Пробуждать в людях религиозное чувство



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Пробуждать в людях религиозное чувство



Главная проблема человечества в наши дни состоит в том, что исторически сложившиеся культуры народов и региональных цивилизаций у большинства людей подавляют и извращают религиозное чувство — чувство обоюдосторонне направленных взаимосвязей человека и Бога, несущих смысл жизни, — чувство, с которым каждая душа приходит в этот Мир.

Вследствие этого исторически сложившиеся культуры народов и региональных цивилизаций являются не столько основой для дальнейшего развития человечества, сколько фактором, в большей или меньшей мере закрепощающим все народы в приверженности тем ошибкам и заблуждениям, которые накопились в их образе жизни. Это и делает человечество внутренне конфликтным.

Рассмотрение истории возникновения и накопления этой проблематики не входит в тематику настоящей работы[394], но тем не менее, не признав этого факта как исторически объективной данности, невозможно выработать и воплотить в жизнь стратегию выявления и разрешения проблем человечества, включая и стратегию искоренения терроризма и воспроизводства террористической угрозы. Это так, поскольку заглушенность и извращённость религиозного чувства личности[395] имеет своими следствиями в её психике стойкие мировоззренческие ошибки и ошибки миропонимания, гасит или извращает её творческие способности. И это носит характер глобального социального явления.

И поскольку только одним из проявлений этой глубинной психопатии миллиардов людей во многих поколениях является разнородный экстремизм, переходящий в терроризм, то от экстремизма и терроризма невозможно освободить ни одно общество в границах государства, ни человечество в целом, не решив проблемы пробуждения религиозного чувства взрослых людей для того, чтобы взрослые не глушили его в своих детях ни умышленно, ни сами не ведая того.

Последнее необходимо пояснить. Речь идёт не о том, что необходимо создать и распространить в глобальных масштабах какой-то новый религиозный культ[396] или избрать для такого употребления какой-то уже исторически сложившийся религиозный культ, модифицировав его под свои цели и задачи[397].

Речь идёт о том, что вне зависимости от того, следует человек какой-либо традиции вероисповедания, либо же нет; убеждён он в бытии Бога, либо убеждён в том, что Бога нет,Бог говорит со всеми и каждым языком жизненных обстоятельств.

И хотя никаких интеллектуально-рассудочных доказательств бытия Божиего ни один разум сам в себе воспроизвести не может (в том числе и на некой «экспериментальной основе»), как не может на тех же принципах воспроизвести и доказательства небытия Божиего, но Жизнь среди прочего включает в себя и этику (взаи­моот­но­шения свободно разумных[398]субъектов), выражающую нравы живых свободно разумных субъектов и их множеств (а также разумных множеств индивидуально не разумных элементов[399]).

И в Жизни доказательство Своего бытия Бог — Творец и Вседержитель — даёт Сам персонально каждому, кто осознанно задаётся этим вопросом: и состоят они в том, что жизненные обстоятельства субъекта изменяются в соответствии со смыслом его молитв тем более явственно и зримо, чем он сам более отзывчив к зову Бога, когда Бог Сам обращается к субъекту через его внутренний мир, через других субъектов или на Языке Жизни, порождая стечения жизненных обстоятельств как вокруг, так и внутри субъекта. И эти доказательства носят нравственно-этичес­кий характер, поскольку стечения обстоятельств несут нрав­ственно-этиче­с­ки обусловленный смысл и целесообразность по отношению к жизни субъекта, проявившего интерес к вопросу о бытии Божием.

Даваемые Богом доказательства Своего бытия объективны в том смысле, что даются субъекту, не будучи ему подвластны, но с другой стороны — их характер обусловлен и субъектом, в том смысле, что они соответствуют именно его личностному развитию, особенностям его мироощущения и миропонимания, и в этом смысле они субъективны.

