ГЛАВА 1 КАК Я ПОЗНАКОМИЛАСЬ Е ЛИНДОЙ И БАРТОЛОМЬЮ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ГЛАВА 1 КАК Я ПОЗНАКОМИЛАСЬ Е ЛИНДОЙ И БАРТОЛОМЬЮ



Изначально, я собиралась опубликовать историю Линды в книге «Хранители», однако эта книга получилась настоль­ко большой, что мне пришлось вырезать из неё эту историю. Нашей предрешённой встрече и совместной работе с Лин­дой предшествовало много странных и необычных событий. Наша первая встреча состоялась летом 1989 года, когда я чита­ла лекции в городе Литл-Рок, в штате Арканзас. Вышел первый том книги «Беседы с Нострадамусом» и я начала рекламную кампанию этой книги, читая лекции и подписывая книги, так сказать, во дворе собственного дома. После моей лекции Лин­да была одной из тех, кто хотел купить мою книгу и стояла в очереди за автографом. Я подписала её книгу, а она дала мне свою визитку и сказала, что если мне понадобится клиент для работы, то я могу с ней связаться. Она показалась мне очень застенчивой. Другие люди тоже оставляли мне свои визитки или записывали свои имена и номера телефонов на листках бумаги. Некоторые из них считали, что видели НЛО. С ними я собиралась связаться в первую очередь, потому что в то вре­мя я занималась исследованиями НЛО в штате Арканзас вме­сте с Лу Фаришем. Вскоре я поняла, что с остальными людьми я просто не смогу встретиться — так много их было.

Раньше я всегда пыталась проводить сеансы регрессивной те­рапии со всеми желающими, потому что для них это могло ока­заться чем-то очень важным. После выхода моей первой книги потенциальные клиенты завалили меня своими письмами и, я поняла, что всё это не так просто, что моя жизнь уже никогда не будет спокойной и степенной. Было просто невозможно встре­титься и поговорить со всеми этими людьми, не говоря уже о том, чтобы провести с каждым из них сеанс. Мне казалось, что боль­шинство из них совсем не ищут ответов на какие-то конкретные вопросы, а лишь из праздного любопытства хотят пройти сеанс. Складывая все визитки и листки бумаги с номерами телефонов

в сумку, я действительно собиралась сделать всё, что в моих си­лах, чтобы связаться с этими людьми. Среди этих визиток была и визитка Линды. В тот момент она не была каким-то конкретным человеком - нечёткое лицо в толпе, одна из многих.

Несколько месяцев спустя я вернулась в Литл-Рок, чтобы прочитать ещё одну лекцию. Именно тогда я провела первый сеанс с Дженис. Я очень хотела провести сеанс именно с ней, потому что она считала, что встречалась с НЛО. В ходе сеанса выяснилось, что случай Дженис гарантировал возможность дальнейшего исследования. Мы договорились, что будем про­водить сеансы каждый раз, когда я решусь на четырёхчасовую поездку в Литл-Рок (всё то удивительно ему что нам удалось узнать в ходе сеансов, можно прочитать в книге «Хранители» и во второй части данной книги).

Совершенно случайно я узнала, что Линда была подругой Дженис. Дженис сказала мне, что Линда очень расстроилась потому, что я так и не связалась с ней. Я объяснила Дженис, что меня просто завалили звонками и письмами. Мне приходи­лось тщательно выбирать, с кем именно я буду работать. Дже­нис сказала, что Линде очень хочется встретиться со мной, и зимой 1989 года я с неохотой запланировала встречу с Линдой во время очередной поездки. Неохотно я делала это потому, что знала, что буду очень занята. Помимо лекции у меня уже было запланировано несколько сеансов и я знала, что обяза­тельно найдутся те, кто будет готов проводить сеансы даже ночью. Хоть я и беспокоилась о том, что меня будут атаковать искатели приключений, я всё-таки согласилась встретиться с Линдой из уважения к Дженис. Я совсем не думала, что этот сеанс что-то принесёт, и уж совсем не ожидала, что моя работа с Линдой будет продолжаться так долго.

Во время поездок в Литл-Рок я останавливалась у своей подруги Пэтси, которая разрешала мне проводить сеансы в её доме. Там мне никто не мешал, потому что Пэтси была на работе. Когда приехала Линда, мы разговаривали с ней в го­стиной у Пэтси. Она была привлекательной женщиной, лет сорока. Хорошо одета, волосы аккуратно уложены — она не была похожа на тех, кто хочет провести сеанс из праздного любопытства. У неё было своё дело — магазин по продаже то­варов для домашних животных. Почти все её дети были уже взрослыми и жили своей жизнью вне родительского дома. Она не была похожа на человека, который от безделья витает в облаках — она жила насыщенной жизнью.

