РАССМОТРЕНИЕ ТОГО, ЧТО ВНУТРИ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

РАССМОТРЕНИЕ ТОГО, ЧТО ВНУТРИ



 

Допустим, мы полностью сменим ориентацию – откажемся смотреть только в одну сторону. Нас учат проводить наши жизни, преследуя собственные мысли и проекции. Даже когда говорят об «уме», это относится только к его мыслям и эмоциям; а когда наши исследователи изучают то, что, по их мнению, является умом, то рассматривают только его проекции. Никто никогда в действительности не рассматривает сам ум, основу, от которой исходят все эти выражения; и это приводит к трагическим последствиям. Как сказал Падмасамбхава:

 

Даже хотя то, что обычно называют «умом», очень уважают и широко обсуждают,

Но все же его не понимают, или понимают неправильно, или понимают лишь однобоко.

И поскольку его не понимают правильно, таким, каким оно просто является само по себе,

То возникает непредставимое множество философских идей и утверждений.

Более того, поскольку обычные люди этого не понимают,

Они не распознают своей собственной природы,

И продолжают блуждать среди шести судеб повторного рождения в трех мирах, и потому испытывают страдания.

Итак, непонимание своего собственного ума – это очень прискорбный недостаток.

 

Как же мы можем полностью изменить эту ситуацию? Очень просто. Наши умы могут находиться в двух положениях: рассматривая то, что снаружи, и рассматривая то, что внутри.

Давайте же посмотрим внутрь.

Это небольшое изменение ориентации может привести к огромной перемене и даже предотвратить напасти, грозящие нашему миру. Когда наибольшее количество людей познает природу своего ума, они также поймут величественную природу земного мира и будут храбро бороться за его сохранение. Интересно, что на тибетском языке слово, означающее «буддист», – нангпа. Оно буквально значит «тот, кто внутри», тот, кто ищет истину не снаружи, но внутри природы ума. Все учение буддизма, все занятия нацелены на одно: увидеть природу ума и тем освободить нас от страха смерти и помочь осознать истину жизни.

Взгляд внутрь потребует от нас большой осторожности и большой смелости – почти полного изменения нашего отношения к жизни и уму. Мы настолько пристрастились смотреть наружу, что почти полностью лишились доступа к нашему внутреннему существу. Мы боимся заглянуть внутрь, потому что наша культура не дала нам никакого представления о том, что мы там увидим. Сложилось мнение, что от этого можно сойти с ума. Это одна из последних и наиболее сильных выдумок нашего эго, используемая для того, чтобы не дать нам открыть нашу реальную природу.

Мы заполняем наши жизни бешенным ритмом для того, чтобы не было возможности заглянуть внутрь себя. Люди могут бояться даже идеи медитации. Слыша такие слова, как «лишенный эго» или «состояние пустоты», они думают, что переживание этих состояний подобно выбрасыванию из космического корабля в открытый космос и вечному падению в темной ледяной пустоте. Но это очень далеко от истины. Однако в мире, посвященном отвлечениям, молчание и покой приводят нас в ужас; мы защищаемся от них шумом и лихорадочной деятельностью. Рассмотрение природы нашего ума – это то, на что мы осмеливаемся менее всего.

Иногда я думаю, что мы по-настоящему не хотим задавать никаких вопросов о том, кто мы на самом деле, потому что боимся открыть, что есть какая-то другая реальность, кроме этой. Как в свете этого открытия будут выглядеть наши жизни? Как наши друзья и коллеги отреагируют на то, что мы узнаем? Что мы будем делать с этим новым знанием? Знание приносит ответственность. Бывает, что даже при открытой двери темницы, пленник предпочитает заточение.

 

ОБЕТОВАНИЕ ПРОСВЕТЛЕНИЯ

 

В современном мире есть всего несколько людей, которые воплощают качества, происходящие от осознания природы ума. Поэтому нам трудно не только представить просветление или восприятие просветленного человека, но и понять, что мы сами можем стать просветленными.

