ТОП 10:

Посольство галлов к Адельстану ради Людовика



РИХЕР РЕЙМСКИЙ

ИСТОРИЯ

HISTORIARUM LIBRI IIII

КНИГА II

1. Переговоры галлов об избрании короля

После его похорон сеньоры говорили разное и преследовали различные цели. Ибо галлы и кельты с аквитанами последовали за Хугоном, сыном короля Роберта, белги же — за сыном Карла Людовиком. Ни один из них не смог бы править спокойно, так как Хугон помнил, что его отца сгубила гордыня и поэтому боялся принять власть, а Людовик оставался в Англии, так как его ребенком перевезли туда, к дяде по матери, королю Адельстану 1 из-за преследований Хугона и Хериберта, ведь они схватили его отца и заключили в темницу. Итак, галлы, желая беспристрастно обменяться мнениями по поводу возведения короля на трон, собрались по призыву герцога Хугона, чтобы обсудить, кого следует избрать королем.

2. Речь в пользу Людовика, произнесенная Хугоном передгаллами

В разгар совещания герцог, после долгих переговоров, весьма благожелательно начал выступление так: «Несчастный король Карл умер, потому ли, что заслужил это, или потому, что прогневали Бога наши злодеяния, но если наши отцы и мы сами допустили что-то, на что вознегодовал Господь, надо приложить все усилия, чтобы исправить это, а затем позабыть. Итак, да будут устранены раздоры, поговорим во всеобщем согласии о вышеназванном государе. Мой отец, некогда избранный королем согласно вашему волеизъявлению, правил не без великого греха, ибо тот, кому одному по закону надлежало царствовать, был жив и при жизни был заточен в темницу 2. Поверьте, Богу это не было угодно. Поэтому и не бывать тому, чтобы я унаследовал отцу. Не следует и избирать кого-либо из другого рода после благословенной памяти короля Радульфа, ибо и в его время было ясно, что сейчас может появиться только ничтожный король, и из-за этого произойдет раздор между знатнейшими сеньорами. Итак, да возобновится прерванная было королевская династия; и, призвав из заморской страны сына Карла, Людовика, сделайте его, как подобает, своим королем 3. Пусть сохранится старинное древо королевского рода, и его сторонники отдохнут от сетований. Давайте поступим так, как лучше и призовем немедленно с морского берега того юношу 4». Галльские сеньоры уступили этим речам на удивление благосклонно. Итак, герцог направил за море послами ораторов, чтобы они пригласили Людовика и убедили его вернуться к герцогу и [44]другим сеньорам, и присягнули, что путь безопасен, и объявили о прибытии короля до самых прибрежных песков. Они тотчас отправились и прибыли в Булонь. В ее порту они взошли на корабли и, подгоняемые благоприятным ветром, быстро достигли суши. Король Адельстан решил провести переговоры о возведении на престол с племянником Людовиком и своими приближенными в городе, который называется Йорк. Прибыв туда, послы приблизились к королю и приветствовали его надлежащим образом от имени герцога и сеньоров Галлии.

Посольство галлов к Адельстану ради Людовика

Послы начали так: «По благосклонности герцога и всех знатнейших мужей Галлии прибыли мы сюда по волнам неведомого моря, таково желание всех и общее решение. Когда благословенной памяти король Радульф был восхищен из мира, герцог позаботился, чтобы ему унаследовал Людовик; хотя многие, приглашенные на совет, рассматривали этот вопрос, так как имели в виду, что сын будет опасаться ловушки, в которую попался его отец. Все же благодаря настояниям герцога все с радостью сошлись на этом. Таким образом, все желают Людовика ради всего доброго. И нет никого, кому бы собственное благо было дороже и значило больше, чем его благо. Итак, все просят, чтобы вернулся тот, кого они жаждут видеть с пользой управляющим Галлией. Желают, чтобы было назначено время, когда герцог с сеньорами поспешат на морской берег, чтобы встретить его и возвести на царство». Так как король Адельстан не слишком доверял варварам 5, он попросил их поклясться в этом и привел к присяге. Было назначено время встречи. Король одарил послов, и они удалились, морем вернулись в Галлию и доложили герцогу о милости короля, суля ему его великую дружбу из-за приглашения стать королем. Итак, герцог с галльскими сеньорами приехали в Булонь, чтобы встретить короля, и, собравшись на песчаном морском побережье, запалили хижины и указали на свое присутствие тем, кто был на другом берегу. Туда же приехал король Адельстан с королевской конницей, чтобы проводить племянника к ожидающим галлам. По его приказу подожгли какой-то дом и так показали, что они прибыли и находятся напротив 6.

