Мара в обличии Макоши – Владычицы Судеб



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Мара в обличии Макоши – Владычицы Судеб



В четвёртую ночь видел я Жену во славе великой, в кичке рогатой, в одеждах льняных, красно вышитых. В руках держала Она веретено и нить, и птицы перелётные сидели на плечах Её, и лунница серебряная на шее Её сочилась млечной водою, и та, стекая вниз, питала Мать Сыру-Землю, и золотые колосья оплетали ноги Владычицы. По бокам Её стояли две Прибогини – одна Светлая как белый день, другая Тёмная как безлунная ночь. И Светлая Прибогиня сплетала нити, связывая их друг с другом, а Тёмная – обрезала их железными ножницами.

 

Мара Отрубленноголовая

В пятую ночь гроза великая сотрясала землю, и чёрные тучи застили небо над головой, и ветра выли, как раненые волки. И вдруг, словно пламенным мечом рассечены, разошлись небеса, и в багровых сполохах узрел я Жену несравненной красоты, сладчайший образ желания, обнажённую, держащую в одной руке серебряный серп с окровавленным лезвием, а в другой… собственную отрезанную голову! И голова Её улыбалась удовлетворённо, и оскалив белые зубы, хохотала оглушительно, и пила кровь, бившую фонтаном из шеи Владычицы, и две Прибогини – Светлая и Тёмная – пили её тоже[109]. И хотел бежать я в страхе, но капля крови Обезглавленной попала мне на язык – ив тот же самый миг я забыл всё, что знал, и рухнул в беспамятстве на землю. Так я пролежал, не помня себя, до самого утра, когда лучи восходящего Солнца воскресили меня к жизни в Яви.

 

Мара-Погибель

В шестую ночь увидел я Жену столь грозную обличьем, что все прежние показались мне воплощениями сущей благости. Её глаза были навыкате от ярости, Её тело несло на себе знаки тления и смердело как труп, а одежды были мокры от крови и гноя. В деснице Она держала Велесовы вилы, обращённые трезубым навершием вниз, а в шуйце – чару из черепа волота, наполненную кипящей кровью. Бесчисленные толпы мар и мороков, неупокоенных душ и привидений окружали Её, следуя за Ней по пятам. Она шла в окружении чёрных собак, лакавших Её кровь и гной. Под Её ногами кишели змеи и разлагающиеся тельца нерождённых младенцев, а из-под земли вырывались языки Пекельного Пламени.

 

Мара-Старуха [110](Черная Вдова)

В седьмую ночь мёртвая тишина окружала меня, и безмолвию Неба вторило молчание Земли. Владычица явилась мне в обличии древнейстарухи, облечённой в одеяния вдовы, грязные и похожие на лохмотья нищенки, с печальным лицом и лишённая каких бы то ни было украшений. Она хромала на левую ногу, Её спина была согнута, руками Она опиралась на сучковатую клюку. На левом плече у Неё сидела чёрная ворона. Её дыхание было ледяным, и мне почудилось, будто холодные ветры, коснувшиеся моего лица, несут снежную вьюгу и гонят бураны с Севера, а дряхлая Старуха выпрямляет Свой согнутый стан и превращается в юную Деву… Когда я увидел Её, мне показалось, что у Неё три лица, но, наверное, то было лишь морочным видением.

 

Мара-Желтея

В восьмую ночь меня оглушил птичий гомон и хлопанье крыльев бесчисленных лебедей и журавлей. Птиц было столь много, что за их суетой я не сразу разглядел Жену, Чьё лицо напоминало грязно-жёлтый лик беспокойной Луны осенью, как у одной из сестёр Трясовиц (Желтей). В руках Она держала палку и верёвку, которую я поначалу принял за змею. Из верёвки Она свила что-то вроде удил, которые набросила на шею одной из птиц, оседлала её и улетела на лебединых крылах в сторону, где умирает Солнце.

 

Мара Отверженная

На девятую ночь я видел Жену в оборванной одежде, простоволосую, со впалыми очами, сидевшую под гнилой осиной на незахороненном трупе и питавшуюся объедками, найденными на помойке. На лице Её была испарина, на одежде – налипшая трава и листья дерев. Несмотря на Своё жалкое обличье, Она улыбалась, довольная Собой и Своей участью.