Когда она услышала, что я буду читать лекцию в Литл-Рок, то сразу захотела посетить её, хоть Нострадахмус ее и не очень интересовал. Она сказала, что в день моего выступления, она словно чего-то ждала, но не могла понять, чего именно. Нахо­дясь среди слушателей во время моей лекции, она сказала мужу, что обязательно должна поговорить со мной. Она практически не могла совладать с этим желанием, но всё-таки не решалась подойти ко мне. После лекции ждала своей очереди, чтобы я подписала для неё книгу, раздумывая над тем, заговорить со мной или нет. Она боялась того, как это может прозвучать. Её муж поддержал её, сказав, что если это желание так сильно, то она должна заговорить со мной. Но в нужный момент она смогла лишь протянуть мне свою визитку и сказать, что хочет провести сеанс. Конечно, в тот момент она не знала, сколько людей в этот день говорили мне то же самое. Наш разговор был очень коротким и, когда она покинула зал, я положила её визит­ку в сумку вместе с остальными. Я забыла об этой встрече, пока судьба не привела нас в гостиную в доме Пэтси.

Я спросила Линду, почему она хочет провести сеанс, она не смогла мне ответить. Она не искала каких-то конкретных ответов, не интересовалась прошлыми жизнями. Она словно действовала по принуждению. Знала, что должна мне что-то дать, но не имела ни малейшего понятия, что именно. Так как моя работа была связана с Нострадамусом, она предполагала, что это может иметь к нему какое-то отношение. Я уже рабо­тала с несколькими людьми над завершением этого проекта, результатом которого стали ещё два тома книги «Беседы с Но­страдамусом». Новичок в этом проекте мне был не нужен, осо­бенно такой, который жил в городе, до которого добираться нужно было четыре часа. О других моих проектах она ничего не знала, поэтому совершенно не понимала, почему должна была встретиться со мной.

Я вздохнула, подумав, что сеанс, скорее всего, окажется простой и заурядной прошлой жизнью, которая имела значе­ние лишь для самой Линды. За последние дни я уже провела несколько подобных сеансов и мне совершенно не хотелось проводить ещё один. Меня всё ещё мучил кашель и на протя­жении всей поездки я чувствовала сильную слабость. Я была очень уставшей, но знала, что должна провести этот сеанс ради Линды. Я с самого начала абсолютно ничего не ждала, поэтому то, что произошло, приятно удивило меня и застало врасплох. Это был ещё один пример того, когда начинаешь что-то, при этом ничего не ожидая, и обнаруживаешь, что не­подвластные тебе силы уже подготовили для тебя сюжет.

Я использовала свой обычный метод регрессивной тера­пии, который должен был отправить Линду в её прошлую жизнь. Попав туда, она говорила так спокойно и тихо, что я с трудом могла слышать её. Из опыта я знала, что в процессе разговора её голос станет громче. Она видела листья на земле и знала, что находится в лесу, но была удивлена тому, что её тело было телом мужчины. На ней были сапоги до колена и рубашка с длинными рукавами. Она была молодым человеком лет двадцати с длинными вьющимися волосами каштанового цвета, бородой и усами. У него были голубые глаза. В лесу он рубил деревья на дрова недалеко от того места, где жил. Это поставило Линду в тупик. «У меня такое ощущение, что мне совсем не нужно этого делать. За меня это могут делать другие люди. Но мне нравится заниматься этим, потому что я одинок и мне нравится работать».

Я предложила ей посмотреть на то место, где он живёт. «Это замок с подъёмным мостом и флагами, развевающимися над стенами. Мой отец — король».

Долорес: Значит тебе не обязательно рубить деревья Линда: Нет, но это весело. От этого мне становится хорошо. (Тихо) Люди думают, что я сумасшедший.

Д.: Почему они так думают

Л.: Потому что мне нравится работать, а не придвор­ная жизнь. Она такая поверхностная. Делая работу своими руками получаешь ощущение, что чего-то добился

- такое ощущение можно получить только от работы.

Его звали Барталамью. Он жил в замке со своим отцом и многими другими людьми, включая слуг. «Здесь много людей. Они все живут под защитой стен».

Д.: Но ведь тебе не одиноко?

Л.; Нет. Хоть я никого и не интересую. Они не зна­ют, что я хочу учиться. Знания их не интересуют. Я счастлив по-своему.

Ситуация в его стране не была мирной. Опасность была повсюду и им приходилось держаться близко к стенам замка.

Л.: Крестьяне хотят поднять бунт. С ними не очень хорошо обращаются. Поэтому покидать замок без ох­раны нельзя.

Д.: А что думает твой отец по этому поводу?

Л.: Это его вина. Он не очень добрый. Он не пытает­ся помочь им, а лишь использует.

Д.: Ты сказал, что стремишься к знаниям. Есть что-то, что тебя особенно интересует?

Л.: Мне нравится изучать звёзды. Вселенную. Имен­но поэтому люди думают, что я сумасшедший.

Конечно же, я догадывалась, что он говорит об астрономии или астрологии.

Д.: Л что думают о звёздах другие люди в твоём вре­мени?

Л.: Они считают их сверкающими кусочками Луны.

Д.: б твоём времени нет других людей, интересующихся звёздами?

Л.: Только один. Он мой друг.