Король с когортой нападает на крепость Монтиньи и берет в плен ее владетеля

Когда они ушли, король направил когорту к крепости Монтиньи, чтобы взять ее, занять и разрушить, так как некий Серл, занимавшийся разбоем, захватив, удерживал ее. Когорта прибыла к крепости и завязала сражение с разбойниками. Вскоре она захватила ее, сожгла и разрушила, а плененного предводителя разбойников, отпустив его подручных, доставила к королю. И когда он по приказу короля должен был быть обезглавлен гладиатором 19, король его помиловал благодаря вмешательству Артольда, архиепископа Реймского, и он поклялся никогда более не разбойничать, и ему позволили уйти. Совершив это, король удалился в ту часть Бельгики, которая соседствует с морем, намереваясь построить укрепление в морском порту. И это место называется Виссан. Король был принят Арнульфом 20, графом тех мест, и говорил с ним о возведении крепости. Так как он задержался там из-за переговоров, Хериберт, воспользовавшись изменой, проник в замок, принадлежавший Реймской церкви, под названием Шозе, расположенный на берегу реки Марны и построенный прелатом Артольдом, и захватил его. Пленив защитников замка, он увел наиболее знатных из них, опустошил сельскую округу, наполнил замок несметной добычей и, поместив там вооруженную охрану, куда-то уехал.

Король берет крепость Лана

Тем временем король узнал об этом от послов архиепископа. Прервав начатые переговоры, он сразу пошел на помощь, собрал воинов и приготовил войско. Придя с ним в Лан, он [48]осадил крепость 21, недавно возведенную там Херибертом, где находился его гарнизон. И те, кто был в крепости, приготовились к сопротивлению. А король, расставив вокруг лучников, осыпал их стрелами. Во время этого нападения многие с обеих сторон были ранены, ведь те, кто был в крепости, тоже использовали стрелы и другое метательное оружие 22. Так как король не смог силой достичь цели осады, он хитро измыслил, как их захватить.

Постройка машины

Итак, он сделал из крепкого дерева машину наподобие длинного дома 23, вместительностью в 12 человек, в высоту равную человеческому росту, ее стены он соорудил из толстых бревен; кровлю же — из прочно сплетенного плетня; внутри нее установил четыре колеса, чтобы те, кто прячется внутри, могли толкать машину до самой крепости. Кровля не была ровной, но с наклоном вправо и влево, чтобы легче скатывались камни, брошенные снаружи. Когда она была построена, ее заполнили новобранцы 24 и покатили на подвижных колесах к крепости. Враги с высоты ее скалы попытались разрушить машину, но лучники, расставленные повсюду, умело их отбросили. Итак, машину придвинули к крепости и подкопали и разрушили часть стены 25. Враги, устрашенные тем, что через этот пролом могло ворваться множество воинов, сложили оружие и просили милости короля. Запретив продолжать сражение, король взял в плен гарнизон, почти не пострадавший, кроме тех, кто был ранен, и разместил в крепости своих людей для охраны города.

Оттон разоряет Бельгику

Тем временем 35 Оттон узнал, что белги встали на сторону короля и совсем от него отложились; перейдя Рейн, он вторгся в Бельгику и опустошил ее грабежами и пожарами, ибо он утверждал, что они презрели повеление его отца, согласно которому он должен был стать правителем Бельгики 36; ведь из-за дерзости славян 37 его отец был единственным королем Саксонии, так как Карл, которому все должно было принадлежать, тогда пищал в колыбели 38. Итак, собрав большую добычу, он вернулся за Рейн.

