде можно отметить формальные расстройства мышления (аутистическое, символическое, резонерское, паралогическое), дисморфопсии и сенестопатии. Обнаруживаются негативные симптомы шизофрении в эмоционально-волевой сфере, снижается активность, возникает эмоциональная холодность. Нарушается целепо-лагание, в результате амбивалентности возникает пассивность. Обеднение мышления сопровождается жалобами на пустоту в голове, речь бедная. Гипомимия, иногда парамимии. Утрачиваются прежние знакомые и друзья. Сужается или сте-реотипизируется круг интересов, которые могут стать вычурными. Аутистическое мышление может активно проявляться и предъявляться окружающим (аутизм наизнанку), но чаще оно скрыто от окружающих внешней самопоглощенностью, пребыванием в мире фантазий, не имеющих точек соприкосновения с миром. Близкие часто считают пациента ленивым, поглупевшим.

Диагностика

Для данного типа характерны:

  • Изменение преморбидной личности.
  • Эмоционально-волевые проявления шизофрении как при резидуальной шизофрении.
  • Регресс поведения и социальное снижение (бродяжничество, самопоглощенность, бесцельность).

Течение обычно непрерывное, хотя встречаются случаи с некоторой регредиентностью и хорошей социальной компенсацией.

Психогенные мании

Психогенные мании ("реактивные гипомании", "мании страха", "реакции экзальтации") встречаются сравнительно редко - 2—3% от общего числа психогений. Психотравмирующим фактором обычно служат трагические жизненные события (тяжелая или неизлечимая болезнь, утрата детей и т.д.), но поводом могут служить и события другого рода (например, ситуации ожидания освобождения из заключения). Для формирования психоген­ных маний еще большее значение, чем для развития депрессий, имеет конституциональное предрасположение (личностная аномалия — аффективного или истерического круга, шизотипиче-ское личностное расстройство).

Для клинической картины психогенных маний характерно сочетание полярных аффектов — горя и воодушевления, контрастных переживаний жизненного краха и оптимистической при­поднятости. С момента формирования расстройства преобладают явления взбудораженности, раздражительности, суетливости при незначительной выраженности собственно аффекта радости, чувства удовлетворенности и расторможения влечений, определяющих эндогенную маниакальную симптоматику На первый план могут выступать расстройства сна (небольшая продолжительность ночного сна с отсутствием сонливости в дневное время). Пациенты обнаруживают несвойственную им ранее энергичность, активность, стремление к деятельности, которая носит адекватный сложившимся обстоятельствам характер. На высоте аффекта гиперактивность утрачивает целенаправленный, организованный характер, трансформируется в суетливость, назойливость, конфликтность.

При благоприятном развитии психогенные мании подвергаются обратному развитию за период от 1—2 нед до 1 мес. В случае протрагированного течения (несколько месяцев или даже лет) может отмечаться возрастающая интенсивность гипертимии (стойкая бессонница, повышенная толерантность к физическим нагрузкам, расторможение влечений), либо инверсия аффекта (смена мании психогенной депрессией), либо даже формирование постреактивного состояния со стойкой фиксацией психогенного комплекса.

Начальные синдромы

Основное место среди инициальных психических расстройств при сосудистых поражениях мозга занимает так называемый псевдоневрастенический синдром Для больных с инициальными церебральными сосудистыми расстройствами характерны жалобы на головокружение (возникающее приступообразно, часто при переменеположения тела, шум в ушах (обычно ритмический, меняющийся в интенсивности), головные боли (то сильные, часто утренние боли, особенно в затылочной области, то ощущение «тяжелой», «неясной» головы), парестезии (чаще в лице, иногда доходящие до невралгических болей), нарушения сна (укороченный сон, частое пробуждение с невозможностью снова заснуть, отсутствие чувства свежести после сна), слабость, утомляемость и повышенную истощаемость, раздражительность, невыносливость к шуму или к жаре, забывчивость, подавленное настроение и слезливость. Трудоспособность снижается, хотя сохраняются известные компенсаторные возможности (улучшение работоспособности после отдыха, выходного дня и т.п.). Больные с трудом более или менее долго поддерживают определенный уровень внимания, ослабевает способность сосредоточиваться. Как правило, есть выраженное чувство болезни и собственной измененности. Наряду с характерными жалобами и явлениями раздражительной слабости обнаруживаются определенные, хотя и различные по выраженности, признаки органического снижения психической деятельности. Нарушается объем восприятия (симультанного восприятия), больные, например, часто не замечают или не воспринимают всех предметов, находящихся в поле зрения, чем отчасти объясняются столь характерные поиски очков, платка, ключей и т. п. Мышление, речь и моторика явно замедлены и затруднены. Отмечается ригидность и обстоятельность "мышления, склонность к «рассуждательству» Запоминание и фиксация свежего опыта ослабевают, нарушается хронологическая ориентировка и в первую очередь способность датировать события; появляются первые признаки нарушения избирательной репродукции нужных в данный момент материалов памяти (имена, даты, цифры и т. д.). Снижаются продуктивность, переклгочаемость и уровень мыслительной деятельности. Обычно преобладает подавленное, тревожное и слезливое настроение; для аффективных изменений типичен известный симптом недержания аффекта,) т. е. слезливость по незначительному поводу. Нарастает склонность к тревожным ожиданиям и ипохондрическим Опасениям.

