ТОП 10:

Анализ психологической войны




Перед тем как начать разработку новой темы — анализ психологической войны, я хотел бы напомнить нашим слушателям, почему мы назвали этот цикл лекций — «Красная Каббала».

Дело в том, что в иудаизме существует, как бы, три ступени познания истины: первая ступень — это Тора, т.е., Пятикнижие Моисея, которую, в идеале, должен изучать каждый хороший еврейский мальчик.

Вторая ступень — это Талмуд, т.е., толкования иудейских мудрецов на книги Моисея.

Талмуд обязаны изучать умудрённые опытом отцы семейств и, лишь только после длительного изучения Талмуда, им открывается доступ к третьей, высшей ступени познания — к Каббале, которая является, как бы, золотым ключиком к пониманию всей еврейской премудрости.

Этот золотой ключик категорически запрещается обнародовать и показывать непосвящённым людям.

Для особо любопытствующих показывают, как правило, только его фальшивую реплику, в виде иудейской абракадабры, которая никаких ларцов с тайным знанием раскрыть не может...

— Григорий Петрович, я слышал, что настоящую Каббалу передают только в семьях первосвященников, причём, устно — от отца к сыну.

— Да-да-да. Это, своего рода, еврейская мистика и колдовство. Но, одновременно, это — высшая ступень иудаизма.

Когда-то, много лет тому назад, я впервые заинтересовался этой темой и назвал ее сначала Дегенералогией, а позже — Высшей Социологией.

Сначала я написал книги, в которых приводил своё жизнеописание («Песнь победителя» — 1951 год) и описания историй, реальных и мифических, в которых закладывался фундамент понимания этих процессов («Князь Мира сего» — 1970 год, «Дело номер 69» — 1973 год, «Имя моё — легион» — 1975 год ).

Таким образом, мною было написано, в общей сложности, 4 книги. Это, так сказать, была Тора Высшей Социологии, или Четверокнижие Климова.

Затем, вышел первый курс лекций по Высшей Социологии («Протоколы советских мудрецов» — 1981 год), в котором, как в Талмуде, были даны разъяснения и толкования к ранее опубликованным моим книгам.

А ещё через шесть лет, в 1987 году, появился второй курс лекций по Высшей Социологии, в котором анализ этой запретной темы идёт уже на более высоком уровне.

Поэтому, то, что мы сегодня с вами изучаем на этих лекциях, можно назвать высшей ступенью Высшей Социологии, то есть, «Каббалой» Высшей Социологии, а поскольку, мы её применяем по отношению к Советскому Союзу, то «Каббала» эта получала название — «красной».

В 20-х годах еврейские театры СССР несколько раз ставили пьесу «Голем» (по средневековой еврейской легенде), в которой мудрый раввин Иуда Лев бен Безалил (живший в Праге с 1520 года по 1609 год), вылепил себе из глины слугу в форме огромного истукана, а потом, при помощи Каббалы, вдохнул в него жизнь.

Мудрый раввин Иуда Лев бен Безалил назвал этого слугу Големом и поручил ему охрану еврейской общины от антисемитов. Голем же, хорошенько осмотревшись, начал лупить самих евреев...

— Григорий Петрович, этот раввин поступил прямо, как другой отпрыск раввина — Мордехай Леви (Карл Маркс) со своей теорией классовой борьбы...

— Да-да-да. Это — очень интересная историческая параллель, и таких параллелей в истории не одна, а несколько.

Еврей Мордехай Леви (Карл Маркс) создал марксистскую каббалу классовой борьбы и, при помощи этой каббалы, евреи сделали революцию в России.

Перебили всех мыслящих и способных к сопротивлению русских людей, как из крестьян и рабочих, так и из интеллигенции, и создали из оставшейся запуганной массы глиняного слугу-истукана — «рабоче-крестьянскую красную армию» с аппаратом НКВД вместо головы и комиссарскими структурами — вместо сердца.

Задачей этому истукану поставили уничтожение врагов жидо-большевистской власти во всем мире. В эмигрантских газетах тогда прямо называли это чужеродное злокачественное образование — «Советская Иудея».

Планы были грандиозные... После неудавшейся первой попытки разбить лбом нового советского Голема стенку сопротивления непокорённой Европы, было решено за 15 лет, т.е., за три пятилетки, вооружить этого глиняного истукана так, чтобы уже ни один народ в мире не смог противиться его агрессии.

Ценою неимоверных потерь со стороны народа-носителя этой злокачественной опухоли, за первую пятилетку руками рабов была восстановлена уничтоженная гражданской войной инфраструктура захваченной страны.