Убийство герцога Вильгельма

Итак, были отправлены послы, они просили о встрече и добились ее. Срок был установлен через тридцать дней. Также было условлено место в округе Амьена, на берегу реки Соммы, там, где остров Пикиньи; завершив переговоры, послы удалились. И в установленное время Арнульф по суше, а Вильгельм — водой прибыли в назначенное место и много говорили о дружбе, а еще больше — об обоюдной верности и, после довольно долгого совещания разъехались восвояси. Арнульф, притворившись, что удаляется, немного отъехал. А Вильгельм вернулся к кораблю, взошел на него и уже плыл по волнам, когда заговорщики громкими криками призвали его и он повернул назад на лодке. Подгреб к берегу, чтобы спросить, чего они хотят. Они сразу объявили, что им надо поговорить о чем-то весьма важном, о чем их господин по забывчивости умолчал 63. Соскочив с лодки на берег, герцог подошел к ним, они сразу же выхватили мечи и убили его 64. Ранили они двух юношей, которые пришли с ним без оружия, а также лодочника, вскочили в лодку и, сообщив господину, что преступление совершено, обратились в бегство 65. А те, кто плыл по волнам, вновь вернулись на оставленный берег и нашли господина — убитым, а двух юношей и лодочника — ранеными. Подняв тело господина, они предали его погребению под громкие жалобы 66. [59]

Стычка Арнульфа с Эрлуином

Когда Арнульф узнал об этом из сообщений дурных людей, он устроил засаду и повел когорту на прибывающего Эрлуина, не известив короля. Поняв это, Эрлуин сразу поднял знамена и вступил в сражение. Обе стороны бились свирепо. Когда люди Арнульфа были перебиты, он обратился в бегство и едва ускользнул от угрожавшей ему участи. Одержав победу, Эрлуин одних убил, других взял в плен, а прочих принудил бежать. [61] В этом сражении он захватил и убийцу Вильгельма, который, вместе с Арнульфом, некогда совершил нападение на него самого. Он отрубил ему руки в отмщение за друга 75 и отослал в Руан, а сам, собрав добычу с убитых, уехал к королю.

39.

В то время герцог Хугон был в большой милости у короля и воспринял его дочь 76 от священной купели. С тех пор король поставил его герцогом всех галлов 77. Сделав его герцогом, король собрал конницу и вместе с королевой Гербергой отправился в Аквитанию. По прибытии в город Невер, он принял там герцога Готии Рагемунда 78 и знатнейших аквитанов, которые приехали ему навстречу. Обсуждая с ними управление провинциями, он, чтобы все их владения находились под его властью, принял у них провинции и, не откладывая, вверил их вновь их управлению. Итак, он пожаловал им их владения и назначил править ими от своего имени, затем он отпустил их, обрадованных тем, что они порадовали короля, а сам вернулся с герцогом в Галлию и уехал в Лан.

Король осаждает город Реймс

Король, находившийся в Руане, узнав об этом, собрал большое войско норманнов и повернул с ним в округ Вермандуа, полностью опустошив его. Также призвав графов Арнульфа, Эрлуина, другого Бернарда и Теодерика 87 он пошел на город Реймс. 88 Расставив, их, он обложил город осадой, так как архиепископ Хугон, державший сторону герцога, отказался впустить короля. С самого первого столкновения завязалось жестокое сражение. Там и сям расставленные лучники поражали стрелами тех, кто сопротивлялся на стенах. Те отступили, но на их место вышли другие, невредимые, в свою очередь вступив в битву. Но камни и копья, летящие снаружи поражали и убивали некоторых из них. Наступление часто повторялось, постоянно шло рукопашное сражение то у ворот, то у самых стен. Обе стороны, разъярившись, не собирались отступать и никогда бы не отступили вплоть до полного изничтожения, если бы взаимное избиение не закончилось снятием осады, благодаря молениям посредников.

Пленение короля норманнами

После его похорон, поскольку мир между королем и герцогом не был заключен и поскольку король еще не распознал козней лицемеров, он уехал в Руан, взяв с собой Эрлуина и других и жил там с небольшой свитой, как привык, ничего не опасаясь. Измена, подготовленная перебежчиками вместе с герцогом, до поры скрываемая, вырвалась наружу, воспользовавшись малочисленностью королевских воинов. Как только король приехал, Хагрольд, который правил Байе, отправил к нему послов и пригласил его к себе; тот с небольшим сопровождением спокойно отправился по приглашению в Байе, ведь он ехал к верному своему, которого ни в чем не подозревал. А варвар 91, зная о нехватке воинов, напал на неосторожного короля с большим войском. Из спутников короля одни [65]были ранены, другие убиты, а король обратился в бегство. Он был бы захвачен, если бы сопротивление его оруженосца, тут же убитого, не задержало бы преследователей ненадолго. Воспользовавшись этой задержкой, король быстро поскакал по окольным дорогам и въехал в Руан в одиночестве. Когда он вошел в город, горожане, поскольку они тайно сговорились с жителями Байе, схватили его и заперли 92.