В связи с сохранностью чувства болезни и известным критическим отношением к наступившим изменениям, а также в результате различных соматических жалоб и расстройств у больных легко воз­никают реактивные, неврозоподобные расстройства: депрессивные и тревожно-депрессивные реакции, ипохондрические и фобические симптомы, страхи, в том числе страх смерти или боязнь инсульта, повышенная фиксация на имеющихся расстройствах и т. п.

С описанной «псевдоневрастенической» симптоматикой в клинической картине начальной стадии церебральных сосудистых поражений тесно связаны изменения личности, психопатоподобные расстройства. Они состоят главным образом в постепенном заострении ранее свойственных больным личностных черт. При развитии сосудистого заболевания в инволюционном периоде усиливаются прежде всего астенические компоненты характера — черты нерешительности, неуверенности в себе, склонности к тревожным и фобическим опасениям, к депрессивным и ипохондрическим реакциям. При начале сосудистого процесса в старческом возрасте развивающиеся личностные изменения во многом напоминают те, которые наблюдаются в начальном периоде старческого слабоумия: нарастание выраженной ригидности и огрубения личности, эгоцентризм, преобладание отрешенности, мрачно-угрюмо-раздраженного настроения и недовольно-неприязненного отношения к окружающим (при сосудистых заболеваниях более раннего возраста больные, наоборот, апеллируют к ним). Клиническая картина личностных изменений в начальной стадии сосудистого процесса в значительной мере определяется также преморбидным складом личности больного. В частности, такие черты, как тревожная мнительность, склонность к истерическим реакциям, повышенная возбудимость, особенно заметно заостряются. Личностные изменения зависят и от особенностей самого сосудистого процесса: его прогредиентность и локализация, наличие или отсутствие артериальной гипертонии, соматические, в том числе экстрацеребральные, проявления и др.

Далее смотри лакунарную деменцию!!!!!

Сенильное слабоумие

Сенильное слабоумие (по МКБ-10 – рубрика F 0) обычно возникает после 65-70 лет и может протекать в течение 5-6 и даже 20 лет. Другие названия – сенильная деменция, старческий или сенильный психоз. Возникновению психических нарушений в старческом возрасте способствуют различные экзогенные вредности (психотравмирующие ситуации, перенесенные инфекции, тяжелые соматические заболевания и др.). Психические нарушения старческого возраста развиваются, как правило, постепенно, исподволь, начинаются с заострения черт характера и заканчиваются развитием старческой деменции. Деменция носит глобарный (тотальный) характер. Вначале это заострение черт характера, присущих больному до болезни. Постепенно такое усиление приобретает карикатурный характер: бережливый человек становится патологически скупым, аккуратный — невыносимо педантичным. При этом нередко появляются и новые черты характера — резко выраженный эгоцентризм, подозрительное отношение к окружающему, безразличное отношение к близким людям, немотивированное упрямство, моральное отупение. Рано утрачиваются основные морально-этические свойства, происходит разрушение ядра личности. Эти явления называются инициальными психопатоподобными состояниями. Старческое слабоумие с самого начала носит выраженный характер глобарности. Это проявляется симптомами быстро текущего распада личности и грубого разрушения интеллектуальных функций. Страдают собственно интеллект и его предпосылки. Обращает на себя внимание быстро прогрессирующее ослабление памяти. В первую очередь ухудшается память на текущие события и события недавнего прошлого. Регрессия памяти при старческом слабоумии в основном подчиняется закону Рибо (1893): вначале страдает память на недавние события, затем нарушается репродукция старого запаса знаний, амнезия распространяется на всю психическую деятельность человека за исключением аффективной сферы (при этом возможна известная живость аффективно окрашенных воспоминаний, «аффективные эмболы») и, наконец, на аффективно значимые переживания.