Д.: Именно он помог тебе изучить всё это?

Л.: Да. Он не отсюда. Но он очень стар и скоро по­кинет меня.

Д.: Но может он сможет передать тебе свои знания.

Л.: Да, именно это он сейчас и делает. И это очень большая ответственность, которую мне придётся нести после того, как он уйдёт. Это знание станет моим и его придётся передавать дальше, что бы оно не потерялось.

Д.: Л что это за знание?

А.: Это знание о Вселенной. Обо всём, что создано Бо­гом, не только о Земле, О многих, многих, многих Вселен­ных и звёздах, которые находятся так далеко, что человек даже представить себе не может, где именно они находятся.

Д.: Ты сказал что старик родом из какого-то другого ме­ста.

А.: Да, он родом из звёздного скопления Плеяды.

Д.; Неужели?

Именно тогда я поняла, что это не простой сеанс.

Д.: А где это?

А.: Оно находится... в Млечном Пути. Очень далеко отсюда.

Д.: А тебе не кажется, что это невозможно?

А.: Нет. Он попал сюда на луче света ... (растерянно) хоть мне очень сложно понять это.

Д.: Я представляю. Когда ты впервые познакомился с этим человеком, тебе было сложно поверить в это?

А.: Нет. Я знал, что всё именно так и есть. Есть много такого, чего мы, люди, не понимаем. Мы лишь можем чувствовать нашем сердце, что это правда.

Д.: Как выглядит этот человек?

А.: Он очень старый, сгорбленный, у него седые во­лосы и он носит что-то, похожее на рясу священника. Самый обычный старик.

А-: Где он живёт?

А.: Не знаю. Где бы я ни был, он просто приходит ко мне.

Д.: А как он это делает?

Многомерная Вселенная 19

Л.: Вначале я думал, что он волшебник, но это не так. Мне кажется, он обладает силами, которые я не могу по­стичь, потому что мой разум не достаточно развит для того, чтобы понять это.

д.; А как в твоём времени обычные люди относятся к магии?

А.; Это вполне нормально. У нас есть волшебники, но они шарлатаны. Мой отец придаёт этим людям огром­ное значение. Но они не те, за кого себя выдают.

Д.: Казалось, он должен был заинтересоваться твоим дру­гом.

А.: Нет, я не могу рассказать ему об этом человеке. Его существование окажется в опасности.

Д.: Ты учишься у этого старика уже давно?

А.: Пять лет. Мне было... двадцать.

Д.: Что ты подумал, когда он первый раз пришёл к тебе?

А.; Я подумал.: «Почему я? Я хочу спокойствия. Мне это не нужно». (Вспоминая) Я сидел в лесу под деревом, раздумывая о своей жизни. А когда я открыл глаза, он стоял прямо передо мной. Я спросил его, кто он такой.

И он ответил; «Я пришёл издалека, чтобы научить тебя тому, в существование чего ты не можешь поверить». Тогда я спросил: «А почему ты думаешь, что я хочу это­му учиться?» На что он ответил: «Потому что такова твоя судьба. Именно поэтому ты будешь этому учиться».

Д.: Как будто у тебя не было выбора.

А.: Именно это я ему и сказал: «Чёрт побери, я буду делать то, что захочу». На что он ответил: «Да. И ты за­хочешь учиться».

Д.: Он представляется мне интересным человеком. (Лин­да хихикнула) потребовалось много времени, чтобы убе­дить тебя?

А.: Нет. В глубине души я знал, что он прав.

Д.: Хоть это и было странно, И. он приходит к тебе уже на протяжении пяти лет? Где бы ты ни был?

А.: Да. Почти каждый день. Он не даёт мне отдохнуть, потому что я должен многому научиться. Когда он покинет меня, я должен буду найти ученика намного моложе себя. Именно так знание продолжит жить. Я не могу за­писывать его.

Д.: Почему?

Д.: Потому что тогда его можно будет уничтожить. Знание должно быть живым, передаваясь из поколения в поколение, и лишь избранным дозволено обладать им. Я очень благодарен, что в моём времени избранным стал именно я.

Д.: Это очень большая ответственность.

Д.: Это большая честь, но я ощущаю, как её вес давит на мою душу.

Д.: Значит, ты должен запоминать то, что он гово­рит, и тебе нельзя этого записывать?

Д.: Нет, мне нельзя записывать. Знание будет хранить­ся в моём разуме и, когда я найду ученика, всё знание вер­нётся ко мне словно по мановению волшебной палочки. Знание вернётся ко мне в нужной последовательности, чтобы мой ученик смог понять то, что должен, и тогда он

сохранит это знание так же, как это делаю сейчас я.

Д.: Л ты не боишься забыть что-то?

Д.: Нет. Наш разум очень большой, но люди не пони­мают разума.

Д.: Л не может получиться так, что передаваясь из по­коления в поколение, знание со временем исказится?

Д.: Нет, потому что в разуме есть что-то такое, что сохраняет его в первоначальной форме.

