Сказка про российских миллионеров



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Сказка про российских миллионеров



Первые поколения российских дореволюционных предпринимателей желали одного: любой ценой вырваться из пут крестьянской нищеты и крепостного рабства, подняться хотя бы на одну ступеньку выше.

Следующим поколениям, как отмечают исследователи, были присущи упорная жажда обогащения, деспотизм и самоограничение. Между прочим, вместе с самоограничением, как ни странно, рождалось стремление к общественному служению и благотворительности.

Облик следующих поколений предпринимателей определялся достижениями в бизнесе, ростом общественного, политического и культурного самосознания. Династия Морозовых — яркий тому пример.

Морозовы — одна из самых знаменитых фамилий в истории предпринимательства. От крестьянских корней они получили упорство в достижении цели и невероятную работоспособность. Красивая легенда об основателе династии Савве Морозове рассказывает: свой товар — красиво отделанные кружева, ленты, бахрому — он носил сам, пешком от владимирского села Зуева (сто верст от Москвы); уходил засветло, а к вечеру уже входил со своим красным товаром в богатые дома Москвы. Конкурентоспособность его товара была настолько высока, что вскоре скупщики стали выходить ему навстречу, чтобы первыми взять товар.

Заметим, что конкурентоспособность российских товаров вообще изначально опиралась на их уникальность, красоту и доступность производства. Русские купцы всегда старались удивить своими товарами. До сих пор удивляют краски и плотность морозовских сатинов.

Савва Морозов, с присущими ему решительностью, упорством, безошибочной интуицией, энергичностью, склонностью к оправданному риску, изобретательностью и природной смекалкой, может служить примером современным бизнесменам. Его дело расширялось и увеличивались доходы.

В начале XIX века Савва Морозов за огромные по тем временам деньги, 17 тысяч рублей, получил «вольную» от дворян Рюминых и был зачислен в купцы первой гильдии.

Еще через два десятка лет Морозовы получили потомственное почетное гражданство, а родоначальник клана имел свой дом в Москве. Крупнейшей морозовской фирмой была Никольская мануфактура, где делами сперва заправлял сам «Савва Первый», а затем его младший сын Тимофей.

Чем же порадуют современные российские олигархи? В «Азбуку олигархов», которая представляет собой алфавитный список российских миллиардеров, составленный британским корреспондентом Эндрю Осборном и опубликованный английской газетой «Independent» вошли Олег Дерипаска, Алишер Усманов, Виктор Вексельберг, Вагит Аликперов, Виктор Рашникова и ряд других не менее известных представителей российского.

Например, об одном из самых богатых южноуральцев — Викторе Рашникове, занимающем 16 место в списке миллиардеров, Осборн сообщает весьма скупо, ссылаясь на недостаток информации. Обобщая известные ему сведения, британский журналист пишет следующее: «Он начинал свой путь как рабочий, а к 1997 году стал генеральным директором завода. С тех пор он оказывает сопротивление враждебным поглощениям и шантажу и стал одним из состоятельных олигархов страны».

Что ж — это типичный путь олигарха, жизни олигархов, помимо официальных биографий известно мало, однако после выхода в свет книги и разрозненным интервью с Леной Лениной, кое-что прояснилось. Как правило, олигарх имеет высшее техническое образование, и даже не одно. Говорят, что нигде в России нет такой концентрации кандидатов физико-математических наук, как на элитной Рублёвке. Он женат, часто второй раз. Растит двоих детей.

У него есть квартира в Москве в центре города площадью около 500 квадратных метров с бассейном и зимним садом, особняк на Рублёвке и виллу где-нибудь, например, на Лазурном берегу Необходимый атрибут быта олигарха — шале на горнолыжном курорте (например, в Куршевеле). Стоимость его квартиры в центре Москвы 5‑10 миллионов долларов. Плюс обстановка и дизайн интерьера — еще не меньше миллиона. Особняк на Рублёвке — те же 10 миллионов "вечнозеленых" и еще миллион — отделка. Жилье в Лондоне — порядка 25 миллионов долларов. Вилла в Сан-Тропе — от 15 до 35 миллионов. Аренда шале в Куршевеле зимой обходится в 50 тысяч долларов в неделю.

Из автомобилей олигархи предпочитают «мерседесы», БМВ и «ауди» — у миллиардеров в моде скромность. «На сверхмодных Ferrari, Lamborghini и Maseratti чаще щеголяют провинциальные нувориши», — пишет Лена Ленина в своей книжке.

Одна машина для себя, одна — для жены, одна для охраны, одна машина возить детей в школу, один спортивный автомобиль для уикендов и одна машина в запасе — итого минимум 6 автомобилей. Собственный автопарк (шесть-семь машин) обходится олигархам примерно в 800 тысяч долларов.

