ТОП 10:

Московское государство в XV в. Прекращение зависимости Руси от Орды. Формирование территории единого государства. Централизация власти. Феодальная война первой половины XV в. Василий II



Новый порядок престолонаследия (от отца к сыну, а не от старшего брата к младшему, существовавший ранее) не сразу укрепился на Руси. Правление внука Дмитрия Донского, Василия II Васильевича Темного (1425–1462 гг.), ознаменовалось кровопролитной 30-летней феодальной войной. На власть в Москве претендовали дядя Василия II, галицкий князь Юрий Дмитриевич и его сыновья, Василий Косой и Дмитрий Шемяка. Свои претензии они оправдывали тем, что в завещании Дмитрия Донского было прямо указано: после смерти Василия I Дмитриевича престол должен перейти второму сыну – Юрию.

Война 1431–1453 гг. была последней усобицей на Руси. От предыдущих она отличалась в первую очередь тем, что происходила в рамках одной московской правящей династии. Вопрос стоял не о том, какой город станет центром русских земель, а о том, кому из потомков Дмитрия Донского будет принадлежать власть в Москве. С 1431 по 1434 гг. главными соперниками были великий князь Василий II Васильевич и его дядя – Юрий Галицкий. После смерти Юрия в 1434 г., его старший сын Василий Косой объявил великокняжеский престол своим и сделался новым противником Василия II. Зимой 1434 –1435 гг. он был захвачен двоюродным братом в плен, затем ослеплен по его приказу и умер в тюрьме. Теперь Василию Васильевичу пришлось противостоять другому брату – Дмитрию Шемяке. В1446 г. Василий II сам попал в плен, был ослеплен (за что и получил прозвище «Темный») и вынужден дать клятву отказаться от борьбы за Москву. Но уже в 1447 г. он вернул себе великокняжеский престол и больше не оставлял его. Однако война продолжалась до 1453 г., когда Дмитрий Юрьевич умер в Новгороде, и даже после того Василий Темный не прекращал преследований бывших сторонников галицких князей.

Василий II Темный был слабым полководцем и посредственным политиком. Большинство сражений в ходе феодальной войны он проиграл. Однако, в конце концов, разгромил всех своих противников и сохранил за собой московский престол. Этой победой он обязан тому, что в течение всей войны на его стороне были сильное московское боярство и православная церковь. Кроме того, он пользовался поддержкой Орды.

Негативными последствиями этой усобицы можно назвать страшное разорение, которому подверглись русские земли и вновь возросшее монгольское влияние. Но необходимо помнить, что несомненное позитивное значение феодальной войны состоит в окончательном закреплении прямого (от отца к сыну) принципа наследования престола.

В XV в. Новгородская земля оставалась одним из последних крупных русских регионов, не попавших в зависимость от Москвы или от Литвы. Обширные торговые связи и богатая казна Великого Новгорода давно привлекали внимание князей Северо-Восточной Руси. Еще до монгольского нашествия на влияние здесь претендовали Андрей Боголюбский и Всеволод Большое Гнездо. Василий II Темный в 1456 г. совершил поход на Новгород. Поводом для этого было желание «наказать» новгородцев за помощь, которую они оказывали противнику московского князя Дмитрию Шемяке, но истинной причиной – стремление распространить свою власть на столь выгодный регион. Однако окончательно уничтожить независимость этой территории и включить ее в состав Московского государства удалось только сыну Василия II, Ивану III Васильевичу (1462–1505 гг.)

Первый поход на Новгород Иван III совершил в 1471 г. В это время новгородское боярство, стремящееся сохранить свои привилегии и богатства, пыталось добиться покровительства польского короля Казимира IV, что вызвало гнев московского князя. Заметим, что новгородская чернь тяготела к Москве, чья власть гарантировала бы сохранение православия и защиту простолюдинов. Летом 1471 г. войско Ивана Васильевича разбило новгородское ополчение и подошло к городу. Чтобы избежать разорения, осажденные были вынуждены подписать с великим князем договор, по которому отказывались от самостоятельной внешней политики, признавали его «господином», а свою землю – его законным владением («отчиной»), давали ему право контролировать судебную деятельность и выплачивали огромный выкуп (15 000 руб.).

