Пациенту можно позволить выиграть, только если это принесет ему пользу 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Пациенту можно позволить выиграть, только если это принесет ему пользу



 

Эриксон: Вы помните, как в прошлом июне Вам очень хотелось выяснить, кто из нас прав: Эстабрукс или я?

Клиентка: Я хотела посмотреть на Вашу реакцию.

Эриксон: Ну, и как она Вам понравилась?

Клиентка: Вы совершенно спокойны. Так, будто этого и ждали. Отвратительно!

Эриксон: Я Вас огорчил?

Клиентка: Мне бы хотелось другого.

Эриксон: Чего?

Клиентка: Я рассчитывала, что Вам будет неприятно, но Вы вообще никак не отреагировали.

 

Росси: Здесь Вы незаметно придаете законченный вид той враждебности, которая направлена на Вас. И отныне, если Вы почувствуете, что клиентка что-то затаила внутри себя и это может свести "на нет" всю проделанную работу, нужно будет воспользоваться именем Эстабрукса, которое "разрядит" возникшие негативные импульсы.

Эриксон: Это не совсем так. Я просто доказываю, что Эстабрукс во многом солидарен со мной – и это моя победа. Клиентка пытается воздвигнуть барьер между мной и Эстабруксом, но я ее уверяю, что барьера-то нет.

Росси: То есть Вы не позволяете ей вывести Вас из равновесия. А почему бы просто не дать ей одержать эту небольшую победу и позволить проявить свое отвращение к Вам, раз ей так этого хочется?

Эриксон: Пациенту только тогда можно дать выиграть, если это принесет ему ощутимую пользу. А в данном случае это не так.

 

 

3.11. Подготовка постгипнотического внушения; сооружение ассоциативной сетки: "Как насчет Luckies?"

 

Эриксон: Помните, как Вы закурили, а потом стали тянуть время?

Клиентка: Боюсь, что я все время только этим и занималась.

Эриксон: Помните, что я тогда сделал?

Клиентка: Да. Вы просто сказали: "Можете продолжать курить это неважно" – или что-то в этом роде.

Эриксон: И к чему это привело?

Клиентка: Ни к чему. Сигареты были очень приятные.

Эриксон: А Вы помните, как курили в состоянии транса (разд. 3.2)?

Клиентка: Да. Вы спросили, люблю ли я курить или хочу избавиться от этой привычки, а я ответила "нет", потому что если бы я хотела бросить – то уж, конечно, бросила.

Эриксон: Ладно. Как Вы считаете, следует наградить Вас пачкой сигарет за Ваши успехи в плавании?

Клиентка: Не надо мне никакой награды. Я сама себя уже наградила.

Эриксон: Сколько времени хранится пачка сигарет?

Клиентка: Сколько времени?

Эриксон: Да.

Клиентка: Открытая или закрытая?

Эриксон: Закрытая.

Клиентка: Давайте посмотрим. Правда, у меня они никогда не залеживались долгое время; я не знаю, как быстро они портятся. Camels пакуют так, чтобы их можно было доставить в любую точку земного шара – поэтому, наверное, они никогда не высыхают.

Эриксон: А Luckies?

Клиентка: Сомневаюсь, что они как-то "старятся." Они ведь в целлофане.

Эриксон: А эта пачка – нет.

Клиентка: Очень странно. Я считала, что они все в целлофане.

Эриксон: Но не этим летом.

Клиентка: А почему?

Эриксон: Их прекратили запаковывать в целлофан с июня.

Клиентка: Тогда мне трудно представить, что они хорошо сохраняются длительное время.

 

Росси: Непосвященному может показаться, что здесь Эриксон ведет с клиенткой ничего не значащий разговор о сигаретах. На самом же деле Вы пытаетесь соорудить ассоциативную сетку, связывающую воедино Luckies, "трансовое" курение, прошлый июнь и сохранность сигарет. Все это прозвучит в важном постгипнотическом внушении о плавании, которое Вы вскоре проведете. Так?

Эриксон: Да.

3.12. "Транс в трансе": как структурированная амнезия и полное замешательство ослабляют действие сознательных установок и затверженных ограничений

Эриксон: Скажите, Вы сегодня в состоянии погрузиться в транс?

Клиентка: Наверное. Но не знаю, зачем мне это нужно.

Эриксон: А Вам хочется погрузиться в транс? Можете мне ответить, какой сейчас день?

Клиентка: Я считала, что сейчас 20 августа, но я ошиблась.

Эриксон: Правильно, это не так.

Клиентка: А кто-нибудь знает, какой сейчас день?

