Глава 14 Наиболее распространенные 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 14 Наиболее распространенные



женские сценарии (Ходжи Викофф)

Феномен сценарного программирования женщин свя­зан не только с тем, что девочек воспитывают родители, а СМИ закрепляют в их сознании образец «настоящей женщины». Первые сценарии половых ролей мы обна­руживаем в греческой мифологии: Афина — это «жен­щина за спиной мужчины», Гера — «матушка Хаббард», а Афродита — «искусственная женщина». Карл Густав Юнг выделял соответственно женский и мужской архе­типы Анима и Ангшус.

Я представлю несколько самых распространенных женских сценариев, которые показывают, как нас, жен­щин, приучают к мысли о том, что мы неполноценны и несамостоятельны по своей природе. Я выбирала самые узнаваемые типы личности: женские судьбы, которые чаще всего встречались мне, когда я работала с женщи­нами в группе. Однако я хочу заметить, что в жизни час­то встречается смесь двух или нескольких сценариев в одной и той же женской личности. Кроме того, общая тема сценария может совпадать с описанием при наличии расхождения в частностях. Описывая банальный сцена­рий, я в первую очередь буду называть тезис, или жиз­ненный план. Он включает специфическую для данного сценария форму повреждения способностей к близости, спонтанности и познанию; способ преодоления этого сценария; времяпрепровождения, которые предпочитает женщина с таким сценарием; наконец, печальную кон­цовку, запланированную в сценарии. Остальные признаки сценария соответствуют указанным Клодом в главе 7, в «Списке признаков сценария».

 

Матушка Хаббард,

Или Женщина на службе семьи

 

Жизненный план. Эта женщина проводит свою жизнь заботясь обо всех, кроме себя. Она хронически отдает больше, чем получает взамен, и принимает это, потому что чувствует, что по важности она последняя в семье и что ее ценность определяется тем, что она делает для дру­гих. Это неравенство поддерживают СМИ (телевидение, женские журналы), восхваляя образ идеальной жены, матери и домохозяйки. Поглаживания и значимость ни­когда не даются ей за ее личные качества и за то, что она делает, а только за ее семью, детей и мужа. Она выбирает свой сценарий, потому что он обеспечивает ей безопас­ность — помогает избежать риска, связанного с незави­симостью и полноценной жизнью. Она не отказывается от своего сценария, потому что каждый раз, когда она пытается бунтовать, ее муж и дети сердятся и не понима­ют ее.

Хотя она играет все роли в треугольнике спасения, ей привычнее роль Спасителя (см. гл. 11). Пытаясь полу­чить хоть что-то взамен за свои труды, она стремится вызвать у мужа и детей чувство вины, когда ей не хвата­ет проявлений любви с их стороны или когда они не дают ей то, чего она хочет, даже если она не просила об этом вслух. Кроме того, она отказывается заниматься любо­вью с мужем под предлогом того, что она слишком уста­ла или что у нее болит голова, в надежде получить в от­вет хотя бы несколько поглаживаний.

Она читает женские журналы и при виде стройных мо­делей в модной одежде чувствует себя непривлекатель­ной и недостойной любви. Она вращается в порочном круге обжорства и диет. Чем хуже она себя чувствует, тем больше она хочет взбунтоваться и тем больше переедает. Ее «карьера» чаще всего заканчивается депрессией и одиночеством. Ее дети больше не любят ее, муж не инте­ресуется ею. Они использовали ее и выбросили. Чаще всего дети презирают ее, потому что считают ее причиной всех своих проблем. Когда она больше не может прино­сить другим пользу, что часто совпадает с периодом ме­нопаузы, наступает ее психическая смерть (так называе­мая инволюционная меланхолия). В некоторых случаях за свой труд она бывает вознаграждена электрошоком.

Контрсценарий. Когда она поступает на работу, может показаться, что она вырвалась из тисков своей програм­мы и стала независимой, но это продолжается недолго, так как ей трудно совмещать домашние дела с работой, которая становится для нее дополнительной обузой.

Запреты и предписания.

♦будь хорошей матерью;

♦уступай;

♦жертвуй собой для других.

Решение. Будучи молодой женщиной, Матушка Хаб­бард решает, что ей больше подходит роль жены и мате­ри, чем самостоятельная карьера, которая ее пугает.

Мифическая героиня. Ей нравится старое телевизион­ное шоу «Я помню свою маму», Бетти Крокер и образ матери-Земли.