Д.: Я просто думаю о людях. Они склонны к тому, что­бы со временем искажать информацию.

Д.: Но это знание хранится в особенном месте. И к нему можно получить доступ лишь в определённое вре­мя. Я не могу рассказывать об этом, когда захочу. Я могу рассказать об этом только в нужное время.

Д.: По ты можешь говорить об этом со мной? (Да) Ведь я не представляю для тебя никакой опасности.

Д.: Верно.

Д.: Он пришёл именно к тебе или он уже жил на Земле?

Л.: Он пришёл только ради меня. Я не думаю, что дру­гие могут его видеть. Они слышат, как я с ним разговариваю и поэтому считают меня сумасшедшим.

Д.: Эм, это немного странно.

Л.: Это не важно. Я знаю, что я не сумасшедший. Ме­сто, в котором я живу, очень уединённое. Здесь мало лю­дей. Мы живём очень далеко от большинства других ко­ролевств.

Д.: У вас есть какие-нибудь религиозные верования?

Л.: Мы верим... Только в магию. Огонь. Бог огня очень могущественный.

Д.: Это то, чему учат волшебники? (Да) Именно поэ­тому твой отец верит в это?

Л.: Да. Он сбился с пути.

Д.: Значит, эта информация не предназначена для него?

Л.; Нет. Он не поймёт и не сможет принять этого. Мне придётся уехать очень далеко.

Д.: Тебе так сказали?

Л.: Да. Уехать очень-очень далеко, чтобы найти уче­ника. Я никогда не вернусь в свой лес. Именно поэтому я хочу наслаждаться этим сейчас.

Д.: Ты не сможешь найти подходящего ученика, где жи­вёшь? (Нет) Ты хочешь уезжать?

А.: Мне очень грустно.

Д.: Ты наследник королевства?

Л.: Нет, я самый младший. Если бы я был наследни­ком, то меня бы не выбрали для этого обучения.

Д.: У тебя были бы другие обязанности,

Л.: Да. А так как их у меня нет, то я могу уйти.

Д.; Меня очень интересует та информация, которую ты получаешь. Но давай уйдём отсюда и отправимся дальше к важному дню. К тому дню, в который должно произойти то, что ты считаешь важным.

Всё, что я услышала, было достаточно странным, что толь­ко подхлёстывало моё любопытство. Однако я была совер­шенно не готова к тому, что услышала потом.

Д.: (Долгая пауза) Что происходит? Что ты видишь?

Л.: {Удивленно) Я во Вселенной. Я отправился в путе­шествие. Я должен всё увидеть.

Д.: Что именно происходит?

Л.: Меня попросили выполнить эту миссию, чтобы рассказать об этом другим людям в далёкой стране. Я двигаюсь очень быстро, хоть и не ощущаю этого. Мне кажется, что я вообще не двигаюсь.

Д.: Как ты путешествуешь?

Л.; Я в... капсуле.

Д.: Как она выглядит?

Л.: Это круглая штука.

Д.: Она очень большая?

Л.: Нет. Это очень маленькое овальное помещение. Нет, маленькое овальное место наполненное светом. Здесь нет никого, кроме меня, я не... я не управляю этой штукой. Она двигается сама по себе.

Д.: Ты сидишь?

Л.: Я стою, но могу сесть, если захочу.

Д.: Значит, это помещение достаточно большое, чтобы там можно было стоять?

Л.: Да. Здесь есть окно. Отверстие, но просунуть в него руку я не могу.

Д.: Почему?

А,: Потому что там есть какая-то оболочка, которая не даёт мне выйти из помещения. Но я могу смотреть сквозь неё и видеть, что происходит вокруг.

Я уже слышала подобное, когда отправляла людей в сред­ние века. Они не знают, что такое стекло. Я слышала об этом уже много раз. А если об одном и том же рассказывают разные люди, то это можно считать правдой, ведь они не знают о том, что рассказывали другие. Я научилась обращать внимание на такие мелочи.

Д.: Что ты видишь через это отверстие?

Ал Снаружи очень темно, всё чёрное. И такое умиротворённое. Иногда я вижу, как что-то проплывает мимо. Здесь не так много цветов, как на Земле. Только чёрный и серый. Совсем мало красок.

Д.: А что за вещи проплывают мимо?

Л.: Ах, иногда я вижу... чёрные скалы.

Д.: Л как ты попал в это маленькое помещение?

А.: Я спал. Меня разбудили и спросили, хочу ли я пой­ти. Я ответил: «Конечно». И опять заснул. Потом я понял, что нахожусь в этой маленькой комнате, Я не знаю, как попал сюда. Я знаю только, что согласился пойти, И вот я здесь,

Д.: Тебя спросил твой друг?

А.: Нет, он сказал, что знает моего друга, но сам он из другого места Вселенной. Не из звёздного скопления Плеяды, а с другой стороны от Плеяды, с планеты Май- кон. Майкоп? Никогда не слышал об этом месте.

Д.: Как он выглядел?

А.; Он маленький и у него была очень большая кру­глая голова без волос.

