ТОП 10:

Ментально-ценностное ядро западной модернистской цивилизации



 

В течение семи с лишним веков западное культурное сознание было занято выработкой принципиально новых культурных основ цивилизации. Этот культурный поиск зафиксировался в многообразии вариантов и стилей мироощущения, сменявших друг друга при переходе от одного исторического периода к другому. В конце концов в западной цивилизации Модерна сформировалось особое ментально-ценностное смысловое ядро, определившее неповторимый облик западного образа жизни.

Культурная картина мира.

В основе западной культурной картины мира лежит представление об автономности и самодостаточности мира природы. Тем самым была отвергнута теоцентрическая концепция бытия, рассматривавшая Бога как первопричину и сущность природного мира. Состоялась десакрализация природы, которая окончательно лишилась своей священной основы. Сама материя выступает источником бытийного многообразия и законосообразности. В силу этого модернистское сознание проникнуто духом материализма.

Объективно существующие в природе эволюционные процессы привели к появлению человека и человеческого общества. Как продукт природы и социальных обстоятельств человек зависим от окружающего мира. Западный Модерн покончил с представлениями об абстрактном человеке, создав его конкретно-исторический портрет. На это представление опирается биологический, исторический и социальный детерминизм модернистского образа мыслей. Основой, «базисом», корнем всех социальных процессов признается хозяйственная деятельность субъектов, производительные силы. Утверждая власть экономики над человеком, подчеркивая значение экономических механизмов в жизни человека и общества, модернистское сознание отмечено своеобразным «экономизмом» мышления.

Однако человек, будучи закономерным «венцом природы», стремится преодолеть свою зависимость от объективных факторов, опираясь на рационалистический инструментарий. Он успешно познает и осваивает природу, мир объектов, в конце концов ставя их на службу своим интересам. Воздействуя на внешний мир, формируя обстоятельства, в т.ч. и экономические, человек Модерна подчиняет себе природный и социальный мир, возвышается над ними, упивается своими безграничными возможностями.

Коренной культурный переворот и состоялся как раз в понимании места и роли в мироздании самого человека. Модернистское западное сознание, исходящее из приоритетности человека и его потребностей перед миром объектов, антропоцентрично и рационалистично. Как отмечал А.Ф. Лосев, здесь на первый план выступает индивидуум и его власть, а субъект возвышается над объектом. Условием господства над объективным миром считается сверхприродное, культурное начало в человеке. Между собой и природой человек Модерна возводит экран культуры, объявляя ее не даром Божиим, но творением человеческим. Т.о., модернистская картина мира коренным образом отличается от мировидения, свойственного субъекту домодернистских цивилизаций.

Характерной чертой традиционных картин мира являлось понимание человека как единицы, элемента в составе единого и универсального социально-природного целого (универсума), имеющего, однако, ряд последовательных градаций: семья, род, коллектив по месту проживания («малая родина», земляки), народ (этнос), нация.

Согласно данной картине, самоопределение индивида происходит посредством его соотнесения с целостностью того или иного масштаба, что сопровождается формированием у него специфического культурно-психологического комплекса – ощущения погруженности в семейное жизнеустройство, как правило, имеющее иерархическую структуру («старшие и младшие», «глава» и «подчиненные»).

Соответствующая подобному комплексу аксиология (система ценностей) строится на признании субъектом своего экзистенциального долга по отношению ко всем вместе и к каждому в отдельности члену общества, - долга, предписывающего оказывать уважение «старшим» и проявлять заботу о «младших». Это этика «семьи», коммунитарности, общинно-родовой, коллективистской солидарности.

Заметим, что именно принцип семейного общежития символизирует собой «консенсус» природного и социального бытия человека, а также принцип исчисляемости (конечности) возможных социальных связей. Последнее выступает как фактор, существенно ограничивающий свободу индивида в плане реализации его персоналистских интенций, откуда проистекают такие культурные стереотипы, как жертвование личным во благо общественного, приоритет интересов общества перед личностью и другие.