Из других средств передвижения олигарх, как правило, имеет собственный самолет и яхту. Самый роскошный самолет — Boing Business Jet-737 со спутниковым телефоном и жидкокристаллическими телевизорами стоит от 50 до 70 миллионов долларов. Самолеты среднего класса — порядка 40 миллионов у.е. Самый маленький и дешевый личный самолет обойдется в 20 миллионов «зеленью». Около 40 миллионов долларов стоит яхта. Содержание яхты и самолета обходится в сумму около 6 миллионов долларов в год.

Дети олигарха учатся в частной школе или каком-нибудь пансионате за границей. Обучение детей в престижных швейцарских пансионатах стоит около 100 тысяч долларов в год. В респектабельных английских колледжах можно набраться ума всего за 30 тысяч у.е.

Жена крупного бизнесмена может рассчитывать на 20 тысяч долларов месячного содержания — на обувь, одежду и украшения. «За исключением очень дорогих колье и крупных бриллиантов, которые муж покупает сам и хранит в сейфе», — отмечает Лена Ленина.

Питание в дорогих ресторанах — это еще 25‑30 тысяч "вечнозеленых" в месяц. Немало денег тратят олигархи и на создание собственной коллекции произведений искусства — у каждого из них здесь капиталовложений на 15 миллионов долларов.

Четыре охранника и четыре водителя получают зарплату в 1,5 тысячи долларов в месяц. Домашняя прислуга — няни, горничные, повар, садовник — живут за вдвое меньшую зарплату в 700 «баксов».

Таким образом, чтобы обеспечить себе безбедное олигархическое существование, нужно, чтобы на банковском счете было не меньше 200 миллионов долларов.

Но как заработать такие деньги?

Наиболее быстро растут состояния тех, кто "взрастил" бизнес, а затем полностью или частично продал его на Западе.

Долларовых миллиардеров в России 39. В Петербурге всего один — Андрей Рогачев. Начал свой бизнес крупнейший акционер сети «Пятерочка» Андрей Рогачев с нуля, а не с залоговых аукционов или банкротств. На вырученные от продажи акций деньги он собирается создавать еще одну торговую сеть, а не покупать английский футбольный клуб, как лидер общероссийского рейтинга Роман Абрамович.

Большинство российских олигархов имеют бизнес, связанный с продажей сырья. Однако, в петербургском рейтинге богачей мало представителей сырьевых отраслей, и они не занимают первые строчки в таблице. Почти все создали свой капитал либо на выпуске товаров из древесины, либо на трейдинговых операциях с нефтью и нефтепродуктами.

Петербургские богачи более интеллектуальны, чем среднероссийский миллиардер. Большинство из них заработали деньги в потребительском секторе, розничной и оптовой торговле, строительстве или финансах, то есть в конкурентном бизнесе, ориентированном на запросы потребителя, а не бюрократического аппарата или сырьевого рынка.

Миф о том, что все нажито нечестным трудом пытается развеять Лена Ленина в своей книге: «Именно такие стереотипы и слухи вызвали у меня желание рассказать правду об этих людях. Начиная с состояния в 10 миллионов долларов, крупные предприниматели не работают ради денег, а строят сложные и бесконечно увлекательные схемы, реализуя свои высокий уровень профессионализма и блестящий ум. Конечно, не все миллиардеры являются эталонами морали и нравственности, но есть среди них и очень достойные люди, у которых стоит многому поучиться».

Крупные предприниматели — настоящие трудоголики, которые спят по 5–7 часов, а всё остальное время очень продуктивно и с удовольствием трудятся и не позволяют себе ни расслабиться, ни превзойти их в профессионализме молодой голодной поросли, постоянно развиваясь и самообразовываясь в своей бизнес-области.

Как Сократ стал судовым магнатом и международным бизнесменом[1]

Аристотель (Сократ) Онассис родился 15 января 1906 года в Смирне (ныне Измир), Турция, — умер 15 марта 1975 года в Париже. Судовой магнат и международный бизнесмен, который создал флот супертанкеров и грузовых кораблей больших размеров, чем флоты многих стран.

Несмотря на то, что семейство Онасисов было довольно богатым семейством табачных дилеров, оно потеряло почти все состояние в 1922 году, когда Смирна, тогда еще греческий город, был захвачен турками. Бежав из Греции, семейство послало Аристотеля в Южную Америку на поиски лучшей доли.

В Буэнос-Айресе Онасис стал ночным портовым диспетчером и, с помощью друзей семьи, начал бизнес по импорту табака в дневное время. Он увеличил использование импортного восточного табака в Аргентине с 10 до 35% и через два года заработал 100 тыс. долларов из 5% комиссионных от торговли табаком.