Речь Хугона перед королем

«Некогда, о король, преследования врагов заставили тебя, ребенка, бежать в заморские края. Согласно моему замыслу и совету, тебя призвали оттуда и возвели на престол. После ты прислушивался к моим советам и дела твои процветали. Я ни за что не отложился бы от тебя, если бы не твой упорный гнев. Ты пользовался указаниями людей ничтожных и несведущих и всячески избегал советов мудрых. Поэтому и постигло тебя несчастье, достойное наказание за твои дела. Как ты полагаешь, с чьей, если не с моей помощью тебе удавались все необходимые и славные предприятия? За это многое, говорю тебе, с .ебя спросится. Вспомни же, что ты мужчина 98. Подумай также, какие условия освобождения тебе подходят. И так вернется к нам добродетель и призовет нас к примирению, чтоб ты царил, а я служил 99, а с моей помощью и остальные придут к тебе на службу. А так как ты, став королем благодаря мне, ничего мне не пожаловал, я охотно приму Лан в награду за военную службу. Это и будет условием сохранения верности». Так как король находился в плену, он уступил высказанному предложению. Поэтому его отпустили 100; отдав Лан, он удалился в Компьен. Там была королева Герберга, многие добродетели которой памятны до сих пор. Были также и некоторые [67]епископы из Бельгики. Съехались туда и некоторые славные мужи.

53.

Посоветовавшись с ними, он через послов известил короля Оттона о причиненном ему насилии. Напомнил ему, что с тех пор, как его захватили, он лишен своего имущества. Поэтому он обращается за помощью к другу. Пусть тот поможет ему вернуть потерянные города. Если сделает это, он с великой благодарностью возместит ему все убытки. Оттон принял послов чрезвычайно милостиво, клятвенно обещая прийти с войском на помощь королю и назначил время103. Послы возвратились и доложили порученное. Также он просил войско у бургундского короля 104 Конрада 105 и получил его.

54.

Тем временем король Оттон, перейдя Рейн, повел войско через Бельгику навстречу королю Конраду, который пришел из-за Альп с большим войском и спешил на помощь к Людовику. Соединившись, они двинулись вперед с большой конницей. Узнав об их приближении, король Людовик поспешил встретиться с ними. Итак, собравшись вместе, три короля решили первым же военным ударом устремиться к Лану. И без промедления повели туда войско. Но когда они завидели впереди высокую гору и осмотрели все части города, то поняли, что зря будут здесь сражаться; тогда они отступили от города и подошли к Реймсу. Там начали осаду, так как равнина подходила для военных действий. В первой же стычке они схватились врукопашную. В этом сражении метательные снаряды и копья летели так густо, как иногда сыплется частый град 106. И весь день напролет они донимали город бесконечными нападениями. [68] После этого семь раз бились врукопашную, и так было в течение шести дней.

55.

Однако знатные горожане не были побеждены этим натиском и никоим образом не уступали; в это время их прелат Хугон вступил в переговоры вне города с некими знатными сеньорами, которые приходились ему родственниками, спрашивая, что, по их мнению, ему следует делать и как спастись. Пусть скажут ему, можно ли это уладить через каких-либо посредников, надо ли умолять о милости или следует продолжить упорные военные действия. Они сразу открыли ему непреклонность короля, твердо заявив, что он не согласится ни на чье вмешательство и будет продолжать осаду до полного успеха. И что если король силой захватит город, то выколет глаза прелату, это у него заранее решено и предусмотрено. Поэтому пусть Хугон поспешит выйти из города и так спасти своих людей от королевского гнева. Напуганный прелат объявил это своим людям. Посоветовавшись с ними, он вышел из города на шестой день осады. Ворота открылись перед королями.

56.

А короли, вновь призвав Артольда, надлежащим образом вступили в город. Артольд ехал между двумя епископами, Фредериком Майнцским и Робертом Трирским, и был ими возведен на прежнюю кафедру. Вскоре, отослав оттуда королеву Гербергу под охраной неких славных мужей, три короля пошли войной на герцога Хугона. Они попытались с боя ворваться в Санлис, но увидев, что город хорошо укреплен, удалились, однако прежде подожгли пригороды и убили некоторых людей; так они подошли к Сене.