Антропология, складывающаяся в модернистском обществе, понимает индивида как самодостаточного субъекта (личность), принципиально не включенного ни в какие универсальные бытийные связи, кроме природных. Отсутствие социального смыслового универсума как основы для самоопределения делает индивида «атомом», вступающим в разного рода функциональные связи с другими «атомами», и образующим «молекулярные соединения», которые распадаются тотчас, как только возникает необходимость в новых функциональных связях. Формирование «атомарного» человека сопровождается становлением иного культурно-психологического комплекса: ощущения погруженности в «атомизированное» социоприродное пространство с открытым (бесконечным) набором бытийных связей, что, в свою очередь, рождает психологию предельно свободного и независимого существования, не ограниченного рамками универсального долга. Благодаря этому в этический центр гражданского (модернистского, либерального) общества помещен императив свободного выбора (установка на максимальную реализацию персоналистских интенций личности) и функционально понятого долга (частичное жертвование личным во благо скооперированной деятельности, которая, в конечном счете, оборачивается апофеозом все тех же персоналистских интенций).

Ведущие ценностные ориентации западной культуры.

Либерализм. Главным условием процветания как отдельно взятой личности, так и общества в целом, выступает свобода, трактуемая в конкретных социально-политических категориях как свободный рост предпринимательства (либеральная рыночная экономика), свобода совести (вероисповедания), свобода слова, политические свободы. Приоритет данной ценностной установки перед остальными обеспечил западной модернизации либеральный характер (liberalis – лат. «свободный»).

Индивидуализм. Он означает признание приоритета свободы, независимости, прав личности по отношению к обществу и государству. Индивидуализм прочно связывается с конкуренцией, суверенностью субъектов, стремлением к максимальному достижению жизненных благ, к росту социального престижа.

Достижение и успех. Рост благосостояния и материальных возможностей индивида, получающий финансовое выражение, является притягательным идеалом для западного человека как залог высокого социального положения, что, в свою очередь, открывает простор для новых возможностей. В силу этого западную культуру часто именуют достижительной.

Частная собственность. Каждый индивид стремится занять положение в мире собственников. Обладание капиталом, высокие доходы определяют имущественный статус человека, детерминируют отношение к нему других членов общества. Стремление личности к самоутверждению оборачивается стремлением к прибыли, которую дает собственность.

Активизм и труд. Жизнь в условиях экономической состязательности заставляет человека постоянно действовать. Европейский (и западный), а особенно американский житель – это человек дела, целеустремленный и напористый. Самого обладания чем-либо (собственностью, профессиональными знаниями и т.д.) еще недостаточно для обретения высокого социального статуса. Багаж личности составляет ее капитал, который должен постоянно находиться в обращении. Западного человека, без преувеличения, «кормят ноги», а сам он неустанно пропагандирует «активный образ жизни».

Потребительство. В традиционных культурах индивид ограничивается удовлетворением первейших жизненных потребностей, обеспечивающих прежде всего его выживание. В модернистской культуре индивид ориентирован уже не на простое, а на расширенное потребление, повышение комфортности существования. Прежние, «естественные» потребности уступают место гедонизму, тяге к удовольствиям, к «радости обладания». Перефразируя изречение Маркса, можно сказать, что традиционный человек хочет того, в чем он нуждается, человек же Модерна нуждается в том, чего он хочет. Человек Модерна ориентирован на максимизацию потребления жизненных благ.

Прагматизм. За этой ориентацией скрывается точный расчет и взвешенность поступков в деловой сфере с целью извлечения максимальной практической пользы.

Прогрессизм (девелопментализм). Именно западная цивилизация сформулировала идею прогресса как постоянного роста человеческих возможностей, которые считаются безграничными.

Сциентизм (вера в науку) и технократизм. Бурное развитие науки техники способно «изменить жизнь к лучшему» и обеспечить безграничный рост возможностей.