И вследствие такого рода двоякой обусловленности, доказательства эти единственны и своеобрбзно-неповторимы для каждого. Они приходят в сокровенном от других жизненном диалоге с Богом, осознаваемом человеком и осмысляемом в таковом качестве. Именно в силу этого — нравственно-этически обусловленного и единственно-своеобразного для каждого доказательства Бо­жиего бытия — интеллектуально-рассу­доч­ных, логических доказательств бытия Божиего, а равно доказательств Его небытия — нет.

И хотя, не каждый, получив такого рода объективные доказательства бытия Бога, согласится принять их, субъективно осмыслив их определённо в таковом качестве[400], но именно с осознания этой возможности и последующего фактического получения личностных сокровенных доказательств бытия Божиего начинается пробуждение религиозного чув­ства и включение этого чувства в мыслительную и в психическую в целом деятельность людей.

Для пробуждения в себе религиозного чувства человек должен сам пережить это, а не толковать о возможности либо невозможности этого со слов других или ссылаясь на те или иные тексты, тем более — тексты «авторитетные», обязывающие к чему-то или запрещающие что-то.

После этого далее:

· если человек верит Богу, доверяет Ему свою жизнь и смерть, посмертное бытиё и судьбы других людей, то он ищет и находит свою миссию в благом Божием Промысле и жизнь его обретает смысл;

· если же субъект Богу не верит, не доверяет Ему свою жизнь и смерть, посмертное бытиё и судьбы других людей, то:

Ø под давлением жизненных обстоятельств он всё же придёт к такой вере Богу спустя какое-то время;

Ø либо, исчерпав Божие попущение ошибаться, спустя какое-то время, покинет этот мир, явив другим более или менее яркий пример того, как человеку не дулжно жить и умирать.

Согласитесь, что на Земле живёт множество людей, которые исповедуют исторически сложившиеся традиционные и новомодные “экзотические” религиозные культы, и многие из них искренне верят в Бога; но из числа этих верующих в Бога, только малая доля верит Богу и доверяет Ему, будучи отзывчива на основе религиозного чувства к зову Свыше,предлагающему каждому достойную человека долю в осуществлении Промысла.

Кроме того, есть неверующие в Бога. Однако и среди них есть некоторое количество тех, в ком религиозное чувство не заглушено, и они своим неприятием религиозных культов защищают своё живое религиозное чувство от мертвящих догм и мертвящего ритуала, хотя многие из них под воздействием разнолико атеистической культуры, извратившей их мышление, не могут понять того, что они объективно уже живут в жизненном диалоге с Богом.

Таких людей, чьё религиозное чувство заглушено или не включено в процесс их мышления и психической в целом деятельности, — на Земле много. Жизни каждого свойственна определённая инерционность и своего рода «быстродействие»[401]. Поэтому пробудить религиозное чувство мгновенно у большинства людей и вклю­чить его в мыслительную и психическую в целом деятельность — невозможно. Невозможно и то, чтобы по его пробуждении, люди сразу же мгновенно преобразились. Даже если преображение личности и свершится впоследствии мгновенно, то для того, чтобы это мгновенное чудо свершилось, могут потребоваться десятилетия осознанно осмысленной жизни и волевой работы над сами собой на основе информации, приносимой религиозным чувством.

Но для того, чтобы проблемы человечества были разрешены, пробуждать религиозное чувство в людях надо целенаправленно вне зависимости от того, участвуют они в каком-либо религиозном культе или же нет; и надо помогать им включать религиозное чувство в мыслительную и в психическую в целом деятельность каждого и всех вместе. И на это — ПРЕЖДЕ ВСЕГО ПРОЧЕГО — должна быть направлена стратегия искоренения террористической угрозы для того, чтобы такая стратегия стала успешной и предотвратила множество бедствий, не допустив главного из них — террористического самоубийства нынешнего человечества, пока ещё возможного вследствие неумения и нежелания множества людей жить человеком.