Телесный компонент. Она склонна к накоплению из­лишнего веса и не уделяет достаточно времени физиче­ским упражнениям. Она небольшого роста, ее фигура имеет мягкие округлые очертания. Если она из низших классов или из стран третьего мира, то склонна пренеб­регать своим здоровьем, предпочитая заботиться о здоро­вье своих детей.

Игры.

♦«Загнанная домохозяйка»;

♦« Фригидная женщина»[15];

♦«Видишь, как я старалась».

 

 

Роль терапевта, предусмотренная сценарием. Он го­ворит ей не сердиться (то есть приспосабливаться) и дает ей транквилизаторы, чтобы успокоить ее и чтобы она «оставалась на своем месте». Он говорит ей, что ей нуж­но сесть на диету, прописывает ей таблетки для того, что­бы она стала стройной, счастливой и спокойной, и, воз­можно, в конце ее «карьеры» назначает ей электрошок.

Антитезис. Она начинает прислушиваться к своим желаниям и уважать их, она учится принимать поглажи­вания за то, что она представляет собой как личность, а не за то, что она отдает другим. Она отказывается от игры в спасение, требует, чтобы люди сообщали ей пря­мо, чего они хотят, и дает им не больше, чем получает от них. Важно, чтобы она научилась ставить свои потребно­сти выше потребностей других людей. Она учится забо­титься о своем теле: не для того чтобы достичь «стандар­та красоты», а потому что она любит себя и хочет хорошо себя чувствовать; она регулярно занимается физически­ми упражнениями. Она перестает читать женские журна­лы и начинает изучать, например, историю, автомехани­ку и айкидо. Она отдает приоритет своему физическому и душевному здоровью.

Конечно, матери четверых детей, страдающей лишним весом, трудно преодолеть свой сценарий. Но если жен­щина хочет изменить свою жизнь и жить так, как она хочет, сотрудничая с другими женщинами, она сможет добиться своего. Несколько подруг могут по очереди присматривать за детьми. Они могут, объединившись в группу, бороться за улучшение обслуживания в детском саду и за свои права неработающих женщин.

Искусственная женщина

Жизненный план. Чтобы получать поглаживания, она выставляет напоказ красивую искусственную оболоч­ку — броские ювелирные украшения, высокие каблуки, остромодную одежду, интригующие духи и драматиче­ский макияж. Она пытается купить красоту и чувство благополучия, но ей это никогда не удается. Она хрони­чески чувствует, что не так красива, как топ-модели — женщины из фильмов и модных журналов, которых она идеализирует. Она получает небольшое число поглажи­ваний (чаще всего от клерков в модных бутиках) за то, что умеет модно одеваться и совершать дорогие покуп­ки. Этим двум занятиям она посвящает все свое свобод­ное время. Она чувствует себя безопасно в роли потре­бителя и чувствует себя сильной, принимая решение в качестве покупателя, а также когда она приобретает то, что хочет. С другой стороны, она чувствует, что не власт­на над той частью своей жизни, которая протекает вне стен магазинов, и поэтому в треугольнике спасения ей наиболее привычна роль Жертвы. Большую часть сво­бодного времени она тратит на покупки, косметические процедуры, примерки разных туалетов и чтение журна­лов о моде и кинематографе. Она раз за разом получает подтверждение справедливости своего сценария, когда на нее не обращают внимания, если она не одета и не на­крашена, как кукла Барби. Так как она не получает от жизни того, чего хочет на самом деле (это невозможно купить), она пытается забыться в «покупательском за­пое». Когда она сердита на мужа, то «до смерти избива­ет» его пластиковой кредитной картой (тратя его деньги без счета) или покупает на его деньги поглаживания у своего психоаналитика.

Когда внешняя красота уже не может вернуться к ней ни за какие деньги, она впадает в депрессию, потому что больше не получает поглаживаний ни от себя, ни от дру­гих. Она может попытаться заполнить пустоту алкого­лем, транквилизаторами и другими химическими веще­ствами. В старости она наполняет свою жизнь мелочами, а свой дом — безделушками.

Контрсценарий. Когда она только что закончила очередную диету, купила себе новый модный костюм или платье, когда она отлично выглядит и чувствует себя пре­красно на блестящей вечеринке или в дорогом баре, ка­жется, что ее сценарий делает ее счастливой. Кроме того она чувствует себя хорошо дома и на работе, когда она слегка пьяна от выпитого за ланчем, но это чувство крат­ковременно, и, когда оно проходит, она снова чувствует пустоту и неудовлетворенность.

 

Запреты и предписания:

♦не старей;

♦не будь собой;

♦будь привлекательной.