Расстройства памяти при старческом слабоумии проявляются в таком симптоме, как амнестическая дезориентировка, когда больные при отсутствии признаков нарушенного сознания дезориентированы во времени, месте и собственной личности. Больной старческим слабоумием не может назвать дату, день недели, время года, сказать, где он находится. Чаще всего на вопрос о местонахождении больные отвечают — «здесь». Как правило, они неверно определяют собственный возраст, утверждают, что им 17—20, а то и значительно меньше лет. Больные женщины обычно называют свою девичью фамилию.

Больные обнаруживают глубокое снижение интеллектуальной способности, теряют многие приобретенные в процессе жизни навыки. В связи с глубоким нарушением памяти развивается амнестическая дезориентировка. Больные не узнают родных, знакомых, не могут определить место своего нахождения, не знают, сколько им лет, как зовут их детей и т. д. Пробелы в памяти заполняются конфабуляциями и псевдореминисценциями. Настроение у больных, как правило, бывает повышенным. В редких исключениях наблюдается депрессия с бредовыми идеями самоуничтожения, ипохондрическим бредом, синдром Котара. На фоне деменции с грубыми нарушениями памяти обнаруживаются бредовые идеи материального ущерба, ограбления, в связи с чем больные становятся суетливы, крайне подозрительны, прячут свои вещи, тут же забывая о них, ночью плохо спят, бродят по квартире, что-то разыскивают, а днем вялы, сонливы, угрюмы, ворчливы, теряют чувство привязанности к близким. Развитие старческого слабоумия сопровождается рядом симптомов.

При симптоме стереотипного усердия больные однообразно выполняют какую-либо работу, проявляя при этом чрезмерную деловитость. Например, больной, в прошлом бухгалтер по профессии, уверен, что находится на работе, и пытается составить годовой отчет. Другая больная постоянно стремится подмести полотенцем пол или связывает постельное белье в узел и делает такие движения руками, как при стирке белья (симптом стирки белья). Некоторые больные постоянно вмешиваются в разговоры посторонних, стремятся дать советы, указания, отвечают на вопросы, заданные другим людям (симптом откликаемости). Если у больного исчезли возбуждение, суетливость, присущая ему болтливость (симптом успокоения), то следует думать, что к имеющейся симптоматике присоединились какие-то соматические заболевания. В таких случаях необходимы неотложные терапевтические меры, так как обычно наступающее быстрое утяжеление соматического состояния больных может привести к летальному исходу

Постепенно наступает стадия физического и психического маразма. Это завершающий этап сенильного слабоумия. Больные почти полностью утрачивают речь, теряют все навыки, прожорливы, поедают несъедобные вещи, неопрятны в постели. Постоянно лежат в эмбриональной позе: ноги резко согнуты в коленях и тазобедренных суставах и прижаты к туловищу, руки скрещены на груди. При попытках персонала изменить их положение пассивно сопротивляются, иногда издают нечленораздельные звуки. В этой стадии у больных часто возникают пролежни, сепсис, пневмонии, и они погибают.

Различают несколько форм слабоумия.

1. Простая форма встречается наиболее часто. В клинической картине на первый план выступают явления деменции. Больные забывают свой возраст, имена детей, фамилию. Круг их интересов ограничивается удовлетворением физиологических нужд. Речь невнятная, бормочущая, сон поверхностный, прерывистый.

2. Конфабуляторная форма характеризуется тем, что на фоне прогрессирующей деменции обнаруживается наплыв различных фантастических вымыслов (конфабуляций). Состояние больных сопровождается повышенным настроением, благодушием. Больные утверждают, что они молоды и собираются выходить замуж (жениться), в окружающих узнают своих детей, родных, будущих мужей (жен). Такие больные грубо дезориентированы в окружающей обстановке, считают, что находятся на работе, дома.