За вторую пятилетку была создана новая индустриальная база для будущей военной зверь-машины.

За третью пятилетку эта военная зверь-машина была раскручена на полный ход и уже наклепала столько первосортного оружия, что, не вступи тогда Советская Иудея немедленно в Мировую войну — она бы погибла сама по себе, под тяжестью всех этих многочисленных дивизий, пушек, танков, самолётов и крейсеров.

Всё было сосредоточено на подготовке к захватнической войне «на чужой территории». Обсуждались лишь разные варианты её начала.

Либо тупо, как в первый раз, идти напролом и массовыми бомбёжками индустриальных объектов противника проводить политику выжженной земли, либо действовать по умному...

Найти и привести к власти маньяка-безумца, который поднимет на войну какой-либо народ Европы, и, при помощи финансовой и военной поддержки жидов всего мира, направить этого фанатика на уничтожение всех независимых европейских государств...

А потом, со свежими силами, ударить в спину измотанным и потрёпанным в тяжёлых боях войскам бесноватого фюрера, и захватить разгромленную им Европу, но уже, как воинам-освободителям...

А после подавления остатков сопротивления «освобождённого» туземного населения — пустить и советских героев-захватчиков под ножи лагерных мясорубок...

Всё шло по плану, однако, бесноватый фюрер не пожелал быть закланным барашком и в самый критический момент, когда безмозглый глиняный колосс замахнулся на него своей кувалдой, фюрер внезапно, как заправский уголовник, в отчаянии пырнул его ножиком в живот...

Тяжело раненый Голем выронил свой молот и, истекая кровью, завалился на бок. Однако, он всё-таки, имел ещё достаточно сил, чтобы прийти в себя и прикончить этого мерзавца-уголовника, но на порабощение Европы силёнок уже явно не хватило...

А вскоре Голем прозрел и советские евреи, как крысы толпами побежали из этой «Советской Иудеи».

В приведённом выше примере участвовало, как минимум два Голема. Бесноватый фюрер, взращённый и приведённый к власти западными иудеями (т.е., капиталистами) и агрессивный параноик Сталин, приведённый к власти восточными иудеями (т.е., иудо-большевиками).

— Григорий Петрович, я недавно читал довольно интересную аналитическую записку, в которой объяснялось, что уже давно идёт многовековой спор между двумя ветвями иудаизма — охотниками и пастухами.

Охотники, т.е., иудеи хазарского происхождения, иудеи любавиче-хасидского толка, — как истинные фанатичные дикари, выступают за сохранение древнего первобытнообщинного, т.е., охотничьего образа жизни.

Они выступают за отстрел поголовья человекоподобных гоев на данной территории (вплоть до полного её очищения от «двуногих скотов») и перемещение на новые территории, богатые непуганой живностью.

Пастухи, т.е., иудеи сефардского происхождения, как более древняя ветвь иудейства, уже давно перешла на следующую ступень развития человеческого общества — на ступень пастушечьего, т.е., оседлого образа жизни.

Они выступают за дойку и стрижку двуногого поголовья с отстрелом только наиболее способных вожаков стада.

В 1917 году власть в России захватили охотники-революционеры и тут же занялись отстрелом двуногого населения.

Оставшееся без вожаков стадо они собрали в гигантскую толпу и хотели, с её помощью, захватить новые территории в Европе.

Для этого они и нашли, взрастили, накормили, напоили, и... употребили поца Шикельгрубера посредством поца Джугашвили.

Пастухи же, из-за океана, с любопытством поглядывали на действия своих диких сородичей и даже вступили с ними в союз для дележа европейской добычи.

Когда же заокеанские пастухи увидели чрезмерное усиление диких азиатских орд своих соплеменников, особенно после создания государства Израиль и попыток сделать его пупом земли, они поняли, что дикари-охотники и до них скоро доберутся...

Пастухи, для начала, вежливо их предупредили двумя ядерными взрывами в Японии, а когда те послали их далеко-далеко, объявили им холодную войну...

— Да-да-да. И вдруг, как в той легенде, евреи во всём мире подняли дикий крик — еврейская советская власть повернулась против самих евреев! Голем вышел из-под контроля!

Холодная война этому бездушному монстру! А ведь, всё опять идёт по той же средневековой легенде о Големе, который, в конце концов, всегда поворачивается против евреев.

Создав, при помощи марксистской каббалы, советскую власть, евреи теперь кричат на весь мир, что советская власть занимается антисемитизмом и преследует бедных евреев. Та же история, что и с Гитлером...

