Каждому типу строя психики соответствуют и свои особенности физиологии и биоритмики организма, отличающие один тип строя психики от других.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Каждому типу строя психики соответствуют и свои особенности физиологии и биоритмики организма, отличающие один тип строя психики от других.



Единственно при человечном типе строя психики человек вне зависимости от пола и возраста свободен от диктата инстинктов и обретает энергетически-эмо­циональную самодостаточность в жизни, не обусловленную сексом.[518]

Иными словами, если без секса «жизнь — не в кайф» и озабоченность по вопросу об удовлетворении реального или возможного «сексуального голода» — фон, на котором протекает вся остальная мыслительная деятельность и поведение в обществе, то не надо обольщаться в отношении своего личностного развития и якобы уже воплощённого в себе достоинства состоявшегося человека.

Это касается представителей обоих полов, начиная с подросткового возраста (когда начинается пробуждение половых инстинктов и начинается половое созревание), а тем более — с юности (если моментом наступления юности считать завершение генетической программы развития организма и систем его органов).

Такое понимание и разграничение эротики и порнодейства — единственно созидательное по отношению к реализации возможности будущего благоденствия обществ и человечества в целом, но оно требует переосмыслить и переоценить многое в привычной жизни современного общества и в историческом прошлом человечества.

Т.е. для становления культуры человечности требуются осмысленные усилия самих людей в процессе перехода каждого из них к человечному типу строя психики, и потому становление культуры человечности в глобальных масштабах процесс, продолжительность которого обусловлена самими людьми: их верой Богу, личностной религией, устремлённостью деятельностью.

Соответственно такому пониманию эротики и порно, необходимо отметить следующее:

То, что может стать порнодейством в отношении одного субъекта может и не быть порнодейством в отношении другого в силу особенностей его психики.

В этом и состоит главная причина того, что культурологи, эксперты и юристы не могут договориться друг с другом по проблематике разграничения эротики и порно. Кроме того, для того, чтобы выйти на суть обоих явлений, — надо иметь представление о типах строя психики и стратификации общества по типам строя психики и не забывать о том, что человек — и личность и вид — только часть биосферы Земли.

Общество, будучи носителем определённых традиций поведения, порождает статистику реакции своих членов на те или иные явления, из которой можно выявить то, что представляет собой порнодейство в отношении той или иной психологически и культурно своеобразной группы населения и общества в целом.

Соответственно обусловленности традициями и статистикой распределения населения по типам строя психики, во-первых, состав порнодейств изменяется во всяком обществе в процессе его исторического развития; и, во-вторых,он различен в разных культурно своеобразных обществах, хотя в порнодействах разных культур и разных эпох есть и общие черты, в силу принадлежности всех людей к одному и тому же биологическому виду.

В обществе, в котором, во-первых, принято дома и на людях быть одетыми, заниматься так или иначе одетыми спортом и некоторыми видами художественного творчества и искусств, и во-вторых, воспитание и культура воспроизводит в преемственности поколений большей частью носителей нечеловечных типов строя психики, вследствие чего нечеловечные типы строя психики в обществе количественно преобладают, — порнодейством является всякое привлечение внимания людей в обществе к своему или чужому сексуальному потенциалу (т.е. сексуальный вызов), и в частности к обнажённости как таковой; а тем более — порнодейством является навязывание созерцания сексуального вызова одного субъекта другому, в том числе в процессе нормального или извращённого совокупления.[519]

Поэтому порнография как жанр художественного творчества — разновидность порнодейства.

Далее продолжение основного текста.

* *
*

Что влечёт за собой распространение субкультур порнодействий в обществе?

При рассмотрении этого вопроса в персонально-личност­ном аспекте, оказывается, что:

· Носителю необратимо сложившегося человечного типа строя психики — порнодейство не интересно, а если оно ему навязывается, то воспринимается им в качестве помехи, представляя собой разновидность «информационного шума».

· Носители всех других типов строя психики (неустойчивого человечного, демонического, зомби), если они поддаются пор­но­воздействию вследствие неустойчивости процесса их психи­че­с­кой деятельности, лёгкой возбудимости потоком собы­тий извне, всякий раз оказываются:

Ø либо при животном типе строя психики;

Ø либо при опущенном в противоестественность типе строя психики, если порнодейство сопровождается употреблением наркотиков, психотропных веществ и дурманов или одурманивание ими предшествует порнодейству.

· Систематическая отдача собственной психики во власть порнодейств влечёт за собой неврозы (точно так же, как и противоестественное — при нечеловечном типе строя психики — воздержание), психически обусловленную импотенцию (у женщин — фригидность, бесчувственность в сексе) и более тяжелые нарушения психики, вплоть до катастрофических, по отношению к которым исторически сложившаяся психиатрия бессильна или опаздывает (в случае самоубийств или совершения преступлений против других людей персонально и против общества в целом).