Несмотря на то, что в нашем обществе постоянно твердят о ценности человеческой жизни и свободы каждого человека, фактически общество обращается с нами как с одержимыми лишь властью, сексом и деньгами, требующими постоянных отвлечений от любых контактов со смертью или реальной жизнью. Если нам говорят или мы сами догадываемся о нашем глубинном потенциале, то не можем в это поверить; а если мы вообще имеем какое-то представление о духовном преображении, то считаем, что это удел только для великих святых и духовных мастеров прошлых времен. Далай-лама часто говорит о том, что у многих людей в современном мире не хватает настоящей любви к себе и самоуважения. Этот взгляд на жизнь отражает невротическую убежденность в наших собственных недостатках. Это лишает нас надежды на пробуждение и трагически противоречит центральной истине учения Будды: что мы все уже по своей сути совершенны.

И если бы мы даже подумали о возможности просветления, то, взглянув на составляющие нашего обычного ума – гнев, жадность, ревность, мстительность, жестокость, похоть, страх, тревожность и постоянное беспокойство – потеряли бы любую надежду его достижения, если бы нам не сказали о природе ума и возможности осознать ее и полностью убедиться в ее реальности.

Да, просветление реально, и на этой планете по-прежнему есть просветленные мастера. Когда вы действительно встретите такого, то будете потрясены и тронуты в глубине своего сердца, и осознаете, что такие слова, как «просветление» и «мудрость», которые вы раньше считали просто идеями, на самом деле истинны. Современный мир, несмотря на все его опасности, крайне восхитителен. Ум современного человека медленно открывается для иных представлений о реальности. Такие великие учителя, как Далай-лама и Мать Тереза, обращаются к людям по телевидению; многие мастера Востока сейчас приезжают на Запад, чтобы учить; все больше людей читают книги, относящиеся ко всем мистическим учениям. Отчаянное положение нашей планеты медленно пробуждает людей к осознанию необходимости преобразований в глобальном масштабе.

Просветление, как я уже говорил, реально; каждый из нас, кем бы он ни был, может в подходящих обстоятельствах и при правильном обучении постичь природу ума и тем самым познать в себе то, что бессмертно и вечно чисто. Таково обетование всех мистических учений мира, и оно было исполнено и исполняется в неисчислимом множестве человеческих жизней.

Чудо этого обетования не является чем-то экзотическим или фантастическим и предназначено не для избранных, а для всего человечества; и это сознавание оказывается неожиданно обычным. Духовная истина не является чем-то усложненным и эзотерическим: на самом деле это по сути своей глубокий здравый смысл. Когда вы сознаете природу ума, то, слой за слоем, уходит замешательство. Вы в действительности не «становитесь» буддой, а просто непосредственно освобождаетесь от иллюзорного обмана. И быть буддой значит не быть каким-то всемогущим духовным суперменом, а стать наконец истинным человеком.

Одно из величайших буддийских учений называет природу ума «мудростью обычности». Я не могу слишком долго останавливаться на том, что наша истинная природа и природа всех существ не является чем-то необычным. Ирония состоит в том, что это наш так называемый обычный мир является необычным, фантастической сложной галлюцинацией обманутого видения сансары. Именно это «необычное» видение не дает нам понять «обычную», естественную, сущностную природу ума. Посмотрели бы будды на нас сейчас: как они, в печали, удивлялись бы смертоносной изобретательности и сложности нашего замешательства!

Именно из-за нашего ненужного усложнения природа ума, с которой нас знакомит мастер, кажется нам слишком простой, чтобы в нее поверить. Наш обычный ум твердит нам, что этого не может быть, что в этом должно быть что-то большее. Ну конечно, было бы куда более «величественно», если бы вокруг нас вспыхнули ослепительные огни, ангелы с развевающимися золотыми локонами слетели бы к нам, и Волшебник Изумрудного Города зычным голосом объявил: «Ныне ты ознакомлен с природой твоего ума!» Нет, таких представлений не бывает.