Д.: Ты видел его лицо?

А.: Не помню, было ли у него лицо, помню только тело очень маленькое. Мне было интересно, как он сохраняет равновесие с такой большой головой.

Д.: Конечно, ведь была ночь и вряд ли можно было рас­смотреть его лицо. Верно?

А.: Нет. Потому что он был... серебристым. Ярким! Очень ярким.

Д.: (Удивлённо) Ты хочешь сказать, что он светился?

А.: Да. Вот почему я не видел его лица. Потому что оно было слишком ярким. Я был сонным и ничего не видел. {Линда посмотрела внимательно на мой большой пояс {решает руками), широкий и тёплый. И он тоже сере­бряного цвета. Впереди есть карманы. Интересно, по­чему на мне этот пояс. Зачем он нужен? Он не кожаный, очень мягкий, не грубый. Этот материал не похож ни на один из тех, которые мне известны. (Она двигала ру­ками так, будто ощупывала пояс) На нём нет ни замка,

ни пряжки. И я не понимаю, как одевал его. Это меня немного беспокоит.

Л в карманах что-нибудь есть?

Л.; Похоже, что внутри что-то есть, но я не могу их открыть. ((2удя по всему, пояс ему не нравился) Мне кажется, что скоро мне скажут, почему он на мне.

Во время этого диалога голос казался старше и дикция была не похожа на обычную дикцию Линды.

Д.: Но ведь он тебя не беспокоит. Тебе просто интересно.

Л.: Да, верно. У меня странное чувство, будто мой жи­вот под поясом раздувается.

Д.: Но это не неприятное чувство?

Л.: Нет. Я чувствую лёгкость.

Д.; Но на тебе твоя обычная одежда?

Л.: Нет, нет, нет. Они заставили меня оставить оде­жду в комнате. На мне... {он рассматривая одежду) Она светится. Я не знаю, что это за материал. Он очень лёг­кий и покрывает всё моё тело. На мне обувь. Это не са­поги, а скорее туфли. Но они связаны с одеждой, будто это одно целое. Правда, шляпы у меня нет.

Д.: На стенах что-нибудь есть или комната пустая?

Л.: Мне нужно посмотреть. (/Долгая пауза) Здесь есть огромное окно.

Д.: Оно отличается от маленького отверстия?

А.: Нет, это тоже отверстие. Оно очень длинное. (Па­уза) Где же дверь? Двери я не вижу.

Д.: Становится всё интереснее и интереснее, правда?

А.; Правда. Интересно, куда я направляюсь?

Как только он задал этот вопрос, сразу начали появляться ответы. Казалось, что они приходят от кого-то другого, пото­му что он словно повторял то, что слышит. Для него это была новая информация.

А.: Они говорят, что осталось недолго. Я отправляюсь в то место, где люди начали новую жизнь, Я от­правляюсь туда, потому что я должен... {удивлённо) найти своего ученика! (Удовлетворённо) Я найду своего ученика. Я уже так давно ищу.

Д.: Ты не нашёл его на Земле?

Л.: Неееет! Я искал везде. И я уже очень стар. Я так боялся, что не найду его вовремя. (Удовлетворённо и с радостью) Туда я и направляюсь. Я отправляюсь в это новое место, чтобы найти своего ученика.

Внезапно у меня появилась идея. Я не могла упустить та­кую возможность.

Д.: А ты захотел бы поделиться своим знанием не толь­ко со своим учеником, но и со мной?

Л.: Вначале мне нужно спросить. Я не могу сделать этого, пока не спрошу разрешения.

Я проверила диктофон и увидела, что наше время истекает.

Д.: Хорошо. Если я вернусь, поговорить с тобой, у тебя будет время, спросить разрешение?

Л.: Да, я спрошу.

Д.: Может, таким образом, ты сможешь поделиться своим знанием с двумя учениками, потому что меня это тоже очень интересует.

Л.: (Удовлетворённо) Это было бы прекрасно! (Практи­чески вне себя от счастья) Два ученика. Разве это не удиви­тельно?

Д.: Значит, ты спросишь разрешение, чтобы я могла обсудить с тобой эту тему?

Л.: Было бы здорово. Я очень беспокоился, что это зна­ние будет утеряно. И я был так рад, что наконец-то смогу найти своего ученика. Но меня очень тревожит, что для Земли это знание будет утеряно. Это плохо. Конечно, люди здесь очень примитивные и не интересуются подобными вещами, но это знание всё равно должно здесь остаться.

Д.: Я согласна. Я прошу тебя продолжить своё путеше­ствие. (Да) Я не хочу задерживать Барталамью. Но я хочу, чтобы другая часть тебя, с которой я говорю, покинула это место и перенеслась вперёд во времени.