Решение. В средней школе она решает работать после занятий, чтобы покупать себе модные обновки, вместо того чтобы писать статьи для школьной газеты.

Мифическая героиня. Она обожает Дорис Дей и дру­гих кинозвезд. Кроме того, ей нравятся Филлис Диллер, Джоан Риверс и Кэрол Ченнинг.

Телесный компонент. Она стройная, но ее мышцы не развиты. Она повредила себе ноги слишком узкой обу­вью и иссушила кожу искусственным загаром.

Игры:

♦«Купи мне что-нибудь»;

♦«Неудачница»;

♦«Алкоголик» («Шопоголик», «Токсикоманка»).

Роль терапевта, предусмотренная сценарием. Он вы­писывает ей лекарства и назначает расширенный курс психотерапии. Его диагноз исключает возможность груп­повой терапии (потому что она так страдает от «невро­за»), и он принимает ее три-четыре раза в неделю инди­видуально.

Антитезис. Она решает любить свое естественное Я. Она понимает, что ее «власть» в качестве потребителя была лишь иллюзией, и решает вернуть себе власть над своей жизнью, строя ее по своему вкусу. Она перестает принимать таблетки, чтобы забыться, и записывается в группу решения проблем, где учится, как достичь насто­ящих изменений в своей жизни. Она развивает стороны своего Я, не связанные с внешностью, которые могли бы оценить как она сама, так и другие люди. Она начинает получать удовольствие от физических упражнений и вступает в клуб бегунов, чтобы встретить новых людей. Она твердо решает больше заботиться о том, как она себя чувствует, чем о том, как она выглядит.

Женщина за спиной мужчины

Жизненный план. Она кладет весь свой талант и всю свою энергию на то, чтобы помочь сделать карьеру своему мужу, часто менее одаренному, чем она сама, но, соглас­но сексистским стереотипам, обязанному быть более пре­успевающим, чем она. У нее, как правило, нет детей; она выглядит умной и красивой на коктейлях и вечеринках, она гостеприимна и умеет прекрасно проводить кампа­нии по рекламе своего мужа. Это Сирано де Бержерак в юбке, талантливый человек, который не может позволить себе блистать под собственным именем ввиду врожден­ного недостатка (ее пола), который делает ее социально неприемлемой в высоком положении. Чтобы поддержать мужа, она отдает ему много поглаживаний, в частности позволяет ему получать поглаживания, которые по пра­ву принадлежат ей. Например, она пишет за него книги, а он получает всю славу и почет. Она удовлетворяется тем, что слышит аплодисменты, адресованные ему. Она считает, что легче вкладывать силы в успех мужа, чем самой иметь дело с жестокими реалиями конкуренции и прослыть «карьеристкой».

Если им удается достичь успеха, она проводит много времени, читая письма поклонников мужа, смотря пере­дачи с его участием по телевидению, следя за тем, как идут дела у конкурентов, занимаясь украшением дома и устраивая элегантные вечеринки в надежде очаровать шефа своего мужа, чтобы тот повысил его в должности Подтверждение справедливости сценария приходит вся­кий раз, как ей отказывают в публикации рукописи, под­писанной ее именем, и всякий раз, как ее соглашаются взять только на должность секретаря. Когда неравенство начинает ее тяготить, она может попытаться разрушить игру, вслух сообщив о своем вкладе в популярность му­жа. Впрочем, чаще она удовлетворяется, закрутив роман с одним из его конкурентов.

В конце пути, когда он почти достиг вершины и уже не нуждается в ней так, как раньше, она может развестись с ним, и тогда он возьмет в жены молодую девушку, ко­торая даст ему возможность ощутить свое превосходство и которая к тому же является более привлекательным сексуальным объектом.

Контрсценарий. Этот сценарий не кажется воплоще­нием вопиющей эксплуатации, потому что в нем женщи­на может рассчитывать на косвенное признание: ее зна­ют как Женщину за спиной мужчины. Она чувствует себя прекрасно, пока муж ценит ее вклад и искренне вы­ражает свою благодарность, но как только он начинает принимать ее помощь как должное, она начинает ревно­вать и раздражаться, причем ругает себя за эти чувства.

Запреты и предписания:

♦помогай;

♦не принимай похвал;

♦будь позади мужчины.

Решение. В определенный момент она решает не за­канчивать образование, чтобы работать и поддерживать мужа, пока он учится. Она решает, что хорошая жена дол­жна поддерживать мужа, а не затмевать его.

Мифическая героиня. Она восхищается Элеонорой Руз­вельт и небезразлична к судьбам Пат Никсон, Роз Мэри Вудс и Джеки Кеннеди.