57. Как несколько юношей хитростью вернули корабли, захваченные герцогом

А герцог, предугадав их нападение, приказал отогнать все лодки от берега, обращенного к врагам на протяжении 20 миль, чтобы противники не смогли переправиться. Но его замысел не удался; рассказывают, что все произошло иначе. Ибо десять юношей, которые твердо решили не избегать никакой опасности, опередили королей, сменив воинскую одежду на одеяния паломников и притворяясь, что они исполняют обет 107. Итак, они шли, опираясь на посохи, за плечами у них висели корзины. Скрываясь под одеяниями паломников, они пересекли город Париж и мост через Сену, вышли к берегу, у которого находились лодки, и никто не распознал их притворства. [68] Они направились к жилищу некоего мельника и рассказали ему, что они пришли с другого берега ради того, чтобы увидеть святые места. Мельник, увидев юношей красивых, пусть и в потрепанной одежде, охотно предоставил им убежище и принял их радушно. Выполняя свой коварный замысел, они дали ему денег и, купив вина, напоили своего гостеприимца. И так они провели весь день, весело пируя. Расположив хозяина к себе с помощью вина, юноши спросили, чем он занимается. Он назвал себя мельником. Они, продолжая расспрашивать, спросили, не способен ли он на большее. Он ответил, что он начальствует над герцогскими рыбаками и получает некоторый доход, надзирая над лодками. Они на это говорят: «Мы находим тебя милейшим человеком, поэтому желаем тебе достичь большего. И мы обещаем дать тебе десять солидов 108, если исполнишь нашу просьбу, то есть перевезешь нас через реку, поскольку мы не хотим продолжать путешествие, долгая дорога утомила нас». Хозяин ответил им, что по распоряжению герцога все лодки были отогнаны от того берега, чтобы германцы не могли вторгнуться в его владения, но они возразили, что можно сделать это ночью, тогда он избежит наказания. Жаждая денег, он принял плату и поклялся исполнить просьбу. Наступила ночь. Юноши попросили выполнить обещание. Он взял с собой пасынка и в ночной тьме провел юношей к лодкам. Юноши его сопровождали. Увидев, что место уединенное, они схватили мальчика и бросили в воду. А хозяина, который попытался кричать, схватили за горло. И пригрозили ему смертью, если не сделает, что они хотят, и не отвяжет лодки. Перепуганный мельник отвязал лодки. Начав исполнение своего плана, они связали его и бросили в лодку, затем один за другим отвели лодки к другому берегу. Выбросив связанного хозяина на сушу, они забрались в одну из лодок и отправились за оставшимися и привели еще девять. Восемь раз возвращались они за реку и отогнали 72 лодки 109.

58.

Пока они занимались этим, королевское войско в тот же день на утренней заре достигло реки и обнаружило подготовленные к отплытию лодки с веслами; новобранцы взошли на них, переправились через реку и причалили к берегу. Затем они разбрелись по округе, захватили у разных причалов другие лодки и отогнали их к войску. Никто им не препятствовал, поскольку все окрестные жители разбежались из страха перед их нападением. А герцог уехал в Орлеан. Поэтому некому было оказать сопротивление. Лодки связали вместе, прочно [70]закрепили и сделали подобие моста. Войско вступило на него и перешло реку. Как только воины достигли суши, они тут же пожгли и разграбили всю округу до самой Луары. Затем повернули во владения пиратов 110 и начисто опустошили их. Отомстив столь сурово за обиду, короли вернулись к себе. А король Людовик уехал в Реймс.

60.

Тем временем герцог, печалясь о сожженной и разграбленной Нейстрии, приготовил войско и свирепо двинулся на Арнульфа, так как не решился напасть на короля. Он осадил несколько его крепостей, но не смог захватить ни одной в течение шести дней и удалился к себе вопреки желанию. Пока герцог был занят этим, король осаждал Музон, поскольку там укрывался лишенный архиепископства Хугон, племянник герцога. Он преследовал его в поношение герцогу. Но узнав, что герцог снял осаду, он также возвратился в Реймс. В это же время расстался с жизнью Бовон, епископ Шалонский. Согласно воле короля, ему тут же унаследовал Гипуин, превосходный юноша, избранный всем духовенством; он был посвящен в епископы Артольдом, архиепископом Реймским.

61.

