Уровни языка и речевой деятельности 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Уровни языка и речевой деятельности



§ 23. В разделе, раскрывающем понятие языковой системы (§§ 8–10), уже говорилось, что эта система включает многие подсистемы. Когда такие подсистемы соотносятся иерархически, т. е. одна является как бы «управляющей» по отношению к другой, то можно сказать, что каждая подсистема представляет собой особый уровень языка.

Необходимо различать уровни языка (языковой системы) и уровни речевой деятельности. Если уровень языка — это, как сказано выше, отдельная подсистема языка, имеющая свой «ранг» в языковой иерархии, то уровень речевой деятельности — это отдельный «такт», или стадия работы языкового механизма, когда в процессе порождения или восприятия высказывания участвует та или иная конкретная подсистема, конкретный уровень языка. Например, система фонем — это особый, фонологический, уровень языка. На определенной стадии порождения речи происходит воплощение каждого высказывания в звуковой форме; эта стадия и представляет собой фонологический уровень речевой деятельности — точнее, фонологический уровень порождения речи.

Для уровней языка различие между порождением речи и ее восприятием не имеет существенного значения, в то время как для уровней речевой деятельности это различие очень важно, так как одни механизмы «заведуют» порождением, а другие — восприятием речи. Вопрос этот, впрочем, очень мало исследован.

§ 23.1. Необходимость многоуровневого строения вытекает из самой природы языка и речевой деятельности. Речевой акт состоит в передаче некоторого сообщения, некоторой информации или же в восприятии такой информации. Целостный фрагмент информации может быть передан лишь при помощи языковой единицы не меньшей, нежели предложение[12]. Следовательно, для передачи любого осмысленного фрагмента информации необходимо располагать подсистемой, порождающей предложения; иначе говоря, в языковой системе необходим уровень предложений. /21//22/

§ 23.2. В свою очередь, для успешного функционирования уровня предложений необходимы определенные нижележащие уровни. Это ясно уже из того, что в противном случае (т. е. если бы уровень предложений был единственным уровнем системы) каждой «законченной мысли» отвечала бы своя уникальная форма, нечто вроде иероглифа для каждого предложения, что, конечно, невозможно. Поэтому должны иметь место по крайней мере еще две подсистемы: подсистема, обеспечивающая построение предложений из отдельных слов, и подсистема, в ведении которой находится формирование звуковой оболочки слов и предложения в целом. Соответственно этим подсистемам выделяются два уровня: уровень слов и фонологический уровень.

Слова реально не являются неразложимыми знаковыми единицами, они сами организованы из мельчайших знаков — морфем. Поэтому существует еще один уровень — уровень морфем.

§ 24. Иерархичность уровней языка часто понимают как отношение интегративности, или конститутивности, с одной стороны, и разложимо­сти — с другой: считают, например, что уровень слов — это более высокий уровень по сравнению с уровнем морфем, поскольку морфемы входят в состав слова (конституируют слово), а слово разложимо на морфемы. Такую, в общем, механистическую картину мы получаем тогда, когда рассматриваем лишь текст в его статике. Однако если привлечь к рассмотрению динамические процессы речевой деятельности, то картина будет иной.

В разделе о языке как функциональной системе уже говорилось, что подсистемы организуются частными результатами, которые должны быть получены в рамках данных подсистем для эффективного функционирования всей системы. Используя понятие уровня, мы получаем, что иерархия уровней есть, с одной стороны, иерархия результатов, а с другой — иерархия условий: для передачи сообщения, как выяснено выше, необходимо предложение, или, другими словами, построение предложения является необходимым условием для передачи информации. В свою очередь, для построения предложения необходимы слова, или, иначе, подбор нужных слов — результат работы соответствующего уровня — есть необходимое условие построения предложения и т. д.

Иерархия уровней проявляется также в том, что более высокий уровень в большой степени обусловливает организацию нижележащего уровня. Так, синтаксическая структура предложения в значительной мере определяет, какие должны быть избраны словоформы; морфологическая структура слова сказывается на выборе фонологических вариантов морфем и т. п. (см. § 27). /22//23/

§ 25. Каждый уровень вместе с тем обладает известной автономностью, что проявляется в следующих трех аспектах, которые одновременно можно рассматривать как критерии выделения самостоятельных уровней.