Но Ивану III этого было мало. В 1475 г., играя на противоречиях существовавших между новгородским боярством и небогатым посадским населением, он прибыл в Новгород осуществлять «справедливый» суд. Начались аресты бояр. Таким образом, великий князь не только устранял своих политических противников, но и заслужил в глазах простых новгородцев репутацию защитника «сирых и убогих».

Эта тактика быстро принесла плоды. В 1477 г. новгородские послы признали Ивана III «государем», что, в отличие от прежнего титулования «господин», означало полное подчинение. Великий князь сразу же потребовал введения княжеского правления в Новгороде, но новгородские бояре заявили ему, что московские послы превысили свои полномочия и действовали без ведома веча. Это дало Ивану Васильевичу прекрасный повод снова пойти на Новгород. В конце 1477 г. огромное войско московского князя осадило город, а в январе 1478 г. новгородцы были вынуждены сдаться на милость победителя. Новгородская земля была включена в состав московского государства, должности посадника и тысяцкого, а также вече отменялись, и управление переходило к наместникам великого князя. В1480-х – начале 1490-х гг. Иван III еще несколько раз посылал войска на некогда вольный город, пока окончательно не сломил его сопротивление.

В 1375 г. тверской князь Михаил Александрович признал себя «братом молодшим» московского князя Дмитрия Ивановича, и с этого момента Тверь перестала быть соперницей Москвы в борьбе за великое княжение. Покорно, хотя и с большой неохотой, тверские князья шли в русле московской политики. В 1452 г. Борис Александрович Тверской отдал дочь Марию за наследника московского престола Ивана Васильевича (будущего Ивана III), укрепляя союз с Москвой. Следующий тверской князь, Михаил Борисович, тоже поначалу жил в мире с Иваном III, помогая своему зятю в походах против Новгорода. Но после присоединения новгородских территорий к Москве (1478 г.), избавления от татарского ига (1480 г.) и расширения владений великого князя за счет многих мелких уделов, Михаил Тверской стал опасаться, что и его землям не удастся сохранить самостоятельность. Единственной силой, на которую он мог рассчитывать в противостоянии с Москвой, было польско-литовское государство. В 1483 г. Михаил Борисович женился на внучке польского короля Казимира IV и заключил с ним союзный договор. Это было прямым нарушением обязательств Твери перед Москвой, и московские войска вторглись на тверские земли. Михаил Тверской был вынужден капитулировать и отказаться от права вести самостоятельную внешнюю политику. Но не только это было нужно Ивану III. Повод к окончательному захвату тверских земель дал ему сам князь Михаил, который в 1485 г. возобновил контакты с Казимиром. В сентябре 1485 г. войско великого князя осадило Тверь, и Михаил Борисович бежал в Литву. Иван III передал тверские земли своему сыну Ивану Молодому (тот был племянником бежавшего князя), а после его смерти в 1490 г. территории Тверского княжества окончательно вошли в состав Московского государства. Именно в 1485 г. после победы над Тверью Иван III стал титуловаться как «государь всея Руссии».

При Василии II прекратилась зависимость Русской православной церкви от Константинопольской епархии. В 1442 г. собор русского духовенства самостоятельно назначил митрополитом Иону. Русская церковь стала автокефальной. И таким образом, московская митрополия попала теперь в прямую зависимость от окрепшей великокняжеской власти.

С XIV в. церковь на Руси стала крупным землевладельцем. Быстро росло богатство монастырей. Главным источником обогащения являлись земельные вклады «на помин души», которые князья и бояре давали обителям. Этот обычай создавал огромные имения Русской церкви, разорял вотчинников и сокращал фонд государственных «черных» земель.

Споры о месте церкви в жизни государства и общества развернулись во второй половине XV – начале XVI вв. По вопросам о допустимости церковного землевладения и соотношении авторитета духовной и светской власти сформировались две основные позиции.

«Нестяжатели», возглавляемые старцем Кирилло-Белозерского монастыря Нилом Сорским, утверждали, что «стяжать» то есть стремиться к земным богатствам недостойно не только монахов (принцип личной бедности проповедовался в Русской православной церкви еще в XI в.), но и духовенства вообще. Вместо больших богатых монастырей должны существовать малые обители, где иноки живут в аскезе, посвящают все свое время молитве и совершенствованию своего внутреннего мира.