5.7.2. Идея нужна жизненно состоятельная и глобальная,
а не так называемая «национальная»

Идея нужна не «национальная», а жизненно состоятельная и соответственно — глобальная и потому многонациональная. И она должна быть открытой, чтобы к её развитию и воплощению в жизнь могли бы присоединиться все, кто не претендует на установление господства над человечеством[402].

Только в этом случае Идея станет общечеловеческой, и на её основе человечество сможет выявить и созидательно разрешить (т.е. выйти из них в новое качество) все свои внутренние конфликты и общий конфликт человечества «нынешняя цивилизация — Жизнь»[403], в котором у человечества нет шансов победить и выжить. Если такой Идеи нет либо же она предана забвению или игнорируется, то “смысл” жизни множества людей и обществ объективно состоит в том, чтобы:

· если говорить грубым и общепонятным языком — «жрать», «иметь», «трахаться»[404], «ло­вить кайф» от узаконенной[405] и не узаконенной[406] наркоты, «самоутверждаться» за счёт других и в ущерб им и получать всевозможные чувственные и интеллектуально-самозаб­вен­ные удовольствия;

· либо в том, чтобы с помощью тех же наркотических дурманов предпринять самоубийственную попытку «спрятаться» от неприятностей жизни общества в «мире грёз» или в пьяном самозабытье.

Но и субъект, опущенный до любого из двух названных способов “жить”, всё же спо­собен принять в сознание мысль о том, что:

· с одной стороны, — всяким своим действием (а равно бездействием — как разновидностью действия в самом общем смы­с­ле слова «действие») каждый из людей оказывает воздействие на окружающую средэ — средэ как природную, так и средэ социальную (общественную);

· с другой стороны, — каждый из нас (и все мы вместе при более широком рассмотрении[407]) находимся под непрестанным воздействием окружающей среды — среды как природной, так и социальной.

И вне зависимости от того, верит человек Богу, либо субъект пребывает в неверии Богу; верит он в Бога, однако не веря Ему, либо он — не внемлющий языку Жизни осознанный атеист, опустился он по жизни в противоестественность либо же нет, — он всё же способен понять, что все частности в Жизни связаны непосредственно или опосредованно[408] причинно-следствен­ными связями; и соответственно — в текущем воздействии среды (как природной, так и социальной) на каждого из нас и на всех нас вместе есть составляющая, обусловленная нашим личным воздействием на средэ (как прошлым, так и «всего лишь» намерениями, пока ещё не воплощёнными в действия), а также воздействием на средэ наших современников и наших предков; а кроме того, есть составляющая, в которой выражается процесс самоуправления Ми­роздания и Вседержительность Божия[409], пронизывающая самоуправление Мироздания и направляющая его к осуществлению целей Промысла.

И среда (Жизнь) откликается, воздействуя на нас, соответственно тому, что мы — человечество в его историческом развитии — в эту средэ посылаем и к чему вольно или невольно стремимся: Что посеешь — то пожнёшь, а в ряде случаев — пожнёшь сторицею (т.е. стократно по отношению к «объёму посева»). В этом ответном (а в ряде случаев и в упреждающе-ответном) воздействии среды есть факторы приятные, есть безразлично воспринимаемые и не воспринимаемые, есть неприятные, а есть и убийственные.

При взгляде на такого рода процессы взаимодействия людей с Жизнью с позиций теории управления:

· воздействие каждого из нас и всех нас вместе на средэ обитания — прямые связи;

· а факторы воздействия среды на каждого из нас и на всех нас вместе — обратные связи.

Обратные связи в теории управления подразделяются на «по­ло­жительные» и «отрицательные». Понятие об отрицательных обратных связях отражает факт построения системы управления объектом таким образом, что обнаружение системой управления отклонений объекта от идеального режима, предписанного вектором целей, вызывает появление управляющего воздействия, направленного в сторону возвращения объекта к идеальному режиму. При положительных обратных связях управление помогает возмущению (с момента его обнаружения) увести объект от идеального режима в направлении воздействия на объект возмущения.