Из-за слишком высокой оценки интеллекта в нашей культуре, нам может казаться, что для того, чтобы стать просветленным, нужно быть очень умным. Однако на деле многие виды интеллектуальности являются просто дополнительными препятствиями. Одна тибетская пословица говорит: «Если ты слишком умный, то можешь вообще проглядеть весь смысл». Патрул Ринпоче сказал: «Логический ум кажется интересным, но является семенем обмана». Люди могут стать одержимыми своими собственными теориями и пропустить смысл всего. В Тибете говорят: «Теории подобны заплатам на шубе – однажды они просто изнашиваются и падают». Позвольте мне ободрить вас такой историей:

 

В прошлом веке у одного великого мастера был очень тупой ученик. Мастер вновь и вновь занимался с ним, пытаясь ознакомить его с природой ума, но он все не мог достичь понимания. Наконец, мастер рассердился и сказал ему: «Я хочу, чтобы ты отнес этот мешок ячменя на вершину вон той горы. Но ты не должен останавливаться или отдыхать. Просто иди и иди, пока не будешь на вершине». Ученик был простаком, но непреклонно преданным и верящим в своего мастера, и точно исполнил то, что было велено. Мешок был тяжел. Он взвалил его на спину и пошел вверх по склону горы, не смея останавливаться. Он просто шел и шел. Мешок становился все тяжелее и тяжелее. Он шел долго. Наконец, на вершине, он сбросил мешок и сам сел наземь, измученный, но глубоко расслабившийся. Он ощутил свежий горный воздух на своем лице. Все его сопротивление рассеялось, а вместе с ним и его обычный ум. И в этот момент он внезапно постиг природу своего ума. «А! Так вот что мне все время показывал мой мастер», – подумал он. Он сбежал с горы и, вопреки всем правилам, ворвался в комнату мастера.

«По-моему, я теперь это понял... Я действительно понял это!» Его мастер понимающе улыбнулся ему: «Значит, прогулка на гору была интересной, правда?»

 

Кем бы вы ни были, вы тоже можете пережить то же, что пережил этот ученик на горе, и именно это переживание наделит вас бесстрашием, необходимым для преодоления жизни и смерти. Но каков лучший, быстрейший и наиболее эффективный способ это сделать? Первый шаг состоит в занятиях медитацией. Именно медитация медленно очищает обычный ум, разоблачая и истощая его привычки и иллюзии, так, что мы становимся способными, в подходящий момент, распознать, кем мы действительно являемся.

 

 

Глава V

ВОЗВРАЩЕНИЕ УМА ДОМОЙ

 

Более двух с половиной тысяч лет тому назад один человек, много жизней искавший истину, пришел в тихую местность на севере Индии и сел под деревом. Исполненный решимости, он поклялся, что будет сидеть под этим деревом до тех нор, пока не найдет истину. Говорят, что в сумерках он победил все темные силы обманчивой иллюзии, а на следующее утро, когда звезда Венера явилась на предрассветном небе, этот человек был вознагражден за свое вековечное терпение, дисциплину и безупречную концентрацию – он достиг окончательной цели человеческого существования, просветления. В это священное мгновение сама земля задрожала, как будто «опьяненная блаженством», и, как говорят нам священные тексты, «никто нигде не был гневен, болен или в печали; никто не творил зла, никто не был горд; мир преисполнился покоем, как будто уже достиг полного совершенства». Этот человек известен как Будда. Вот замечательное описание просветления Будды, сделанное вьетнамским мастером Тич Нат Ханом:

 

Гаутама почувствовал, как будто тюрьма, в которой он томился в течение тысяч жизней, была разрушена. Его тюремщиком было неведение. Неведение затмило его ум подобно тому, как штормовые облака затмевают луну и звезды. Этот ум, затуманенный бесконечными волнами мыслей, подвластных иллюзии, ложно разделял реальность на субъективную и объективную, личность и все остальное, существование и несуществование, рождение и смерть, и из этого разделения возникали ложные точки зрения – тюрьмы чувств, желаний, цепляния за что-либо и становления чем-то. Страдания рождения, старости, болезни и смерти только увеличивали толщину стен этой тюрьмы. Единственное, что требовалось сделать – овладеть тюремщиком и увидеть его истинное лицо. Этим тюремщиком являлось неведение... И с его исчезновением пропадала не только тюрьма, но и сама возможность ее возникновения.