Телесный компонент. Она немного сутулится, чтобы выглядеть незаметно.

Игры:

«Вы великолепны, профессор!»;

«Рада помочь»;

«Если бы не ты».

Роль терапевта, предусмотренная сценарием. Он на­поминает ей об ограничениях, которые накладывает на нее женский пол, и о том, что она должна поддерживать своего мужа. Когда впервые звучит слово «развод», тера­певт говорит ей, что ей потом будет хуже, если она попы­тается наказать мужа, составляя соглашение о разводе.

Антитезис. Путь к свободе для нее начинается с при­нятия поглаживаний за ее талант и с того, что она упо­требит его на пользу себе. Ей необходимо перестать пере­кладывать ответственность на мужа и наконец выйти на «линию фронта» самой. Она должна избавиться от внут­ренних посланий, которые говорят ей, что она не должна быть сильной, и перестать оправдывать ожидания людей, которых пугает ее честолюбие. Чтобы освободиться, она начнет работать на себя, причем делать то, что ей нравит­ся, и так, как она считает нужным. Она скажет мужу, что­бы он нанял прислугу и секретаря. Если она действитель­но хочет преуспеть, она должна решить сделать это впря­мую и быть готова за это заплатить.

Я бедняжечка

Жизненный план. Она проводит жизнь в роли Жертвы, которая ждет своего Спасителя. Ее родители делали за нее все, потому что она девочка (а девочки считаются беспомощными), и тем самым подорвали ее уверенность сделали ее абсолютно зависимой и полностью подконтрольной им. Сперва она борется с этим, но со временем отказывается от борьбы и сдается. Она решает, что родители были правы и что она действительно беспомощна Она выходит замуж за выдающегося человека, часто —за своего психиатра, который играет роль Папочки — Спасителя маленькой беспомощной девочки. Она не по­лучает поглаживаний за то, что чувствует себя хорошо и постоянно находится в депрессивной позиции, потому что ей дают поглаживания, только когда ей плохо. По­этому поглаживания, которые она получает, отдают го­речью и оказываются малопитательными.

Она переживает состояние близости, когда она сама играет роль Ребенка, а окружающие находятся в роли Родителей, но очень редко участвует в равных близких отношениях. Так как у нее есть разрешение вести себя по-детски, она бывает по-детски спонтанной и по-детски беспомощной, а кроме того, умеет изобретательно «схо­дить с ума». Родители научили ее тому, что легче полу­чить желаемое от других людей, если пожаловаться им на свои несчастья, поэтому она делает все, чтобы поддержи­вать образ Жертвы. Она проводит много времени, жалу­ясь на свои несчастья и пытаясь спровоцировать окружа­ющих помочь ей. Она сохраняет убежденность в том, что является Жертвой, раз за разом провоцируя других де­лать для нее то, чего они вовсе не хотели делать, после чего они преследуют ее (выражая свое раздражение). Ее муж получает поглаживания за то, что играет роль Доб­рого Папы беспомощной дочки, сексуальные поглажива­ния как знак восхищения им и, наконец, поглаживания в качестве мужа-мученика, когда она окончательно поте­ряет голову. Она сопротивляется спасению, сходя с ума, устраивая мужу публичные сцены и вызывая у окружа­ющих сомнение в его компетентности и как мужа, и как терапевта.

Она заканчивает полной неспособностью адекватно функционировать и оказывается либо в зависимости от мужчины, который тиранит ее, либо в психиатрической клинике.

Контрсценарий. Этот сценарий выглядит отлично, когда она только что вышла замуж за своего Сэра Гала-хэпа и он так чудесно заботится о ней, что возникает ил­люзия, будто она нашла свое счастье.

Запреты и предписания:

♦ не взрослей;

♦ делай то, что говорят родители;

♦ не думай.

Решение. Еще маленькой, когда ее принуждают не слу­шать свои чувства и свое мнение, она решает, что роди­тели лучше знают, что ей нужно.

Мифическая героиня. В детстве она любила читать сказки «Золушка» и «Сиротка Энни».

Телесный компонент. У нее слабые мышцы и нарушен­ная координация движений, чаще всего широко откры­тые глаза и удивленное или грустное выражение лица.

Игры:

♦«Подумайте, какой ужас!»;

♦«Дурочка»;

♦«Сделай для меня что-нибудь».

Роль терапевта, предусмотренная сценарием. Он иг­рает роль Спасителя, и, когда она срывается после крат­кого периода прогресса, он превращается в Преследова­теля, говорит, что она не хочет лечиться, и ставит ей ди­агноз «шизофрения».