После этого король удалился в Бельгику, и король Оттон приехал туда к нему навстречу, чтобы побеседовать с ним. Разобрав некоторые неотложные дела, два короля отпраздновали пасху в Ахене 114. Они обращались друг к другу с большим почтением, особенно Оттон, он также по-королевски одарил Людовика.

Герцог осаждает Реймс

Тем временем герцог обсуждал со своими людьми нанесенную королем обиду, утверждая, что в отсутствие короля можно захватить город Реймс, ведь город ныне лишен и епископа, и воинов, а король в другом месте занимается другими делами. Поэтому, говорил он, можно легко взять город с боя, и он очень хочет попытаться совершить это. Его рыцари вняли убеждениям и произвели смотр когортам, которые предстояло послать к городу. Собрав их, они выступили вместе с герцогом, [72] подступили к городу и установили кругом осаду. Воины разбрелись повсюду и свозили из соседней местности хлеб для пропитания бойцов. Они окружили лагерь рвами и укрепили плетнями. Каждый день один или два раза предпринимали штурм. Горожане тоже отчаянно сопротивлялись. Уже девятый день продолжалось сражение, когда лазутчики известили герцога о приближении разгневанного короля. Он сразу снял осаду и на двенадцатый день 115 войско отступило от города.

63.

Король не долго медлил прийти на помощь городу. Вскоре сеньоры съехались к нему и совещались о спасении города и его жителей. И так как для пользы дела требовалось участие в совете Оттона, к нему отправили послов объявить ему о необходимости его приезда и сообщить, что совещание состоится в августе на берегу реки Шер.

64.

В то время герцог сожалел о том, что его племянника изгнали из архиепископства. Он убеждал его продолжать исполнять обязанности первосвященника и посвятить в более высокий сан несколько человек, чтобы не казалось, что он лишен сана. Итак, он пригласил Тетбальда, диакона Суассонской церкви и рукоположил в священники, затем он по совету герцога посвятил его в епископы Амьена. Казалось, только Видон, епископ Суассонский, одобряет его действия 116. Позже он раскаялся в этом, как будет рассказано далее. Наступило время для переговоров королей и они поспешили на берег реки Шер. Там присутствовал и герцог, который разбил свой лагерь у селения Дузи и ходатайствовал перед епископами за племянника.

68.

Пока это происходило, Артольд отправил в Рим послание, в котором четко описал по порядку все несправедливости, которые он претерпел, и все тяготы, доставшиеся на долю королей. Итак, папа Агапит 126 отнесся к нему очень милостиво, сразу призвал достопочтенного Марина, епископа Остии 127, человека весьма справедливого и рассудительного, объяснил ему суть послания и горячо просил его способствовать восстановлению порядка. Достопочтенный Марин поехал к королю Оттону в качестве викария папы, чтобы созвать епископов на вселенский собор и провести его. Особые письма были посланы к некоторым епископам как Галлии, так и Германии, чтобы убедить их разобрать дело справедливо.

Ответ легата Марина

Марин присовокупил к этому следующее: «Я помню, как господин папа в прошлом году предал анафеме тех, кто преследовал повелителя и короля франков, а также как ко всем добрым людям было отправлено послание, чтобы побудить их не оставлять короля, к здравомыслящим людям была послана письменная жалоба по тому же поводу. Поэтому, я полагаю, тут совершенно справедливо говорили, что, так как мы уже получили от папы приказ призвать его и исправить, то следует сперва вновь сердечно призвать его и предостеречь, чтобы прекратить творить зло, а потом уже предать анафеме, и не только его одного, но и всех, кто помогали и помогают ему в дурных делах. Только этим мы и можем помочь королю. Может ли он надеяться на помощь кого-либо другого? Оканчивая свою жалобную речь, он просил об общей помощи. Но если мы ее окажем, как поможет ему король Оттон? Священные декреты гласят, что после того, как епископы предадут анафеме тиранов, добрым людям, обладающим властью, надлежит прибегнуть к силе, и, если они не пожелают подчиниться церковному постановлению и вернуться на путь истинный, пусть могущественные люди [78]заставят их обратиться к добру и придерживаться добра, хотя бы и против воли».