 

Будда постиг, что неведение нашей истинной природы и есть корень всех мучений сансары, а корень самого неведения лежит в привычной склонности нашего ума к отвлечению. Покончить с отвлечением ума – значит покончить с самой сансарой; он осознал, что ключом к этому является возвращение ума к его истинной природе посредством практики медитации. В спокойном и смиренном достоинстве сидел Будда на земле, окруженный небом, как бы показывая всем, что при медитации нужно сидеть с открытым, подобно небу, настроем ума, но оставаясь в настоящем времени, на земле, связанным с землей. Это небо – наша абсолютная природа, в которой нет препятствий и границ, а земля – наша реальность, наше относительное, обычное состояние. Поза, которую мы занимаем при медитации, означает, что мы соединяем абсолютное и относительное, небо и землю, твердь небесную и твердь земную, подобные двум крыльям птицы; мы сливаем воедино подобную небесам бессмертную природу ума и землю нашей преходящей, смертной природы.

Величайший подарок, какой вы можете преподнести себе в этой жизни, – это дар овладения медитацией. Потому что только посредством медитации вы можете пуститься в странствие, чтобы открыть свою истинную природу и тем найти ту стабильность и уверенность, которые нужны вам, чтобы хорошо жить и хорошо умереть. Медитация – это дорога к просветлению.

 

ТРЕНИРОВКА УМА

 

Существует очень много способов обучения медитации, и я, должно быть, тысячи раз обучал ей, но каждый раз по-разному и каждый раз непосредственно и заново.

К счастью, мы живем в такое время, когда множество людей по всему миру знакомятся с медитацией. Она завоевывает все возрастающее признание как практика, которая проникает через все культурные и религиозные барьеры, воспаряя над ними, и позволяет тем, кто занимается ею, установить непосредственный контакт с истиной своего существования. Это практика, немедленно выходящая за пределы религиозных учений, и представляющая сущность религий.

Обычно мы напрасно растрачиваем свою жизнь в бесконечной деятельности, отвлеченные от своей истинной сущности; с другой стороны, медитация возвращает нас к самим себе, где мы можем действительно познать на опыте и почувствовать свое полное существование, за пределами всех привычек. Мы проживаем свои жизни в напряженной тревожной борьбе, в вихре спешки и агрессии, в состязании, цеплянии, обладании и достижении, вечно отягощая себя внешними делами и занятиями. Медитация представляет собой полную противоположность этому. Чтобы медитировать, нужно полностью прекратить наши «нормальные» действия, поскольку это состояние, свободное от всех забот и задач, в котором нет состязания, нет желания обладать или цепляться за что-либо, нет напряженной и тревожной борьбы и нет жажды достижения; это состояние, не имеющее стремлений, где нет ни принятия, ни отвержения, ни надежды, ни страха, такое состояние, в котором мы медленно начинаем освобождать все эмоции и идеи, которые заточали нас в темнице природной простоты.

Буддийские мастера медитации знают, насколько гибок и способен к работе этот ум. Но при его тренировке можно достичь чего угодно. Фактически, мы уже превосходно натренированы сансарой и для сансары, натренированы в том, как ревновать, как цепляться, как испытывать тревогу, печаль, отчаяние и жадность, как отвечать гневом на все, что нас провоцирует. Фактически, мы настолько хорошо натренированы, что отрицательные эмоции возникают самопроизвольно, мы даже не пытаемся создавать их. Итак, все дело в тренировке и силе привычки. Если посвятить ум смятению, то, как мы слишком хорошо знаем, если честно признаться, он станет темным мастером смятения, в совершенстве владеющим его методами подчинения, тонко и извращенно гибким в служении ему. Если же ум в медитации посвятить задаче освобождения от иллюзии, то мы обнаружим, что со временем наш ум, терпением, дисциплиной и правильной тренировкой начнет выпутываться из смятения и познавать собственное вечное состояние блаженства и ясности.

Под «тренировкой» ума ни в коем случае не подразумевается его насильственное подчинение или «промывание мозгов». В первую очередь при тренировке ума нужно непосредственно и конкретно увидеть, как работает ум, а это знание вы получите из духовных учений и на личном опыте при практике медитации. Затем вы сможете применить это знание для приручения ума и умелой работы с ним, делая его все более и более послушным, так, что сможете стать хозяином собственного ума и применять его полноценным и наиболее благотворным образом.

Буддийский мастер восьмого века Шантидева сказал:

 

Если этот слон ума со всех сторон связан путами внимания,

То весь страх исчезает и приходит полное счастье.