При рассмотрении этого вопроса в аспекте жизни общества оказывается, что:

· Репродуктивная способность общества снижается, вплоть до того, что оно начинает вымирать, — это ещё одно выражение подавляющих обратных связей в Жизни в отношении общества человекообразных, несостоявшихся в качестве человеков — носителей человечного типа строя психики[520].

· Коллективная психика общества оказывается отягощённой конфликтами притязаний и проблемами, которые вносят в неё поддающиеся порновоздействию субъекты, что выражается среди все­го прочего и в статистике преступности.

Т.е. фильмы с порно-“эротическими” сценами в основном сю­же­те или с порно-“эротическими” сюжетами в целом как особенная разновидность кинопродукции Голливуда и отечественных “демократизаторов” тоже не учат зрителей ничему хорошему и большей частью возбуждают в людях «животное начало», закрывая пути Божественному началу, и это — то, что недостойно человека и мешает обществу жить по-человечески и развиваться так, чтобы в будущем жить по-человечески.

Теперь после рассмотрения некоторых сюжетно-тематических частностей можно вернуться к рассмотрению политики телевещания и кинопроката в целом.

Мы хотим особо подчеркнуть, что речь идёт не о том, в праве ли смотреть взрослый человек, обладающий полнотой гражданских прав, все фильмы, какие пожелает; и не о том, в праве ли кинохудожники и их спонсоры производить такие фильмы, в которых зрителю предстоит увидеть всё, на что хватит злонравной или нравственно всеядной фантазии, технического и актёрского мастерства создателей фильмов в художественной традиции «Всё дозволено!».

И хотя в некоторых ток-шоу, затрагивающих эту тему, можно слышать доводы типа:

«Я вот, — чтобы отдохнуть, снять стресс, — регулярно смотрю всякие «коктейли» из жёсткого порно, сатанизма, сверхнатуралистических сцен насилия, совершаемого как во имя зла, так и во имя добра и т.п., но я же не кидаюсь на людей? — просмотр этих фильмов для меня — просто способ заполнить досуг, отвлечься от реальной жизни, и я не вижу какой бы то ни было реальной связи между этими фильмами и преступностью в обществе и прочими проблемами. Поэтому такие фильмы могут быть в телевещании и в прокате, а налагать какие-либо запреты на их создание и демонстрацию — нарушение свободы творчества художников и нарушение прав и свобод людей получать информацию беспрепятственно и познавать жизнь с помощью искусств»,

но это не аргумент, поскольку:

Ни одна персона не может подменить собой всё общество, всё человечество, тем более в преемственности поколений, и явить в своей жизни всё многообразие самых разнородных случаев из жизни общества.

В действительности, люди — разные в одном и том же обществе в одну и ту же эпоху. Поэтому вопрос о необходимости запрета либо недопустимости запрета неограниченного доступа зрителей к фильмам в традиции «Всё дозволено!», а тем более вопрос о фактическом навязывании таких фильмов телезрителям в потоке общедоступного телевещания, имеет два аспекта, замкнутых друг на друга в кольцо обусловленности причинами следствий в преемственности поколений: первый — воздействие на психику детей в процессе формирования психики взрослого человека; и второй— жизнь взрослых, выросших под систематическим воздействием такого рода потока телевещания и кинопроката.

И этот вопрос имеет свою предъисторию, с которой и начнём.

Киноискусство — один из наиболее исторически молодых видов искусства. Бульшая часть истории нынешней цивилизации человечества прошла без кино и телевидения. Театр и цирк, — как зрелищные виды искусств, — во многом родственны кино. И хотя они существуют на протяжении почти что всей письменной истории нынешней глобальной цивилизации, но от кино отличаются тем, что подавляющее большинство простонародья не имело возможности соприкасаться с ними каждодневно так, как сейчас большинство людей соприкасается с телевидением и кинопрокатом.

Т.е. в прошлом люди в большинстве своём жили вне потока вымышленных событий, в который их вводят зрелищные искусства. И это даёт основание к тому, чтобы посмотреть на некоторые стороны жизни тех народов, которые сложились в прошлом и дожили до эпохи кино и телевидения, сохранив свои культуры; а также тех народов, культуры которых были устойчивы в преемственности поколений к моменту начала их уничтожения пришлыми колонизаторами-цивилизаторами.