Но поскольку возмущение может представлять собой управля­ю­щее воздействие со стороны некоего процесса управления извне (его управляющее воздействие, т.е. его прямые связи), то при рассмотрении совокупности взаимовложенных процессов управления в отношении любого из вложенных в рассматриваемую совокупность процессов самоуправления их положительные обратные связи могут быть названы «по­о­щря­ющими», а их отрицательные обратные связи — «га­ся­щи­ми», «подавляющими», «сдержива­ю­щи­ми», «тормозящими».

Хотя до настоящего времени (2004 г.) эти термины в теории управления не употребляются, но они более соответствуют хара­ктеру обратных связей в процессе управления, нежели общепринятое подразделение обратных связей на «поло­жи­тель­ные» и «от­ри­­цательные», которое вследствие некоторого абстракционизма этих терминов не однозначно понимается интуитивно и нуждается в дополнительном пояснении.

Соответственно такому осмыслению течения событий в Жизни, воздействие на общество разнородных бедствий — проявление в его жизни и деятельности «гасящих», «подавляющих», «сде­р­жи­вающих», «тормозящих» об­ратных связей. В прошлом, когда теории управления в культуре цивилизации ещё не было, понимание этого жизненного обстоятельства, проявляющегося в процессе Вседер­жительности Божией, у людей всё же было, и оно выражалось в общеизвестных словах: «По грехам нашим…», «Бог посетил нас…» и т.п.

Но главное на эту тему выразилось в поговорке «не было бы счастья, да несчастье помогло…», — однако это для тех, кто хотя бы под давлением обстоятельств способен придти к вере Богу, признать существование и благую целесообразность Промысла Божиего и начать жить осмысленно.

Это исторически выстраданное осмысление разнородных бедствий в качестве выражения в жизни подавляющих обратных связей в отношении людей в процессе Вседержительности — общее положение, которое не следует забывать и при рассмотрении проблематики порождения терроризма и защиты от него.

Если в обществе всё ладно, то терроризм в отношении него невозможен в силу разных причин: от невозможности продвинуть в него зомби-смертников или рекрутировать их самого общества до убийственной мистики в отношении его заправил, проявляющейся сразу же, как только они начинают вынашивать какие-то злобно-дурные намерения в отношении этого общества.

Соответственно, если общество находится под воздействием терроризма или террористической угрозы, то в чём-то оно само не прбво, вследствие чего и оказалось в области Божиего попущения воздействовать на него бедственно природным и иным социальным силам. Но мало каяться в грехах ведомых, а тем более абсурдно — каяться в грехах «неведомых»[410], НИЧЕГО НЕ МЕНЯЯ В СЕБЕ[411], — надо меняться самим целенаправленно осознанно, выявляя по Жизни и воплощая в себе самом предопределённый Богом идеал человека, для чего необходимо религиозное чувство. А на его основе необходимо осваивать диалектику как метод познания Мира и субъективного выявления и постижения объективной Правды-Истины[412], знать достаточно общую теорию управления (ДОТУ[413]) и уметь соотносить известные знания с реальными событиями Жизни для того, чтобы управлять их течением соответственно своему пониманию Промысла.

Однако и тем, кто «ступил на тропу войны» против остального человечества, не следует самообольщаться в отношении того, что он искореняет зло и вследствие этого сам праведен, что якобы выражается в том, что Бог не препятствует его деятельности. В частности в Коране о процессе Вседержительности в отношении человеческого общества сообщается следующее:

«Скажи: “Он <т.е. Бог> — тот, кто может наслать на вас наказание сверху или из-под ваших ног и облечь вас в разные партии и дать попробовать одним из вас ярость других”[414]. Посмотри, как Мы распределяем знамения, — может быть, они поймут!» (Коран, сура 6:65).