Все враги: все тигры, львы, слоны, медведи, змеи [т.е. наши эмоции] [[2]],

И все хранители ада, все демоны и ужасы,

Все они связаны и подвластны нашему уму,

И подчинены посредством приручения этого единого ума,

Потому что от этого ума происходят все страхи и неисчислимые печали.

 

Подобно тому, как писатель овладевает непосредственной свободой самовыражения только после многих лет практики, часто очень усердной, и подобно тому, как простота и грациозность танца достигается только благодаря огромным усилиям и терпению балерины, также и вы, когда начнете понимать, куда ведет вас медитация, будете относиться к ней как к величайшему делу вашей жизни, такому, которое потребует от вас глубочайшей настойчивости, энтузиазма, разумности и дисциплины.

 

СУЩНОСТЬ МЕДИТАЦИИ

 

Цель медитации – пробудить в нас подобную небесам природу ума и познакомить нас с нашей сущностью – нашим неизменным чистым сознаванием, которое лежит в основе всей жизни и смерти.

В неподвижности и молчании медитации мы возвращаемся к той глубинной внутренней природе, которую мы так давно утратили среди деловитости и отвлечении своего ума. Разве не удивительно, что наш ум не может оставаться в покое долее нескольких мгновений без того, чтобы тут же не уцепиться за какое-то отвлечение; он настолько непостоянен и озабочен, что иногда я думаю, что те, кто живет в современном городе, уже подобны существам, претерпевающим мучения в промежуточном посмертном состоянии, в котором, как считают, их сознание мучается беспокойством. Некоторые авторитеты заявляют, что до 13 процентов жителей Соединенных Штатов страдают какими-то душевными расстройствами. Что же это говорит о том состоянии, в котором мы живем?

Мы разделены на такое множество различных аспектов. Мы не знаем, кто мы в действительности, или с какими аспектами себя мы должны отождествлять, или в какие из них верить. Столь много противоречащих друг другу голосов, влияний и чувств борются за контроль над нашей внутренней жизнью, что мы обнаруживаем себя рассеянными повсюду, по всем направлениям, а внутри не остается никого.

Итак, медитация – это возвращение ума домой.

Мы, в учении Будды, говорим, что существует три принципа, согласно которым ваша медитация или просто является способом достижения временного расслабления, покоя и блаженства, или мощной причиной вашего просветления и просветления других. Мы выражаем это так: «Добро в начале, Добро в середине и Добро в конце».

Добро в начале возникает из осознания, что мы, как и все разумные существа, имеем в своей основе природу будды, как нашу самую глубинную сущность, и что постичь это – значит освободиться от неведения и, в конце концов, покончить со страданием. Так что каждый раз, когда мы приступаем к практике медитации, то вдохновляемся этим побуждением и посвящаем свое занятие и свою жизнь просветлению всех существ, в духе следующей молитвы, молитвы всех будд прошлого:

 

Силой и истиной этой практики:

Да будет у всех существ счастье и причины счастья;

Да будут все существа свободны от горя и причин горя;

Да не будет никто никогда отделен от священного счастья, не знающего горя;

И да живут все в равновесии, без слишком сильной привязанности и слишком сильного отвержения;

Живут, веря в равенство всего, что живет.

 

Добро в середине является состоянием ума, в котором мы входим в суть этой практики, и которое вдохновлено осознанием природы ума, от чего возникает отношение не цепляния за что-либо, свободное от какого бы то ни было отношения к идеям, и осознание, что все сущее «пусто» внутренне, иллюзорно и подобно сновидениям.

Добро в конце – это то, как мы заканчиваем нашу медитацию, передавая всю ее заслугу в молитве, произносимой с искренним рвением: «Пусть любая заслуга, которая происходит от этой практики, будет направлена на просветление всех существ; пусть она станет каплей в океане деяний всех будд, свершаемых ими неустанно для освобождения всех существ». Заслуга – это та позитивная сила и благо, покой и счастье, что исходят от вашего занятия медитацией. Вы передаете эту заслугу для долгого, окончательного блага всех существ, для их просветления. На более непосредственном уровне вы передаете ее для того, чтобы настал мир в этом мире, чтобы все были свободны от нужды и болезней, и испытали полное благополучие и длительное счастье. Затем, сознавая иллюзорную и подобную сновидению природу реальности, вы серьезно размышляете о том, что и вы, передающий свою практику, и те, кому вы ее передаете, и само это действие передачи – все по своей сути «пусты» и иллюзорны. Учение говорит, что это затворяет вашу медитацию и обеспечивает сохранение ее чистой силы, которая не может утечь или просочиться и быть утерянной, и что ничто из заслуг вашей практики медитации не будет зря растрачено.