Профессор В. Емельянов, по этому поводу, в своей книге «Десионизация», приводит стихи еврейского поэта Давида Маркиша: «Мы дали вам Христа себе в ущерб, мы Маркса дали вам себе на горе»...

— Это его «признание» звучит довольно-таки забавно. Он мог бы ещё сюда добавить и еврейского доктора Фрейда с его фрейдизмом.

Более полувека о нём стоял такой крик, словно Фрейд был новым еврейским мессией, заменителем Христа. А что сегодня? Пшик! На сегодняшний день фрейдизм уже практически мёртв.

— Да-да-да. С этим Фрейдом вообще забавно получилось. Он же — один из первых сказал, что открытая гомосексуальность лучше подавленной. Он, как бы, открыл ворота всем этим подавленным гомикам для «самовыражения»...

И буквально, через несколько десятков лет, возник СПИД, который тысячами безжалостно косит этих же самых раскрепощённых и освобождённых от уз морали гомиков, среди которых, кстати, имеется большой процент евреев... За что педы боролись, на то они и напоролись.

Когда-то давно, в 1955 году, я впервые лично столкнулся с этой проклятой проблемой. Многие открытия делаются из-за мелочей.

Например, Ньютон открыл закон всемирного тяготения, когда он, якобы, спал в саду под яблоней и ему на голову упало яблоко.

Он проснулся, потер на лбу шишку, подумал-подумал и... открыл знаменитый закон всемирного тяготения.

Нечто подобное случилось и со мной. В свои 33 года, я чуть было не женился на лесбиянке. Кончилось это дело плохо. Я был тогда просто в шоке.

Все мы, в 33 года, думаем, что знаем уже всё и вся. Ведь, я имел тогда два высших образования...

Но, как оказалось, я абсолютно не знал жизни целой половины человечества, жизни всех этих бионегативных людей...

В Советском Союзе на тему гомосексуальности было наложено табу. Никто тогда там об этом ничего не знал. В том числе и я.

Поэтому, когда жизнь столкнула меня с самой распроклятой лесбиянкой Наташей Майер, я абсолютно ничего не понимал.

Ей тогда было 18 лет, очаровательная русская девчонка, хорошая фигурка, хорошая мордашка... Кто бы мог заподозрить, что она дегенератка-лесбиянка?

Чтобы разобраться во всём этом, я засел за книги и учебники и прочитал целую серию научных трудов по гомосексуальности.

В них, однако, почему-то описывалась связь гомосексуальности с психопатологией. Пришлось мне прочитать тогда и целую серию книг по психопатологии, а в них — связь с религией...

Проштудировал я книги и по истории религии, а там всё цитаты, цитаты, цитаты... И всё так запутано, как в сказках «Тысяча и одна ночь».

Религия же оказалась теснейшим образом связанной с философией, поэтому пришлось мне заняться и философией... Всё это заняло 33 года...

В конце концов, и получилось то, что мы сегодня называем Высшей Социологией.

Давайте теперь вернёмся к теме сегодняшней лекции, т.е., к анализу психологической войны, которая ведётся между Востоком и Западом уже более 40 лет.

Вещь эта, с самого начала была строго засекречена. В этой войне, как в шахматной игре, были свои короли и свои пешки.

Например, пророк Солженицын и нобелевский лауреат Пастернак — это были явные пешки психологической войны, которых уже убрали с шахматной доски.

Та же история будет и с остальными нашими знаменитыми диссидентами...

После 1945 года у Америки и Советского Союза был, своего рода, медовый месяц. Как раз в это время, в 1947 году, я и бежал из Берлина и, как демобилизованный офицер, как политический беженец, попросил политического убежища у западных союзников.

Американцы меня приняли и... посадили в тюрьму, в камеру смертников и продержали там шесть месяцев. Потому что был тогда, повторяю, медовый месяц. Не сезон... Потом, медовый месяц закончился, и началась холодная война...

Холодную войну поручили вести американской разведке ЦРУ и в 1949-1950 гг. они создали тогда для этого специальный научно-исследовательский центр.

Пригласили туда специалистов по подрывной работе из «божьего народа», т.е., сионских мудрецов из Гарвардского университета, которые колдовали-колдовали и, в результате этого колдовства, в результате всей этой их чёрной магии и получился, так называемый, Гарвардский проект, руководить которым поставили американского профессора чёрной социологии сионского мудреца Натана Лейтеса.

Я сам в 1949-1950 годах работал в этом Гарвардском проекте — в Мюнхене, на Ламонт штрассе, где проводились обследования сотен советских беженцев, скопившихся тогда в американской зоне поверженной Германии.