 

Мара в обличии Девы Лели

На десятую ночь пред моими очами предстала юная Дева, убранная цветами и рощеньями, в долгорукавке[111]без вышитых на ней оберегов, рукава которой касались земли, и по ним струилась вода. Кувшины с

Живой и Мёртвой водой стояли одесную и ошуюю от Неё. Лицо Её было несравненно прекрасно и выражало лёгкую игривость и желание. Ярче Солнца горело оно живым румянцем, ясен Месяц прятался в Её волосах, а во лбу горела Утренняя Звезда. Жемчуга украшали Её грудь и блестели звёздами в распущенных волосах. За всю свою жизнь я не видел девы прекраснее и желаннее Её.

 

Мара Владычица Всесущая

Когда же наступила одиннадцатая ночь моих радений, никого не увидел я плотскими очами своими, но почувствовал незримое Присутствие Той, Которая владычествует в Смерти, за моим левым плечом. И вдруг увидел я, как раскрывается лоно Матери Сырой Земли, и как Столп Света, пронзая Небеса, нисходит в него Огнём. И услышал я Голос без слов, рекущий в Сердце моём. Рёк тот Голос: «Отец – Всеедин, Мать – Многолика. Придёшь к Отцу – лишь познав Мать. Отвергнувший Мать – отвергает Отца, а принявший Её в Сердце своё – поистине обретает весь мир и достигает Прозрения Высшей Истины».

 

СЛАВА РОДУ!

[2007]

 

 

Волхв Богумл Мурин. Как узреть ее?

 

Для этого не ходи в полночь глухую на росстани[112], не забирайся на сметища[113]и не устраивайся в болотах, не восседай на кладбищах и местах сожжения тел умерших, не сиди у мёртвых в гостях и не говори на их языке.

Не истязай плоть свою воздержанием от пищи и пития, от речи, от сна и от радости любви, от мытья и от движения. Не истязай плоть свою крюками и колючками, ножами и плетьми, веригами и огнём.

Не прячься в ямах, про валищах[114], урочищах и пещерах, что творены Природой или руками, не ищи уединения в высоких горах и дремучих борах, не реки проклятий у пропасти, не вертись безудержно в радении Духа.

Не топчи горячие угли, не ходи по воде и не стремись подняться в воздух велением мысли, не надевай на чело личин, не проникайся безумием, не плачь, когда смешно, и не смейся, когда случится горе.

Не срывай с себя одежд и не рядись ни в обрывки её, ни в звериные кожи и шкуры, не носи одни лишь чёрные, как ночь одежды, не мажь тело сажей и нечистотами, не посыпай голову пеплом, не украшай себя костями и не поклоняйся им, не играй на них песни смерти.

Не стой на одной ноге многие часы и дни, не высовывай яростно язык, не бей тысячи тысяч поклонов поясных и земных, не возлежи бездвижно, изображая усопшего, не висни на древе или верёвке, ровно мудрый повешенный.

Не уподобляйся ни собаке, что ко всему безразлична и стыда не ведает, ни волку, что на всё лют и движим лишь ярью, не бей неистово в бубны, не возливай в тёмные ямы хмельное и кровь, не черти на землеволшебные знаки, не восседай на коже скотьей среди них и не жги в ночи чёрные светочи.

Не воспевай дивьим голосом Её имена, не изучай язык птиц и зверей, не вяжи на себя знаки Её владычества, не изображай их на теле своём, не используй их нигде и никогда, не твори моление задом наперёд.

Не лишай себя части своей плоти или членов, не учись путешествовать во сне, не погружайся в дым чародейных трав, не смущай душу хмельным радением, не удерживай дыхание в себе и не останавливай волей сердце.

Не закапывайся в землю, не погружайся в воды надолго, дабы познать сокрытое внутри тебя, не восседай меж огней, не открывай Ве- лесово Око , не проникай в чужие мысли, не переворачивай свой мир и мир вокруг себя.

Не остригайся наголо и не отпускай волосы чрезмерно, не ходи в морозы босой и обнажённый, а в жару одевшись во всё тёплое, не отмечай Луну полную и новую, не жертвуй Ей мясо и хмель, семя и волосы.

Не отвращайся от людей вокруг и не отвергай их законы, говоря, что твой путь – иной, не прикасайся к нечистому, не ищи встречи с теми, кто говорит о Ней, кто говорит с Ней, кто делает всё то, что здесь запрещено.