Парадигима модернистских либеральных ценностей, как видим, могла сформироваться при условии, что мир природы обладает неисчерпаемым запасом ресурсов и это обеспечивает человеку неограниченные возможности. Такое представление претерпело существенные изменения при вхождении западных обществ в эпоху постсовременности (см. Главу 6).

 

1.5. Типологические особенности культурных практик западного Модерна

 

Как уже отмечалось, главнейшей стороной модернизации являлась индустриализация, приведшая к появлению на Западе индустриального общества, основные черты которого сложились в первой половине XX в.

Каковы основные параметры западного индустриального общества?

В экономическом отношении индустриальное производство основано на преобладании накопленного труда над живым. Накопленный труд принимает форму капитала – орудия, машины, технологии. При капитализме капитал является частной собственностью, при социализме – государственной, национальной. Западное зрелое индустриальное общество основывается на рыночных отношениях, приобретающих товарно-денежную форму и требующих частной собственности на средства производства. Т.о., это общество носит характер капиталистического.

Высокая производительность труда, связанная с автоматизацией производства, возможна лишь при большой концентрации капитала, что требует постоянного пополнения класса собственников. Другая часть населения выступает как наемная рабочая сила, продающая собственнику средств производства свой живой труд. Индустриальное производство нуждается в квалифицированном и специализированном труде. Оно требует поэтому высокого уровня как предпринимательской активности, так и профессионализма.

На позднем этапе существования индустриальное общество пережило начало научно-технической революции, означавшей соединение производительных сил с достижениями научного знания. Индустриальное производство является наукоемким и энергоемким, а индустриальное общество не может существовать без доступа к энергетическим природным ресурсам. Резко возрастает динамика производства. Индустриализация сопровождается также транспортизацией и совершенствованием коммуникаций, что позволяет преодолевать замкнутость и самодостаточность доиндустриальных обществ.

Мощное развитие производства способствовало утверждению в западном обществе высоких потребительских стандартов, почему его часто именуют обществом потребления, причем важным показателем выступает не только потребление материальной продукции, но и потребление в сфере услуг.

В социальном плане индустриализация потребовала выработки новых принципов социализации и регуляции человеческих отношений. В отличие от доиндустриальных обществ, отношения в индустриально-буржуазной среде облекаются в товарно-денежную или юридическую оболочку.

В условиях повышенной социальной мобильности место индивида не закреплено раз и навсегда, а меняется в зависимости от его отношения к средствам производства и положения в системе разделения труда. И то и другое получает определенное финансовое измерение. Для субъекта модернистской культуры естественно «продавать себя», свой труд на рынке труда, оценивая себя в денежном эквиваленте: «сколько я стóю». В итоге индивид оказывается освобожденным от всех форм личной зависимости, и в этом смысле межличностные отношения являются более обезличенными, находя выражение не столько в «личных», сколько во «внеличных» формах контактов. Обязательства субъектов друг перед другом, благодарность, оценка заслуг обретают прежде всего денежно-правовую форму. (Так, для выражения личной благодарности человек традиционного общества изберет скорее форму подарка, подношения, ответной услуги, тогда как человек модернистского общества предпочтет прибегнуть к денежному эквиваленту - оплате «услуги»).

В докапиталистических обществах важнейшими средствами социализации и нормативной регуляции выступают мифология, религия, традиция, благодаря которым у людей формируются представления о должном и недолжном поведении. В буржуазном же обществе, пережившем секуляризацию мышления, такими социализаторами и регуляторами становятся светская литература и искусство и особенно гражданское право. Впрочем, западное искусство постепенно утрачивает статус «учителя общества», все более посвящая себя целям индивидуального самовыражения. Право же последовательно уравновешивает межличностные, межсоциальные и межрелигиозные конфликты, угрожающие целостности общества.