Греческое правительство заметило Онасиса и предложило ему заключить торговое соглашение с Аргентиной в 1928 году и затем сделало его генеральным консулом. Его деловая активность расширилась за счет производства сигарет и других потребительских товаров. В возрасте 25 лет, Онасис сделал свой первый миллион долларов.

В 1932 году Онасис купил свои первые шесть грузовых судов у канадской фирмы за 120 тысяч долларов. Он использовал два из этих кораблей до того момента, пока не появились корабли с большей грузоподъемностью и затем купил другие. Онасис построил свой первый танкер в 1938 году и приобрел два еще больших по размеру к началу Второй мировой войны. Его империя росла и его флот увеличивался все 40 и 50-е годы.

В середине 50-годов он купил 17 новых танкеров за один год. В 1953 году он также заплатил 1 миллион долларов за контрольный пакет в «Сосьете де Бэйнс де Мер», которое было собственником казино в Монте-Карло, театров, отелей, и другой недвижимости. С 1957 по 1974 год он был собственником и распорядителем Олимпийских Авиалиний — греческих национальных авиалиний, переданных ему в концессию греческим правительством.

Его первая женитьба, в 1946 году, была на Афине Ливанос, дочери корабельного магната Ставроса Ливаноса; она закончилась разводом в 1960 году. Он был долгое время близок с оперной дивой Марией Каллас. Затем в 1968 году он женился на Жаклин Бувье Кеннеди, вдове президента США Джона Ф.Кеннеди. Его роскошная яхта «Кристина», названная в честь его дочери, называлась некоторыми «плавающим дворцом» и служила несколько лет в качестве его постоянной резиденции. К моменту смерти его состояние оценивалось более чем в 500 млн. долларов.

Классический бизнесмен-самоучка[2]

Владелец марки бытовой техники Vitek — Андрей Деревянченко — классический бизнесмен-самоучка. Еще несколько лет назад он торговал электроникой на рынке в Лужниках, а теперь бросает вызов таким гигантам, как LG и Samsung. В 2004 году возглавляемая им компания «Голдер электроникс» должна достичь оборота в $100 млн. Если, конечно, все пойдет по плану.

Имя в бытовой технике значит многое. Основные деньги получает не завод-производитель и не дистрибутор, а владелец торговой марки. Российские импортеры усвоили эту истину давно и, как только у них появилось достаточно средств, начали выпускать технику под собственными наименованиями. Так появились на свет Vitek, Vigor, Ves и Scarlett — все они зарегистрированы за рубежом, но принадлежат российским бизнесменам. Из этой плеяды брэндов Vitek — самый успешный (это признают даже конкуренты). Впрочем, успех не всегда сопутствовал основателю «Голдер электроникс».

Уволившись в запас в 1991 году, 21-летний лейтенант Деревянченко понял, что делать ему в сущности нечего. Непонятно было даже, где искать работу. Он попробовал устроиться в пару контор, но какие были шансы у выпускника военного училища, отслужившего несколько месяцев в армии и не имевшего ни опыта, ни специальных знаний? В конце концов по настоянию матери («чтобы стаж шел по трудовой книжке») пошел работать в охранное агентство.

Дежурил сутки через трое, свободного времени оставалось предостаточно. А в 1992 году начался бум торговли, и Деревянченко, человек по натуре энергичный и предприимчивый, не упустил представившегося шанса организовать небольшую прибавку к жалованью.

Торговля ширпотребом стала трамплином в большой бизнес для многих ныне известных предпринимателей. Например, основатель сети бытовой техники «Мир» Александр Кабанов в начале 1990-х занимался перепродажей лицензионной «Пепси-Колы». Деревянченко, будущий поставщик «Мира», тоже сделал первые деньги на «коле». Начинающий бизнесмен брал бутылку американской газировки по пять рублей, а продавал по десять. «То было славное время», — вспоминает он.

Очень скоро появился и первый партнер по бизнесу — школьный друг Олег Голубин. Андрей сначала помог ему устроиться в охранную фирму, а потом увлек и торговлей. В 1993 году, когда собственное дело стало отнимать у друзей слишком много времени, Деревянченко и Голубин ушли из охранников. Ежемесячный оборот их предприятия достигал тогда $5000, они занимались напитками, сигаретами, кофе. Потом всерьез увлеклись торговлей обувью: появились собственные лотки на рынке в Лужниках, первый офис в центре города — одна комнатка на Кузнецком мосту, штат наемных сотрудников. Но вскоре обувь утратила актуальность: новым хитом стала электроника.

