Русская православная церковь: история становления и взаимоотношения с государством.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Русская православная церковь: история становления и взаимоотношения с государством.



В предыдущем разделе была дана общая характеристика правосла­вия. Теперь перейдем к рассмотрению особенностей деятельности Русской православной церкви. Христианство в форме православного вероучения и культа официально было признано государственной религией Киевской Руси в 988 г. Конкретным актом принятия право­славия явилось знаменитое Крещение на Днепре населения города Киева князем Владимиром. Однако проникновение православия в Киевскую Русь началось гораздо раньше. Исторические источники утверждают, что бабка князя Владимира княгиня Ольга была хрис­тианкой. Христианами были и некоторые видные деятели дружины князя Владимира. Православные источники связывают проникнове­ние христианства на территорию Киевской Руси с миссионерской деятельностью апостола Андрея Первозванного в первом веке новой эры, который якобы после смерти, воскресения и Вознесения Иисуса Христа отправился проповедовать его учение в Византию, а затем, «прошел Черным морем до Днепра и Днепром вверх до Киева, а от Киева даже до Великого Новгорода...».

Исторических источников, подтверждающих версию о мисси­онерской деятельности апостола Андрея не существует. Однако су­ществуют источники, что христианство на Руси имело свои корни и до знаменитого крещения. Киевская Русь жила не изолированно. Ее население вступало в контакт с окружающим миром, в том числе и с Византией в процессе торговли или завоевательных походов. Однако перед историками всегда стоял вопрос: почему же Русь выбрала именно православие? По этому поводу выдвигаются две версии: бо­гословская, церковная и светская, научная.

В соответствии с церковной версией, принятию православия Киевской Русью предшествовала процедура «испытания вер». Согласно летописному повествованию, прежде чем принять византий­ский вариант христианства, князь Владимир выслушал приверженцев различных религий: иудаизма, ислама (мусульманства) и христианства. Затем он направил своих послов в те страны, где эти религии утвердились. Выполнив задание Великого князя, послы возвратились в Киев и сообщили Владимиру и его окружению следу­ющее: «Ходили де к болгарам, смотрели как они молятся в храме, то есть в мечети, стоят там без пояса: сделав поклон, сядет и глядит туда и сюда, как бешеный и нет в них веселья, только печаль и смрад великий. Не добр закон их. И пришли мы к немцам и видели в храмах их различную службу, но красоты не видели никакой. И пришли мы в Греческую землю и ввели нас туда, где служат они Богу своему, и не знали, на небе или на земле мы: ибо на земле такого зрелища и красоты такой и не знаем, как рассказать об этом. Знаем мы только, что пребывает там Бог с людьми, и службы их лучше, чем в других странах. Не можем мы забыть красоты той, ибо каждый человек, ес­ли вкусит сладкого, не возьмет потом горького, так и мы не можем уже здесь пребывать в язычестве». Наряду с этим описанием «выбо­ра вер» в качестве причины принятия христианства церковь выдви­гает версию о сверхъестественном озарении, которое снизошло на князя Владимира во время посещения им храма Св. Софии в Кон­стантинополе.

Светская, научная интерпретация этого значительнейшего события в Русской истории связана с истолкованием социальных процессов, происходивших на Руси в Х веке. К середине Х века Ки­евская Русь была сильным феодальным государством с высоким уровнем развития духовной и материальной культуры, ремесла и торговли, военного дела и т. д. Старая славянская религия — язычес­кий политеизм — уже не удовлетворяла духовных потребностей на­селения. Тем более он не способствовал упрочению становящейся новой общественной системы, в которой значительное место должна была занять централизация управления населением на основе вели­кокняжеской власти.

Все древнеславянские верования были связаны с родоплеменными богами. Боги одних племен не имели никакого значения для других племен. В новых условиях они утратили способность быть со­циальными интеграторами и регуляторами. Нужна была объединя­ющая идея для всех племен и народностей — идея единого Бога. Этим требованиям соответствовало христианство, с его учением о едином Боге — спасителе всего человечества.

Правящие слои тогдашнего Русского общества осознавали не­обходимость принятия новой цивилизованной формы религии, для того, чтобы обрести идейное единство с Византией и Западной Евро­пой, для которых они являлись варварами. Это единство благоприят­ствовало развитию контактов с цивилизованным миром, благопри­ятствовало торговле, заключению военных союзов и т. д. Конкретный же выбор византийского православия, помимо прочих общих соображений, был продиктован наиболее тесными контактами с Византи­ей, а также династическими амбициями князя Владимира, который через брак с сестрой Византийского императора Анной, хотел пород­ниться с ним.