«Иосифляне», называемые так по имени своего духовного лидера, игумена Иосифа Волоцкого, защищали церковное землевладение, настаивая на том, что, во-первых, богатства монастырей – это богатства Божьи, а во-вторых, если запретить обителям принимать земельные пожертвования, то «как честному и благородному человеку постричься?».

Необходимо упомянуть о том, что дискуссии о бедности и богатстве церкви между нестяжателями и иосифлянами были продолжением споров, возникших еще в XIV в. среди русского духовенства. В тот период, когда религия всецело владела умами людей, любая попытка оспорить официальную точку зрения церкви называлась ересью. Возникали ереси и на Руси. Именно приверженцы ереси «стригольников» (Новгород – Псков, XIV в.) и ереси «жидовствующих» (Новгород – Москва, XV в.), помимо прочего, резко критиковали мздоимство церковников и стяжательство церкви, напоминая, что Христос и апостолы «ходили босы».

С еретиками Русская православная церковь расправлялась беспощадно, но дискуссии иосифлян и нестяжателей велись на более высоком уровне – покровительницей нестяжателей при дворе была невестка великого князя, мать наследника престола – княгиня Елена Волошанка. Некоторое время принять аргументы Нила Сорского склонялся и сам Иван III. Его привлекала в этом учении возможность секуляризировать церковные земли, в чем великий князь очень нуждался. Кроме того, нестяжатели разграничивали сферы деятельности духовной и светской власти, а иосифляне настаивали на том, что «священство выше царства», так как авторитет церкви исходит от Бога.

В 1503 г. Иван III созвал церковный собор, который должен был решить судьбу церковного землевладения в Московском государстве. Иосифлян на этом соборе оказалось большинство, и они сумели отклонить проект ликвидации монастырских земель, выдвинутый нестяжателями. В это же время Иосиф Волоцкий резко сменил свое отношение к светской власти, заявляя: «Божественные правила повелевают царя почитати, а не свариться с ним…». В обмен на поддержку своего авторитета великий князь отказался от мысли конфисковать монастырские имения, и на соборе 1504 г. нестяжатели были осуждены как еретики.

С тех пор иосифляне стали верной опорой царской власти. Именно к сторонникам Иосифа Волоцкого принадлежал игумен Псковского Елеозарова монастыря Филофей, оформивший в своих посланиях к Василию III теорию «Москва – третий Рим». Эта теория, ставшая официальной идеологией самодержавия, возвеличивала московских государей, подчеркивала богоизбранность Московского царства и его особый путь как центра истинной веры и объединителя всех православных земель.

В 1359 г. началась самая продолжительная «замятня» в Орде. После смерти хана Бердибека на ордынском престоле с невиданной скоростью стали сменяться правители. К 1363 г. ситуация несколько прояснилась – монгольское государство распалось на две части по течению Волги. В правобережной (западной) части Орды правил, используя ханов-марионеток, темник (военачальник), в левобережной (восточной) со столицей Сараем – происходила частая смена правителей. Мамай несколько раз захватывал Сарай, но удержать его не смог.

На Руси узурпаторский характер власти Мамая осознавался очень хорошо и в 1374 г. московский и нижегородский князья отказались присылать ему «выход». А в 1375 г. многие русские князья подписали в Твери договор, который впервые прямо подразумевал совместное вооруженное сопротивление татаро-монголам. Именно в 1370-е гг. русские войска нанесли первые поражения ордынцам (битва на реке Воже – 1378 г.) 8 сентября 1380 г. великий князь Дмитрий Иванович Донской разгромил силы Мамая в Куликовской битве. С одной стороны, Донской не позволил узурпатору установить свою власть над русскими землями, но с другой – разгром Мамая способствовал объединению двух частей Орды под властью законного хана Тохтамыша. Объективно от победы русских войск на Куликовом поле более всего выиграл новый правитель монгольского государства. В 1381 г. Мамай был отравлен в Крыму, и Тохтамыш стал восстанавливать пошатнувшуюся власть над русскими землями. После разорения Москвы в 1382 г. выплата дани была возобновлена.