Это определило важнейшую особенность государственности западного образца. Западное государство представляет собой гражданское общество, т.е. общество атомизированных индивидов, заинтересованных в известной свободе своих действий, но и вынужденных оговаривать пределы этой свободы, устанавливать, так сказать, «правила игры». Государство выполняет роль механизма, обеспечивающего достаточное правовое пространство для каждого индивида. Политическим инструментом, призванным уравновешивать разнообразные, часто противоположные, интересы действующих субъектов, является буржуазная демократия, обеспечивающая торжество закона и правопорядка. Важную социально-политическую роль в демократическом устройстве играет партийность, точнее, многопартийность. Наличие множества партий, их конкуренция обеспечивают постоянных поиск новых принципов общественного устройства, политическую новативность, динамику. Западное государство строит себя «снизу» и постепенно, отправляясь от гражданской самостоятельности и самодеятельности, в то время как в доиндустриальных обществах государство рассматривается как изначально заданная могучая надличная сила. В отличие от традиционных государств, западное государство лишено сакральной силы, санкций «свыше». Персонификация государства не играет никакой роли: глава его является высшим должностным лицом, в сущности, главным государственным чиновником.

В то же время область морали, выпадающая из правовой сферы, находится под решающим воздействием индивидуалистических мотивов, таких, как эгоизм, соображения личной выгоды, расчет, здравомыслие. Конечно, часть общества живет согласно религиозно-моральным (традиционным) императивам, однако их реальное воздействие можно рассматривать скорее как коррекцию ведущих мотивов, нежели как базовую установку. По образному замечанию П. Сорокина, западный прихожанин по выходным дням верит в Бога и вечность, а в остальные дни недели – в фондовую биржу.

Как уже говорилось, существенную трансформацию переживает религия. В модернизирующемся обществе она постепенно утрачивает положение универсальной сферы культуры, аккумулировавшей важнейшие ценностно-нормативные ориентации и служившей главным регулятором социально-культурных механизмов деятельности. Религия не только автономизируется по отношению к другим сферам культуры и государству («Богу богово, а кесарю кесарево»), но и провозглашается частным делом личности. Широко распространяется религиозно-конфессиональный плюрализм, вплоть ло «экспорта» незападных вероучений (буддизм, кришнаизм и т.д.).

Становление либеральной цивилизации отмечено бурным развитием секулярно-просветительской сферы: философии, наук, идеологии, образования, художественной культуры.

Модерн по праву считается эпохой рождения науки как таковой. Научное знание имеет своим объектом природную и социальную среду, познание которой опирается на рациональный инструментарий. Классическая наука разработала методы системного теоретического и экспериментального исследования, категории и понятия как свой особый язык, собственную структуру с учетом специализации процесса познания (точные, естественные, технические, гуманитарные, социальные науки), образовала целый ряд специальных институтов (учреждения, общества и т.д.), благодаря которым научное знание могло бы воспроизводиться и распространяться. Характерной чертой науки является ее тесная связь с массовым образованием, индустриальным производством, техникой.

Модерн – это эпоха идеологий, пришедших на смену религиозным догматам. Несомненна связь идеологии с научной сферой культуры: фактически идеология стала своего рода побочным продуктом рационального знания; однако со временем она превратилась в обоснование и опору последнего. Идеологические системы были необходимы западному обществу в целях проведения социально-политических, экономических, собственно культурных преобразований. Наиболее значительными идеологическими концепциями были просветительство, либерализм, позитивизм, марксизм.

Художественная культура эпохи Модерна проделала значительную эволюцию от эстетики Возрождения до позитивистских и авангардистских направлений в искусстве XIX – начала XX вв. Отличительной особенностью западного искусства является его стилевое и индивидуальное многообразие, наличие специализированных видов и жанров. На протяжении нескольких столетий Запад создавал классическую культуру, достигшую своего расцвета в XIX в. Ее ведущими принципами были гуманизм, реалистическая направленность, широкий охват явлений действительности, ориентация на образованные и социально активные слои населения. В период своей зрелости художественная культура стала широко применять научные и технические достижения, благодаря чему возникли новые виды художественного творчества, такие как фотография, кинематограф, дизайн и др.