Князь Владимир был крупным государственным деятелем своего времени. Он проявил понимание исторической необходимости принятия христианства, а также достаточную волю для осуществлен ния этой нелегкой миссии. Всякое новое воспринимается с трудом, тем более, что связано с вековыми обычаями и традициями. Истори­ческие источники свидетельствуют, что установление христианства на Руси не исчерпывалось актом знаменитого Крещения. Потребова­лись многие годы борьбы, просвещения и увещевания, прежде, чем новая религия укоренилась на территории Русского государства.

В каноническом отношении Русская православная церковь долгое время находилась в полной зависимости от Константинополь­ской патриархии. После принятия христианства, уже при сыне Вла­димира Ярославе Мудром (ок. 978—1054) в Киеве была создана мит­рополия во главе с присланным греком — митрополитом Леонтием. До татарского нашествия высшее духовное лицо в России — Киев­ский митрополит прямо назначался из Константинополя. Только два раза 1051 и 1147 гг. русские попытались посвятить себе митрополи­тов (Иллариона и Клима) сами, собором русских епископов. Констан­тинополь не утвердил этих назначений сославшись на то, что «нет того в законе, чтобы епископы ставили митрополита. Патриарх ста­вит митрополита». И русские в конце концов вынуждены были при­знать власть патриарха Константинопольского.

Только со времени нашествия татар на Русь эти отношения русской церкви к патриарху начали изменяться. Этому способство­вало то, что Византия в результате наплыва тюрков из Азии, попала в руки крестоносцев четвертого похода. Эта двойная неурядица — в России и на Балканском полуострове — привела к тому, что русские митрополиты все чаще стали посвящаться дома, а в Константино­поль ездили только за утверждением. Так продолжалось два века — до середины XV столетия. В 1448 г. русская церковь объявила себя автокефальной.

В 1455 г. Константинополь захватили турки. Разрушение Ви­зантийской империи, интересы укрепления авторитета российского государства, а также возросшее влияние Русской православной церкви за рубежом привели к тому, что в 1589 г. была создана москов­ская патриархия и митрополит Иов на Поместном соборе был избран первым русским патриархом. Сделав Русского патриарха независи­мым от Константинопольского, собор вместе с тем поставил его в за­висимость от царской власти: согласно соборному уложению, патри­арх после избрания на Поместном соборе, утверждался царем.

Дальнейшее укрепление власти церкви в государстве было проведено патриархом Никоном в середине 17 века. Никон провел ряд реформ, последствием которых явился раскол в Русской православ­ной церкви — возникло старообрядчество. Мы не имеем сейчас вре­мени рассматривать причины этого раскола. Мы их рассмотрим при изучении соответствующей темы. Здесь же отметим, что Никон в сво­ей реформаторской деятельности стремился утвердить приоритет духовной власти над светской, стремился стать над царем. Но в борь­бе с самодержавием Никон потерпел поражение. В результате Поме­стный собор 1667 года осудил Никона, лишил его сана и подтвердил необходимость подчинения церкви царской власти. Окончательное подчинение церкви государству произошло в период управления Пе­тра I. В 1721 г. Петр 1 ликвидировал патриаршество и учредил Свя­тейший синод — коллективный орган, члены которого назначались царем. Главой церкви стал сам царь, а синодом должен был управлять царский чиновник обер-прокурор. Церкви вменялось в обязанность исполнение ряда функций государственной власти: запись актов гражданского состояния, руководство начальным образованием, на­блюдение за политической благонадежностью граждан. Православие верой и правдой служило самодержавию в течение последующих двух веков, вплоть до свержения династии Романовых и ликвидации монархии в результате Февральской революции 1917 года. Самодер­жавие характеризовалось православным духовенством как народная святыня — «сокровище, какого нет у других народов». «Кто осмелит­ся говорить об ограничении его, тот наш враг и изменник» — утверж­далось на страницах официального органа Русской православной церкви «Церковные ведомости». (1911. № 5. С. 179.