Эти три священных принципа – умелая мотивация, то отношение не цепляния за что-либо, которое обеспечивает саму практику, передача, затворяющая ее, – и являются тем, что делает вашу медитацию истинно мощной и просветляющей. Великий тибетский мастер Лонгченпа прекрасно назвал их «сердце, глаз и жизненная сила истинной практики». Как говорит Ньошул Кхенпо: «Чтобы достигнуть полного просветления, не нужно более этого; но менее этого – недостаточно».

 

ПРАКТИКА ВНИМАТЕЛЬHОСТИ

 

Медитация состоит в возвращении ума домой, и в первую очередь это достигается практикой внимательности.

Однажды старая женщина пришла к Будде и спросила его, как ей медитировать. Он сказал ей, чтобы она постоянно сознавала каждое движение своих рук, доставая воду из колодца, зная, что если она будет это делать, то скоро окажется в том состоянии бдительного и обширного покоя, которое и есть медитацией.

Практика внимательности, возвращения рассеянного ума домой, и приведения тем самым различных аспектов нашего существа в единую точку, называется «Пребыванием в Покое» или «Соблюдением Покоя». Это приводит к трем результатам.

Во-первых, все фрагменты-аспекты нас самих, враждовавшие друг с другом, успокаиваются и растворяются, примиряясь друг с другом. При этом успокоении мы начинаем лучше понимать самих себя, а иногда даже начинаем воспринимать проблески сияния своей основной природы.

Во-вторых, практика внимательности разряжает наше отрицание, агрессию и бурные эмоции, которые набирали свою силу в течение многих наших жизней. Тут важнее не подавлять эмоции и не предаваться им, а рассматривать их, и ваши мысли, и все, что бы ни возникало при этом, с принятием и великодушием, настолько открытыми и обильными, насколько это только возможно. Тибетские мастера говорят, что это мудрое великодушие вызывает ощущение безграничного пространства, настолько теплого и приятного, что вы чувствуете, что оно окружает и защищает вас, как оболочка солнечного света.

По мере того, как вы сохраняете открытость и внимание и применяете один из тех методов, которые я объясню далее, чтобы все более и более сводить в одну точку ваш ум, ваше отрицание будет постепенно, медленно разряжаться; вы начнете ощущать себя хорошо в вашем существовании, или, как говорят французы, «хорошо в своей собственной шкуре». Это принесет вам облегчение и глубокую легкость. Я считаю эту практику наиболее эффективным видом лечения и самоисцеления.

В-третьих, эта практика раскрывает и показывает вам ваше сущностное Доброе Сердце, потому что она растворяет и устраняет ту недоброту или вред, что есть в вас. Только тогда, когда мы изъяли из себя этот вред, мы становимся истинно полезными для других. Таким образом, посредством этой практики, медленно удаляя из себя недоброту и вред, мы позволяем своему истинному Доброму Сердцу, той основополагающей доброте, что составляет нашу настоящую природу, проявить свое сияние и стать тем теплым окружением, в котором расцветает наше истинное существо.

Теперь вы поймете, почему я называю медитацию истинной практикой мира, истинной практикой ненасилия, отрицания агрессии, и истинным и величайшим разоружением.

 

ЕСТЕСТВЕННЫЙ ВЕЛИКИЙ ПОКОЙ

 

Обучая медитации, я часто начинаю с того, что говорю: «Верните свой ум домой. И отпустите. И расслабьтесь».

Суть всей практики медитации в целом можно свести к этим трем критическим этапам: вернуть ум домой, и отпустить, и расслабиться. Каждая из этих фраз имеет значения, отдающиеся эхом на многих уровнях.