Эриксон: Да – я знаю. А Вы – нет.

Клиентка: А почему Вы мне этого не скажете?

Эриксон: Пусть это будет причиной для погружения в транс.

Клиентка: А что, по-другому это никак нельзя выяснить? Мне кажется, можно. Я даже уверена в этом. Ведь когда я просыпаюсь утром, не бегу же я к д-ру Эриксону и не прошу погрузить меня в транс, дабы сориентироваться во времени. Я просто спрашиваю об этом кого-нибудь. Анна всегда мне говорит – а вот сейчас молчит.

Мисс Дей: Не спрашивай у д-ра Финка – он спит.

Эриксон: Ну, так как Вы решили насчет транса?

Клиентка: Но зачем?

Эриксон: Мне бы так хотелось.

Клиентка: У Вас, должно быть, есть причины для этого. У меня их нет.

 

Росси: В самом начале клиентка пребывает в сомнамбулическом трансе – разговаривает она при этом с открытыми глазами и, вообще, ведет себя так, словно она проснулась. (Этот сомнамбулический транс инициирован несколько раньше – см. разд. 3.3.) Теперь первым же своим вопросом – в состоянии ли она погрузиться в транс – Вы явно переориентируете клиентку на начало сеанса и тем самым структурируете амнезию.

Эриксон: Да.

Росси: Клиентка всеми силами сопротивляется Вашему намерению, хотя уже находится в состоянии транса. Совершенно неожиданно Вы подсказываете причину, по которой ей необходимо погрузиться в транс: она вдруг осознает, что не может ответить на Ваш простой вопрос о дате сеанса. Но зачем так долго мотивировать погружение в транс, если клиентка уже и без того благополучно пребывает в сомнамбулическом состоянии? Что Вы хотите сделать? Получить "транс в трансе"? Или это просто способ усиления транса?

Эриксон: Я увеличиваю степень дезориентации.

Росси: Мы действительно сталкиваемся здесь с "трансом в трансе" или это Ваша манера разговора?

Эриксон: Это манера разговора.

Росси: Клиентка находится в состоянии транса, но Вы делаете вид, что это не так, и призываете ее к дальнейшему погружению. Вы в полном смысле слова продираетесь через ее мысленные установки. Вы усиливаете общее замешательство и ослабляете влияние сознательных оценок и затверженных ограничений.

Эриксон: (Кивает головой.)

 

 

3.13. Как вызвать и использовать психодинамические процессы; множественные уровни запоминания и забывания при "сцеплении" противоположностей; незнание, смятение, любопытство и неожиданность

 

Эриксон: У меня есть веские причины.

Клиентка: Это кроме выяснения даты?

Эриксон: Помните, как в прошлом июне Вы сомневались, смогу ли я погрузить Вас в транс?

Клиентка: Да.

Эриксон: Вы получили ответ на свой вопрос?

Клиентка: Только в какой-то иносказательной форме. Я задала Вам другой вопрос, а Вы на него не ответили. Я считаю, что Вы смеетесь надо мной. Что это такое – "отношение гипнотизера"? Я думала над этим после возвращения домой и рассказала обо всем Анне.

Эриксон: Это просто один из терминов Эстабрукса.

Клиентка: Который, я считаю, относится и к Вам.

Эриксон: Он изобрел этот термин для того, чтобы с его помощью объяснить, почему мне удается проделать с пациентом определенные действия, а ему – нет.

Клиентка: Тогда это нехорошо.

Эриксон: Я полагаю, что мы с Эстабруксом находимся в одинаковых ситуациях. Это хороший термин, да только от него никакого толку. Засыпайте. Спокойно, глубоко, крепко спите. Спокойно, глубоко, крепко спите. Спокойно,