На начальном этапе Февральской революции между церко­вью и Временным правительством установилось взаимопонимание и тесное сотрудничество. Временное правительство для проведения своей политики нуждалось в поддержке церкви. Поэтому оно пред­приняло ряд шагов, направленных на установление добрых отноше­ний. Церковь получила крупные ассигнования на содержание хра­мов и клира. Временное правительство запрещало конфискацию зе­мельных землевладений. Руководство Временного правительства высказывало знаки уважения к церкви. Так на открытии Поместно­го собора присутствовал и выступил с приветствием тогдашний ру-ководитель Временного правительства А. Керенский. В свою оче­редь, православные священники стремились оказать поддержку Временному правительству, обосновать законный характер новой власти. «Отрекшись от престола бывший наш государь передал за­конным порядком власть своему брату, в свою очередь отрекшемуся от власти до окончательного решения Учредительного собрания брат государя законным же порядком передал власть Временному правительству и тому правительству постоянному, которое будет дано России Учредительным собранием. Итак, мы теперь имеем вполне законное Временное правительство, которое является влас­тью передержащей, так называет ее слово Божье. Этой власти ныне единой, верховной и всероссийской мы обязаны повиноваться по долгу религиозной совести, обязаны за нее молиться, обязаны пови­новаться и власти местной, от нее поставленной» (Православный благовестник. 1917. № 5—12. С. 27).

Временным правительством в порядке обеспечения свободы совести был проведен ряд реформ, основной смысл которых заклю­чался в том, чтобы уравнять в правах все религии России, отделить школу от церкви и т. д. В школах было отменено обязательное препо­давание закона божьего, церковноприходские школы передавались из-под юрисдикции церкви Министерству школ. Все эти мероприя­тия вызвали в церковных кругах недовольство Временным прави­тельством. Церковные круги не могли отрешиться от старых амби­ций, а может быть и не хотели признать, что революция требует принципиальных изменений в церковно-государственных отноше­ниях. Большинство было склонно думать и требовать, чтобы государ­ство сохранило свои обязательства по отношению к православной церкви и только освободило ее от стеснительной опеки. Церковь представлялась им как самостоятельная сила, стоящая как бы над государством. Подобные настроения нашли свое отражение в ряде документов церкви, в том числе и в решениях Поместного собора, ко­торый начал свою работу 15 августа 1917 года. Таким образом в уп­равлении Русской православной церковью, а значит и в ее отношени­ях с государством произошло эпохальное событие. Собор был при­зван восстановить патриаршество Русской православной церкви, определить ее дальнейшие пути развития на долгосрочный период. В ноябре 1917 года жребием из трех кандидатов патриархом Москов­ским и всея Руси был избран Тихон [(Белавин Василий Иванович (1865—1925)]. ^

В период работы Поместного собора состоялся Октябрьский переворот. Власть от Временного правительства перешла в руки большевиков. Началась Великая Октябрьская социалистическая ре­волюция, которая сопровождалась гражданской войной. Патриарх Тихон сразу после своего избрания занял позицию резко враждеб­ную по отношению к Советской власти. В своем новогоднем обраще­нии к пастве патриарх Тихон сравнивал начавшиеся в России социа­листические преобразования с вавилонским строительством и пред­рекал, что их ожидает та же участь, что и замысел вавилонян.

Антагонизм в отношении церкви и новой власти заметно уси­лился после принятия в декабре 1917 — январе 1918 гг. Советом народ­ных комиссаров и его органами ряда декретов в той или иной степени непосредственно затрагивающих интересы церкви. В изданном в де­кабре 1917 года «Положении о земельных комитетах» конкретизи­ровались идеи первого декрета о земле в том плане, что все сельскохозяйственные, лесные и водные угодья объявлялись общенародным фондом и передавались в ведение и распоряжение земельных комите­тов. В частности, в декрете шла речь и о церковных и монастырских землях. Следовательно этим декретом совершалась секуляризация церковного земельного имущества. В постановлении комиссариата по народному просвещению от 11 декабря 1917 года в декретной форме осуществлялась передача дел воспитания и образования из духовного ведомства в ведомство названного комиссариата. 18 декабря 1917 года принят декрет о гражданском браке и метрикации. 20 января 1918 го­да — о прекращении денежных выдач на нужды церкви. Эти акты Со­ветской власти были частью широкой программы превращения Рос­сии в современное светское государство, неотъемлемым атрибутом которого было бы воплощение принципа свободы совести.