О растущем спросе на телевизоры и видеомагнитофоны Деревянченко поведал один знакомый. Предприниматель, получавший стабильный доход от продажи обуви, знакомому поначалу не поверил: техника — вещь недешевая, а население деньгами не избаловано, откуда взяться спросу? Но собеседник привел Андрею серьезный аргумент, вполне в духе времен первоначального накопления капитала. По словам Деревянченко, он достал из кармана две пухлые пачки новеньких стодолларовых купюр — комиссионные от продажи электроники, втянул носом воздух и сказал: «Они так приятно пахнут...» Не поверить было невозможно.

Знакомый Деревянченко в своих прогнозах не ошибся. Именно в 1993 — 1994 годах возникли нынешние лидеры рынка бытовой техники — компании «М.Видео», «Эльдорадо», «Мир» и «Техносила». Работали они все тогда примерно одинаково. Например, владельцев этих компаний можно было встретить в офисе оптового поставщика — фирмы Columbia Int., где выстраивались очереди из торговцев, бравших технику на перепродажу.

Летом 1993 года Деревянченко с партнером купили в Columbia товара на $10000, а вскоре пошли контракты на порядок крупнее. Об одной из первых операций с электроникой предприниматель вспоминает: «Я был крайне удивлен, когда увидел, что товар распродали еще до того, как мы расставили его на прилавке». Деньги повалили валом, компаньоны строили амбициозные планы, работы было невпроворот. К 1994 году у Деревянченко и Голубина в Лужниках уже было около 10 торговых точек, потом появилась новая площадка — Горбушка.

Тогда же, в 1994 году, Деревянченко пытались ограбить. После того случая, который чуть не стоил Андрею жизни, компаньоны впервые наняли инкассатора, а к нему приставили охранника. «В то время нам не хватало знаний, как организовать бизнес, — говорит Андрей. — Нам надо было вкалывать, спали по четыре часа в сутки, а книжки по теории управления начали читать позже».

В 1996 году — снова трагедия. Деревянченко с семьей попал в автокатастрофу, его мать и жена погибли, а сам предприниматель вынужден был на время оставить бизнес. Он несколько раз ложился в больницу — долечивать травмы. Началась тяжелая депрессия. Вернуться к привычной жизни Андрей смог лишь через год.

В то время «Голдер электроникс» уже самостоятельно импортировала технику, покупая ее напрямую в Гамбурге и Вене. А к 1998-му компания обзавелась своей сетью дистрибуции. Дальше развиваться можно было двумя путями: либо строить розничную сеть, либо создавать свой брэнд. Деревянченко остановил свой выбор на торговой марке. Но когда проект уже почти оформился, грянул кризис. Об августе — сентябре 98-го предприниматель вспоминает с ужасом: «Жуткое ощущение, когда у тебя накладных расходов $10 000 в день, а оборот составляет $3000, когда ты понимаешь, что все заработанное тяжелым трудом уходит как песок сквозь пальцы».

Финансовые катаклизмы 1998 года сказались и на отношениях с партнером. «Мне не нравилось, что Олег позволял себе забирать из компании большие средства на личные нужды, — говорит Деревянченко. — Я так рассуждал: мы молодые люди, и у нас все впереди, был бы бизнес. А его расходы здорово тормозили развитие компании».

Решение расстаться с Голубиным далось нелегко. Но разошлись партнеры по-хорошему (хотя с тех пор практически не общаются). Деревянченко выкупил долю Голубина. Тот основал собственный бизнес. Сейчас у Олега супермаркет в Перове и скоро откроется ресторан. «Я устал от напряженного ежедневного ритма Андрея, — рассказал Голубин корреспонденту «Ко». — Мне действительно хотелось чего-то более размеренного, спокойного».

Оставшись один, Деревянченко принялся за проект Vitek. «Позади были неприятности и проблемы. С новым проектом я начал новую жизнь», — говорит предприниматель.

Торговая марка Vitek Austria была зарегистрирована в конце 1999 года, а первая партия товара пришла в Россию в 2000-м. Австрия в названии значилась неспроста. Во-первых, в этой стране жил новый партнер Деревянченко, который помогал ему финансировать проект. (Это, кстати, был первый опыт привлечения капитала со стороны — до сих пор компания развивалась на собственные средства.) Ну а во-вторых, таким образом создатель марки хотел подчеркнуть, что товар у него европейского качества. Решено было выпускать мелкую бытовую и аудиотехнику: чайники, утюги, тостеры, кассетные магнитолы, небольшие телевизоры, кофеварки, фены и т. д.

Зарегистрировать марку не составило большого труда. Так же как и найти производителей — для этого достаточно было посетить пару специализированных международных выставок. Сложнее было выбрать среди сборщиков техники действительно надежных. Первые заказы Деревянченко разместил на китайских заводах, предложивших самые низкие цены, но вскоре пожалел о своем решении. «Это была ошибка. Как только я понял это, тут же коренным образом поменял подход к позиционированию, — рассказывает глава «Голдер электроникс». — Надо было идти в более дорогой и качественный сегмент. Только так можно создавать брэнд.»