3. Делириозная форма проявляется в развитии помрачения сознания по делириозному типу. Делирий проявляется в виде конфабуляторной спутанности, усиливающейся ночью, и часто протекает атипично.

Реактивные психозы

Общими диагностическими признаками реактивных психозов являются критерии Ясперса:

  • Вызываются психической травмой
  • Психопатологические переживания соответствуют психотравме
  • Исчезновение болезненных явлений после устранения их причины (психотравмирующей ситуации)

Реактивные психозы (психогенные психозы) представляют собой патологическую реакцию психотического уровня на психические травмы или неблагоприятные ситуации. Развитие этих психозов, их клиническая картина и динамика зависят также от конституциональных особенностей личности, перенесенных заболеваний, физического состояния и возраста. Реактивные психозы, объединяющие весьма различные по клинической картине и динамике расстройства, относятся, как и неврозы, к группе психогенных заболеваний, обусловленных влиянием сверхсильных для данного индивидуума раздражителей. Однако реактивные психозы отличаются от неврозов иными патогенетическими закономерностями развития и особенностями психопатологических проявлений. Термин «реактивные психозы» нередко приравнивают к определению «реактивные состояния», однако последнее понятие охватывает более широкий круг психогенных расстройств, включающий не только психотические, но и невротические психогенные реакции.

Для реактивных психозов характерны большая по сравнению с психогенными невротическими состояниями острота, лабильность и тяжесть симптоматики, выраженные психомоторные и аффективные расстройства, бред, галлюцинации, грубые истерические нарушения, большей частью с явлениями расстроенного сознания (диссоциативные реакции). Больные в этот период утрачивают способность критически оценивать свое состояние, координировать свои поступки, адаптироваться к сложившейся ситуации. В то же время реактивным психозам свойственна наибольшая (среди психогенных заболеваний) обратимость симптоматики. По клиническим формам реактивных психозов выделяют аффективно-шоковые реакции, истерические психозы, реактивные депрессии и психогенные параноиды.

Аффективно-шоковые реакции

Аффективно-шоковые реакции (эмотивный шок, острые аффектогенные реакции, реакции экстремальных ситуаций) — наиболее острые формы реактивных психозов, сопровождающиеся резкими эндокринными и вазомоторными сдвигами. Они описывались К. Kleist (1917) под названием «психозы ужаса» (Schreckpsycho-sen). Аффективно-шоковые реакции возникают в связи с внезапными, чрезмерными по силе потрясениями, такими, как стихийные бедствия (землетрясения, наводнения), события боевой обстановки (артиллерийский обстрел, атака противника), катастрофы (пожары, кораблекрушения и т. п.).

По особенностям преобладающих психомоторных расстройств выделяют гипер- и гипокинетическую формы аффективно-шоковых реакций. При гиперкинетической форме, в известной степени соответствующей реакции «двигательной бури» Е. Kretschmer (1924), поведение больных теряет целенаправленность; на фоне быстронарастающей тревоги и страха возникает хаотическое психомоторное возбуждение с беспорядочными движениями, бесцельными метаниями, стремлением куда-то бежать (фугиформная реакция). Ориентировка в окружающем нарушается. Продолжительность двигательного возбуждения невелика; как правило, она прекращается через 15— 25 мин.

Для гипокинетической формы, соответствующей реакции «мнимой смерти» Е. Kretschmer (1924), характерны состояния резкой двигательной заторможенности, доходящей до полной обездвиженности и мутизма (аффектогенный ступор). Больные обычно остаются на том месте, где возник аффект страха; они безучастны к происходящему вокруг, взгляд устремлен в пространство. Продолжительность ступора — от нескольких часов до 2—3 дней. Переживания, относящиеся к острому периоду психоза, как правило, амнезируются. По выходе из острого психоза наблюдается выраженная астения, длящаяся иногда до 2—3 нед.

Истерические психозы

Истерические психозы — неоднородные по клинической картине психотические состояния (истерическое сумеречное помрачение сознания, псевдодеменция, пуэрилизм, синдром бредоподобных фантазий, истерический ступор), возникающие по единому истерическому механизму, которые в большинстве случаев невозможно четко разграничить. В зависимости от тяжести и длительности реакции бывает либо сочетание различных истерических расстройств, либо последовательная трансформация одних истерических проявлений в другие.

