Раздел Е. Юридическая (правовая) психология




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Раздел Е. Юридическая (правовая) психология



Юридическая психология — наука, изучающая явления и зако­номерности психической жизни людей, связанные с применени­ем правовых норм и участием в правовой деятельности. Иначе го­воря, это наука о психологии правоприменительной деятельности' и ее субъектов, т. е. сотрудников правоохранительных органов1. Юридическая психология в системе государственного образова­ния изучается в юридических вузах и на юридических факульте­тах университетов. Она также преподается в вузах правоохрани­тельной системы, экономических и управленческих учебных за­ведениях. Цель преподавания этого предмета студентам-юристам ученые-правоведы видят в формировании психологической куль­туры юриста, которая повышает эффективность юридической деятельности, способствует ее гуманизации2. «Психологическая культура юриста предполагает, — пишет один из авторов, — на­личие у всех работников юридических органов системы психоло­гических знаний, а также навыков и приемов, которые обеспечи­вают высокую культуру общения »1. Словом, речь идет о вооружении юристов психологическими знаниями, поскольку в их дея­тельности на первом месте стоит работа с людьми, и для ее успе­ха нужно знать психологию этих людей.

Курс юридической психологии преподается также в некото­рых гуманитарных вузах, не входящих в систему государствен­ного образования: студентам, специализирующимся по практи­ческой психологии для работы в области социальной защиты, производственной педагогики, бизнеса (менеджмента и марке­тинга). Причем здесь ее изучение строится на базе общей психо­логии и других отраслей психологической науки, которые тоже преподаются в указанных вузах, и особенно большой набор пси­хологических дисциплин, конечно, у будущих профессиональ­ных психологов. Поэтому в программу курса юридической пси­хологии для студентов-психологов не входят общепсихологиче­ские вопросы, тогда как для студентов других, непсихологиче­ских специальностей они составляют примерно половину содер­жания учебного предмета.

Можно предположить, что при дальнейшем продвижении страны по пути к правовому государству юридическая (право­вая) психология будет преподаваться во всех вузах, где изучает­ся право.

В пособии, адресованном студентам-психологам, нет необхо­димости копировать содержательную сторону учебников по юридической психологии, рассчитанных на студентов-юристов. Дело в том, что при изучении этого предмета основное внимание студент-психолог должен уделять не теории психологии, а пси­хологическому анализу различных ситуаций, реально склады­вающихся в процессе правоприменительной деятельности. Этим он подготовит себя к выполнению функций консультанта или эксперта, оказывающего психологическую помощь блюстите­лям закона при следственных действиях, в оперативно-розыск­ной работе, в деятельности по охране общественного порядка, в судебном разбирательстве и т. д.

Иначе говоря, если при изучении юридической психологии главным для студента-юриста является получение знаний о пси­хологии людей, его потенциальных клиентов, то для студента-психолога главное — это познание психологического содержа­ния деятельности юриста. Для этого ему надо быть компетент­ным если не в юриспруденции, то по крайней мере в юридиче­ской психологии.

1Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. — М., 1998. — С. 6-7. 218


С учетом этого и составлены основные ориентирующие проб­лемные вопросы и учебные задачи.

Решая предложенные ниже учебные задачи, студент-психо­лог будет мысленно видеть себя на месте то следователя, то судьи, то подсудимого, то свидетеля, то инспектора угрозыска, то адвоката, то прокурора и т. д. Такая ролевая метаморфоза нужна потому, что изучать юридическую психологию придет­ся, главным образом, по учебной и специальной юридической литературе, адресованной студентам-правоведам, где описыва­ются функциональные обязанности профессионалов, выпол­няющих различные виды правоприменительной деятельности (следователя, судьи, прокурора, адвоката и т. д.). Вот и нужно психологу образно представить конкретную деятельность по ее описанию (мотивы, цели, средства и способы действий, желае­мый или реально достигаемый конечный результат деятельно­сти) и принимать решение за юриста по методу мысленного диалога: «Как бы я поступил в данной ситуации?»; «Что с пси­хологической точки зрения целесообразнее: согласиться с отве­том допрашиваемого или промолчать?»; «Почему свидетель не дает нужных показаний, хотя явно осведомлен в вопросах, ко­торые ему задает судья? Не хочет? Не уверен? Боится кого-то или чего-то?». Разбираясь в различных правовых ситуациях и поведении участников действий в этих ситуациях, психолог ищет ответы на возникающие проблемы с точки зрения законов психологии, которые он знает как профессионал, а сами ситуа­ции студент может черпать из учебной и научной юридической литературы, художественных (лучше всего — детективных) произведений или из самой жизни.