Антитезис. Она отказывается от легкого пути, то есть от поведения Жертвы и от игры «Сделай для меня что-нибудь». Она решает, что ей пора вырасти, начинает раз­вивать своего Взрослого и заботиться о себе сама. Она начинает принимать поглаживания за взрослое, ответ­ственное поведение, за проявление силы и отказывается принимать поглаживания за исполнение роли Жертвы. Она перестает получать удовольствие от увечного, де­прессивного Я-образа. Она осознает, насколько ее ограничивает роль Жертвы, и потому принимает решение вы­полнять самой по крайней мере пятьдесят процентов не­обходимой работы по спасению в том случае, когда ей действительно требуется помощь. Она получает власть над своей жизнью. Она работает со своим телом, чтобы разблокировать свою энергию, и обучается каратэ, чтобы чувствовать себя безопасно на улице. Она просит, чтобы к ней обращались не «Сюзи» (ее первое имя), а «Джоан» (ее второе имя).

 

Непривлекательная красавица

Жизненный план. Она обладает стандартными признака­ми «женской красоты», но она не очень высоко ценит себя как личность и не верит по-настоящему в то, что она привлекательна. Она считает себя ограниченной и не­привлекательной. Когда она смотрит в зеркало, то не ви­дит красоты, которую видят другие. Ей в глаза в первую очередь, бросаются изъяны и несовершенства. Эта осо­бенность называется «синдром красивой женщины» и связана с тем, что женщина сосредоточивается на отдель­ных частях лица или фигуры, которые по отдельности выглядят не так привлекательно, как в ансамбле. Ей ка­жется, что она обманывает тех, кто думает, что она кра­сива, и считает их глупцами. Она получает много погла­живаний за свою внешность и игнорирует их все. Она хочет, чтобы ее любили за ее личные качества, но мало кто видит их за красивой оболочкой. Мужчина, который выходит с ней в свет, получает поглаживания за прекрас­ное приобретение, которое стоит с ним рядом в вечернем платье. Она находится в постоянном поиске Прекрасно­го Принца, который положит конец всем ее несчастьям и силой своей волшебной любви сделает ее по-настояще­му красивой. Она злится на окружающих за то, что они не ценят ее, и мстит за это, выкуривая сигареты пачку за пачкой и появляясь в обществе близких друзей в затрапезном виде. Она дает мужчинам все, кроме самой себя. Она ощущает себя в первую очередь Жертвой. Часто дру­гие женщины видят в ней опасную соперницу и завидует ее красоте. Благодаря привлекательной внешности она привыкла легко получать то, что хочет. Привычка к особенному обращению сделала для нее ненужным уме­ние сотрудничать, поэтому иногда она ведет себя как примадонна.

Так как она не пользуется своей взрослой частью в отношениях с Прекрасным Принцем, он эмоционально «обворовывает» ее. Позже, когда со временем ее красота тускнеет, она не отказывается от привычного враждеб­ного отношения к другим, но так как теперь очевидное оправдание капризов (ее красота) отсутствует, ее счита­ют просто «стервой». Часто она заканчивает жизнь в оди­ночестве, ее никто не любит, даже она сама.

Контрсценарий. Ее жизнь кажется чудесной сказкой, когда она по уши влюблена в своего Прекрасного Прин­ца. Это продолжается около шести месяцев, а затем неза­метно меркнет, так как он начинает интересоваться дру­гими красивыми женщинами.

Запреты и предписания:

♦ты красива только внешне;

♦не будь близка с другими людьми;

♦не будь собой.

Решение. Люди всегда реагировали исключительно на ее красивое лицо, а не на нее саму как личность, поэтому она решила, вместо того чтобы добиваться уважения к себе как к человеку, продавать себя в качестве сексуаль­ного объекта, чтобы получать то, чего она хочет.

Мифическая героиня. Она болезненно очарована легендой Мэрилин Монро и восхищается кино- и телезвездами.

Телесный компонент: Ее тело очень красиво, но нечувствительно. Она часто бывает напряжена, и поэтому иногда ей бывает трудно достичь оргазма. Когда она улы­бается, приходит в движение только ее рот, потому что она боится, что возле глаз образуются морщинки.

Игры:

♦«Насилие»;

♦«Если бы не ты»;

♦«Изъян (ее собственный)».

Роль терапевта, предусмотренная сценарием. Он усту­пает сексуальному влечению и делает ей соответствую­щее предложение, после чего она получает право игнори­ровать все, что он говорит.