Конкуренты, правда, уверяют, что за счет низких цен марка Vitek и получила широкую известность. Говорит Олег Власов, директор компании WonderLine, продающей технику под зарегистрированной в Испании маркой Ves: «Бывает, проснешься утром, а по каким-нибудь позициям Vitek сбросил цены. Они во многом за счет демпинга и поднялись, начав бизнес с самой дешевой техники».

Но Деревянченко настаивает на том, что его компания твердо шла по пути улучшения качества. «Были случаи, когда мы отправляли товар обратно в Китай, — вспоминает бизнесмен. — Я сразу ставил крест на провинившемся производителе. А если невозможно вернуть товар, то лучше его выбросить. Имидж — очень дорогая вещь».

В октябре 2002 года исследование, проведенное агентством GfK, показало, что Vitek занимает 20% рынка кассетных магнитол и магнитол с CD. Деревянченко это дало повод строить весьма амбициозные планы. «Хочу забрать долю рынка у известных производителей, например у Samsung и LG, — говорит глава «Голдер электроникс». — Цель уже не в зарабатывании денег. Я должен идти дальше, расти, покорять новые вершины. Когда я смотрю на объем продаж и вижу, что мы топчемся на месте, меня это раздражает».

Повод понервничать Деревянченко предоставляется пока нечасто: объем продаж за 2002 год вырос на 60% (предприниматель не раскрывает абсолютных показателей). В этом году ожидается 40-процентный рост. Задача минимум на 2004 год — превысить оборот в $100 млн.

Заявленные главой «Голдер электроникс» цифры выглядят гигантскими, если учесть, что средняя цена товара под маркой Vitek составляет $15‑$20. И еще непонятно, сможет ли столько поглотить рынок.

Глава «Голдер электроникс» прекрасно понимает, что ситуация на рынке изменилась. «Наверное, мне повезло: я оказался в нужном месте в нужное время, — говорит он. — Если бы я сейчас начинал бизнес, то, наверное, не получилось бы, совершенно другие условия». Впрочем, в прошлом Деревянченко смог приспособиться к не менее тяжелым условиям, так что про марку Vitek мы еще не раз услышим.

Краткий справочник российских миллионеров[3]

Григорий Березкин: $880 млн

С 1994 году работал заместителя гендиректора нефтедобывающей компании «Коминефть». В 1996 году команда Березкина прямо работала на «Сибнефть», помогая налаживать новые сбытовые схемы. Президент холдинга ЕСН. Тонко чувствует конъюнктуру фондового рынка.

Александр Гирда: $870 млн

В «Пятерочке» отвечает за операционную деятельность. Младший партнер Андрея Рогачева.

Рустам Тарико: $830 млн

Mercedes SLR, за который Рустам Тарико заплатил около ?600 000, разгоняется до сотни км за 3,8 секунды. Бизнес автолюбителя развивается примерно такими же темпами (банк «Русский стандарт»).

Игорь Яковлев: $770 млн

«Территория низких цен» в прошлом году стремительно расширялась — под маркой «Эльдорадо» работают уже около 600 магазинов в России, Польше и на Украине. Выручка сети за год выросла вдвое — до $2,4 млрд, по этому показателю «Эльдорадо» нет равных среди розничных компаний России и СНГ.

Дмитрий Рыболовлев: $750 млн

Владелец «Уралкалия».

Михаил Балакин: $550 млн

У выпускника Московского инженерно-строительного института Михаила Балакина вся семья — строители. «И жена в этой отрасли работает, и тесть, и теща», — хвалился он в интервью Forbes. О конструктивных особенностях новой серии панельных домов И-155, разработанной под его руководством, Балакин готов говорить часами. Попутно Балакин расскажет, что в созданный им холдинг СУ-155 входят крупные строительные управления, домостроительные комбинаты, цементные заводы и даже производитель башенных кранов.

Владимир Коган: $540 млн

Владимира Когана называют самым влиятельным и могущественным питерским бизнесменом. Правда, «благодаря» «Пятерочке» он теперь уже не богатейший предприниматель города. Как он разбогател? В 1994 году Владимиру Когану путем скупки акций удалось взять контроль над Промышленно-строительным банком. Остальное было делом техники. Сегодня Владимир Коган делает ставку на недвижимость.