Вернуть свой ум домой – это значит вернуть ум в состояние Соблюдения Покоя с помощью практики внимания. В своем глубочайшем смысле, вернуть ум домой – это обратить его внутрь себя и отдохнуть в покое в природе ума. Это само по себе является высочайшей медитацией.

Отпустить – означает освободить ум из его темницы, состоящей в стремлении уцепиться за что-либо, поскольку вы сознаете, что вся боль, страх и расстройства возникают от желаний цепляющегося ума. На более глубоком уровне это сознавание и та уверенность, что возникает из вашего возрастающего понимания природы ума, пробуждают глубокую и естественную щедрость, которая позволяет вам отпустить все стремление цепляться из своего сердца, позволяя ему освободиться и растаять во вдохновении медитации.

И, наконец, расслабиться – означает быть обширным и освободить ум от его напряжений. Глубже, вы расслабляетесь, погрузившись в истинную природу своего ума, состояние Ригпа. Тибетские слова, пробуждающие этот процесс, намекают в своем смысле на «расслабление на Ригпе» . Это подобно тому, как будто пригоршню песка высыпают на плоскую поверхность: каждая песчинка сама занимает свое собственное место. Также расслабляетесь и вы в своей истинной природе, позволяя своим мыслям и эмоциям естественно осесть и раствориться в состоянии природы ума.

Когда я медитирую, то всегда вдохновляюсь стихотворением Ньошула Кхенпо:

 

Пусть отдохнет в естественном великом покое

Этот истощенный ум,

Избитый до беспомощности кармой и невротическими мыслями,

Подобными нескончаемой ярости неустанно бьющих волн

Бесконечного океана сансары.

Отдохните в естественном великом покое.

 

Прежде всего, будьте расслабленны, будьте естественны и обширны настолько, насколько это только возможно. Тихо выскользните из петли своей привычной тревожной личности, отпустите все, за что вы цепляетесь и расслабьтесь в своей истинной природе. Подумайте о своей обычной, эмоциональной, осаждаемой мыслями личности, как о куске льда или масла, оставленном на солнце. Если вы ощущаете себя твердым и холодным, позвольте этой агрессии растаять под солнечным сиянием вашей медитации. Позвольте покою воздействовать на вас и дать вам возможность собрать ваш рассеянный ум во внимание Соблюдения Покоя и пробудить в вас осознание и проникновение Ясного Видения. И вы обнаружите, что вся ваша негативность обезоружена, ваша агрессия – растворена, а ваше замешательство медленно испаряется, как туман, в огромном и незапятнанном небе вашей абсолютной природы [[3]].

Сидите тихо, молча, тело в неподвижности, ум в покое, позволяя приходить и уходить любым мыслям и эмоциям, какие бы ни возникали, не цепляясь ни за что.

Как ощущается это состояние? Дуджом Ринпоче обычно предлагал представить человека, который приходит домой после долгого дня тяжелой работы в поле и садится в свое любимое кресло у очага. Он весь день трудился и знает, что сделал все, что собирался сделать; ему больше не о чем беспокоиться, ибо ничего не осталось несделанного, и он может сейчас полностью оставить все свои заботы и тревоги и быть удовлетворенным.

Итак, когда вы медитируете, то существенно важно создать соответствующее внутреннее окружение ума. Все усилия и борьба происходят от того, что вы сжаты внутренне, не обширны, и поэтому создание такого правильного окружения жизненно важно для того, чтобы ваша медитация действительно произошла. В присутствии юмора и обширности медитация возникает без усилий.

Иногда я не использую при медитации никакого определенного метода. Я просто позволяю своему уму отдыхать и обнаруживаю, особенно когда я чувствую вдохновение, что очень быстро могу вернуть свой ум домой и расслабиться. Я тихо сижу и отдыхаю в природе ума. Я не спрашиваю, нахожусь ли я в «правильном» состоянии, и не сомневаюсь. В этом нет усилия, а есть только интенсивное понимание, бодрствование и непоколебимая уверенность. Когда я пребываю в природе ума, обычного ума больше нет. Нет необходимости поддерживать или подтверждать чувство того, что я есть: я просто есть. Присутствует основополагающая истина. Ничего особенного делать не нужно.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.2.146 (0.021 с.)