Иными словами, одна из составляющих процесса Вседержительности в отношении человечества состоит в том, что одни злочестивые вкушают жестокость и беспощадность других, и так зло сбмоунич­то­жа­ется. И для того, чтобы не втянуться в этот процесс самоистребления одержимых злом в качестве одной из враждующих сторон, стратегия искоренения террористической угрозы должна строиться и проводится в жизнь, будучи подчинённой познавательно-просве­ти­тельской миссии в отношении выявления идеала человека и воплощения этого идеала в жизнь на основе пробуждения в людях религиозного чувства и включения этого чувства в мыслительную и в психическую в целом деятельность.

В общем-то об этом говорится в Коране в суре 41:

«34 (34). Не равны доброе и злое. Отклоняй же <зло> тем, что лучше, и вот — тот, с которым у тебя вражда, точно: он — горячий друг. 35 (35). Но не даровано это никому, кроме тех, которые терпели; не даровано это никому, кроме обладателя великой доли. 36 (36). А если нисходит на тебя какое-нибудь наваждение от сатаны, то проси защиты у Бога, — ведь Он — слышащий, мудрый!»

Только в таком варианте (когда осознаётся определённость, что есть добро, а что зло, и зло объективно устраняется Добром) построения и развития стратегии и проведения её в жизнь, все остальные антитеррористические мероприятия могут быть жизненно состоятельны в смысле решения задачи освобождения общества в исторически близком будущем от угрозы терроризма раз и навсегда. В противном случае борьба с терроризмом — Сизифов труд — утомительный, опасный для себя и окружающих, и нескончаемо-безрезультатный.

На протяжении последнего десятилетия в России неоднократно звучал призыв “Нужна национальная идея!”, а группки “интел­лекту­алов” и “тусовки” интеллигенции, домогаясь государственной поддержки, выдвигали разные идеи в качестве идей-претен­дентов на роль «национальной идеи», по их мнению, — спасительной, т.е. способной вывести Россию из кризиса. Однако и государственность, и общественность пока не оказали осмысленной политически волевой поддержки ни одной из них.

Но поскольку Идея России действительно нужна, то необходимо понять, почему идеи-претенденты на роль спасительной для неё «национальной идеи» не получают поддержки и не распространяются в обществе, изменяя качество его жизни.

Начнём с того, что определимся в терминологии:

«Нация есть исторически сложившаяся, устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры. <…> Только наличие всех признаков, взятых вместе, даёт нам нацию» (И.В.Сталин. “Марксизм и национальный вопрос”)[415].

Национальное самоосознание — осознание своеобразия (уни­ка­ль­но­сти) своего народа (прежде всего, как носителя культуры) и отличий своей культуры от культур других народов, также обладающих своеобразием и значимостью в общей всем народам истории человечества.

Национализм это — осознание неповторимого своеобразия своего народа и его культуры в сочетании с отрицанием, большей частью бездумным, уникальности и значимости для человечества и его будущего иных культур и народов, несущих их в преемственности поколений.

Нацизм — попытки уничтожения иных культур и/либо народов, их создавших.

Интернацизм — по существу то же самое, что и нацизм, но в мафиозном исполнении разнородных международных диаспор (в глобальных масштабах — прежде всего, еврейской диаспоры и масонства[416]), а не в исполнении впавшего в нацизм какого-либо народа и поддерживаемой им государственности.

Такое понимание национализма, нацизма и интернацизма означает, что они могут существовать в обществе и при монархии, и при республике (виды государственности) с развитыми и изощрёнными демократическими процедурами, и при рабовладельческом строе, и при феодализме, и при капитализме, и при социализме (экономические уклады). Национализм, нацизм и интернацизм могут охватывать как отдельные группы населения, так и распространяться на всё общество.