Антитезис. Она начинает требовать поглаживаний за человеческие качества, которые нравятся в ней людям, она отказывается принимать поглаживания в адрес сво­ей внешности. Ей необходимо полюбить себя, перестать играть в «Изъян» и начать наслаждаться своей истинной внешней и внутренней красотой. Она занимается тем, что для нее по-настоящему важно, и посещает женскую груп­пу встреч, где учится сотрудничать, чтобы получать то, чего она хочет.

Она решает использовать свою взрослую часть, чтобы построить отношения с мужчиной, который ценит ее как личность. Она получает удовольствие от того, что нако­нец стала властна над событиями своей жизни и знает, над чем ей нужно работать в себе.

 

Медсестра

Жизненный план. Она — профессиональный Спаситель и работает в организации, где ее эксплуатируют и выкачи­вают из нее все соки. Вначале ее желание заботиться о других исходило изнутри, но скоро забота становится обязанностью, навязанной извне. Ее учат чувствовать потребности других людей и удовлетворять их. Из-за этого она ждет, что другие люди прочитают ее мысли так же, как она читает их мысли, и позаботятся о ней так же, как она заботится о них. Однако этого не происходит: она не просит вслух о том, чего хочет, поэтому ничего не по­лучает. Зато она часто получает от благодарных пациен­тов и их семейств поглаживания в виде коробки конфет. Устав спасать, она обижается и становится сердитой. Она не получает то, чего хочет, поэтому становится Пресле­дователем под маской так называемой «профессиональ­ной бесстрастности». Ее преследование часто принима­ет форму антиспасения (гл. 11): «Я даю только то, о чем меня просят!»

Она проводит время, жалуясь на врачей и начальство, но у нее не находится ни сил, ни времени, чтобы противо­стоять им. Кроме того, она опасается последствий своей активности. Она чувствует, что должна приспособиться, чтобы не потерять свой кусок хлеба, так как она содержит свою семью (потому что она спасает мужа-алкоголика или потому что она мать-одиночка). Когда у нее не скла­дываются близкие отношения, она думает, что должна была дать своему избраннику больше (спасение).

По иронии судьбы в старшем возрасте она проводит большую часть своего времени в больнице, так как ее тело не выдержало многолетней эксплуатации. Она могла по­вредить спину, поднимая тяжелого пациента. Кроме того, в течение дня она подхлестывала себя стимуляторами, а по вечерам пыталась успокоить седативными средства­ми и алкоголем.

Контрсценарий. Когда она только закончила школу медсестер и поступила на свою первую работу, казалось, что она избрала прекрасную профессию и что все идет так, как она хочет. Ее энтузиазм стал гаснуть, когда она почувствовала разницу между количеством любви, ко­торое она отдает, и тем, что она получает взамен. Когда она ухаживала за раковыми больными, она впервые Шутила депрессию и начала принимать снотворное от бессонницы и ночных кошмаров. Если она белая и (или) из среднего класса, ей, скорее всего, назначал свидания красивый молодой врач, который отказался жениться на ней или женился, а потом развелся, когда закончился срок его обучения.

 

 

Запреты и предписания:

♦в первую очередь заботься от других;

♦не проси о том, чего хочешь;

♦трудись.

Решение. В детстве она решает, что быть хорошей — значит отложить свои нужды и в первую очередь забо­титься о других, что заботиться о себе — эгоистично, то есть плохо.

Мифическая героиня. Она фантазирует, представляя себя в роли всепрощающей страдалицы (Джейн Эдамс или Флоренс Найтингейл)

Телесный компонент. Ее ноги страдают, потому что она слишком много времени проводит стоя. По этой же при­чине у нее варикозное расширение вен. Когда она подни­мала тяжелых пациентов, она повредила спину.

Игры:

♦«Почему бы вам не... — Да, но»;

♦« Подумайте, какой ужас!»; Ф «Если бы не ты...».

Роль терапевта, предусмотренная сценарием. Он го­ворит ей, что она должна делать свою работу, он поддер­живает врачей в их патриархальной роли. Чтобы помочь ей справляться с работой, он прописывает ей лекарства: стимуляторы, чтобы принимать днем, и успокоительные, чтобы принимать вечером. Ему хочется поделиться с ней своими проблемами, потому что она такая понимающая и так хорошо слушает.