Прежде всего необходимо отметить, что народный костюм, вырабатывавшийся на протяжении жизни многих поколений, во всех таких культурах не вобрал в себя элементов, которые бы оказывали воздействие в смысле сексуального вызова на представителей этой культуры. Это касается как народного костюма в тех странах, где климат вынуждал ходить одетыми; так и тех культур, где климат позволял ходить обнажёнными или почти обнажёнными.

Во всех исторически устойчивых культурах сложившийся в них народный костюм свободен от элементов, способных оказать порновоздействие на членов выработавшего его общества, и лежит вне стиля порно, если стиль порно всё же в культуре общества так или иначе сложился. А устойчивость стиля и элементов народного костюма на протяжении жизни нескольких поколений — своеобразная защита общества от того, чтобы какие-либо нововведения стали бы порнодейством[521].

С другой стороны, народы, в которых субкультура порно охватывала всё общество или хотя бы только его правящую “элиту”, терпели крах вплоть до того, что исчезли из истории. Распространение субкультур порно — одна из составляющих предъистории краха государственности Российской империи в 1917 г.; одна из составляющих краха древнего Рима и древней Персии. А в наши дни — это одна из составляющих нынешнего кризиса российского общества, начало которому положил крах СССР и его государственной идеологии.

Что касается отношения народов, доживших до эпохи кино и телевещания, к приверженцам насилия по произволу, приверженцам сатанизма и чёрной магии в эпоху, предшествовавшую эпохе кино в стиле «Всё дозволено!», то в тех случаях, когда государственные институты оказывались не способными защитить население от субъектов, злоупотребляющих своими личностными возможностями, — отношение к ним было простое: приверженцы вседозволенности «достали» и надоели — их убили и забыли; а если официальная власть государства пыталась провести следствие, чтобы найти и наказать виновных в самочинной расправе, — то она натыкалась на круговую поруку в заговоре молчания даже под давлением неоспоримых прямых улик и косвенных доказательств или же вынуждена была слушать россказни типа: «Да кто же его знает, где он? — пошёл в лес, да утонул в болоте, где ж его там найдёшь… а может и волки съели». То есть:

Все общества, дожившие до начала эпохи кино и телевещания, вели себя в прошлом так, что объективно защищали психику своих членов (как детей, так и взрослых) и свою коллективную психику от всего, что в их жизни было порождено одними людьми и активизировало в других людях «животное начало», возбуждало в них страхи или подавляло осмысленную волю иным образом.

Вседозволенность меньшинства объективно препятствовала продвижению общества к человечности, и только благодаря тому, что разнородная вседозволенность порицалась и подавлялась, а её упорствующие носители беспощадно уничтожались самим обществом, многие общества смогли дожить до эпохи кино и телевидения.

При этом в потоке событий реальной жизни преобладало иное поведение (отличное от порно и прочего «Всё дозволено!»), более жизненно состоятельное, которое служило образцом для освоения подрастающими поколениями, что и стало залогом исторической устойчивости и развития всех обществ, доживших до эпохи кино и телевещания.

Спрашивается:

Почему отношение к тем же самым выражениям вседозволенности, но проявляющимся не в потоке событий реальной жизни, а в потоке телевещания и кинопроката, — должно быть иным, если воздействие на психику людей в обществе, в котором количественно преобладают нечеловечные типы строя психики, со стороны кино в стиле «Всё дозволено!» качественно — то же самое; и последствия этого воздействия на общество — те же?

Теперь, после рассмотрения предъистории вопроса во времена до появления кино и телевещания, можно перейти к рассмотрению обоих упомянутых ранее аспектов воздействия на общество кинопродукции в стиле «Всё дозволено!» и их причинно-следст­вен­ным связям.

Общие принципы воздействия
произведений киноискусства на психику.

Прежде всего необходимо обратить внимание на то, что в подавляющем большинстве случаев зрители сопереживают сюжету фильма, и пока они погружены в процесс сопереживания:

· их воля бездействует (а у детей в возрасте до подросткового не успели сформироваться ни миропонимание, ни воля);

· осмысление происходящего в сюжете, и тем более его критическое восприятие или неприятие на уровне сознания большей частью отсутствует, поскольку в противном случае зритель вышел бы из процесса сопереживания;

· большей частью нет и осознанного отношения к тому, с кем из персонажей отождествляет себя зритель (а при взгляде во встречном направлении: кто из персонажей со своими программами поведения проникает в психику зрителя и становится бессознательно неотъемлемой частью его личности) в тех или иных эпизодах и в сюжете в целом, чему и как отзывается его нравственность и бессознательные автоматизмы, было бы это добром либо злом в потоке событий реальной жизни.