Термин «национальная идея» в русскоязычной культуре это — «калька» с английского «national idea». Но на Западе слово «nation» имеет два значения:

· нация как исторически сложившаяся, устойчивая общность людей, существующая в то или иное историческое время на базе общности языка (или общности мировоззрения и отношения к Жизни при отсутствии языковой общности), психического склада, проявляющегося в общности культуры;

· и нация в смысле государство,как территория в определённых границах и система управления делами общества (включая экономику) на этой территории, поскольку подавляющее большинство государств Запада — исторически сложились как моноэтни­ческие государства, в которых одна, так называемая, «титуль­ная нация» составляет подавляющее боль­шин­ство населения[417].

Казалось бы какая разница: признавать термин «нация» в одном из этих двух западных смыслов, понимая его как общность людей либо как государство — соответственно контексту или же в обоих смыслах одновременно; либо признать лучшим сталинское понимание исторического явления «нация», которое фактически повторяет и учебник обществоведения наших дней[418]? — Разница же есть, и она довольно существенная, влекущая за собой многие последствия, не все из которых благодатны.

По существу каждый из двух смыслов слова «нация» в характерном для Запада его понимании вбирает в себя из неразрывной совокупности пяти признаков «нации» в понимании этого термина, сложившегося в русскоязычной культуре к настоящему времени, только некоторые.

И подмножество этих признаков в каждом из двух значений слова «нация» в его западном понимании — как представляется при поверхностном взгляде — своё. В действительности же система государственного управления — одна из отраслей культуры[419], вследствие чего оба значения термина «нация» в его западном понимании оказываются смешанными.

Кроме того, в западном понимании термина «нация» как исторически сложившейся общности людей безотносительно к территории, на которой проживает эта общность, и безотносительно к государственности, под юрисдикцией которой живут люди, исчезает различие:

· Народов, живущих на территориях своего исторического возникновения и развития;

· и диаспор пришельцев из других мест и их потомков, проживающих на этих же территориях. Диаспоры, сохраняя во многом своё культурное своеобразие, исторически возникшее при осёдлом образе жизни на других территориях или в кочевье без закрепления за культурно-исторической общностью в целом (или входящими в неё семьями, кланами) какой-либо определённой территории, живут на территории исторического становления и развития того или иного народа.

В такого рода понятийном отождествлении народов и диаспор — выражается как минимум примитивизм[420] западной социологии, а как максимум — её ошибочность. В любом случае вследствие своих неадекватных представлений о том, что есть «нация», а что нет, — она может в определённых обстоятельствах становиться интеллектуально тупым орудием чужого злого умысла.

Но для того, чтобы строить политику в этнически неоднородном обществе[421] так, чтобы общество не было расколото взаимными предубеждениями и конфликтами, различие народов (наций в сталинском смысле этого термина) и диаспор (в ранее определённом смысле) — надо видеть хотя бы потому, что психология представителей народов и представителей диаспор — разная при всех особенностях каждого из народов и каждой из диаспор[422].

И один из аспектов политики общественной безопасности по отношению к народам и диаспорам, проживающим в одном регионе, — исключение возможностей к паразитизму представителей диаспор на коренных для данного региона народах и подавление такого рода паразитизма.

При этом и общества диаспор любого народа психологически отличаются от общества того же самого народа, живущего на территориях своего исторического становления и развития.

Также и всякая диаспора во взаимодействии с разными народами, на территориях исторического становления которых она проживает, обретает своеобразие, выражающееся в особенностях культуры, психологии и этики её представителей, выросших в этнически неоднородном исторически своеобразном культурном окружении.

Соответственно этому жить во многонациональной этнически неоднородной, территориально огромной России и употреблять кальку «национальная идея» — не только примитивизм собственного мышления, но и верх холопствующего перед Западом идиотизма потому, что Россия — региональная цивилизация многих народов и многих диаспор в границах общего им всем государства, как бы это государство ни называлось на протяжении истории этой цивилизации: Московское царство[423], Российская империя, Советский Союз, нынешняя Российская Федерация.