Антитезис. Первое, чему она должна научиться, — прямо просить о том, чего она хочет, и поставить свои нужды на первое место. Кроме того, ей важно перестать спасать и научиться строить отношения, свободные от игры в спасение. Возможно, будет лучше, если она оста­вит свою работу в больнице и будет работать неполный день или на частной основе, что даст ей время на себя. Она должна научиться заботиться о себе, в частности о своем теле. Ей будет полезно объединиться с другими медсестрами, чтобы требовать изменений в условиях труда медсестер, просить окружающих, чтобы они помог­ли ей отучиться спасать всех и вся, и говорить с пациен­тами об их правах и ответственности.

Полная женщина

Жизненный план. Вся ее жизнь вращается вокруг показа­ний весов. Она проводит время, ругая себя и сидя на ди­етах, пытаясь достичь душевного благополучия через умерщвление плоти. Она приобрела вредные пищевые привычки еще ребенком. За хорошее поведение ее воз­награждали едой. Кроме того, ей говорили, что она долж­на съесть все, что лежит на тарелке, потому что выбрасы­вать еду грешно: «Подумай о детях, которые голодают в Китае» (а не о своем полном желудке).

Она не умеет выражать свой гнев и говорить «нет», то есть она буквально проглатывает все, что ей дают. Когда она набирает излишний вес, это происходит потому что, она хочет выглядеть «солидно». А так как она не умеет выражать свой гнев и отказывать, полнота помогает ей отпугивать мужчин. Толщина также служит ей своеоб­разной «деревянной ногой» — оправданием за то, что она не добилась в жизни того, чего хотела. Она страстно хо­чет получать поглаживания за свою внешность, но они ей никогда не достаются. Ее спонтанность подавляется не­обходимостью постоянного контроля за тем, что и когда она ест. Она чувствует себя Жертвой собственного тела, своей неспособности контролировать себя и мнения дру­гих людей о ее весе.

Она вращается в порочном круге «пищевых оргий» и Жестоких диет, служащих самонаказанию. Она убеждена, что с ней не все в порядке из-за ее лишнего веса. Повто­ряющиеся неудачные попытки сбросить вес доказывают ей, что у нее нет силы воли и способности контролиро­вать свою жизнь (то есть что она — беспомощная Жерт­ва своей дурной привычки).

Так как она постоянно беспокоится о своем весе и ее сердце разбито отсутствием любви, рано или поздно ее настигает сердечная болезнь.

Контрсценарий. Кажется, что ее жизнь наладилась, когда она сидит на диете, теряет килограмм за килограм­мом и носит платья сорок шестого размера, однако при этом она страдает от голода, вся ее жизнь по-прежнему вращается вокруг показаний весов, и ей по-прежнему трудно выразить свой гнев или отказать. Как только ди­ета завершена и она сталкивается с какой-то трудностью, она начинает переедать и быстро набирает потерянные килограммы.

Запреты и предписания:

♦не говори «нет»;

♦не злись;

♦не люби себя.

Решение. В пятнадцать лет она решает, что у нее про­блемы с весом и что она должна больше себя контроли­ровать.

Мифическая героиня. Она обожает живопись Рубенса и с интересом следит за приключениями Элизабет Тей­лор и ее проблемами с весом.

Телесный компонент. Ее полнота — это ее доспехи. Она не любит физической активности и склонна к небольшим травмам вроде вывиха голеностопного сустава.

Игры:

♦«Обжора»;

♦«Деревянная нога»;

♦«Подумайте, какой ужас!».

Роль терапевта, предусмотренная сценарием. Он го­ворит ей, что ей надо научиться приспосабливаться (к ее «проблеме»), и прописывает ей диетические пилюли и безвкусный рацион. Его отталкивает ее тело, и он бессо­знательно сообщает ей об этом своим поведением.

Антитезис. Она должна решить, что ее тело хорошо и красиво такое, какое оно есть, и научиться любить его и заботиться о нем (см. книгу Мейера Альдебарона «Осво­бождение от лишнего веса»). Возможно, когда она обра­тится к своему телу и его ощущениям, она рассердится на принятое отношение к полным людям. Когда она научит­ся слушать свое тело, она перестанет обременять его: она научится есть то, что приятно ее телу.

Она научится говорить «нет» и выражать свой гнев на людей, которые ее тиранят, особенно если их отношение связано с ее весом. Иными словами, она перестанет про­глатывать все, что ей навязывают. Возможно, она не ста­нет стройной, как фотомодель, но она наверняка потеря­ет часть лишнего веса и почувствует себя лучше (вместо постоянного голода и чувства вины, с которыми она жила раньше).

Упражнения на центрирование (см. гл. 24) помогут ей вступить в контакт со своим телом и почувствовать, что из еды ему нравится, а что нет, чего она хочет от других людей, а что ей неприятно.