Обычно было 5 степеней проверки, но, если попадался интересный экземпляр, то его изучение продолжалось и дальше.

На него заполняли тогда разнообразные анкеты и направляли его на всевозможные психологические тесты, вплоть до тестов на изучение глубинного подсознания этого человека.

Например, показывают объекту чернильное пятно и спрашивают: «Что это вам напоминает?» Если объект скажет «бабочку», то его в одну сторону, — если скажет «чёрта», то в другую.

Второй случай для них был более интересен и такому подопытному кролику, с чертями в голове, давали для проверки следующее пятно.

Если был ответ — новое пятно напоминает «ящерицу», снова объекта отсылали в сторону, если же ответ был — напоминает «дракона», то продолжали тестирование... И так 20 карточек...

Затем, объекта тщательно расспрашивали про папу-маму и братьев и сестёр. Были ли разводы в семье, есть ли репрессированные родственники...

Мне предложил работать в Гарвардском проекте Александр Далин — сын знаменитого меньшевика Далина, дружка и соратника Ленина.

Стали мы тогда помогать американцам заваривать эту гарвардскую кашу, правда, что это была за каша, никакого представления ещё не имея.

Однако, вскоре русские люди, и я в том числе, стали замечать, что практически весь командный персонал нашей мюнхенской экспедиции Гарвардского проекта состоял практически сплошь из евреев.

Мы даже начали спрашивать тогда друг у друга, что это случилось с американцами? Они что — русских из старой эмиграции не могли найти?

Взяли бы, на худой конец, американцев, знающих русский язык... Почему командный персонал состоял почти сплошь из евреев, да ещё сынков крупных революционеров, которые уже устроили две революции в России?!

Эту странную связь руководителей Гарвардского проекта с еврейскими отцами «русских» революций тогда просто нельзя было не заметить...

Потом меня, как единственного «послевоенного эмигранта» с двумя высшими образованиями и опытом административной работы в оккупированной Германии (в советской военной администрации), — назначили президентом Центрального Объединения Послевоенных Эмигрантов (ЦОПЭ), а это, как позже выяснилось, тоже был один из спецпроектов психологической войны.

И вот тогда-то и начались чудеса...

В то время я познакомился и по уши влюбился в очаровательную Наташу Майер, сделал ей предложение и она год была моей официальной невестой.

Однако, позже выяснилось, что моя невеста была лесбиянкой... А затем выя,снилось, что и мой соглядатай со стороны американской разведки, Алёша Мильруд, оказался педерастом...

Вот тогда-то я и задумался над сутью Гарвардского проекта, по которому строилась вся американская послевоенная пропаганда, как одна из составных частей скрытой психологической войны против коммунистической системы.

Война эта, кстати, ведётся и по сей день.

Директором мюнхенской экспедиции Гарвардского проекта на Ламонт штрассе был профессор Раймонд Бауэр, а его ближайшими сотрудниками были следующие лица: Александр Далин, сын крупнейшего меньшевика Далина (дружка Ленина); муж и жена Жорж и Глория Фишер, где Жорж был сыном известного троцкиста и историка русской революции Луи Фишера; Джин Сосин, еврей, работавший позже директором «Радио Свобода»; доктор Берлинер, чудак из левых евреев; доктор Инклесс, тщедушный еврей с остреньким длинным носиком, как у Буратино, и выпученными, как у марсианина, глазами.

Интересно то, что этот доктор Инклесс и сегодня, 30 лет спустя, руководит подобным же проектом в университете Иллинойса! Я думаю, они там проверяют, по тем же тестам, новую, третью волну иммиграции из СССР.

Гарвардский проект был создан, при изучении второй эмиграции, вот они и решили, очевидно, повторить его — для анализа третьей волны.

Так что, история эта продолжается. По тем же самым принципам. Принципы, повторяю, остались те же самые.

Следующим в списке идёт профессор Баргхорн, который позже был арестован в Москве. Этот эпизод психологической войны был освещён тогда во всей американской прессе.

Доктор Баргхорн был специалистом по советской и американской пропаганде в Йельском университете и, в то время, постоянно ездил в Советский Союз и рылся там в архивах, собирая для себя всякие материалы. И вдруг, в Москве его арестовали...

Интересно было то, что шум и гам, поднятый тогда в американской прессе, абсолютно не соответствовал скромному положению профессора Баргхорна.

Крик стоял такой, будто арестовали очень крупную шишку и правящая партия Америки понесла тяжёлую утрату.

Кончилось всё это тем, что сам президент Кеннеди лично написал протест и апелляцию к советскому правительству с требованием немедленного освобождения профессора Баргхорна.