Однако могуществу Золотой Орды уже пришел конец. Новым противником Тохтамыша стал самаркандский эмир – великий полководец Тимур (Тамерлан). В 1391 г. хан потерпел поражение от Тимура на Волге, а в1395 г. – на Тереке, после чего бежал в Сибирь, где и был убит. В Орде снова начались усобицы, все более и более ослаблявшие ее. К власти приходили то законные ханы, то темники, мечтавшие о былой славе Мамая и Тамерлана.

В первой половине – середине XV в. Золотая Орда окончательно распалась на Астраханское, Казанское, Крымское, Сибирское и Узбекское ханства, Большую и Ногайскую Орду. Ханы Большой Орды считали себя истинными правопреемниками золотоордынских правителей, продолжали распоряжаться ярлыком на великое княжение и требовали выплаты «выхода». При хане Ахмате (1465–1481 гг.), пытавшемся восстановить «державу Джучидов», ордынские войска неоднократно совершали походы на русские земли. Однако к этому времени соотношение сил уже претерпело серьезные изменения.

Во-первых, Большая Орда не рассматривалась Московским государством безоговорочно как верховная власть – дань ей выплачивалась нерегулярно, а с 1472 г. вообще не выплачивалась, великое княжение передавалось по наследству, вооруженное сопротивление ханам шло успешно и стало обычной практикой. Во-вторых, между осколками Золотой Орды – крупными и мелкими монгольскими государствами – проходила ожесточенная борьба за влияние, что не только ослабляло их, но и заставляло некоторых ханов становиться союзниками Москвы.

Окончательное уничтожение монгольского владычества над Русью произошло осенью 1480 г. Заручившись поддержкой правителя польско-литовского государства Казимира IV, хан Ахмат напал на московские владения. Противники встретились на реке Угре. Поскольку русские войска заранее заняли оборону, а польский король не привел на помощь татарам войска, Ахмат не решался переходить реку и атаковать Ивана III. Но и великий князь колебался, подумывая о примирении с ханом. «Стояние» на Угре продолжалось до начала ноября, когда хан Ахмат увел свои полки назад в Орду. Зависимость Руси от монголо-татар прекратилась.

На обратном пути хан Ахмат был убит сибирскими и ногайскими татарами, а в 1503 г. Большая Орда прекратила существовать.

После смерти Василия II в 1462 г. московский престол занял его старший сын Иван III (1462–1505 гг.). Он явился фактически создателем Московского государства. К моменту его восшествия на престол территория Московского княжества намного превышала владения остальных русских князей и соответственно требовала централизованного управления.

Верховная власть принадлежала московскому князю. Он получил право налагать на бояр опалы (государева немилость), конфисковывать их имущество, даровать им новые вотчины, удалять бояр от государственной службы.

При Иване III сформировалась Боярская Дума. В число московских бояр стали входить князья ранее независимых княжеств, т.е. бывшие удельные владыки превращались в подданных Москвы. Их называли служилыми князьями. Было создано новое ведомство – Дворец, которое управляло великокняжескими землями, а также разбирало тяжбы о земельной собственности. Усложнение государственного аппарата выразилось и в создании Казны, имевшей финансовые функции и игравшей роль государственного архива и внешнеполитического ведомства. Важное значение имели государевы дьяки (писцы). Они регулировали финансовые отношения, занимались посольскими, поместными, ямскими и другими делами.

В административном порядке страна делилась на уезды, станы, волости, во главе которых стояли наместники и волостели. Они получали управляемую территорию в «кормление», т.е. брали себе судебные пошлины и часть собираемых налогов.

В правление Ивана III был создан первый общероссийский свод законов – Судебник 1497 г.

Росту авторитета московского князя способствовал второй брак Ивана III с племянницей последнего византийского императора Константина Палеолога – Софьей в 1472 г. Этот брак способствовал возвышению Руси. При дворе великого князя начала складывать теория о преемственности византийской власти в Москве – символом верховного правителя стала шапка Мономаха, а гербом – двуглавый орел, который, вероятнее всего, Иван III заимствовал у Священной Римской империи. С 1485 г. великий князь московский стал титуловаться как «Государь Всея Русии» и все чаще назывался царем.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.134.98 (0.008 с.)