Вячеслав Кантор: $540 млн

«Я — лошадник. Люблю всех коней, кроме троянских», — говорит владелец новгородского холдинга «Акрон» Вячеслав Кантор. Еще в 2000 году предприниматель купил Московский конный завод №1 — основанное в 1924 году командармом Буденным племенное хозяйство, расположенное на 2300 га земли в 30 км от Москвы по Рублевскому (!) шоссе.

Дмитрий Зимин: $520 млн

Доктор технических наук Дмитрий Зимин 35 лет проработал в Радиотехническом институте имени Минца, затем ненадолго отвлекся на создание федеральной сети сотовой связи «Би Лайн», а теперь вновь вернулся к науке. Созданный им благотворительный фонд «Династия» в 2004 году потратил $3,5 млн на поддержку физиков и математиков — учителей, студентов, аспирантов и молодых ученых. Новое направление деятельности фонда — финансирование работы биологов, изучающих проблемы старения.

Тельман Исмаилов: $520 млн

Глава группы ACT Тельман Исмаилов неравнодушен к знаковым местам столицы. Сначала он купил знаменитый ресторан «Прага» на Арбате, затем — не менее знаменитый Военторг. Еще одну «историческую точку» на карте Москвы он создал своими руками— на территории Государственной академии физкультуры Исмаилов открыл Черкизовский рынок, о котором уже сложен целый ворох городских легенд.

Лев Кветной: $510 млн

Партнер Алишера Усманова Лев Кветной поначалу ошибся с выбором профессии. Окончив в 1989 году Государственный институт физической культуры, он, как и многие спортсмены, ушел в бизнес. Недостаток знаний пришлось восполнять в Финансовой академии при правительстве РФ, зато хорошее новое образование дало толчок карьере: сейчас Кветной — гендиректор ЗАО «Газ-металл», совладелец Лебединского ГОКа и Оскольского электрометаллургического комбината.

Олег Жеребцов: $500 млн

Председатель правления компании «Лента». В 1993 году Олег Жеребцов решает уйти из оптовой торговли и создает первый магазин формата cash & carry. Новая сеть, получившая лаконичное название «Лента», стремительно развивается последние десять лет.

Андрей Козицын: $500 млн

В 13-летнем возрасте подросток Андрей Козицын вытащил из реки маленькую девочку и был награжден медалью «За спасение утопающих». Навыки спасателя пригодились ему и в зрелом возрасте. В 1999 году, когда Козицын стал гендиректором только что созданной Уральской горно-металлургической компании, выручка холдинга составила $740 млн.

Игорь Бабаев: $480 млн

На сайте АПК «Черкизовский» в разделе «Руководство» всего одна запись: «Бабаев Игорь Алексеевич, президент». В самом деле, «Черкизовский» можно было бы назвать индивидуальным частным предприятием Бабаева, если бы не масштаб бизнеса: 9 мясокомбинатов, 10 птицефабрик, 5 свинокомплексов и более 100 000 га пашни в Пензенской области. Бабаев признает свои заслуги в создании крупнейшей мясной компании России: купив несколько лет назад Лабинский мясокомбинат (Краснодарский край), он переименовал его в «Бабаевский».

Борис Зингаревич: $470 млн

Борис Зингаревич в компании «Илим Палп» отвечает за производство и оперативное управление.

Андрей Косогов: $470 млн

Заместитель председателя правления Альфа-банка Андрей Косогов с 1992 года курирует всю инвестиционную деятельность финансовой группы, но, говорят, пришел и его черед уступить место — в данном случае итальянцу.

Сергей Петров: $470 млн

Для компании Mitsubishi глава группы «Рольф» — «русское чудо». Автомобили Mitsubishi на европейском автомобильном рынке занимают не более одного процента, а в общероссийских продажах иностранных автомобилей Сергей Петров завоевал для этой марки почти 10%.

Захар Смушкин: $470 млн

Глава «Илим Палпа». Женат, сын.

Шалва Чигиринский: $470 млн

Чигиринский в списках богатейших задержится надолго: котировки акций его нефтяной компании Sibir Energy растут, а 2007 год, когда Чигиринский начнет реконструкцию гостиницы «Россия», стремительно приближается.

Сергей Галицкий: $460 млн

Десять лет назад глава краснодарской компании «Тандер» входил в число крупнейших оптовых торговцев юга России — Галицкий снабжал страну продовольствием, бытовой химией, парфюмерией.

Александр Щукин: $450 млн

Вице-президент холдинга «Сибутлемет» Александр Щукин. Принадлежащие ему шахты добывают 7 млн тонн угля в год. А не так давно он приступил к скупке колхозов, расположенных вблизи шахт «Сибуглемета». «Сельское хозяйство в руках рачительного хозяина всегда прибыль давало, и у нас будет. Сделали же мы прибыльной угольную отрасль», — говорит Щукин.