Впечатление складывалось такое, что американская правящая партия очень боялась, что профессор Баргхорн, в конце концов, может в чём-то проговориться.

Молниеносный и резкий протест со стороны президента Кеннеди, опять-таки, совершенно не соответствовал скромному положению профессора, однако, после протеста президента США, профессора Баргхорна, всё-таки, вскоре освободили...

Но на этом чудеса не закончились и странности продолжались. Профессора Баргхорна, по приезде в США, вызвали на слушания по этому делу в Конгресс США.

Он не явился. Тогда его, уже в судебном порядке, т.е., по повестке, вновь вызвали в комиссию Конгресса США. А профессор Баргхорн — прячется и отказывается выступать на этом слушании.

С большим трудом и под угрозой судебного преследования его, всё-таки, принудили ответить на поставленные комиссией вопросы.

Что же скрывал от Конгресса США профессор Баргхорн? Почему он увиливал от дачи показаний по этому делу?

Оказалось, что в Москве, во время ареста, его дольше всего допрашивали о Гарвардском проекте! Арест Баргхорна произошёл в 1963 году, а Гарвардский проект был организован в 1949-1950 годах.

Почему же, только через 13 лет, в КГБ спохватились и заинтересовались Гарвардским проектом и профессором Баргхорном?

Как только профессор Баргхорн признался в американском конгрессе, что в Москве его допрашивали о Гарвардском проекте, события стали развиваться так, что реальная жизнь стала походить на то, о чём я писал в своих романах.

Работаю я за столом у себя в кабинете и вдруг слышу по радио экстренное сообщение: убили президента Кеннеди!

Молниеносно вспомнилась вся эта цепочка — арест профессора Баргхорна, протест президента Кеннеди, немедленное освобождение профессора Баргхорна, неохотная дача им показаний комиссии Конгресса США о Гарвардском проекте и, буквально, через несколько дней, убийство президента Кеннеди.

Прослушал я эту новость по радио, и стало мне, как-то, неприятно...

— А президент Кеннеди имел шанс поговорить с профессором Баргхорном?

— С самим профессором Баргхорном — это вряд ли, но, о результатах этих слушаний, Кеннеди обязательно сообщили, а ведь, всё это было связано с Гарвардским проектом.

Знаете, я тогда просто даже немножко испугался, неприятно стало, чёрт побери. Сижу я за столом в своём кабинете, пишу о 13-м Отделе КГБ, разрабатываю свою Высшую Социологию, а тут происходит кругом такая чертовщина. Очень, знаете ли, неуютно почувствовал я себя тогда...

— Григорий Петрович, а ведь, во время расследования убийства президента Кеннеди, один за другим погибло более 300 человек, которые что-либо знали и видели, и могли бы дать показания при расследовании.

Все эти потенциальные свидетели тогда стали умирать, как мухи в сентябре. Свыше 300 человек, которые когда-либо кому-либо давали информацию по этому делу — либо кончали жизнь самоубийством, либо попадали под машины, либо просто исчезали...

— Да-да-да. Дело это было тёмное и результаты расследования комиссии конгресса были засекречены на 50 лет.

Только через 50 лет, когда все участники перемрут, и всё уже забудется, только тогда, якобы, будут опубликованы полные результаты этого расследования.

Профессора Баргхорна я знал довольно хорошо ещё по Мюнхену. Когда я жил в Мюнхене, Баргхорн ухаживал за Ириной Финкенауэр, которая переводила тогда на немецкий язык мою книгу «Берлинский Кремль».

Ирина жила в Бад Наухайме, который являлся главной квартирой американской администрации в Западной Германии.

Мы были с ней очень близкие и хорошие знакомые, и Ирина мне тогда рассказывала, что этот профессор Баргхорн, которому тогда уже было под 50, в очень смешной форме пытался за ней ухаживать, даже не ухаживать, а он, похоже, тогда просто скучал и искал какого-то женского общества, причём, по высказываниям Ирины, было явно видно, что этот профессор — человек явно ненормальный, в интимном смысле этого слова.

Когда его, через 13 лет, в 1963 году арестовали в Москве, выяснилось, что, в свои 63 года, он так и не был женат и вообще никогда не был женат, детей у него не было, а сам он жил, вдвоём со своей старушкой матерью.

Для меня сейчас совершенно ясно, что этот профессор был человеком сексуально ненормальным, т.е., он был, похоже, подавленным латентным гомиком, как впрочем, и все эти гарвардские ленинцы.