Во-первых, свойства единиц каждого данного уровня невыводимы полностью из свойств конституирующих их единиц, которые принадлежат более низкому уровню. Подобно тому как, скажем, специфические качества воды невозможно свести к свойствам водорода и кислорода, характеристики конкретного предложения нельзя вывести из свойств входящих в его состав слов, а особенности слов — из признаков образующих их морфем. (Например, из свойств морфем пар, о, ход не вытекает лексическая и грамматическая специфика слова пароход.) Каждый новый уровень — это новое качество.

Во-вторых, существование отдельного уровня предполагает, что все высказывание целиком и без остатка может быть представлено в терминах единиц этого уровня. Единицы и правила данного уровня (подсистемы) языка выступают как своего рода самостоятельные «языки»: все высказывание можно записать на «языке слов» или на «языке морфем», т. е. рассматривать либо как последовательность слов, либо как последовательность морфем. В этом случае переход от уровня к уровню в речевой деятельности является как бы «переводом», например, с «языка слов» на «язык морфем».

В-третьих, каждый уровень обладает собственной синтактикой. Например, если в немецком языке элементы frieden ‘мир’ и kampf ‘борьба’ сочетаются как морфемы[13], то правила синтактики состоят в употреблении этих морфем в данном порядке с использованием интерфикса ‑s‑: der Friedenskampf ‘борьба за мир’; если же мы сочетаем слова (der) Frieden и (der) Kampf, то правила синтактики другие и состоят в использовании предлога für и аккузатива от der Frieden: der Kampf für den Frieden ‘борьба за мир’.

Даже в том случае, когда правила синтактики устанавливаются применительно к означающим, небезразлично, имеем ли мы дело просто с синтактикой фонем или же с комбинаторикой целостных означающих. Например, в английском языке одно из правил, регулирующих закономерности фонологической сочетаемости, формулируется так: последовательность /ŋə/ допускается только в том случае, когда /ə/ есть означающее самостоятельной морфемы со значением деятеля, в остальных случаях употребляется вставка /g/ между /ŋ/ и /ə/ (ср. longer /loŋgə/ ‘длиннее’ и singer /siŋə/ ‘певец’). Следовательно, это правило синтактики принадлежит морфологии (или морфонологии, см. § 56), а не фонологии. /23//24/

§ 26. Соотношение уровней языка не пропорционально, т. е. нельзя сказать, например, что слово относится к морфеме так, как морфема относится к фонеме. В указанном случае отсутствие пропорциональности особенно наглядно, так как если и слово, и морфема суть знаковые единицы, то фонема — незнаковая единица, поэтому отношение морфемы к фонеме существенно иное, нежели отношение слова к морфеме.

Фонемные (слоговые) комплексы выступают в качестве означающих морфем. Иными словами, эти комплексы являются планом выражения для морфем. Что же касается плана выражения для единиц более высоких уровней, то в качестве такового выступает уже по существу их структура в терминах единиц нижележащих уровней, а именно: план выражения для предложения — это его структура в терминах слов и связей между ними, план выражения слова — его морфемное строение и т. п. Можно сказать, что нижележащий уровень «предоставляет материал» для формирования плана выражения следующего по рангу уровня.

§ 27. Вопрос о числе и качественной характеристике уровней языка и речевой деятельности далек от окончательного решения. Выше было показано, что обязательными компонентами языковой системы выступают уровень предложений, уровень слов, уровень морфем и фонологический уровень. Уровень предложений — это, иначе, синтаксический уровень. На этом уровне языка предложение фигурирует как абстрактная схема, компонентами которой являются синтаксические категории, такие, как члены предложения (подробнее см. § 96 и сл.). Для синтаксического уровня речевой деятельности на первый план выдвигаются правила построения предложения при порождении речи и правила обнаружения «синтаксического скелета» предложения при восприятии речи.

Традиционная морфология включает как уровень слов, так и уровень морфем.