С наступлением XX в., когда в западных странах окончательно складывается массовое городское общество, наблюдается кризис классической культуры и становление массовой культуры. В исследовании К. Разлогова[12] отмечаются следующие особенности массового культурного производства. 1) Оно тесно связано с процессами урбанизации, с разрывом традиционных, патриархальных, общинных связей между отдельными людьми и поколениями. 2) Оно является также и продуктом усложнившегося производства, требующего больших затрат психической энергии. 3) Оно в большой степени ориентировано на молодежное поколение, которое, с одной стороны, обладает наибольшим резервом свободного времени для контактов со сферой творчества и, с другой - остро нуждается в компенсаторно-развлекательных механизмах продолжительной учебной деятельности. 4) Оно отвечает потребностям существования в условиях быстрых перемен характера производства, образа жизни, ситуаций, освоения новых ролей и функций. Таким образом, массовая культура – это не просто новый вариант культуры, сосуществующий наряду с уже прочно установившимися, но новый тип функционирования культуры, порожденный зрелым индустриальным обществом.

 

В завершение данной главы приведем периодизацию новоевропейской культуры, которой будем придерживаться в дальнейшем изложении. Если положить в ее основу динамику модернизационных процессов на всех уровнях культурной системы, то целесообразно выделить следующие этапы:

I. Культурогенез Модерна и переходная эпоха от Средневековья к Новому времени: конец XIII в. – конец XVI в.

II. Европейская культура начала Нового времени: XVII в.

III. Европейская культура XVIII в. (эпоха Просвещения).

IV. Европейская культура эпохи буржуазных революций и индустриализации: XIX в.

V. Европейская культура эпохи зрелого Модерна: первая пол. XX в.

VI. Постмодернизация: вторая пол. XX – начало XXI в.

 

Глава 2

Культурогенез европейского Модерна

как исторической цивилизации (XIII – XVI вв).

 

Переход от Средневековья к Новому времени осуществлялся в Западной Европе в промежутке между XIII и XVII веками и проявился в виде двух крупномасштабных явлений – Возрождении и Реформации. Именно им принадлежит поистине революционная роль в низвержении традиционной культуры и в создании фундамента цивилизации модернистского типа.

Культура Возрождения

 

Общая характеристика

 

Возрождением (франц. Ренессанс) принято называть особую эпоху в истории стран Западной Европы, разделяющую средневековье и Новое время.

Впервые это понятие, как считают, употребил итальянский писатель Дж. Боккаччо, сказавший о живописце Джотто, что он «возродил античное искусство»[13]. В более специальном значении это выражение (итал. «ринашименто») повторил Дж. Вазари (1511-1574) – архитектор, живописец, пожалуй, первый историк искусства, автор прославленных «Жизнеописаний наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих». Первоначально метафора «возрождение» символизировала не столько название целой эпохи, сколько момент возникновения принципиально нового искусства.

В Новое время за понятием «Возрождение» постепенно закрепляется терминологическое значение. В научный обиход оно вводится французским историком Жюлем Мишле («Возрождение», 1855) и особенно – швейцарским историком и философом Якобом Буркхардтом («Культура Италии в эпоху Возрождения», 1860). Отныне этим понятием обозначается не просто новый художественный стиль, но самостоятельный период европейской культурной истории. Так, современный венгерский исследователь Л. Маккаи пишет: «За два с половиной столетия в Италии, а затем и в других странах Европы произошли весьма существенные изменения. Изменилось человеческое мышление; другими глазами смотрели люди на небо, на землю, на самого человека, ставили перед собой иные, чем прежде, цели. Не новое художественное восприятие открыло им глаза и заставило на все смотреть по-другому, а наоборот, смотрящие по-другому глаза по-новому отражали мир и в искусстве»[14]. Переломный характер новой культуры подчеркивал в XIX в. Ф. Энгельс, охарактеризовавший Возрождение как «величайший прогрессивный переворот из всех, пережитых до того времени человечеством»[15]. Исследователи, подчеркивая революционный характер Ренессанса, как правило, давали ему явную позитивную оценку.