глубоко, крепко спите. Спокойно, глубоко, крепко спите. Засыпайте все крепче и глубже. Погружайтесь в глубокий сон. Засыпайте глубоко, спокойно и безмятежно. И пока Вы глубоко и спокойно спите, я хочу, чтобы до Вас постепенно дошел смысл происходящего. Я хочу, чтобы Вы осознали, как глубок Ваш сон. Я хочу, чтобы Вы ощутили – я изменил время для Вас. Я хочу, чтобы Вы поверили в то, что сказали нам, и отнеслись бы к этому очень серьезно. Я хочу, чтобы Вы поняли Ваши слова реально отражают Ваши мысли. Я хочу, чтобы Вы знали – сейчас июнь, а не август. Я хочу, чтобы Вам казалось, что Вы уже отгуляли свой отпуск; для того, чтобы Вы уяснили, что тогда – в июне где-то в глубине души Вы с нетерпением ждали наступления каникул – я хочу, чтобы Вы вспомнили все, что мне говорили. Вы понимаете, что я имею в виду? Вам вовсе не нужно будет идти купаться для выяснения своего отношения к плаванию. Где-то в глубине души Вы уже это знаете. Точно? И знаете не только о купании в озере, но предвкушаете удовольствие от купания в реке. Согласны? Вы с нетерпением ждете, когда же пойдете плавать в Вебстер-Холл. Итак, Вы узнали о своем истинном отношении к плаванию. Когда Вы вошли сюда, Вы уже все знали, хотя не догадывались об этом. Я прав? Сохраните это в своем подсознании. Понимаете? Я хочу, чтобы Вы сохранили это в своем подсознании до конца лета и до того времени никак бы это не проявили. Понимаете? Точно так же, как Вы подавили и отбросили все неприятные для Вас воспоминания, подавите в себе это до той поры, пока в один прекрасный момент Вас не осенит, что у Вас уже есть нужный опыт и Вы отлично представляете, как войти в воду и получить от этого удовольствие. Понимаете? Я хочу, чтобы все это обернулось для Вас полной неожиданностью. Поэтому Вы поймаете себя на удивлении, когда пойдете на озеро, и будете поражаться себе, входя в воду, и погружаясь все глубже и глубже – Вы все еще будете изумлены. Вы внезапно обнаружите, что Вам нравится плавать – и это будет для Вас потрясающе приятным сюрпризом! Вам нравится мое предложение? Будете со мной сотрудничать? В полном согласии? Итак – Вы ничего не будете знать вплоть до того момента, как все произойдет, хорошо? А это значит, что Вы совершенно забудете то, что происходит с Вами сейчас, и Вы не возражаете против этого. У Вас полная амнезия. Конечно, можете спокойно думать об Эстабруксе и вообще обо всем, что не относится к делу.

Эриксон: Я ее связываю по рукам и ногам!

Росси: Вы лишаете ее опоры на сознательные установки. Это обескураживает! Сначала Вы говорите, что клиентка все поймет и все запомнит, потом – что этого не произойдет. В своем важном постгипнотическом внушении насчет купания Вы мастерски сочетаете запоминание и забывание, и такое сочетание удовлетворяет двум необходимым уровням понимания: с одной стороны, клиентке остро необходимо знать, что же будет дальше, а с другой-ей требуется сознательная амнезия, которая освободила бы ее подсознание для углубления актуального "плавательного" опыта. Это яркий пример на "сцепление" двух противоположных ментальных процессов для более глубокого переживания гипнотического опыта.

Эриксон: (Согласно кивает.)

Росси: Подчеркивая незнание клиентки о том, как именно все произойдет, Вы ослабляете ее сознательные установки. Изумление же приводит к ожиданию. Правильно?

Эриксон: Да.

Росси: Когда подсознание совершает свой драматический эволюционный рывок, Вы отмечаете, что клиентка "внезапно обнаружит, что ей нравится плавать – и это будет для нее потрясающе приятным сюрпризом". Все Ваши внушения сплелись в ассоциативную сетку, которая сформировала определенный уровень ожидания и напряжения, и разрядить их можно только с помощью реального акта купания. Проводя псевдоориентацию на будущее, Вы даете клиентке понять ее "истинное отношение к плаванию", а структура Вашего постгипнотического внушения помогает ей "обойти" все еще присутствующее "сознательное" сопротивление.

Эриксон: Клиентка боится плавать, но знает, что обязана этому научиться и поэтому боится учиться. А я даю ей установку на любопытство, которое всегда связано с чем-то приятным.

Росси: Любопытство ассоциируется с удовольствием. Замена страха любопытством – шаг вперед к позитивному развитию. Такой подход принципиально отличается от традиционных методов прямого постгипнотического внушения для изменения поведения пациента. Вы без устали "толкаете вперед" внутреннюю психодинамику клиентки, чтобы желаемое поведение сформировалось как естественный результат от спровоцированного Вами напряжения. Вы не только анализируете и комментируете, Вы вызываете и активно используете психодинамические процессы. Как по-Вашему, это адекватное описание Вашей методики?

Эриксон: Да.

Росси: Вам мало простого анализа психодинамических механизмов, Вы их запускаете и актуализируете. В двух своих ранних работах 1938 года Вы показали, как вызвать и использовать изолированные ментальные процессы, но только после опубликования Ваших работ в 1948 году в сборнике "Гипнотическая психотерапия" стало ясно, что именно Вы впервые применили и описали метод активизации собственной психодинамики пациента. Это Ваше изобретение?