Потом я произнесла кодовое слово и вернула Линду в созна­ние. Я пожалела, что перед началом сеанса поставила в дикто­фон кассету всего лишь на 60 минут. Но я никак не могла знать, что получу подобного рода информацию. Я ждала обычной прошлой жизни, как это в принципе и было с самого начала. Как правило, за 60 минут я могу пройти через всю жизнь, потому что в обычной жизни не происходит ничего необычного. Когда Барталамью заговорил о странном посетителе и о той инфор­мации, которую он получает, я поняла, что не смогу узнать всё за 60 минут, поэтому даже не пыталась этого сделать. Я поняла, что это будет новый проект, на завершение которого понадобится несколько недель, если конечно мне позволят получить доступ к этой скрытой информации. Это, несомненно, было началом моего нового путешествия, хоть наш первый разговор и не смог выявить того, какое сокровище хранится в подсознании Линды.

Линда вышла из состояния транса. Она была в замеша­тельстве и всё ещё слегка пошатывалась. Она вдруг сказала: «Я должна была передать тебе послание. Я это помню. Это боль­шая ответственность. Это очень важно. Но я не знаю, что это за послание. Я знаю только одно — нам не хватает большого знания. Его забрали у нас из-за нашей примитивности, из-за наших страхов. Пришло время этому знанию вернуться. И по какой-то причине мы с тобой были избраны для того, чтобы вернуть это знание на нашу планету. Это очень большая ответ­ственность. Я чувствую это. Эта ответственность давит на мою душу. Это всё, что я помню из сеанса».

Было очевидно, что она всё ещё спит. Она находилась в та­ком глубоком трансе, что просто не могла помнить ничего из того, о чём мы говорили.

Теперь я была уверена, что хочу продолжить работу с этой женщиной. Для меня это было всё равно, что открыть ящик Пандоры. Я обожаю тайны. И если кто-то говорит, что даст

мне утерянное знание, которое я должна получить - это на­столько интригующе, что я просто не могу игнорировать это.

Единственной проблемой было расстояние, которое нас разделяло - четыре часа пути на машине. Поэтому я решила приезжать в Литл-Рок не реже, чем раз в месяц, и за одни вы­ходные проводить сеансы и с Линдой и с Дженис.

Теперь я параллельно занималась двумя разными проекта­ми - с Линдой и с Дженис. Я собиралась приехать в Литл-Рок в январе 1990 года и заниматься только проведением сеансов с этими двумя женщинами. Я не собиралась проводить лекции во время этой поездки. Мои друзья сказали, что не будут расска­зывать о моём приезде, чтобы избавиться от нежеланных го­стей. Конечно же, всё было не так, как мы планировали. Одна из знакомых моих друзей узнала о моём приезде и попросила провести с ней сеанс. Я запланировала его на вечер пятницы, сразу после приезда, хотя знала что устану с дороги.

Я собиралась провести три сеанса с Линдой в субботу и три с Дженис в воскресенье. Впервые я собиралась проводить так много сеансов и не знала, как это может отразиться на моих клиентах. Я ожидала, что они устанут, хоть и не так, как я, пото­му что они будут чувствовать себя, будто им несколько раз при­шлось вздремнуть. Это был эксперимент и, мы не знали, как он пройдёт. Но если нам удастся то, что мы запланировали, то я смогла бы за один день закончить работу, на которую обычно требуется месяц.

Мой первый сеанс с Линдой должен был состояться в вос­кресенье утром. Когда она приехала, я увидела, что её правое предплечье в гипсе. Перед рождеством она поскользнулась на льду и сломала руку. Я боялась, что это будет мешать проведе­нию сеанса и она не сможет как следует расслабиться и войти в состояние глубокого транса. Но она положила подушку себе на живот, на которой могла удобно держать свою загипсован­ную руку.

Прежде чем начать поиск информации, которую Барта­ламью собирался передать мне, я хотела побольше узнать о его прошлом. Если я собиралась написать об этом книгу, то эта информация была необходима как вступление. Я долж­на была узнать, что происходило в его жизни между нашей первой встречей и его полётом на космическом корабле в поисках своего ученика. Это была моя первоочередная зада­ча. Я использовала кодовое слово Линды, которое сработало мгновенно. Гипс, похоже, совсем ей не мешал войдя в состоя­ние глубокого транса. Я отправила её во время Барталамью и спросила, что она делает.

Л.: (Она снова заговорила медленным нежным голосом)

Я в нашем городе, окружённом стенами. Это что-то вроде рыночной площади. Здесь много народу. Сегод­ня много чего происходит. Люди, продающие товары. Люди, которые делают товары. Здесь есть кузнецы. Бе­гают дети. Собаки и другие животные. Сегодня очень оживлённо. Я здесь, потому что сегодня день осеннего равноденствия - праздник урожая. Вот почему здесь так много людей. Это время, когда урожай собран, и люди празднуют свою удачу. Они также благодарят богов за те блага, которые помогли им собрать такой хороший урожай. Праздник длится три дня и три ночи.

Д.: Каким богам вы поклоняетесь?

Л.: Многим. Есть боги стихий. Есть боги земли. Бог Солнца, бог Луны, ветра и дождя.

Д.: Л в вашей стране есть «церковь»? (Пауза, как будто он не понимал, о чём я говорю) Например, католическая?