Однако далеко не всегда Возрождение оценивалось столь однозначно положительно. И в XIX, и в XX вв. критике, причем подчас довольно бескомпромиссной, подвергались как эстетика Ренессанса, так и культурное содержание этой эпохи в целом. Наиболее последовательная критика основополагающих принципов Возрождения содержится в работах русских философов «серебряного века» Н.А. Бердяева («Смысл творчества»), П.А. Флоренского («Обратная перспектива»), С.Н. Булгакова, а также в трудах ученых советского времени А.Ф. Лосева («Эстетика Возрождения»), М.В Алпатова («Художественные проблемы итальянского Возрождения»). Приведем суждение М.В. Алпатова: «Несмотря на прочно завоеванное признание, а может быть, именно потому, что оно было всегда так безоговорочно и неколебимо, искусство Возрождения за последнее время не вызывает такого же энтузиазма, как во времена Мишле, Герцена и Буркхардта. Это вовсе не значит, что оно полностью предается забвению и перечеркнуто. Но оно незаметно перешло в категорию культурных ценностей, перед которыми каждый образованный человек мысленно снимает шляпу, не испытывая при этом особенного волнения. Оно становится чем-то вроде реликвии, достойной сохранения, но покрытой изрядным налетом музейной пыли»[16].

Неоднозначная оценка исторической роли Возрождения наблюдается и в западноевропейской науке. Если основная научная традиция, начиная с Просвещения, отдавала приоритет в формировании основ новой культуры Ренессансу, то историографы-медиевисты начала XX в. видели опору исторического движения к современности никак не в Ренессансе, а в Средневековье. Так, с точки зрения К. Бурдаха («Реформация, Ренессанс, гуманизм», 1918), отрицавшего антирелигиозный и антисредневековый пафос Возрождения, оно целиком укладывается в рамки средневековой культуры и представляет собой своего рода романтическую реакцию на схоластический рационализм высокого средневековья[17].

Таким образом, одна из главных проблем, стоящая перед всяким исследователем Возрождения, - определение его хронологических и содержательных границ. Ренессансная культура формируется внутри позднего Средневековья столь плавно и постепенно, что далеко не всегда удается обозначить отчетливый водораздел между традиционным и революционным ее содержанием. Согласно установившейся традиции, хронологическими рамками итальянского Возрождения считают XIV-XVI вв., в других странах – XV- начало XVII вв. Среди искусствоведов принята и определенная периодизация этой эпохи, особенно подробно разработанная на материале итальянского искусства. Выделяется обычно четыре этапа:

1. Проторенессанс (конец XIII – первая половина XIV в.), или дученто и треченто (т.е. соответственно XII и XIII вв.).

2. Раннее Возрождение (XV в.), или кватроченто.

3. Высокое Возрождение (конец XV – 30-е гг. XVI в.), или чинквеченто.

4. Позднее Возрождение (середина и вторая половина XVI в.).

Возрождение в других странах Европы (его принято именовать Северным) запаздывает по отношению к Италии на целое столетие и начинается тогда, когда в Италии уже наблюдается расцвет ренессансного искусства, но и завершается на несколько десятилетий позже.

Европейское Возрождение стало духовным проявлением того процесса обновления, который развернулся, так или иначе, во всех государствах. Основными факторами перехода к эпохе Возрождения стали

· бурный рост городов и развитие ремесел; превращение городов в главную антифеодальную и национально-объединительную силу;

· кризис империи и папства – наиболее могущественных сил средневекового мира;

· подъем мировой торговли и перемещение ведущих торговых путей из Средиземноморья к северу, в том числе благодаря великим географическим открытиям конца XV – начала XVI века.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.205.176.85 (0.014 с.)