Всю эту гарвардскую кашу заваривали люди именно такого типа, потому что, если нормальным людям дать такой спецпроект психологической войны, то они его завалят, т.к., не поймут всего этого колдовства.

Потому-то и был весь этот проект передан жидо-масонам, ибо, только они правильно поймут поставленную перед ними задачу, и только они смогут эту задачу выполнить и этот проект успешно реализовать.

Однако, «Новое Русское Слово», 23 сентября 1958 года, всё же, слегка приоткрыло плотную завесу секретности, постоянно висевшую над Гарвардским проектом.

В этом номере газеты прямо говорилось тогда о комплексе латентной гомосексуальности Ленина, как основе проводившихся там научных исследований.

При этом, они ссылались и на другие источники, которые я и нашёл в библиотеке Колумбийского университета.

Об этом Гарвардском проекте упоминалось и в журнале «Дер Монат», который я тоже нашёл в библиотеке Колумбийского университета («Дер Монат», № 107 за август 1957 г., стр. 19, статья главного редактора Мельвина Ласки «Письмо из Оксфорда»).

А журнал «Дер Монат» был тогда главным идеологическим журналом Американской военной администрации и служил для послевоенного идеологического перевоспитания немцев.

Заправлял этим журналом тогда молоденький еврейчик Мельвин Ласки, который, для солидности, даже отпустил себе козлиную бородку а ля Троцкий, хотя, ему и было, всего-навсего, 28 лет.

Опять-таки странно, что это американцы не могли найти никого другого для этого дела, кроме как этого еврейчика, причём, даже не американца, а англичанина.

Мелвин Ласки был английским евреем из старой масонской семьи и вот этим-то, похоже, и объяснялось, почему этот молоденький еврейчик получил тогда столь важный пост.

Ведь, на Западе масоны — это почти то же самое, что компартия в СССР. Мог бы беспартийный товарищ получить пост главного редактора идеологического журнала КПСС «Коммунист»?

— Ещё В.И. Ленин говорил, что всякая печать — партийна…

— Да-да-да. В СССР был Коминтерн, а здесь — Гоминтерн.

Но, вот что интересно, когда Мельвин Ласки писал свой отчёт и затронул Гарвардский проект с его комплексом латентной гомосексуальности Ленина, то этот молодой еврейчик отозвался о нём тогда страшно критически. Мол, всё это была какая-то глупость.

Дескать, американская разведка зря тратит миллионы долларов на колоссальные исследования о большевизме и о большевиках, что, дескать, американская разведка занимается глупостями и напрасно теряет время изучая товарища Ленина с его пресловутой латентной гомосексуальностью.

Даже такой проверенный бесёнок, как Мельвин Ласки, не был посвящён в тайны Гарвардского проекта. Это лишний раз говорит о том, насколько вещь эта была засекречена.

То есть, знаний Торы — было мало, знаний Талмуда — тоже недостаточно, только человек, посвященный в Каббалу, имел тот золотой ключик, которым и открывались тайны Гарвардского проекта.

Ни один еврей, не знающий этой иудейской Каббалы, и ни один гой, не знающий Высшей Социологии, не понимал тогда в чём там было дело!

Вроде бы, идёт психологическая война, идут диверсии, шпионаж и прочие пакости Советскому Союзу, конечной целью которых является новая революция и развал коммунистической системы, и вдруг — какая-то гомосексуальность товарища Ленина?! Абсурд! Полный идиотизм!!!

— То есть, вместо того, чтобы изучать структуру большевистского подполья и организацию доставки подпольной газеты «Искра», изучать устав партии и структуру нелегальных партийных ячеек, все эти странные профессора из Гарварда, решили залезть в штаны товарищу Ленину?!

Очень не ортодоксальный подход к решению проблемы!

— Да-да-да. Ленину под хвост заглядывают. А что оказалось? Что Гарвардский проект — это корешки, а мой соглядатай комиссар Алёша Мильруд и моя невеста Наташа — это вершки, т.е., это уже ягодки Гарвардского проекта!

После Гарвардского проекта тогда и начали быстро создаваться практически все органы психологической войны с их всевозможными «голосами свободы».

— Григорий Петрович, вы как-то упоминали, что все эти «свободные голоса» были, как бы, второй стадией психологической войны, а первой стадией был какой-то «Американский Комитет по борьбе с большевизмом»?

— Да-да-да. Только закончились исследования Мюнхенской экспедиции Гарвардского проекта, как моментально возник целый легион американских «освободителей России», во главе с так называемым, «Американским Комитетом по освобождению от большевизма».