Л.: Они много раз приходили сюда и пытались об­ратить в свою веру окружающие деревни, но их не при­няли. Тех, кто приходил сюда, забивали камнями. Сей­час они оставили нас в покое.

Д.: Людям не нравилось, что они пытаются изменить то, во что они верят?

Л.: Нет, просто они называли нас язычниками и пло­хо обращались с нами, как будто мы недостаточно хоро­ши для них.

Д.: Твой народ всё ещё придерживается старой религии, вер­но?

Л.: Верно.

Д.: Ты уже встретился со своим учителем? (Пауза) Ты понимаешь, что я имею в виду?

Л.; Я недавно говорил кое с кем, но он не сказал мне, что он мой учитель.

Судя по всему, на этот раз мы вошли в его жизнь раньше, чем в прошлый раз.

Л.; Он очень старый и родом из других мест. Он при­шёл ко мне недавно, когда я был в лесу. Я сидел под дере­вом и размышлял, а он просто подошёл ко мне. За спиной у него был мешок, поэтому я решил, что он путешествует. Мы просто разговаривали. Больше ничего.

Д.: Он сказал, откуда он родом?

Л.; Нет. Он сказал только, что пришёл из очень далё­ких мест. О которых я даже ничего не знаю. Он спросил, о чём я так серьёзно думал. Я ответил, что я просто раз­мышлял о своей жизни. Мы начали разговаривать о том и о сём. О том, что люди иногда просто не понимают.

Д.: Именно так ты себя чувствуешь? Что люди тебя не понимают?

Л.; Да. У них совершенно другое представление о жиз­ни. Они живут своей жизнью не так, как бы хотел жить я.

Д.: Л этот старик думает также, как и ты?

Л.: Да. Мне было очень жаль, что он уходит. Но он сказал, что, может быть, скоро вернётся и мы снова смо­жем поговорить,

Д.: Было бы прекрасно. Он сказал, как его зовут?

Л.: Да. У него очень странное имя. Его зовут... Кри­стофер. Я такого имени никогда раньше не слышал.

Д.; Ты хочешь сказать, что это имя странное для тво­ей страны?

Л.: Я его раньше никогда не слышал. Он очень ста­рый, а у меня такое чувство, что это имя должен носить очень молодой человек, произнося его я чувствую себя очень умиротворённым.

Д.: А сейчас ты развлекаешься на празднике верно?

Л.: Да. Много свежеприготовленной еды и самые раз­ные товары, изготовленные крестьянами. Танцы и песни.

Д.: Это хороший день. Давай уйдём с площади и отпра­вимся вперёд во времени, когда ты будешь немного взрослее. Что ты делаешь? Что ты видишь?

Л.: Я нахожусь в городе далеко от своего дома. Улицы в нём выложены камнем. Здесь много грязных... много попрошаек. Это очень печально. Мне здесь не нравится,

Д.: У этого города есть название?

Л.; Чтобы добраться сюда, мне пришлось плыть на корабле. Этот город находится в стране под названием Англия. А город называется Ливерпуль. Ужасное место.

Д.; Л что ты там делаешь?

А.: Я много путешествовал, чтобы увидеть, как живут люди на этой планете. Чтобы увидеть, насколько они все разные. Иногда я остаюсь где-нибудь надолго, а иногда уезжаю быстро. Отсюда я, наверное, уеду уже завтра. Мне больно смотреть на то, как низко пали эти люди. Они очень плохо относятся друг к другу,

Д.; Но ты сказал, что бывал и в других странах и горо­дах?

А.: Да, во многих. Я путешествую уже десять лет.

Д.: Л в каких странах ты побывал?

А.: Я был в Галлии и в Риме... во многих местах. Я был на востоке. Большинство людей там вообще никог­да не были.

Д.: Л что находится на востоке?

А.: Это очень большая страна. Их философия жиз­ни очень сильно отличается от нашей. Кожа у них дру­гого цвета и они занимаются «медитацией». Она помо­гает им связаться со своим {не может подобрать слов).., внутренним знанием. Они очень мудрые,

Д.: Когда ты путешествуешь по этим странам, как ты передвигаешься?

А.; Я хожу пешком,

Д.: Наверное, на это требуется очень много времени?

А.; Очень много. Иногда, если мне мешает вода, то

мне приходится плыть на лодке или на корабле. Но обычно я хожу пешком.

Л.: Л откуда ты знаешь, куда надо идти?

Л.: Я просто иду туда, куда считаю нужным.

Д.: Л как быть с деньгами и едой?

Л.: Иногда у меня бывают с этим проблемы, но как пра­вило, я встречаю на своём пути людей, которые очень до­бры ко мне. Они принимают меня в своём доме и мне не нужно беспокоиться ни о деньгах, ни о еде. Обо мне забо­тятся.

Д.: Л ты знаешь название страны, из которой ты ро­дом? В которой ты жил, когда был моложе?