Всё названное и многое другое, что характерно для функционирования психики личности при просмотре кино в безвольно-расслабленном настроении сопереживания сюжету в целом и тем или иным персонажам, — это то, чего стремятся достичь разного рода психотехнологии для того, чтобы начать процедуру зомбирования личности — введения в её психику тех или иных программ поведения и включения этих программ поведения в алгоритмику психики.

Разница только в том, что:

· в процессе зомбирования психтехнологи работают с субъектом, ставшим объектом воздействия, в непосредственном общении и контролируют процесс зомбирования и его успешность, отслеживая реакции объекта воздействия,

· при телевещании и в кинопрокате по своему существу зомбирующему воздействию подвергаются множества людей[522], а само это воздействие в большинстве случаев не осознаётся в качестве зомбирующего ни создателями фильмов, ни прокатчиками, ни зрителями; кроме того, в этом процессе кинозомбирования отсутствует контроль за процедурой и её результатами со стороны зомбификаторов по непосредственным реакциям зрителей.

И это — объективно неотъемлемое свойство киноискусства, как и всех других видов искусств, поскольку при восприятии потока событий реальной жизни (включая и произведения художественного творчества) человек не способен осознанно воспринимать всё: сознание внимает только части, а многое неизбежно воспринимается помимо сознания бессознательными уровнями психики непосредственно помимо сознания человека и воли.

Но этой объективной и неустранимой особенностью восприятия произведений художественного творчества не вправе злоупотреблять ни сами авторы произведений искусства, ни музейщики, ни антрепренёры, ни кинопрокатчики[523].

Теперь можно перейти к рассмотрению обоих аспектов воздействия кино в стиле «Всё дозволено!» на общество.

ПЕРВЫЙ АСПЕКТ:
Воздействие на подрастающие поколения.

Нынешнее телевещание в России таково, что сначала мультики закладывают в психику самых маленьких зрителей идеал жизни на всём готовом (это соответствует растительному уровню в иерархической организации биосферы Земли) как за счёт обретения вне труда денег, так и за счёт обретения «сверхспособностей» разнородной магии, осваиваемых безотносительно к тому, какова нравственность носителей этих «сверхспособностей».

Потом в более старшем возрасте на эту основу накладывается идеал самоутверждения в качестве «сильной личности», которая может в одиночку разогнать «стадо» или «стаю» слабаков, либо стать вожаком и всех слабаков «построить» в аналогичной по существу стае или корпорации. В психике человека это — культурные оболочки на инстинктивных программах стадно-стайного поведения. Их постоянное возбуждение препятствует формированию воли людей (это касается как рядовых участников стаи-стада, так и вожаков в их большинстве) и миропонимания адекватного реальной Жизни.

Ещё в более старшем возрасте ребёнок вступает в возраст полового созревания, и у него пробуждаются соответствующие инстинктивные программы и формируется алгоритмика и энергетика физиологии организма в половом поведении. Их возбуждение субкультурой порно, не соответствующее реальным жизненным обстоятельствам и потребностям, препятствует интеллектуальному и психическому в целом развитию личности так же, как и возбуждение инстинктивных программ стадно-стайного поведения.

В итоге человек становится телесно взрослым, при животном или опущенном в противоестественность типе строя психики, и продолжает жить в большей или меньшей мере «недоделанным», пока не исчерпает биологические ресурсы своего организма или пока не исчерпает попущение Божие ему жить не по-человечески, — конечно, если не одумается, не переосмыслит прошлой своей жизни и жизни общества в целом, и не начнёт в своём личностном развитии целенаправленно навёрстывать упущенное в прошлом.

ВТОРОЙ АСПЕКТ:
Воздействие на «недоделанных» взрослых.

Дальнейшее воздействие субкультуры порно и прочих произведений в стиле «Всё дозволено!» возбуждает в таких в большей или меньшей мере «недоделанных» взрослых растительное и животное начало, тем в более ярких выражениях, чем менее устойчива их психика. А активизировавшись, растительное и животное начало выплёскивается в жизнь общества в самых разнообразных проявлениях, однако одинаково неуместных для общества людей, если бы они состоялись в качестве человеков — носителей человечного типа строя психики.

Потом, такие «недоделанные» становятся родителями, и оказываются не способными дать своим и другим детям то, что взрослые обязаны дать детям для того, чтобы дети состоялись к началу юности в качестве человеков — носителей устойчивого человечного типа строя психики. А телевещание и кинопрокат тем временем, обрушивая в детскую психику поток художественных кинопроизведений в стиле «Всё дозволено!», воспроизводят новые поколения в большей или меньшей мере «недоделанных» телесно взрослых субъектов.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; просмотров: 65; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.153.166.111 (0.01 с.)