Эриксон: Насколько я знаю – да.

 

3.14. Постгипнотическое внушение, связанное с плаванием; обещание награды для закрепления терапевтического результата:"Выкурить позже"

 

Эриксон: Я бы хотел попросить Вас вот о чем – для Вас это будет сюрпризом. (Эриксон пишет что-то на пачке из-под сигарет.) Откройте глаза и взгляните сюда. Здесь написано:"Выкурить позже." Я даю Вам эту пачку сигарет и хочу, чтобы Вы подсознательно стремились сохранить ее. Чтобы Вам было любопытно, какие там сигареты, но чтобы до поры до времени Вы не открывали пачку. А после купания, пока Вас не оставило чувство радости, я хочу, чтобы Вы вспомнили об этой пачке – и о сигаретах, которые я разрешил Вам выкурить только после того, как Вы выйдете из воды. Вы понимаете меня?

 

Росси: Совершенно очевидно, что в стенограмму вошла неполная инструкция клиентке. Вы начинаете то же постгипнотическое внушение, что уже встречалось раньше (разд. 3.11).

Эриксон: Я заставил клиентку выбраться из воды на плот. Она должна была, сидя на нем, смотреть на воду и вдруг вспомнить про небольшой водонепроницаемый сверток в своем купальнике ...

Росси:...где находится пачка сигарет с Вашей отметкой "Выкурить позже"...

Эриксон:... и спички! Мне кажется, клиентке будет по душе курение после купания.

Росси: То есть удовольствие от курения прямо пропорционально удовольствию, полученному от плавания – и когда клиентка видит слова "Выкурить позже", она понимает, на что они намекают.

Эриксон: И этот намек на награду нужен для подкрепления терапевтической победы над страхом плавания.

Росси: А откуда Вы знали, что во время отпуска клиентке представится случай поплавать на плоту?

Эриксон: Анна – ее подруга – упомянула о плоте, когда рассказывала мне об их предполагаемом совместном отпуске.

 

 

3.15. Как с помощью постгипнотической ассоциативной сетки, связывающей удивление, амнезию и незнание (секрет) вызвать осознание – активную терапевтическую реакцию; как скрыть внушение от сознания, прибегая к невербальным "правополушарным" указаниям

Эриксон: Вы совершенно уверены в том, что это сделаете и что в течение всего оставшегося месяца, а также в июле до того момента, как Вы пойдете купаться – Вы будете хранить эту пачку сигарет, весьма смутно понимая, зачем Вы это делаете. Вы ведь будете ее беречь? Вы в этом уверены? Я положу ее в Вашу сумочку. И Вы ведь не допустите, чтобы с ней что-нибудь случилось, правда? А если все же что-то произойдет и Вы потеряете эту пачку сигарет, Вы должны будете понести ответственность за это. Ну, теперь Вам стало ясно, что Вы сами об этом думаете? Не хотите ли опустить другую руку? (Эриксон опускает вниз руку клиентки.) Вы ничего не хотите мне сказать? Пока Вы так глубоко спите, Вы понимаете, с каким нетерпением Вы ожидаете лета. Но пока Вы не проснулись, Вы не знаете, почему, и не узнаете этого даже по пробуждении. Другими словами, у Вас есть секрет от самой себя, верно? И такой секрет Вы храните впервые, так ведь? Обдумывайте это до тех пор, пока все не станет Вам абсолютно ясно. Четко продумайте, как Вы прячете эту пачку сигарет и бережете ее, а также убедитесь, что не забыли взять ее с собой. А если, паче чаяния, Вы ее потеряете, что Вы станете делать?

Клиентка: Я не потеряю ее.

Эриксон: Нет, конечно. Но я Вам скажу, что делать, если вдруг в нее ударит молния. Вы вполне можете достать другую пачку сигарет, и удивиться, почему на ней написано "Выкурить позже". Все, что я Вам разрешаю – это удивляться. Вас не будет волновать, что произошло ведь пачка сигарет у Вас с собой, не так ли? И пока Вы так крепко спали, у Вас исчезла большая часть Вашего страха воды, так? Очень удобно, согласны? Можете сказать мне, какой сейчас день?

Клиентка: Июнь.

Эриксон: Да, июнь. А какое число?

Клиентка: Двадцать седьмое.