Если же под калькой «национальная идея» подразумевается «государственная идея», то её так и надо называть: «государст­вен­ная идея», — признав, что статья 13 Конституции РФ в её нынешней редакции[424] не соответствует ни исторически сложившимся в России обстоятельствам, ни потребностям дальнейшего общественного развития, и соответственно она ВРЕДНА, поскольку: во-первых, не видит разницы между «госу­дар­с­т­венной идеей» и «идео­ло­ги­че­с­ким тоталитаризмом» в смысле обязательности какой-то одной идеологии для всех граждан (статья 13, часть 2); а во-вторых, статья 13, часть 1: «В Российской Федерации признаётся идеологическое многообразие», — подразумевает, что множественность «государственных идей», т.е. концептуальная неопределённость государственного упра­вления для России должна быть нормой.

И последнее обрекает Россию на проведение по умолчанию (без оглашения в обществе) любых — самых вредоносных по отношению к ней концепций извне — под лозунгом «идеологи­чес­кого многообразия», «плюрализма мнений», «свобо­ды гражданского общества от идеологий» и т.п. вздора. При этом «идеологи­чес­кое многообразие» может быть ширмой для того, чтобы одну и ту же антинародную идеологию подсовывать людям многократно, но каждый раз в новой «упаковке».

Соответственно статья 13 Конституции РФ должна быть изменена, поскольку:

· Государственность может обеспечивать своей политикой интересы людей, составляющих общество, только на основе выражения личностных и коллективных интересов людей общепонятным образом в государственной идее, представляющей собой более или менее полное и детальное выражение одной или нескольких (совместимых и взаимно дополняющих друг друга) концепций (Идей) организации жизни общества и стратегий воплощения провозглашённых идеалов в жизнь.

· Но при этом люди должны быть защищены от идеологического тоталитаризма, и в обществе должна быть обеспечена свобода обсуждения и развития Идей, на основе которых общество строит свою жизнь, включая государственность и политику государства: глобальную, внутреннюю, внешнюю.

Идеологическое многообразие же по своей сути представляет собой свободу обсуждения в обществе различных концепций организации жизни общества в границах государства и человечества в целом при государственной поддержке.

Идеологическим тоталитаризмом является:

Ø как открытое навязывание обществу какой-то одной концепции жизни общества (идеологии);

Ø так и исключение государством из рассмотрения одной или нескольких концепций организации жизни общества (иде­оло­гии)[425].

Причины идеологического тоталитаризма в форме «игнори­ровать неугодное» состоят в том, что для заправил и хозяев проводимого в жизнь политического проекта публичная критика неугодного им проекта по существу — невозможна:

· либо в силу их собственного невежества и скудоумия[426];

· либо вследствие того, что им неугодный проект обнажает мерзостную сущность проекта, ими осуществляемого.

Соответственно какая-либо «национальная идея» вне Идеи общечеловеческого глобального цивилизационного строительства, во МНОГОНАЦИОНАЛЬНОМ обществе (как в государстве, так и в человечестве в целом) — это программирование коллективной психики общества на конфликт носителей одной «национальной идеи» с носителями других «на­ци­о­нальных идей» на радость носителям “интернациональной” — интернацистской по её существу — идеи господства надо всеми помимо Бога на иерархически-корпоративных принципах обособленности претендентов в “гос­по­да”.

По отношению к России это — разрушение цивилизационного строительства многих народов в границах Государства Российского. То же касается и попыток протащить эту “национальную” идейку, создав юридически общероссийскую “нацию” «россия­нин»[427].

Однако вопреки этому — в общем-то очевидному — отечественная агрессивно идиотствующая журналистика и профессиональные политиканы и обслуживающие их “эксперты” от науки злоупотребляют термином «на­ци­о­наль­ная идея», обходя стороной проблематику глобального цивилизационного строительства, обеспечивающего безопасность многонационального общества (человечества), и тем самым объективно пытаются разжечь внутренний конфликт в Российской Федерации по той же сценаристике, как в прошлом был осуществлён крах СССР[428] на основе якобы стихийного “расцвета” множества «на­ци­о­нальных» — а по существу националистически-“элитарных” и в некоторых случаях нацистско-“элитар­ных”[429] — идеек. Это повлекло множественные бедствия и потенциал бедствий ещё не разряжен: кто хочет новой череды бедствий?..