Конечно, лучше всего было бы изучать предмет, пользуясь учебником «Юридическая психология», но, во-первых, такие учебники вне юридических вузов трудно найти, а во-вторых, в них конкретные правоприменительные деятельности описаны не столько в психологическом, сколько в юридическом ключе, так что психологию все равно придется в эти описания «вно­сить» самому психологу. Тем не менее по учебникам «Юридиче­ская психология» любого издания гораздо лучше можно познать психологические аспекты деятельности юриста, чем по другим, «чисто» юридическим книгам.

Еще раз подчеркнем: главное для психолога, выступающего в роли консультанта или эксперта по психологическому объясне­нию поведения, действий и деятельности людей, подвергающих­ся правовому разбирательству, — это знание психологической структуры деятельности юриста, выполняющего разные про-


фессиональные функции. Зная деятельность и опираясь на принцип деятельностного подхода, он всегда сможет квалифи­цированно решать такого рода задачи.

Итак, студентам-психологам предлагается проанализировать приводимые ниже правовые ситуационные задачи, представ­ляющие модели реальных ситуаций (умышленные и неумыш­ленные противоправные действия, казусы, неосторожные дейст­вия, нанесение вреда под воздействием непреодолимой силы и т. д.), а также ситуации, где требуется психологическая оцен­ка неверного толкования правовой нормы и совершения из-за этого противоправного действия или нанесения вреда, влекуще­го за собой привлечение к уголовной или административной от-ветственности; Все ситуации в задачах относятся к категории случаев, подпадающих под те или иные нормы права (статьи за­кона), по которым предусмотрено наказание или оправдание, так что студент должен быть уверен, что все действия с правовой точки зрения соответствует закону, хотя по существу могут ино­гда с морально-этической стороны показаться несправедливыми или просто вредными (как, например, в случае применения ору­жия со смертельным исходом в задаче № 2). Такую оговорку мы здесь делаем для того, чтобы показать: от психолога требуется знание не юридической (соответствует или не соответствует за­кону), а только психологической стороны явления, так как кон­кретную статью закона ему подскажут (ему ее знать необяза­тельно, хотя и небесполезно).

Ситуационные задачи и вопросы:

1.В психологическую структуру любой деятельности, как из­
вестно, включаются мотивы, цели, средства, результат. Про­
анализируйте с этой точки зрения наиболее распространенные
виды правоприменительной деятельности: следователя; мили­
цейского патруля; прокурора как обвинителя в суде; судьи; ад­
воката; прокурора, осуществляющего надзор за исполнением за­
конов, соответствия закону различных подзаконных актов и
других документов исполнительных органов (поставлений, рас-
поряжений, приказов и т. д.), а также других представителей
правоохранительных органов (по выбору студента может быть
проанализирована деятельность любого из наиболее ему знако­
мых или доступных для ознакомления видов деятельности, в
том числе из названных выше, ибо цель данной учебной зада­
чи — овладеть способом такого анализа).

2.В законе «О милиции» сказано, в каких случаях сотрудник
милиции имеет право применить оружие без предупреждения.
Вот два случая.


Первый, Наряд внутренних войск выполнял службу на кон­трольно-пропускном пункте (КПП) на автостраде в районе чрез­вычайного положения в Северной Осетии по проверке и пропуску транспорта. Один из легковых автомобилей по требованию наря­да на КПП не остановился, промчался под шлагбаумом и на боль­шой скорости стал удаляться. Офицер (старший наряда) выстре­лил без предупреждения по автомобилю из автомата Калашнико­ва, в результата чего водитель был убит, а пассажир был достав­лен в милицию. Последующая проверка показала, что запрещен­ных к перевозке предметов в автомобиле не было, а не остановил­ся автомобиль потому, что пассажир опаздывал на самолет.

Второй случай точь-в-точь такой же, в том же районе, только с тем отличием, что в остановленном после смерти водителя ав­томобиле было обнаружено спрятанное оружие и боеприпасы, а водитель и пассажир являлись сбежавшими из мест заключения опасными преступниками.

Оцените действия офицеров в обоих случаях с точки зрения психологии деятельности, учитывая, что оружие применено в полном соответствии с законом.