Эриксон: А завтра будет двадцать восьмое, и Ваше подсознание ни о чем не беспокоится, да? Кстати, вспомните, у Вас назначено свидание со мной в августе. Правильно? Или раньше, если Вы сгораете от нетерпения рассказать мне, как гладко все у Вас получилось. И если мисс Дей когда-нибудь начнет Вас убеждать, что это не так, пошлите ее подальше, ладно?

Клиентка: (Мисс Дей) Я задушу тебя!

Эриксон: Я с нетерпением и с огромным интересом жду от Вас завершения этого сложного процесса. А Вы? Хотите ли Вы обсудить что-нибудь еще?

Клиентка: Нет.

Эриксон: Вы помните, о чем мы тут беседовали, пока были одни? Я хочу, чтобы Вы придерживались той же линии. Вы ведь выполните это, не правда ли? А теперь я Вас быстро разбужу, и Вы покинете меня, недоумевая о цели своего прихода, но этот секрет будет известен только Вашему подсознанию. Вы готовы проснуться?

Клиентка: Да.

Эриксон: Хорошо. Просто и легко проснитесь. То, что происходило сегодня вечером, – секрет для Вас... Ну, как это лучше назвать?

 

Росси: Вы приводите в движение ту ассоциативную сетку, которая уже создана Вами (разд. 3.11). Пачка "Lucky Strike", на которой Вы многозначительно написали "Выкурить позже", служит для усиления постгипнотического внушения: клиентка получит удовольствие от сигарет только после того, как получит удовольствие от плавания. Курение – награда за удовольствие. Приятные ощущения, связанные с курением, теперь прочно ассоциируются с требуемым поведением во время купания. Вы внушаете клиентке, чтобы она "четко продумала, как прячет эту пачку сигарет и бережет ее". Тем самым Вы вызываете активный подсознательный процесс, с помощью которого и совершается эта работа. Заканчивается же она выполнением постгипнотического внушения о победе над страхом плавания. Так как это держится в тайне от сознания ("этот секрет будет известен только Вашему подсознанию"... и "то, что происходило сегодня вечером, – секрет для Вас"), подсознательная терапевтическая деятельность защищена от какой бы то ни было критики и любых затверженных ограничений со стороны сознания. Это вообще характерно для Вашего подхода к постгипнотическому внушению. Вы вовсе не рассчитываете на то, что клиентка последует Вашему внушению только благодаря трансу. Вы создаете такую сеть ассоциаций, которая вытекает из собственных мотивационных процессов клиентки, а затем Вы предлагаете ей совершить цепочку действий, которые неуклонно, шаг за шагом, приближают ее к требуемому терапевтическому результату. Вы согласны с этим?

Эриксон: Да. Там, где в тексте говорится, что я опустил руку клиентки, я на самом деле незаметно вложил ей в руку пачку сигарет, а потом направил руку так, чтобы спрятать сигареты в складках юбки. Эти мои действия как бы указали клиентке, как незаметно для самой себя спрятать пачку в купальнике.

Росси: Вы считаете, что с помощью Вашего молчаливого внушения клиентка спрячет сигареты в купальнике? Почему бы прямо не сказать ей об этом?

Эриксон: Чтобы избежать вмешательства сознания и тем самым возложить ответственность на подсознание.

Росси: То есть, Ваши невербальные внушения "загоняют" предполагаемое действие в правое полушарие, и тем самым сознание остается в полном неведении относительно него.

Эриксон: Когда Вы вкушаете роскошный обед под легкий аккомпанемент оркестра, Вы ведь не слишком обращаете внимание на музыку, не правда ли?

 

Сеанс IV[26]

 

АКТИВНАЯ ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ "ТРАНСОВАЯ" РАБОТА

 

 

4.0. Оценка предыдущей гипнотерапевтической работы: вопросы, вызывающие чувства неопределенности, сомнения, удивления, любопытства и ожидания

 

Финк: К слову об интересных конфликтных ситуациях: сегодня утром мы слегка пофилософствовали с одним нашим пожилым психиатром, и он рассказал мне один весьма необычный случай. Он считает, что именно из-за этого у него столько проблем с религией. Его мать умерла, когда ей было 44 года, после же смерти отца, согласно его посмертной воле, нужно было эксгумировать тело матери и перезахоронить в соседней с ним могиле. И этот психиатр присутствовал при том, как останки переносили из одной могилы в другую. Только представьте – его собственной матери!

Клиентка: Зачем вообще ему нужно было при этом присутствовать?

Финк: Он не объяснил. Все это проходило через высшие судебные инстанции и визировалось в Департаменте Здравоохранения. Вообще, они преодолели безумное количество всяческих препятствий, прежде чем получили разрешение. Это просто вызывает изумление.