При построении предложения общий смысл, который должен быть им передан, определяет отбор слов из словаря — слов-лексем, т. е. «абстрактных» слов, лишенных конкретной грамматической формы. Свои места в предложении слова должны занять, однако, будучи в определенной грамматической форме, т. е. в виде конкретных словоформ. Из этого следует, очевидно, что уровень слов — это уровень словоформ.

Морфемы в составе словоформ на этой стадии выступают в виде своих основных вариантов, например, слово ручкой на данном уровне можно записать как рук‑к‑ой.

На уровне морфем выбираются необходимые варианты каждой морфемы, например, руч‑ вместо рук‑ перед ‑к‑.

На фонологическом уровне «уточняется» фонологический облик морфем, в частности, там, где его закономерности не /24//25/ зависят от морфологии, например, /o/ в окончании ‑ой без ударения заменяется на /a/. Далее фонологический облик всего высказывания получает соответствующую фонетическую интерпретацию.

Так можно представить себе взаимодействие уровней речевой деятельности при порождении речи[14].

§ 28. Отдельно следует остановиться на вопросе об уровне семантики. Семантика присутствует всюду, где есть знаки: существуют семантические характеристики морфем, слов, синтаксических конструкций, предложений. Проблема, однако, состоит в следующем: можно ли говорить об особых семантических единицах, т. е. не о характеристике знаков в плане содержания, а об односторонних единицах содержания, подобных односторонним единицам выражения — фонемам и их признакам. Существенно, что такие единицы должны были бы иметь языковой, а не логический или психологический характер. По-видимому, именно такой характер имеют категории типа «субъект», «объект», но пока неизвестно, существует ли универсальный набор семантических единиц, при помощи которых можно было бы описать план содержания любого предложения (в одном конкретном языке или во всех языках; ср. § 126).

Языковой характер семантических единиц (категорий) должен проявляться в том, что следует ожидать наличия специальных средств выражения таких категорий (по крайней мере в каком-то одном языке, если речь идет об универсальном, панлингвистическом наборе категорий): как уже говорилось выше, в плане содержания лингвистический интерес представляет то, что имеет определенные соответствия в плане выражения[15].

Доказательством существования особого «семантического языка», т. е. самостоятельного уровня семантики, считают обычно следующее. Хорошо известно, что один и тот же смысл может быть передан различными высказываниями, например, предложения Иванов одолжил Петрову эту сумму, Петров занял у Иванова эту сумму, Эта сумма была одолжена Ивановым Петрову и т. п. имеют один и тот же смысл. Известно также, что человек запоминает обычно смысл сообщения, а не его конкретную языковую форму. Такие факты доказывают, как предполагают, именно то, что существует собственно семантическое представление, одинаковое для всех высказываний, тождественных в смысловом отношении. Соответственно должны существовать особые средства такого семантического представления — семан-/25//26/тические единицы и их синтактика. А это, в свою очередь, означает, что есть особый семантический уровень языка и речевой деятельности. Именно из этого мы будем исходить в дальнейшем (подробнее о семантике см. §124 и сл.).

§ 29. В составе уровней обычно можно вычленить определенные подуровни. Так, в рамках фонологического уровня выделяется подуровень слогов; применительно к морфологии языков типа русского уместно говорить об особом подуровне основ и т. п.

В заключение данного раздела необходимо подчеркнуть, что иерархическая сложность системы языка и речевой деятельности, существование целого ряда относительно автономных подсистем, уровней никак не противоречит тезису о языке как о единой системе. Скорее, наоборот: именно расчлененность системы обеспечивает ее цельность, ибо цельность обеспечивается связями, а связи возможны лишь между отдельными взаимодействующими компонентами в составе системы.

ЛИТЕРАТУРА

Бенвенист Э. Уровни лингвистического анализа. — «Новое в лингвистике». Вып. 4. М., 1966.

Данеш Ф., Гаузенблас К. Проблематика уровней с точки зрения структуры высказывания и системы языковых средств. — Единицы разных уровней грамматического строя языка и их взаимодействие. М., 1969.

Падучева Е. В. Некоторые проблемы моделирования соответствия между текстом и смыслом в языке. — «Известия АН СССР. Серия литературы и языка». 1975, т. 34, № 6. /26//27/






Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; просмотров: 74; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 107.21.85.250 (0.01 с.)