3. Профессор Буров и доцент Воронов, враждовавшие между собой, были вдвоем на охоте на о. Колгуев (Северный Ледовитый океан). Профессор Буров погиб (убит?) от удара охотничьим но­жом в левый глаз (удар «нечеловеческой силы», как заключил судебно-медицинский эксперт). Воронов на следствии, в частно­сти, говорил: «...наши и без того неприятные отношения с про- • фессором стали все обостряться на острове. Я не знаю, может быть, в конце концов, не совладав собой, поддавшись минутной вспышке, я бы и действительно убил профессора. Может быть. Но я его не убивал». Далее он рассказал следовательно, как по­гиб Буров. Будучи на другом берегу озера, он видел стоящего по противоположную сторону Бурова и вдруг услышал выстрел с того места, где тот стоял. Когда прибежал, то увидел, что он убит ударом ножа в левый глаз, а ружье валяется рядом. Больше ни­кого поблизости не было.

Вопрос: Можно или нельзя довериться рассказу Воронова, ко­торого руководство и сослуживцы считают человеком безупреч­ной репутации? Какие моменты в обстоятельствах дела, в том числе и в рассказе Воронова, вам показались достойными вни­мания психолога-эксперта? (Здесь описан действительный факт. Суд признал Воронова виновным, вынес обвинительный приговор о лишении свободы, но впоследствии приговор был от­менен, Воронов признан невиновным и освобожден из мест за­ключения.) Почему оказалось возможным оправдание Вороно-


ва, когда никаких дополнительных сведений, помимо описан-! ных выше, не было? Как бы вы стали рассуждать^ если бы потре-1 бовалось подвергнуть психологической экспертизе первый (об­винительный) приговор суда в отношении Воронова?

4.Потерпевшая не могла описать место нападения на нее гра­
бителей, не помнила ничего, кроме того, что это было в одном из ,
переулков на улице Тверская (Москва). Следователь повез ее на
место нападения, т. е. в переулки Тверской улицы, которые ре-'
шил показать потерпевшей (вдруг узнает?). Действительно, ',
один из переулков она сразу узнала по арке и мусорному контей­
неру под ней. Почему она не могла описать эти детали (арку, му­
сорный контейнер) до этого, еще в кабинете следователя? На что
надеялся следователь, решив повезти ее в переулки Тверской
улицы?

5.Свидетель не мог вспомнить точную дату, когда именно он
видел преступника во дворе. Он знал его лично и действительно
видел недели полторы-две назад. Следователь тогда предложил
попытаться вспомнить все события последних недель, которые
ему вообще запомнились, без привязки к каким-либо датам. По­
сле этого свидетель назвал точную дату и час, когда он видел
преступника. Почему он вспомнил теперь, а не раньше? Какой
психологический закон использовался, чтобы стимулировать
память свидетеля?

6.Свидетель столкнулся с человеком в дверях лифта. Тот,
оказывается, был разыскиваемым преступником или, по край­
ней мере, мог им быть. Однако свидетель никак не мог помочь
следователю, так как ему не удавалось словесно описать приме­
ты преступника. А когда ему предложили нарисовать портрет на
бумаге, он сделал это хорошо и уверенно. Значит, он помнил
приметы. Почему тогда он не мог дать словесный портрет?

7.В фильме «Семнадцать мгновений весны» есть эпизод, ко­
гда Штирлиц заходит к своему немецкому коллеге якобы за таб­
леткой от головной боли, а на самом деле его интересует чемодан
нашей радистки, захваченный гестапо. Чтобы не вызывать по­
дозрений, он решает замаскировать свой интерес к чемодану от­
влекающими вопросами, которые задает сразу при входе и ухо­
дя из кабинета гестаповца, — вопросами о таблетках. Какой за­
кон психологии использовал Штирлиц, отвлекая внимание сво­
их возможных преследователей?

8.Может ли воображаемый или потенциальный преступник
воспользоваться подобным приемом для отвлечения внимания
свидетелей, и что нужно следователю или инспектору уголовно­
го розыска предпринять, чтобы свидетель освободился от психо-


логического давления тех отвлекающих приемов, которые обычно применяются или могут применить преступники?

9. Подросток купил наркотик на рынке, но у кого купил, не признается. В милиции объяснили, что наказание ему не гро­зит: купив наркотик, он не совершил никакого преступления, а выступает только в роли свидетеля. Преступником является продавец, а он должен помочь задержать его. Но подросток сто­ит на своем: «Не знаю», «Не помню», «Не разглядел» и т. д. По­чему он не дает нужных показаний? В самом деле не помнит или чего-то боится? Если боится, то чего именно? Как найти психо­логический контакт с ним? Что вы посоветуете в качестве пси­холога-консультанта?

10. Какие вообще могут быть психологические причины отка­
за от правдивых показаний свидетеля или потерпевшего, т. е.
людей, явно невиновных и далеких от подозрений в причастно­
сти к совершению преступления? Если боится, то чего и по ка­
кой причине? Может ли помочь этим людям психолог, чтобы
они могли принести пользу правосудию, дав объективные свиде­
тельские показания? Если да, то как именно?