Не делай ничего этого! И Она Сама придёт к тебе в свой черёд. Жди – и узришь Её во всей страшной красе и безумном величии. Жди – и сможешь взглянуть Ей в очи. Жди – и Она заговорит с тобой, позовёт следом и уведёт ТУДА, ОТКУДА ЗАХОЧЕШЬ ЛИ ЕЩЁ ВЕРНУТЬСЯ…

 

Толкование сему влх. Велеслава:

 

Радеющий о Силе Тёмной Матери Морены – Той, Которая владычествует в Смерти – вершит порой то, о чём другие даже и не помышляют. Что иным хулою на Богов зачтётся – то радарю Чёрной Владычицы, следующему Шуйным путём, вехами на Стезе его станет, как речено волхвами: «Возошедший в Обитель Сердца стезёю Ужаса, страх свой отринув и Светочем Ведания Истого путь свой во мраке невежества высветив – сыном возлюбленным Её наречётся и смерти ни- колиже[115]предан не будет, бо за личиной Гнева Лик Благой Её поистине узрит».

Радения сии, вершимые радарями Владычицы на Шуйном пути, столь же отличны от радений, совершаемых на Десном пути, сколь радения Десного пути отличны от деяний невегласей[116], творимых оными всуе. Но ведомо мудрым, что выше сих радений есть радения большие, пред коими сии малыми нарекутся, яко люди пред Великими Богами, яко деяния человеческие пред Богодеяниями Несказанными.

Врата великих радений поистине отверсты для всех, но не все способны узреть их, из узревших не все дерзают возойти внутрь, а из взошедших не все способны выдержать увиденное по ту сторону. Потому для невегласей тех радений будто бы и вовсе нет, для начинающих Путь они страшны хуже смерти, а прошедшим Путь до конца уже некому рассказать об увиденном, ибо нет у них попутчиков на Стезе сей кроме Самого Вещего Бога да тех немногих, кто прошёл по ней раньше их, во Свете Самосиянном сам светом паче света сего навеки стал.

Каковы суть малые радения на Шуйном пути – о том здесь сказано, насколько о сём можно сказать в широком кругу. Вершат их, волю свою должным образом направив, чувства и помыслы свои ко Владычице устремив, силою Духа своего немощи тела превознемогая. И Великая Чёрная Мать, внемля призывам Сердца радеющего, приходит и Пламенной Милостью Своей касается чела, обращённого к Ней, отверзая касанием Своим Велесово Око Мудрости.

Но на этом этапе Пути Присутствие Её не постоянно, Дары Её хотя и велики, но нет среди них Высшего Дара – Её Самой, и мгновения высочайшего Духовного подъёма сменяются долгими часами, днями и даже годами пребывания на краю бездны отчаяния.

И вот, когда все человеческие способы обрести Её испробованы, радарь Морены совершает высшее своё радение – отсекает Мечом Ведания свою голову, свою ложную самость, отбрасывая всё то, к чему был привязан в жизни сей и во многих жизнях допреж сего, высвобождая так Самосиянный Свет своей Высшей Самости, лучащийся изнутри Обители Сердца.

Неготовые на сём этапе пути теряют не только жизнь, но и душу, и разум свой. Готовые же – облекаются в Несмертное, пресуществляясь телесно и Духовно, яко во Тьме возгорает Свет, и Мара Гневная обращается Марой Всеблагою. На тайном языке волхвов сие деяние называется: «победить смерть».

Держащиеся за своё человеческое «я», за свою ложную самость – лишь издали видят Сияние Владычицы, сколь бы сил ни отдавали они радениям. Ибо то, что вершится силой – питает ложную самость, как вода питает корни древа. А пока в радеющем есть «я» – в его Сердце нет места для Неё. Лишь отверзшие Мечом Ведания Врата пред Входящей поистине узрят Её как Сущность своего Сердца, как Источник не вовне, но внутри себя.

Свободные от чувства «я», обезглавленные во Имя Её, принесшие Ей в требу свою голову (ложную самость) и власы (человеческую память, привязанности к прошлому), радари Чёрной Матери творят радения свои, не делая, и Она Сама приходит к ним – но не раньше, чем они будут готовы выйти за пределы себя и даже своих радений…

Ведающему – достаточно.

 

СЛАВА РОДУ!

[2007]

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; просмотров: 100; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.92.28.52 (0.009 с.)