Эриксон: И где Вы провели свой отпуск?

Клиентка: Да поблизости. Съездила к сестре и немного там погостила. Вот, собственно, и все. Конечно же, родители не хотели, чтобы я уехала в какое-нибудь длительное путешествие.

Эриксон: Когда Вы вернулись?

Клиентка: Восемнадцатого. Точнее, ночью семнадцатого.

Эриксон: Помните, что Вы сказали мне по телефону?

Клиентка: Да.

Эриксон: И что?

Клиентка: Сейчас вспомню. Я сказала, что прекрасно провела время. Что я хотела бы вернуться и повторить все сначала. Кстати, на следующий день я действительно была готова вернуться. Я спросила Вас, почему Вы никогда никуда не уезжаете в отпуск.

Эриксон: Да. А что еще?

Клиентка: Вы все время спрашиваете меня о том, что я Вам сказала. Это так важно?

Эриксон: Да.

Клиентка: Не может быть, чтобы я забыла что-то важное. Такие вещи я обычно запоминаю. Вы произнесли: "Привет", и я Вам ответила тем же.

Эриксон: Вы в этом уверены?

Клиентка: Я назвала себя, и Вы спросили, удачный ли у меня был отпуск. Я сказала, что все было замечательно и почему Вы сами никуда не уезжаете. Вы ответили, что вообще никогда не уезжаете в отпуск, а я возразила, что это необходимо. Потом Вы добавили, что хотя Вы сами не берете отпуска – зато слушаете других, когда они рассказывают о своем отдыхе. Я заметила, что все было замечательно, но что все-таки Вам следует отдохнуть. Наверное, Вы спросили меня, где я была нет, вроде нет – да, Вы спросили! И я Вам рассказала. Видимо, потом я захотела узнать, когда мы сможем встретиться, и Вы объяснили, что сейчас у Вас гостит брат и Вы были заняты всю неделю. Здесь Вы уточнили, что вечером в Детройте будет д-р Финк, который сможет подвезти нас до места. Я ответила, что это было бы чудесно. На том мы договорились и распрощались. Я что-нибудь пропустила?

Эриксон: Да нет. Вы перечислили почти все.

Клиентка: Не смотрите на меня с таким умным видом – я обращаюсь к вам, господа! И к Вам тоже!

Эриксон: Вы тогда пожалели меня.

Клиентка: Да, я сказала, что мне жаль Вас, потому что у Вас никогда не бывает каникул.

Эриксон: Нет, Вы выразились не так.

Клиентка: Что, была еще какая-нибудь причина для жалости?

Эриксон: Да.

Клиентка: И с чего бы это я стала Вас жалеть?

Эриксон: Потому что я должен сидеть и выслушивать, как какие-то чужие мне люди чудесно проводят свой отпуск. Припоминаете?

Клиентка: Да. Ведь на самом деле Вы не получаете никакого удовольствия от этих разговоров. Вы знаете, каково это – вот, например, как в нашем общежитии, когда все возвращаются с каникул: вам рассказывают о всяческих красотах, а вы сидите и повторяете, как баран:"Ну, и как Вам понравилось?" Только и задаете один этот идиотский вопрос.

Эриксон: Вы на самом деле думаете, что это так?

Клиентка: У Вас, наверное, не так. Но у всех обычных людей так.

Эриксон: Изменились ли Вы со времени нашей последней встречи?

Клиентка: Нет... Изменилась... Даже лучшие друзья не смогут ответить... Д-р Финк, Вам надоело?

Финк: Нет.

Мисс Дей: Какая жалость.

Клиентка: Нет, не думаю, что я изменилась. Не больше, чем кто-либо другой за такой промежуток времени... Я не пронырлива. Я всего лишь любопытна.

Финк: Вы не против, если я передам эти записи д-ру Эриксону?

Клиентка: Не против. Как будто я могу Вас остановить. Вы ведь знаете, что я в состоянии вынести все, кроме неудовлетворенного любопытства.

Финк: Ну, так Вы разрешаете?

Клиентка: Да-а. Вы пытаетесь разозлить меня.

Эриксон: Вы сильно загорели?

Клиентка: Совсем немного; загар сошел почти сразу – он смылся на следующий день.

Мисс Дей: Со мной все то же самое.

Эриксон: Вы хотели сюда прийти?

Клиентка: Очень хотела. Я очень волновалась.

Эриксон: Почему?

Клиентка: Да все мое любопытство.

Эриксон: Почему Вы так любопытны?