Александр Занадворов: $440 млн

Уроженец Сахалина Александр Занадворов сделал в столице стремительную карьеру. Стартовав в 1993 году с позиции кассира отдела неторговых операций КБ «Индустрия-Сервис», к 1997 году он добрался до поста председателя правления Собинбанка. Сейчас он совладелец сети супермаркетов «Седьмой континент» и ТК «Охотный ряд».

Сергей Веремеенко: $420 млн

Компания «Русский уголь», которой Веремеенко владеет на паях с Вадимом Варшавским, стремительно растет в цене. Еще под контролем Веремеенко — верховая езда с преодолением препятствий, фехтование на шпагах, стрельба из малокалиберного пистолета, плавание и бег по пересеченной местности.

Юрий Качмазов: $410 млн

Не сильно афишируя свою деятельность, председатель совета директоров группы «СОК» собрал под крыло полтора десятка российских предприятий по выпуску автомобильных комплектующих и три завода, производящих автомобили.

Зарах Илиев: $400 млн

Зарах Илиев — типичный московский бизнесмен. В том смысле, что начинал с контейнерной мелкооптовой ярмарки — царства дикой торговли под открытым небом. А сейчас владеет торговым центром «Москва» в Люблино да еще купил торговый центр «Гранд».

Гавриил Юшваев: $400 млн

Один из создателей компании «Вимм-Билль-Данн» сейчас увлечен вовсе не соками и не молоком. «Мы печем до 1 млн буханок хлеба в день», — с гордостью рассказывает Юшваев об успехах холдинга «Русагропроект», которым владеет на паях с Давидом Якобашвили.

Вячеслав Брешт: $390 млн

В Нижнетагильском педагогическом институте из Вячеслава Брешта готовили преподавателя немецкого и английского языков. Но стал он в результате совладельцем крупнейшей в мире титановой корпорации «ВСМПО-Ависма». Первая специальность пригодилась: карьера Брешта во многом была обусловлена его умением находить общий язык с зарубежными потребителями титановой продукции, в частности с корпорацией Boeing.

Сергей Генералов: $390 млн

У Сергея Генералова богатая биография. Работа в ЮКОСе (1993–1998 годы) принесла ему деньги, руководство Министерством топлива и энергетики (1998–1999 годы) и мандат депутата Государственной думы (1999–2000 годы) —управленческий опыт и связи. Используя этот капитал, Генералов сконструировал холдинг «Промышленные инвесторы»: Дальневосточное морское пароходство в этом «чеболе» соседствует с водочным заводом «Топаз», Красноярским комбайновым заводом и научной лабораторией, разрабатывающей лекарства от рака.

Владимир Кремер: $390 млн

Партнер Виктора Вексельберга и совладелец холдинга «Ренова» сейчас работает гендиректором ЗАО «Коми-Алюминий».

Евгений Ольховик: $390 млн

Виктор Вексельберг и большинство других топ-менеджеров «Реновы» покинули совет директоров ОАО «СУАЛ» — центр оперативного управления алюминиевой компании. Отдуваться за всех своих партнеров в СУАЛе остался Евгений Ольховик. Он не чурается черной работы — когда обвалилась крыша цеха Уральского алюминиевого завода СУАЛа, погубив четырех рабочих, именно Евгений Ольховик ездил в Каменск-Уральский выяснять причины происшествия и организовывать помощь родственникам погибших.

Анатолий Седых: $390 млн

Выпускник Московского института стали и сплавов Анатолий Седых в начале 1990-х годов взял кредит на $1,5 млн в Сбербанке, построил в Подмосковье цех по выпуску ферротитана, металл отправлял на экспорт, выручку тратил на компьютеры, которые продавал в России. Так и накопил деньги на покупку Выксунского металлургического завода, который затем стал головным предприятием Объединенной металлургической компании — производителя труб, металлопроката и железнодорожных колес с годовым оборотом $1,5 млрд.

Владислав Тетюхин: $390 млн

Гендиректор корпорации «ВСМПО-Ависма», самый старший участник «Золотой сотни», конфликтует с молодыми партнерами.

Андрей Кузяев: $380 млн

Партнерство с крупной нефтяной компанией — верный пропуск в большой бизнес. В 1995 году основатель Пермской товарной биржи Андрей Кузяев создал на паях с ЛУКОЙЛом предприятие «ЛУКОЙЛ-Пермь», а спустя семь лет продал свою долю в СП партнеру почти за $400 млн. Теперь у Кузяева есть возможность сидеть сразу на многих стульях: он и депутат Пермского законодательного собрания, и президент LUKOIL Overseas; ему также принадлежит «Пермская финансово-производственная группа» — крупный владелец недвижимости в Перми и Москве.