А русские люди смотрят на все эти чудеса и ничегошеньки не понимают. Прислали, говорят, сначала в Мюнхен бывших меньшевиков и троцкистов, причём, практически все они были евреи.

Назвали всё это Гарвардской экспедицией, чего-то спрашивали у всех, анализировали и уехали…

После них появился «Американский Комитет по освобождению от большевизма», но… опять-таки, практически всё руководство там были евреи, которые, к тому же, раньше делали революции в России.

Например, Жорж Фишер, который вместе со своей женой работал в Гарвардском проекте, а его мать и отец, старички Маркуша и Луи Фишер — бегали по Мюнхену и организовывали «Американский Комитет по борьбе с большевизмом».

А русские люди смотрят на всё это ничего не понимая и смеются: «Так это же, всё старые меньшевики-троцкисты! И что эти американцы делают — лечат большевистскую чуму при помощи троцкистской холеры!»

— Могли бы пригласить монархистов там или православных...

— В том-то и дело! Однако, монархистами и православными там и духом не пахло.

О Гарвардском проекте Нью-йоркская газета «Новое Русское Слово» упоминула 23 сентября 1958 г., а 17 лет спустя, 3 августа 1975 года об этом проекте ещё раз написал заместитель главного редактора «НРС» Юрий Сречинский..

— Это тот самый Сречинский, который написал книгу «Как мы покорялись»?

— Вот-вот-вот. Знакомые всё лица. Тут у меня пометка: смотри вторую папку на «Ленин» — там хранится эта статья.

И что интересно — уже в третий раз в открытой печати появляется информация о Гарвардском проекте, о комплексе латентной гомосексуальности Ленина, но, даже зам. главного редактора газеты «Новое Русское Слово» Юрий Сречинский тоже не понимает сути происходящего.

Он тоже заявляет, что всё это была глупость и абсурд! Вот, мол, какие американцы дураки, миллионы долларов потратили, заглядывая под хвост товарищу Ленину и всего лишь нашли там какой-то «комплекс латентной гомосексуальности Ленина»?!!

— А ведь, «НРС» — это еврейская газета. Они-то, казалось бы, должны были всё это знать.

— Да-да-да. Это ещё раз говорит о том, насколько эта штука была засекречена.

— Т.е., даже еврейские талмудисты из «НРС», которые пишут обо всём и знают всё, — не зная Каббалы, начинают путаться в Гарвардском проекте и комплексе латентной педерастии Ленина…

— Да-да-да. Они просто не имеют золотого ключика.

В 1954 году духовный отец Гарвардского проекта профессор Натан Лейтес выпустил книгу о Великой Чистке. Почему же спрашивается его заинтересовала тогда именно проблема Великой Чистки?

Да, потому, что, во время Великой Чистки, товарищ Сталин чистил именно таких людей, как профессор Натан Лейтес; товарищ Сталин тогда чистил его единокровных собратьев.

А наш старый знакомый профессор Фредерик Баргхорн всячески расхваливал тогда книгу Стивена Коэна (Стёпы Когана) «Бухарин», в которой во всю пропагандировался правый уклон в коммунизме.

Стивен Коэн был тогда профессором кафедры политических наук и директором «Программы Русских Исследований» Принстонского университета.

Книга профессора Коэна «Бухарин» была тогда кем-то заказана, хорошо оплачена, переведена на русский язык и очень богато издана!

Хорошо зная эмигрантское издательское дело, я могу уверенно сказать, что есть только один крупный и богатый издатель в русской эмиграции — это американская разведка ЦРУ.

Кому, спрашивается, нужна была в эмиграции книга о Бухарине? Да, никому она была не нужна! Ни один русский эмигрант не будет тратить время и деньги на её покупку.

В магазинах она будет лежать и пылиться на верхних полках. Для чего же тогда спрашивается американская разведка ЦРУ её заказала, перевела и издала?

Да для засылки в СССР, чтобы попытаться повернуть политику советского правительства в нужном ей направлении.

И что мы имеем на сегодняшний день? Бухарина уже восстановили в партии, реабилитировали, и готовится полное издание его трудов!

Итак, директором «Программы Русских Исследований» Принстонского университета тогда был сионский мудрец Стивен Коен.

А в Колумбийском университете, Русским институтом командует Маршал Шульман. А заместителем директора Русского Исследовательского Центра в Гарвардском университете являлся тогда другой еврейский маршал — Маршал Гольдман, причём, в данном случае, Маршал — это имя, а не воинское звание.

Оба — Маршалы, оба — докторы, оба — профессоры в области психологической войны. Обратите внимание на их имена. Такие имена, как Маршал, обычно дают своим детям родители, у которых явно проглядывает мания величия.