Наиболее крупное, можно сказать, эпохальное значение в реа­лизации идеи светского государства и в установлении новых отно­шений церкви и советской власти было принятие 23 января 1918 года декрета Совета Народных комиссаров «Об отделении церкви от го­сударства и церкви от школы». Этим актом советское государство конституировалось как светское государство. Оно уравнивало в пра­вах представителей всех вероисповеданий, верующих и неверую­щих. Религия объявлялась частным делом граждан. В связи с этим прекращались всякие государственные ассигнования на нужды церкви и запрещались подобные ассигнования и местным государст­венным учреждениям. Здания и предметы, предназначенные специ­ально для богослужебных целей, отдаются, по особым постановлени­ям, местной и центральной государственной власти в бесплатное пользование соответственных религиозных обществ. Обязанности по содержанию зданий церквей, молитвенных домов и священнослу­жителей перекладывались на тех, кто нуждался в их существовании и функционировании, т. е. на верующих. Церковные службы и требы могли продолжаться при условии возбуждения ходатайства коллек­тивом верующих с обязательством принятия на себя ремонта и со­держания помещений, инвентаря и служащих. Поставив религию в положение частного дела граждан, декрет, естественно, и всякое обучение религии относит к частным занятиям, совершаемым вне его государственных и общественных учреждений.

Декрет поставил церковь в очень трудное положение. Ни мо­рально, ни организационно, ни материально церковь не была готова жить по новым правилам. В декрете не устанавливалось никакого переходного этапа между старым и новым статусом церкви. Церковь сразу же оказалась без всякой материальной базы. Декрет, лишил ее не только средств, получаемых от государства, но и естественных ис­точников дохода, которые она получала от движимого и недвижимо­го имущества.

Конфронтация церкви и советского государства продолжа­лась и в период гражданской войны. Особо острый характер она при­обрела в 1922—1923 годы, когда под предлогом борьбы с голодом в Поволжье были конфискованы церковные ценности, в том числе и такие, какие по каноническому положению не могли быть использо­ваны иначе, чем в богослужебных целях. Только после смерти патри­арха Тихона и опубликования его так называемого «Завещания» от 7 апреля 1925 года отношения церкви и государства постепенно на­чали нормализоваться на основе принципа аполитичности церкви, невмешательства ее в дела государства.

Полное урегулирование церковно-государственных отноше­ний осуществляется при приемнике патриарха Тихона местоблюс­тителе патриаршего престола (а позднее и патриарха) Сергии. Мит­рополит Сергий повел решительную борьбу против тех представи­телей духовенства, которые стремились вернуть церковь на путь борьбы с Советской властью. В послании пастырям и пастве от 29 ию­ня 1927 года он осудил церковных деятелей, продолжающих кон­фронтацию с Советской властью. «Нам нужно не на словах, а на деле показать, что верными гражданами Советскому Союзу, лояльными к Советской власти, могут быть не только равнодушные к Правосла­вию люди, не только изменники ему, но и самые ревностные привер­женцы его, для которых оно дорого как истина и жизнь, со всеми его догматами и преданиями, со всем его каноническим и богослужеб­ным укладом». В конце своего послания Сергий формулирует социально-политическую установку, которая становится определя­ющей в деятельности православия на все последующие годы и посто­янно воспроизводися во многих статьях и официальных документах современной Русской православной церкви, включая документы По­местного собора, посвященного празднованию 1000-летия Крещения Руси 6-9 июня 1988 года. «Мы хотим быть православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской Родиной, ра­дости и успехи которой — наши радости и успехи, а неудачи — наши неудачи». Таким образом митрополит Сергий в истолковании прин­ципа аполитичности переходит от концепции нейтралитета к кон­цепции лояльного сотрудничества. На базе этой концепции и строились государственно-церковные отношения весь последующий пе­риод существования Советской власти.

Яркой вехой на пути этого сотрудничества является взаимо­действие церкви и советского государства в период Великой Отече­ственной войны. Церковь материальными средствами и духовной поддержкой внесла существенный вклад в дело защиты Родины.

Принципиально новый этап в отношениях церкви и государст­ва начался во времена так называемой «перестройки» 1986—1991 го­ды и продолжается до сих пор в условиях современной России. Цер­ковь получила большие возможности для пропаганды своего учения, усилилась миссионерская, благотворительная деятельность, рас­ширились ее международные связи. За последние годы резко увели­чилось число церквей и монастырей, духовных учебных заведений, воскресных школ, активизировалась издательская деятельность. Большую поддержку в деле возрождения православия церковным организациям оказывают государственные органы и общественные организации. За последние годы церквам переданы и из государст­венных музеев, в том числе из музеев Кремля, священные реликвии, иконы высокой художественной ценности, колокола и т. д.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.230.144.31 (0.017 с.)