Игорь Алтушкин: $360 млн

В 1993 году Игорь Алтушкин собирал в Екатеринбурге лом цветных металлов. В 2003-м построил в Новгороде завод по переработке медного лома, купил «Карабашмедь» и Кыштымский медеэлектролитный завод. Данные предприятия, а также четыре рудника и два банка слились в Русскую медную компанию — это третий по объемам производитель меди в России после «Норильского никеля» и УГМК.

Владимир Гусинский: $350 млн

Про Владимира Гусинского рассказывают такую историю: в конце 1990-х годов медиамагнат якобы купил 45-метровую яхту Fortuna («Удача») и переименовал ее в Blue Star — «Голубая (грустная) звезда». С тех пор удача изменила бизнесмену. Потеряв собственность в России, Гусинский попытался делать деньги за границей, но без особых успехов.

Вадим Мошкович: $350 млн

Президент «Русагро» Вадим Мошкович купил подмосковный племенной завод «Коммунарка». «Русагро» уже объявлял о намерении потратить $100 млн на строительство свинокомплекса в Белгородской области. Но не стоит забывать, что Мошкович владеет еще и девелоперской компанией «Авгур Эстейт». А «Коммунарка» —это 3000 га в непосредственной близости от Москвы.

Борис Белоцерковский: $340 млн

В 1989 году Борис Белоцерковский выбрал название для своего предприятия почти случайно — увидел на Москве-реке буксир «Уникум», слово понравилось. Сейчас все серьезнее: группа компаний «Уникум» превратилась в ведущего поставщика игровых автоматов с денежным выигрышем, а также оборудования для развлекательных центров.

Александр Вагин: $340 млн

В июле 1989 года шахта «Распадская» стала одним из центров той самой знаменитой забастовки шахтеров Кузбасса, которую историки называют началом конца СССР. Итог тех событий: ЗАО «Распадская угольная компания» объединяет более 20 предприятий, обеспечивающих добычу 8,5 млн т коксующегося угля в год, а председатель совета директоров холдинга Александр Вагин входит в «Золотую сотню».

Владимир Груздев: $340 млн

Свою карьеру выпускник Военного института Минобороны СССР Владимир Груздев начинал на «черном континенте»: в конце 1980-х служил военным переводчиком в Анголе и Мозамбике. Затем с группой сослуживцев создал сеть супермаркетов «Седьмой континент». После чего вернулся на службу Родине, став депутатом Госдумы.

Геннадий Козовой: $340 млн

Геннадий Козовой стал гендиректором кузбасской шахты «Распадская» в 1993 году, но до сих пор не может привыкнуть к своему положению: «Я и собственник, и управленец. Это и хорошо, и плохо. Утром как директор готов раздать работникам все деньги. А вечером как владелец предприятия считаю убытки», — жалуется Козовой. Зря жалуется — наверху им довольны.

Радик Шаймиев: $340 млн

В холдинге «Татаро-американские инвестиции и финансы» (ТАИФ) собраны пакеты акций самых успешных предприятий Татарстана: «Татнефти», «Казаньоргсинтеза», «Нижнекамск-нефтехима», «Нижнекамскшины», Альметьевского трубного завода. Кроме того, в холдинг входят: телерадиокомпания «Новый век», банк «Аверс», страховая компания «Аверс», производственно-строительное объединение «Казань». А также: развлекательный комплекс «Пирамида», пятизвездная гостиница «Мираж», торговый комплекс «Восток-Т» и еще очень много чего. Руководитель и владелец ТАИФа — Радик Минтимерович Шаймиев.

Александр Лейвиман: $330 млн

Химик по профессии в течение многих лет руководил инвестиционным бизнесом АФК «Система» с двухлетним перерывом на командование ВАО «Интурист». В 2003-м Лейвиман опять поменял специализацию: теперь он возглавляет медийное направление холдинга.

Игорь Макаров: $330 млн

Глава компании «Итера» в прошлом— велогонщик. И прекрасно знает главный принцип езды на велосипеде: ты не падаешь, пока движешься вперед. Еще четыре года назад «Итера» была крупнейшим после «Газпрома» продавцом и производителем газа в России.

Евгений Новицкий: $330 млн

До января 2005 года Новицкий был президентом АФК «Система», лично отвечал за оперативное управление холдингом. Но за месяц до выхода компании на Лондонскую фондовую биржу Новицкий ушел руководить советом директоров холдинга и вряд ли сильно огорчен этим обстоятельством. В ходе IPO каждый акционер «Системы» продал часть своего пакета — удачное размещение принесло Новицкому лично свыше $40 млн.

Давид Якобашвили: $330 млн

Глава сове<



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; просмотров: 103; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.89.204.127 (0.018 с.)