Важно, чтобы она перестала ненавидеть себя и глотать свою злость. Кроме того, ей не следует отдавать другим больше поглаживаний, чем она получает от них, так как именно дефицит поглаживаний — одна из причин ее пе­реедания. Ей также нужно научиться расслабляться без помощи анестезирующего действия еды.

 

Учительница

Жизненный план. Она принимает решение учить других, гак как для нее это единственный способ применить свои познания в любимом предмете, а также по финансовым причинам, но не потому, что это — именно то, что она хо­чет делать. Затем она попадается в ловушку стремления сохранить свою работу, так как эта работа дает ей иллю­зию безопасности (она штатный преподаватель!).

Она выполняет в обществе две функции. Во-первых, она работает интеллектуальной нянькой для детей. Кро­ме того, она помогает вдалбливать в головы детям обще­ственные ценности, то есть готовит из них послушную рабочую силу. Она учит их состязаться, не высовывать­ся, исполнять приказы и приспосабливаться. Ей прихо­дится следовать правилам, которые ей не нравятся, и еще учить им детей.

Ее главная проблема в том, что она проводит все свое рабочее время с детьми, поэтому она почти не общается со своими ровесниками. Если она замужем, она заперта в тюрьме одиноких моногамных отношений; если нет, она не общается достаточно, чтобы удовлетворить свою потребность в поглаживании. Ей недостаточно транзак­ций Ребенок — Родитель, которыми она обменивается с учениками, и она, как правило, отдает больше любви, чем получает взамен.

Когда ее начинает раздражать такое положение дел, ей перестает нравиться или педагогический труд, или сами дети, и тогда она принимает позицию Преследователя (хотя при этом остается благосклонной к нескольким «любимчикам»).

Контрсценарий. Ей кажется, что она счастлива, в на­чале учебного года, когда ученики и коллеги рады видеть ее, и весной, когда она готовится поехать в отпуск в Ев­ропу и полна оптимизма, так как надеется встретить но­вых людей. Ее истинное отношение к работе проявляет­ся в долгие, одинокие зимние месяцы, когда она мечтает о свободе и портит себе настроение, говоря себе оскорби­тельные вещи («Похоже, поговорка о том, что тот, кто умеет (мужчина), делает, а тот, кто не умеет (женщина), учит, вполне применима ко мне!»)

Запреты и предписания:

♦будь независимой;

♦не будь собой;

♦выполняй правила.

Решение. Когда она была маленькой девочкой и учи­лась в начальной школе, она решила, что единственный способ делать то, что она хочет, то есть сделать карьеру и быть независимой, — это выбрать «женскую профессию», например профессию учителя.

Мифическая героиня. Она обожала миссис Чепмэн, свою учительницу, и тетушку Этель, в которой ей нрави­лась финансовая независимость. Она любила читать о Платоне и Сократе.

Телесный компонент. У нее часто болит голова и гла-. за, а так как в школе она чувствует себя плохо, в менст­руальный период она ощущает депрессию.

Игры:

♦ «Если бы не ты»;

♦«Почему бы вам не... — Да, но»;

♦ «Они будут счастливы, что знали меня».

Роль терапевта, предусмотренная сценарием. Он го­ворит ей, что она должна адаптироваться. Когда с насту­плением менопаузы она впадает в депрессию, так как не получает достаточно поглаживаний, он обвиняет ее в том, что она не смогла построить отношения с мужчиной. Он говорит, что она должна больше сил вкладывать в ра­боту, перестать жаловаться и жалеть себя: «В конце кон­цов, у вас же есть постоянная работа и гарантированный летний отпуск».

Антитезис. Способ вырваться из порочного круга предусматривает, что она перестанет давать больше, чем получает взамен, и научится работать в равноправном, компаньонском стиле (то есть установит равные отноше­ния со своими учениками и коллегами). Она решит по­ставить на первое место свою социальную жизнь: приписать ей по крайней мере такую же важность, как матери­альной обеспеченности. Будет лучше, если она станет откладывать столько денег, сколько она может, из своего жалованья, откажется от места штатного преподавателя и не станет преподавать в школе больше двух лет подряд. Ей будет полезно время от времени заниматься другой работой, которая даст ей возможность общаться со свер­стниками.

Она может использовать свои творческие способно­сти, создав альтернативную школу для детей и взрослых, организованную по принципу сотрудничества и равно­правия, где ученики изучают то, что им нравится, а уч





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 75; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.224.117.125 (0.013 с.)