Клиентка: Большинству людей интересно то, чего они не знают. Я всего лишь одна из десятков тысяч.

Эриксон: А чего же Вы сейчас не знаете?

Клиентка: Вас. Именно так. Все мыслящие люди меня интригуют. Вы мыслите – стало быть, интригуете меня.

 

Росси: Для того, чтобы оценить предыдущую гипнотическую работу, Вы начинаете сеанс с весьма типичных "ориентационных" вопросов. Спрашивая клиентку:"Помните, что Вы сказали мне по телефону?" – Вы сразу же завладеваете ее вниманием и вызываете у нее чувства неопределенности и сомнения. Вы так формулируете свои вопросы, что клиентка пытается припомнить абсолютно все детали, хотя, конечно же, многое забыла. Она обращает свой протест против такой нелепости всем находящимся в комнате и говорит: "Не смотрите на меня с таким умным видом – я к вам обращаюсь, господа!" Это означает, что она ощущает всю шаткость и неуверенность своей позиции. Клиентка лишилась опоры на свои обычные установки и теперь отчаянно пытается отыскать те нужные критерии, которые удовлетворили бы Вас и всех присутствующих. Таким образом, поддерживая с Вами вроде бы светскую беседу, клиентка в действительности проходит через первые три стадии наведения транса: сначала Вы (1) фиксируете на себе ее внимание, затем (2) ослабляете ее привычные критерии и (3) инициируете подсознательный поиск. Вы согласны с тем, что все Ваши вопросы преследуют именно эту цель? Вы вызываете исследовательскую установку?

Эриксон: Да.

Росси: И естественным следствием этого является увеличение степени любопытства и ожидания. Правильно?

Эриксон: Да.

Росси: И это обостряется тайным сговором между Вами и всеми остальными, что убедительно демонстрирует д-р Финк, передающий Вам записи. Вы продуманно вызываете любопытство, удивление, ожидание – эти три элемента терапевтического процесса, да? Вы сознательно интригуете Вашу клиентку?

Эриксон: Да.(Эриксон обменивается понимающими взглядами с д-ром Сандрой Сильвестр, которая прошла через такую заинтересованность при занятиях гипнотерапией с Эриксоном.)

Сильвестр: Это подобно опыту de'ja vu (аспекты припоминания ее недавней работы с Эриксоном).

 

 

4.1. Исчезновение симптома: освобождение от главной фобии и от всех побочных страхов, связанных с водой; "теория домино" в психологии; объективность приходит в зрелости; вопросы с двойным связыванием

 

Эриксон: Ну, хорошо.Продолжить ли задавать Вам вопросы, пока Вы не спите, или погрузить Вас в транс?

Клиентка: Мне кажется, я вполне могу отвечать Вам и без транса.

Эриксон: Тогда продолжим.

Клиентка: Но мне нечего сказать.

Эриксон: Нечего?

Клиентка: Я все запомнила.

Эриксон: Так.

Клиентка: Я запомнила все, что со мной было. А что касается экстраполяции на будущее – то еще полтора месяца назад я считала, что это нереально. Абсолютно нереально!

Эриксон: Что это за экстраполяция?

Клиентка: А когда Вы спросили меня, купалась ли я во время отпуска. Но на тот момент я еще не была в отпуске! Я рассказала Вам, что собираюсь к Анне, но и у нее я тоже ведь не была! И потом – сигареты. Просто невероятно!

Эриксон: Расскажите мне об этом поподробнее.

Клиентка: Я появилась около восьми вечера. Мы сели в лодку. Анна смотрела на меня выжидающе. Ничего не произошло, и мы вернулись домой. На следующее утро мы пошли купаться на местный пляж: мы искупались, затем вылезли на плот и вдруг меня осенило – сигареты! Как гром среди ясного неба! Это было так замечательно!

Эриксон: Мне все еще хочется побольше узнать об этом.

Клиентка: Об отпуске?

Эриксон: О купании и о сигаретах.

Клиентка: Сигареты были изумительные.

Эриксон: А Вас волновало то, как сохранить эту пачку сигарет?

Клиентка: Нисколько. Я спрятала их от себя – чтобы не соблазниться. Я убрала из с глаз долой – вначале в коробку, а коробку под полотенце, а полотенце в ящик для одежды.

Эриксон: Вы нервничали, когда прятали сигареты?

Клиентка: Не очень. Сначала я думала, что будет достаточно просто положить их на одежду сверху, но кто-нибудь мог войти и сказать: "А, сигареты?!" Мне было нетрудно их спрятать.

Эриксон: Какова была Ваша реакция, когда Вы обнаружили сигареты?