Выступление короля Оттона

На это король Оттон сказал: «Отцы мои, вы можете оказать много благодеяний светлейшему королю Людовику. Ведь если вы примените против его преследователей божественное оружие, вы или легко поколеблете и победите их, или же, если и останется кто-то, угрожающий нападением, мы легко справимся с ним своими силами. Обнажите же ваше оружие по приказу посла папы и пронзите мечом анафемы противников короля. А если после этого кто-нибудь осмелится поднять голову и не убоится противиться божественному отлучению, мы, кому поручено заботиться о святой Божьей церкви в этой части света 136, возьмемся за оружие против них и укротим их. И если это будет необходимо, мы, обнажив мечи, учиним безжалостное избиение бесчестных людей, так как у нас будет в высшей степени справедливый повод сражаться с теми, кто творит недозволенное и не прекратил творить, несмотря на призывы. Итак, стойте на своем, а за вашей умеренной карой последует наше суровое наказание».

77. Послание, отправленное собором Хугону137

Сразу после его выступления собором было составлено и зачитано вслух послание следующего содержания: «Святой собор, имеющий место во дворце Ингельхейма под председательством праведных королей Людовика и Оттона герцогу Хугону. Во всех краях с волнением говорят о том, сколь злобно ты преследовал и терзал достопочтенную Реймскую метрополию, и как жестоко безумствовал ты против короля, твоего господина. Божественные и человеческие законы более чем достаточно показывают, что твое поведение было преступным и опасным. Но мы сострадаем тебе и потому вновь просим тебя отказаться от таких действий и побуждаем покорно и смиренно вернуться к твоему господину. А если ты пренебрежешь этими увещеваниями, не сомневайся в том, что мы, прежде чем разъехаться, предадим тебя анафеме до тех пор, пока ты не поедешь в Рим оправдаться перед папой. Он дважды посылал тебе письма, чтобы предупредить тебя и запретить продолжать свои злодеяния. А теперь и мы после него в третий раз призываем тебя исправиться». Все участники собора тотчас заверили это послание и отправили с послами к герцогу.

Дело Артольда

Затем поднялся архиепископ Артольд и изложил ясно и подробно, как развивалось его дело и с чего началась его ссора с Хугоном, избранным епископом вместо него. Он даже предъявил [79] послание, совсем недавно отправленное ему папой, чтобы указать, что епископство следует сохранить за ним. Когда он растолковал смысл послания, некий Сигебольд, клирик вышеназванного Хугона, тут же предъявил собору другое послание, доставленное из Города и скрепленное папской подписью. Это послание также было зачитано в присутствии епископов и прилежно обсуждено. Из содержания его следовало только, что Радульф, епископ Ланский, Видон Суассонский и Хильдегар, епископ Бове, а также некоторые другие епископы Реймского диоцеза, посылали к святому престолу просьбу восстановить Хугона и низложить Артольда. Исходя из этого, он полагал, что папа поступит по их желанию и в согласии с их просьбой. По зачтении этого послания вышеназванные епископы сразу поднялись, полностью отказались от содержания письма и объявили, что бесчестным человеком совершен подлог. Он не смог оспаривать их слов и был осыпан проклятиями и публично обвинен в вероломстве.

79. Епископы осуждают лжесвидетеля138

Тогда Марин предложил зачитать главы, посвященные лжесвидетелям. По окончании их чтения лжесвидетель не смог оправдаться и по приговору епископов был лишен сана диакона, чьи обязанности исполнял, и вследствие этого унизительного приговора изгнан из собора. А архиепископский сан Артольда собор подтвердил в согласии с предписаниями канонов и постановлениями отцов церкви, так что он уже не мог быть оспорен ни на каком другом соборе. И все это было решено в день первого заседания.

80.

На второй день, после того, как зачитали тексты, обладающие священной властью, и архиепископ Роберт произнес речь, достопочтенный Марин предложил, чтобы, поскольку архиепископский сан Артольда восстановлен, собор в соответствии со священными законами произнес приговор и против захватчика его кафедры. Итак, прочитали канонические установления и предписания святых отцов Иннокентия, Александра, Симмаха, Сикста, Целестина, Зосимы, Льва, Бонифация 139 и других прославленных наставников святой Божьей церкви. Согласно этим декретам единодушно предали анафеме и отлучили от церкви Хугона, захватчика Реймской церкви до тех пор, пока он не покается и не возместит ущерб тем, кто пострадал от его злодеяний.

81.