Классическим проявлением истерии является большой истерический припадок (так называемая большая истерия, по терминологии Шарко), который представляет собой сочетание двигательных дисфункций по типу возбуждения со снижением уровня сознания [Abse, 1966; Ljungberg, 1957; Standage, 1957]. Основной клинической проблемой при этой форме истерии является дифференцирование от большого эпилептического припадка и височной эпилепсии [Aggernaes, 1965; Bilikiewicz Т. и Bilikiewicz A., 1971; Krapf, 1957; Moody, Blyth, 1956; Prusinski, 1974]. Большой истерический припадок, как правило, отличается такими типичными признаками, как: 1) появление в травмирующих ситуациях; 2) отсутствие ауры; 3) осторожное, медленное падение (скорее опускание), обычно на что-либо мягкое, благодаря чему не бывает ушибов и травм; 4) длительность припадка (от нескольких минут до часа или даже более); 5) отсутствие типичной для эпилепсии последовательности: кратковременная тоническая фаза — более длительная клоническая фаза; 6) появление во время припадка беспорядочных, размашистых и некоординированных движений конечностями, гримас (нередко с судорожным сжиманием век), неупорядоченных клинических судорог и тонического напряжения, театральных поз, движений, напоминающих таковые при половом сношении, иногда изгибание тела дугой («истерическая дуга»), криков, плача или смеха; 7) задержка дыхания с цианозом, но без серого оттенка; 8) сохранение реакции зрачков на свет; 9) нормальные или несколько повышенные глубокие рефлексы; 10) отсутствие симптома Бабинского; 11) отсутствие закусывания губ и языка, непроизвольного мочеиспускания и стула (если в отдельных случаях непроизвольное мочеиспускание случается, то происходит оно одной струей, а не малыми порциями в перерыве между клоническими судорогами); 12) отсутствие потери сознания, лишь сужение его; 13) явная изменчивость симптоматики в случаях, когда окружающие проявляют к припадку интерес; 14) возможность прервать припадок сильным отрицательным или неожиданным раздражителем; 15) внезапное прекращение припадка с быстрым восстановлением физических сил и отсутствием сонливости; 16) отсутствие амнезии или только избирательная амнезия на период припадка; 17) отсутствие на ЭЭГ во время припадка судорожной биоэлектрической активности. Исследование ЭЭГ в межприступный период не имеет никакой диагностической ценности, тем более что в большом проценте случаев у больных, страдающих истерическими припадками (33—56), обнаруживается патологическая конфигурация записи ЭЭГ [Ferris, 1959; Liske, Forster, 1964]. Это доказывает справедливость широко распространенного мнения о том, что органический фон является фактором, способствующим возникновению истерических припадков [Niedermeyer et al., 1970], впрочем, как и других симптомов дизинтеграции. В последние годы распространилось убеждение, что большие истерические припадки уже принадлежат прошлому и ныне необычайно редки. Это представляется необоснованным, поскольку, несмотря на то что наблюдается, особенно в обществах с высоким уровнем цивилизации, отчетливое уменьшение числа случаев «большой истерии» [Abse, 1966], они тем не менее не столь уж редки и даже способны появляться в эпидемической форме [Sirois, 1974].