Клиентка: (Мисс Дей) Я была в машине, да? Во-первых, я совершенно не помнила, откуда они у меня взялись. Я подумала, что купила пачку Luckies, но не заметила ее. Можете себе представить, как Вы покупаете то, что не замечаете? И я подумала:"Ладно, я их просто где-то раздобыла", – а это очень важно. На пачке было написано:"Выкурить позже", и я узнала Ваш почерк, потому что видела его раньше. Затем я спросила о сигаретах это создание (показывает на мисс Дей). Она ответила:"Не знаю, где ты их взяла. Не спрашивай, откуда у тебя что берется". Так я узнала, что это Ваших рук дело. И что на это у Вас, видимо, были свои причины. И я решила: "Все равно я когда-нибудь все узнаю, даже если я превращусь в старую очкастую каргу". И я отложила пачку в сторону.

Эриксон: Итак, Вы плавали на лодке, а на следующий день Вы пошли купаться и на плоту вспомнили про сигареты. О чем Вы думали еще?

Клиентка: Я была озабочена возвращением домой.

Эриксон: Как Вы добрались назад?

Клиентка: На лодке гребли. Анна пообещала, что руки болеть не будут. Они действительно не заболели – ни в этот день, ни в следующий.

Мисс Дей: Я не даю обещаний понапрасну. У меня же они не заболели.

Эриксон: Сколько раз Вы еще после этого купались?

Клиентка: Мы плавали утром – в основном, именно в это утро, и потом еще раз перед моим возвращением.

Эриксон: Вам понравилось плавать?

Клиентка: Очень.

Эриксон: Почему?

Клиентка: Я больше ничего не боялась. Я призналась Анне, что это не так страшно, как прыгать с 20-футового трамплина: на это у меня храбрости не хватит. Раньше каждый раз, когда мне нужно было переезжать через реку, я ужасно волновалась. А теперь это прошло. Правда, я до сих пор не люблю, когда у меня мокрое лицо – но это пройдет со временем.

Эриксон: Вам действительно понравилось?

Клиентка: Да, очень.

Эриксон: Помните, что Вы обычно ощущали при этом?

Клиентка: Да. Я всегда нервничала. Меня беспокоило, придется ли мне искупаться или удастся найти правдоподобный предлог, чтобы избежать этого.

 

Росси: Мне кажется, что сначала Вы слегка пугаете клиентку своим вопросом с двойным связыванием ("Продолжать ли задавать Вам вопросы, пока Вы не спите, или погрузить Вас в транс?"), который определяет терапевтическую направленность. При этом у нее есть выбор – либо продолжать отвечать на вопросы, находясь в бодрствующем состоянии, либо погрузиться в транс: но вне зависимости от решения клиентка будет двигаться терапевтическим курсом. После этого она весело рассказывает Вам о невероятном осуществлении Вашего постгипнотического внушения, благодаря которому ей так понравилось плавать и которое помогло ей избавиться от страха. Кажется, что она должна быть полностью счастлива и кричать во весь голос о своем невероятном исцелении! Тем не менее ее спокойствие просто обескураживает. В действительности Вам приходится все из нее вытягивать.

Эриксон: Теперь это часть ее самой.

Росси: То есть, благополучное разрешение фобии настолько стало частью самой клиентки, что она чувствует пресыщение?

Эриксон: Да. Она знает, что получила то, что отныне является ее – и только ее достоянием.

Росси: Теперь это черта ее личности? Если бы она кричала и прыгала от радости, то психологическое развитие клиентки вызывало бы сомнение; получалось бы, что все действия направлены лишь на то, чтобы произвести на Вас впечатление. Это сродни тому, что обсуждалось в предыдущем разделе: мы только тогда можем быть точными и объективными в оценке своих прошлых эмоциональных переживаний, когда совершили эволюционный скачок в развитии и созревании. Когда клиентка признается: "Раньше каждый раз, когда мне нужно было переезжать через реку, я ужасно волновалась. А теперь это прошло", – я вижу, что она освободилась еще от одного страха, тоже связанного сводой. Это указывает на спокойное разрешение другой не менее важной, ранней травматической ситуации, когда брат по проволоке переносил клиентку через реку (см. табл. 1). Это иллюстрирует Вашу "теорию домино", относящуюся к психологическому развитию: если пациент успешно справляется с одной проблемой, все остальные, связанные с ней, выстраиваются "по росту" – в порядке важности – и поочередно вылечивают друг друга.

 

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; просмотров: 92; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.174.225.82 (0.02 с.)