В оставшиеся дни были приняты решения касающиеся кровосмешений и недозволенных браков священников, а также [80]священников, которые совершают евхаристию, будучи недостойными, и церквей, незаконно захваченных мирянами; также были представлены, прилежно рассмотрены и успешно разрешены и другие дела; после этого собор распустили 140. Было решено через 30 дней вновь собраться в Лане, в базилике святого Винцентия мученика, чтобы провозгласить анафему против тирана Хугона.

Король берет Монтегю

А король с войском осаждал замок под названием Монтегю 143, расположенный близ Дана. И так как его стены были недостаточно прочными, и в нем нельзя было разместить большое войско, его обитатели не смогли долго сопротивляться упорной осаде. Итак, они признали себя побежденными и перестали сопротивляться. Король разместил во взятом замке своих людей и увел войско к Лану. Он начал осаду, используя все подступы к городу и наседая изо всех сил. Часто сражался на расстоянии, а врукопашную — девять раз. Но поход короля не ознаменовался заметным успехом. Приближалась зима, угрожала непогода, поэтому они не смогли соорудить военные машины, без которых нельзя было завоевать крепость, стоявшую на горе. По приказу короля войско ушло с тем, чтобы [82]вернуться, когда кончится зима. А король без сопровождающих вернулся в Реймс.

85.

Герцог Хугон же, пренебрегая проклятием епископов и отказываясь подчиниться королю, подступил к королевскому городу Суассону с большим войском норманнов и начал осаду. Напав на город, он одних убивал мечом, других смертельно ранил тучей стрел и камней. Горящими стрелами сжег дом матери нашей церкви. Обитель каноников и большую часть города спалил огнем. Но взять его не смог и тогда свирепо ринулся в округ Реймса, где король жил в одиночестве. Прослышав о его появлении, сельские жители сбежались со своими пожитками в святые церкви. И тиран, не питавший жалости к толпе бедняков, больше 560 человек предал огню в церквях. Затем он вернулся к себе.

86.

А король Людовик послал королеву Гербергу к Оттону, ее брату, чтобы тот скорее приходил на помощь. Она уехала, когда приближались пасхальные торжества и отпраздновала святую пасху 144 во дворце в Ахене с братом Оттоном. Туда съехались некоторые владегельные сеньоры из Германии и все из Бельгики. Присугсгвовали послы греков, италийцев, англов и многих других народов. Посовещавшись с братом и получив ог него обещание помощи, она невредимой возвратилась к королю Людовику.

87.

Людовик, разгневанный на тирана, решил, распалясь, не дожидаться помощи Оттона, поскольку счел, чго обида останется неотмщенной, если он будет долго ожидать войска. Итак, он держал совет с моим отцом 145, ведь тот был его воином, способным дать совет, красноречия и храбрости великой. Поэтому король очень к нему привязался и часто совещался с ним. Мой отец 146 предложил королю и немногим присутствующим такой план взятия Лана: он сказал, что прежде сам выяснит, есть ли возможность захватить его и досконально разведает, позволяют ли это особенности местности и насколько тщательно горожане охраняют город. Затем, сказал он, он составит надежный план действий и приведет дело к столь успешному исходу, что не останется ничего такого, что требовало бы завершения.

88.

Пока король задержался на несколько дней в Реймсе, Родульф 147 — так звали моего отца 148 — выяснил с помощью своих [83]разведчиков, есть ли возможность исполнить задуманное. Послав лазутчиков, он узнал, что городские конюхи, числом пятьдесят или шестьдесят, изо дня в день под вечер выходят из города и относят в город охапки травы для лошадей, прикрыв головы от солнечного зноя. И так каждый день, в одно и то же время. Когда лазутчики рассказали об этом моему отцу 149, он понял, что войско может проникнуть в город под их видом. Вернулся и так изложил задуманный план перед ним и немногими присутствующими:

89.

«Было бы великим делом, о король, попытаться исполнить это только силой оружия. Но так как для блага сеньоров следует прибегнуть к хитрости, то, по-моему, надо тайно разместить у горы несколько когорт. Затем надо подождать до того времени, когда конюхи выйдут пасти и поить лошадей. После того, как они в свое время выйдут, и лазутчики доложат нам, что они вышли, и сколько их, сразу отборнейшие юноши в том же числе, в такой же одежде, с таким же количеством лошадей, прикрыв головы, отвезут на лошадях охапки сена к воротам, как если бы это возвращались к







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.208.186.19 (0.026 с.)