А.: Люди называют её по-разному. Некоторые назы­вают её... {не может произнести) Ситон. (Долгая пауза)

Не помню. У неё нет конкретного названия. Это коро­левство. И люди не уезжают оттуда в другие страны.

Д.: Значит то, что ты уехал, было необычным?

А.: Да. Оттуда никто не уезжает.

Д.: Это очень смело с твоей стороны — захотеть уехать.

А.; Вообще-то я не хотел уезжать, но мне сказали, что я должен увидеть, как живут люди в других местах. И я не должен волноваться — в путешествии обо мне позаботят­ся. Так и было. И я не одинок.

Д.: Наверное, страшно, уходить в неизвестные края, когда никого там не знаешь.

А.; Поначалу было страшно. Я был просто в ужасе.

Д.: Кто сказал тебе, что ты должен уйти?

А.: Мой друг, который иногда меня навещает. Он ска­зал, что очень важно увидеть, как живут в других краях. Что моё королевство настолько изолировано от мира, что я даже за миллион лет не узнаю, как живут другие люди, если сам этого не увижу.

Д.: Что ты узнал о людях?

А.: Я очень многое узнал о культуре разных людей.

И чем они отличаются, в зависимости от местонахож­дения и образа жизни. Как всё это влияет на их взгляды на жизнь. Что бывают очень хорошие люди, а бывают очень плохие. Некоторые из них настолько невежественные, что не видят ничего дальше своего носа.

Д.: И все они говорят на разных языках верно?

Л.: Да, точно.

Д.: У тебя возникают трудности при общении с ними?

Л.: Нет. Мой друг научил меня многому. Например, я могу сконцентрироваться на центральной части лба че­ловека и общаться с ним без помощи слов. Мы общаемся разумами. Это не похоже на разговор. Скорее это обмен информацией.

Д.: Л другим людям тоже надо концентрироваться?

Л.: Нет. Вначале они удивляются, начинают говорить со мной, но когда я концентрирую на них свой взгляд, они сразу успокаиваются и мы общаемся. А когда мы за­канчиваем общаться, они вновь продолжают вести себя, как и до нашего общения. Это очень странно.

Д.: Они помнят, что вы общались?

А.: Нет. Это словно провал во времени. Они даже не осознают этого.

Д.: А-ЛЯ этого есть причина?

А.: Да. Потому что им было бы очень страшно, если бы они узнали. И, скорее всего, из-за своего страха они убили бы меня. Они бы подумали, что я Зло.

Д.: Но так тебе легче общаться с ними, верно?

А.: О, да, намного легче. Иначе я бы не смог с ними го­ворить. Это очень интересно, я разговариваю с крестья­нами. Я разговариваю с представителями знати. Я раз­говариваю с королями. Я разговариваю с фермерами. Я разговариваю с торговцами. Это очень познавательно.

Д.: Ты встречался с такими важными людьми, как с ко­ролями?

А.: Да, во время своего путешествия я встречал коро­лей, просто знатных людей. Я встречал священнослужи­телей. Священнослужителей высокого ранга. Их фило­софия мне интересна. Но они всегда очень праведные. Иногда мне кажется это очень смешным. Я им об этом не говорю.

Д.: Ты думаешь, что свою философию от считают един­ственной верной?

Л.: Да, да. Именно это меня и удивляет.

Д.: Однажды, во время нашего разговора, ты сказал, что ищешь кого-то. Это правда?

Л.: Да, я ищу молодого человека, которого смогу на­учить тому, чему научили меня. Чтобы он продолжил мою работу прежде чем я уйду. Но пока я его не нашёл.

Д.: Л как ты узнаешь его?

Л.: Мне будет дан знак и я его узнаю сразу.

Д.: Л ты знаешь, что это будет за знак?

Л.: Нет, но мне сказали, что когда я заговорю с ним, мне скажут, что это именно он.

Д.: Это одна из причин, по которой ты отправился в своё путешествие? Ты (умаешь, что не найдёшь этого чело­века в своём королевстве?

Л.; Да. Но во время своего путешествия я ещё и мно­гому учусь. И я смогу рассказать этому молодому чело­веку о том, что увидел.

Д.: Наверное, ты видел много прекрасного.

Л.: Да. Но я видел и очень плохие вещи. Но такова жизнь. Хорошее невозможно без плохого.

Д.: Нельзя осуждать.

А.: Нельзя. В этом нет смысла. Сейчас я ничего не могу изменить к лучшему, я просто собираю информацию.

Д.: Да, было бы бессмысленно попытаться помочь лю­дям. Их слишком много.

Л.: Они не послушают. Сейчас они не готовы изме­нить своё мировоззрение.

Д.: Ты своего рода наблюдатель? (Да) Что поймала твоя семья, когда ты решил уйти?

Л.: Им было грустно. Хотя они всегда думали, что я странный. Так что, наверное, ими владели другие чув­ства.

Д.: Ты никогда не был таким, как они.

А.: Верно. Поэтому они просто отпустили меня. Ино­гда я скучаю по ним.

Д.: Наверное, иногда тебе бывает одиноко.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.169 (0.045 с.)