Истерическое сумеречное помрачение сознания по механизму возникновения и некоторым клиническим проявлениям близко к острым аффективно-шоковым реакциям. Реактивные психозы с сумеречным помрачением сознания, так же как и аффективно-шоковые реакции, нередко наблюдаются в военной обстановке. В отличие от острых аффективно-шоковых психозов при истерических сумеречных состояниях не бывает полного выключения высших корковых функций. Характерны сужение поля сознания, дезориентировка, обманы восприятия, отражающие психотравмирующую-ситуацию, избирательная фрагментарность последующей амнезии [Иванов Ф. И., 1970]. Клиническую картину истерических сумеречных состояний отличает мозаичность проявлений и демонстративность поведения больных: смех, пение и плач могут прерываться судорожным припадком, застывание в скорбной позе сменяется кратковременным возбуждением. Нередко возникают обильные зрительные галлюцинации, яркие образные видения. Истерическое сумеречное нарушение сознания может длиться иногда до 1—2 нед. Выход из психоза постепенный. Псевдодеменция — мнимое, кажущееся слабоумие; термин впервые введен С. Wernicke в 1906 г. Псевдодеменция также возникает на фоне суженного сознания и характеризуется мнимой утратой простейших знаний, неправильными ответами (миморечь) и действиями (мимодействия). Больные при этом таращат глаза, дурашливо улыбаются, не могут выполнить простейших арифметических операций, беспомощны при счете пальцев рук, не называют своего имени и фамилии, недостаточно ориентированы в обстановке, нередко белое называют черным и т. д. .Содержание неправильных ответов (миморечь больных псевдодеменцией) в отличие от негативистической речи кататоников всегда связано с травмирующей ситуацией. Ответ при псевдодеменции чаще прямо противоположен ожидаемому (например, он не в заключении, у пего рлестящие перспективы). То же относится и к мимодействиям (на­пример, в особенно выраженных случаях больные надевают туфли; на руки, просовывают ноги в рукава рубашки и т. п.). Значительно» реже явления псевдодеменщга выступают на фоне более глубокого» помрачения сознания—при истерических сумеречных расстройствах Такие состояния были описаны S. Ganser в 1897 г. и получили над­евание ганзеровского синдрома.

Пуэрилизм. Эта форма истерической реакции очень близка к синдрому псевдодеменции и нередко рассматривается как его разновидность. Основное в картине пуэрилизма — возникающая на фоне истерически суженного сознания ребячливость, детскость поведения. Наиболее частыми симптомами пуэрилизма являются детская речь„ моторика и эмоциональные реакции. Больные говорят с детскими интонациями, шепелявят, бегают мелкими шажками, строят карточные домики, играют в куклы. Надувая губы или топая ногами, они просят взять их «на ручки», обещают «вести себя хорошо».

В отличие от стереотипной дурашливости больных шизофренией: с гебефреническим возбуждением при пуэрилизме симптоматика значительно более разнообразна, изменчива, с яркой эмоциональной окраской переживаний. Кроме того, симптомы пуэрилизма, как правило, сочетаются с другими истерическими проявлениями.

Для истерического синдрома бредоподобных фантазий,. впервые описанного К. Birnbaum в 1908 г., характерны нестойкие, не имеющие тенденции к систематизации идеи величия, богатства,, особой значимости. В фантастически-гиперболизованной форме они отражают стремление больных к реабилитации и уходу от травмирующей ситуации. Например, больной говорит о том, что ему предложен высокий пост, он известен и знаменит, собирается жениться на популярной актрисе. Содержание таких фантазий очень изменчиво» и в значительной мере зависит от внешних моментов (разговоров-окружающих, вопросов врача и т. п.). Синдром бредоподобных фантазий может смениться явлениями псевдодеменции или пуэрнлизма,. а при дальнейшем ухудшении состояния — истерическим ступором.

Истерический ступор [Raecke К., 1901] сопровождается выраженным психомоторным торможением, мутизмом, явлениями* помрачения сознания (истерически суженное сознание). Поведение-больных при этом отражает напряженный аффект (страдание, отчаяние, злобу). По наблюдениям Н. И. Фелинской (1968), структура синдрома включает рудиментарную симптоматику, свойственную» предшествовавшим формированию истерического ступора состояниям (пуэрилизму, псевдодеменции и др.).

Реактивные депрессии

Депрессии — одна из наиболее частых форм психогенных заболеваний. Возникновение психогенных депрессий в отличие от острых реактивных психозов типа аффективно-шоковых не всегда «линейно» •связано с психической травмой. Для возникновения реактивной депрессии наряду с психотравмирующим воздействием имеют значение и некоторые другие факторы (наследственная отягощенность аффективными психозами, возраст, культуральные особенности больных, предшествующие психические травмы); основным из них считают конституциональный. Различные соотношения психогенного и конституционального отражаются в проявлениях и динамике депрессий и создают большую часть богатой гаммы аффективных расстройств в рамках пограничных состояний. О психогенных депрессиях речь идет в тех случаях, когда ведущая роль в формировании клинической картины принадлежит психическим травмам; при преобладании конституциональных •факторов говорят об аффективных фазах у психопатов. Однако подобная дифференцировка сопряжена с большими трудностями и подчас бывает весьма условной.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.140 (0.016 с.)