Поэтому для начала, если не вдаваться в рассмотрение содержания самих идей, то надо избавиться от антироссийской вывески «национальная идея»:это не наше, это против всех нас. Всем нам нужна Идея многонационального цивилизационного строительства в глобальных масштабах, открытая для представителей всех народов других региональных цивилизаций планеты и всех диаспор[430].

Соответственно этому обстоятельству такого рода идеей не может быть идея «территориальной целостности» России или какого-либо «государственного строительства»[431], поскольку и государственное строительство, и территориальная целостность — средства воплощения в жизнь иных — более значимых идей, которым они всегда так или иначе подчинены. Ею не может быть “идея” «Потребляй, что хочешь, кого хочешь и как хочешь!», поскольку она самоубийственна. Также и идея «здорового образа жизни» в смысле популяризации спорта[432], его массовости т.п. — бесперспективна в смысле спасительности России, как и другие по своему существу физиологические идеи[433], поскольку здоровье тела и духа населения само по себе бессмысленно, но должно быть основой для созидания чего-то иного — будущего качественно лучшего образа жизни человечества, что и должно быть содержанием Идеи, которая объединяет людей во многонациональное общество, живущее внутренне бесконфликтно в ладу с Землёй, Космосом и Богом.

Идея должна быть действительно ориентирована на будущее. Каждое поколение наследует то добро и то зло, которое посеяли предшествующие поколения.

И в этом наследовании хорошего и дурного, к появлению чего мы сами непричастны, — объективное знамение единства человечества не только как современников, но и как всего множества прошлых и будущих поколений, поскольку все люди в прошлом, настоящем и будущем одинаково сопричастны Вечности.

Это ясно для человека, живущего в религии и вере Богу. Тем же, кто живёт вне религии и без веры Богу[434], признав факт обусловленности нашей жизни делами предков, следует признать и обусловленность жизни потомков делами нашими.

И после этого всё же следует подумать о том: достойно ли человека паразитировать на свершениях предков и ничего не дать потомкам, кроме созданных нами проблем и вызванных к жизни бед? — Для религиозного же человека, признающего единство человечества во всех прошлых, настоящих и будущих поколениях, такое поведение в жизни означает фактически стать отщепенцем от человечества со всеми печальными вытекающими из этого последствиями.

И соответственно этой позиции, что касается всего дурного, унаследованного нами от предков и современников, то лучшее, что мы можем сделать:

· принять без гнева и злобы содеянное предками и современниками как объективную данность и простить им то, в чём они ошиблись или злоупотребили (мстительность и злопыхательство — не основа для созидания);

· выявить и устранить из жизни всё то, в чём они ошиблись или злоупотребили, чтобы:

Ø не обременять этим наших современников и потомков;

Ø успокоить души предков устранением посеянного ими зла, поскольку им из инобытия их прошлая земная жизнь видится не так, как виделась отсюда.

И кроме того, понимая это,

· мы по возможности сами должны вести себя в Жизни так, чтобы не злоупотреблять в отношении современников и потомков и не обременять их плодами наших ошибок.

По нашему мнению — это те требования, которым должны удовлетворять Идеи, претендующие на ранг «государственной идеи» многонациональной России, чтобы стать спасительными и внести в жизнь людей смысл, отличный от «поиметь» всё и всех и отличный от трусливо самоубийственных попыток «спря­таться» от неприятностей жизни в «мире грёз» (кино- и виртуально-ком­пьютерных и т.п.) или в пьяном самозабытье с помощью разнородных наркотических дурманов.

5.7.3. Идеи — претенденты на роль
спасительной Идеи глобальной значимости



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.234.211.61 (0.015 с.)