Первым президентом «Американского Комитета по освобождению от большевизма» (АМКОМБИЛ) был Юджин Лайонс, старый и опытный еврей-троцкист.

Вот у меня на столе лежит его книга «Наши тайные союзники — народы России» («Our secret allies — the peoples of Russia». New-York 1953) с автографом: «Г.П. Климову дружески от Юджина Лайонса. 17 августа 1954 года».

Видите, сам президент «Американского Комитета по борьбе с большевизмом» был тогда моим другом.

Однако, как только я заинтересовался более подробно этим Гарвардским проектом, его корнями, его цветочками и ягодками, то все эти «друзья» от меня разлетелись, как нечистая сила от крёстного знамения.

И, кстати говоря, в этой своей книге он больше всего расхваливает и цитирует некоего Григория Климова.

Дело в том, что когда я написал свою первую книгу «Берлинский Кремль», Юджин Лайонс её прочитал и она ему так понравилась, что, будучи главным редактором старейшего и всемирно известного журнала «Ридерс дайджест» он решил тогда её опубликовать у себя в журнале.

Этот журнал в 50-х годах издавался на местных языках в Бразилии, США, Франции, Австралии, Аргентине, Англии, Дании, Канаде, Финляндии, Германии, Испании, Италии, Японии, Корее, Норвегии, Чили, Мексике, Португалии и Швеции, а также, на языке слепых Braille — общим тиражом превышающим 17 миллионов экземпляров.

Сказано — сделано. Таким образом, сам главный редактор журнала «Ридерс дайджест» Юджин Лайонс опубликовал мою книгу в этом журнале на всех вышеупомянутых 12-ти языках (правда, в сокращённом варианте и под новым названием «The Terror Machine»).

Позже, по этой моей книге были сделаны три фильма — в Англии («The Road Of No Return»), в Германии («Weg Ohne Umkehr») и в США («No Way Back»).

Причём немецкий фильм «Weg Ohne Umkehr» удостоился на международном кинофестивале в Берлине в 1954 году звания «Лучшего фильма года».

— Это до того, как вы стали создавать свою Высшую Социологию?

— Да-да-да. До того, как я сам стал копаться в этом деле и начал совать свой нос туда, куда гоям нос совать не полагается.

Но, как только я стал совать нос куда не нужно, все они сразу же от меня отлетели, как черти после заутрени. А тогда — всё было хорошо.

Вскоре был назначен новый президент «Американского Комитета по борьбе с большевизмом» — американский вице-адмирал Лесли Стивенс, до этого служивший в 1947-1949 годах военно-морским атташе в американском посольстве в Москве.

Вот его книга «Russian Assignment», Boston, 1953, которую он мне лично вручил с автографом: «Григорию Климову с благодарностью за его хорошую книгу и с большим уважением за его превосходную работу».

Всё это были мои дружки, мои коллеги по психологической войне.

Вернёмся, однако, к первому президенту Американского Комитета, Юджину Лайонсу.

В 1950-х годах, когда он был первым президентом «Американского Комитета по борьбе с большевизмом», он, с нескрываемой симпатией относился к русскому народу и поэтому разругался с американским начальством по поводу проводимой ими политики и ушёл со своего поста хлопнув при этом дверью.

Это — обычная история для неуживчивых людей, а он, всё-таки, был троцкистом и очень близко был связан с американскими анархистами.

— Кстати Оруэлл тоже, говорят, был анархистом в молодости.

— Да-да-да. Мало кто это знает, но, до 1919 года в Америке существовала официальная партия анархистов.

Однако, после «русской» революции — в 1919 году, вся эта партия анархистов всем кодлом перешла в Коммунистическую партию Америки. То есть, первые кадры американской компартии — это, как правило, бывшие анархисты.

— Григорий Петрович, недавно в Советском Союзе с большой помпой издали роман Оруэлла «1984 год», а у вас в архиве я видел много пикантного на этого правдоискателя...

— Да-да-да. Настоящее его имя было Эрик Артур Блэр. Он жил с 1903 года по 1950 год. Написал «Скотский хутор» в 1945 году, книгу «1984» в 1948 году и издал ее 1949 году. Умер в возрасте 46 лет.

Это — обычная история с бунтарями и диссидентами. Например, с полуевреем «правдолюбом» Высоцким была та же самая история: наркотики, алкоголь. И он тоже не дожил до 50 лет.

Помимо Высоцкого, существует целая галерея таких бунтарей-алкашей и разных там неприкаянных придурков.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.95.131.97 (0.04 с.)