11.Почему некоторые люди, выступая в суде или на следст­
вии свидетелями, порой дают ложные показания, хотя их под
расписку предупреждают, что это уголовно наказуемо? Что бы
вы посоветовали как психолог-консультант, чтобы ложные по­
казания стали невозможны или, по крайней мере, стали чрезвы­
чайной редкостью?

12.Как бы вы провели процедуру опознания подозреваемого
или уже уличенного в преступлении, если 'опознающий его не
видел, но, хорошо слышал его характерный голос и запомнил
его? Что делать, если при процедуре опознания он постарается
изменить голос, например охрипнет?

13. В автодорожном происшествии погиб пешеход, а винов­
ник скрылся. .Поскольку это произошло недалеко от автобусной
остановки, свидетелей наезда автомобиля на пешехода было
много. Прибывший инспектор ГАИ быстро опросил свидетелей,
и тут обнаружилось много разногласий в показаниях: один ска­
зал, что автомобиль был темно-синего цвета, второй утверждал,
что темно-зеленого, а третьему показалось, что, скорее, это был
черный лимузин иностранного производства. Было много разно­
гласий насчет марки автомобиля, его номерного знака и т. д.
Чем психологически объясняется такое разнообразие в воспри­
ятии и запоминании одного и того же факта (события, явления)
у нескольких людей, одновременно и с одного места наблюдав­
ших его?


14. «Во время одного из заседаний конгресса по психологии в I Геттингене в зал ворвался человек, за которым гнался воору-1 женный бандит. После короткой схватки на глазах у всех раз-1 дался выстрел, и оба человека выбежали из зала примерно через двадцать секунд после своего появления. Председатель сразу же попросил присутствующих записать все, что они видели. В тай­не от участников конгресса все происшествие было предвари-1 тельно инсценировано, отрепетировано и сфотографировано. Из сорока представленных отчетов лишь один содержал менее 20% 1 ошибок, касающихся основных фактов происшествия, 14 отче-| тов имели от 20 до 40%, а 25 отчетов — свыше 40% ошибок. Лю­бопытно, что более чем в половине отчетов около 10% подробно­стей были чистейшей выдумкой. Результаты оказались весьма удручающими, несмотря на благоприятные условия: все проис- ; шедшее было коротким и достаточно необычным, чтобы при­влечь к себе внимание; подробности его были немедленно зафик­сированы людьми, привыкшими к научным наблюдениям, при­чем никто из них не был вовлечен в происходящее. Эксперимен­ты такого типа нередко проводятся психологами и почти всегда дают сходные результаты» (Селье Г. От мечты к открытию. — М., 1987. — С. 103-104).

Почему получаются такие результаты? Что можно сказать в свете этой тенденции, похожей на некую психологическую зако­номерность, о расхождениях в показаниях свидетелей преступ­ления? Можно ли доверять разноречивым свидетельствам оче­видцев происшествий, преступлений? По какому принципу можно отсеять явно неверные (ошибочные) свидетельства, если воспользоваться знанием психологических закономерностей восприятия волнующего события (т. е. в условиях высокого эмо­ционального напряжения)?

15.Квартирные кражи в городах происходят в значительной
мере по беспечности хозяев (от «мастерства» воров мы в данном
случае абстрагируемся): оставляются открытыми окна, форточ­
ки, дверные замки открываются без ключа (гвоздем, проволо­
кой и т. п.), тонкие квартирные двери легко можно выдавить
плечом и т. д., хотя об опасности краж и ограблений люди посто­
янно предупреждаются милицией через средства массовой ин­
формации. Как бы вы объяснили психологически причину та­
кой беспечности? Что бы вы предложили, чтобы граждане отре­
шились от такого благодушия?

16.Представьте себя в роли впервые выступавшего в суде мо­
лодого адвоката, защищающего какого-то опасного преступни­
ка. Каким вы представляете ход ваших мыслей и логику аргу-


центов в пользу своего подзащитного, если уверены, что он ви­новен и заслуживает строгого наказания и к тому же вам нече­го противопоставить обвинительной речи, только что произне­сенной прокурором? Что вообще может выдвигать в защиту сво­его клиента любой адвокат: ведь известно, что он, адвокат, тоже законопослушный гражданин и как таковой твердо настроен против преступлений и против преступников? Как рассеять обы­вательское представление некоторых граждан, что адвокат «приносит вред обществу, защищая преступников»?

17. Представьте себя в роли следователя по делу преступника, которому грозит довольно строгое уголовное наказание. Как вы поступите, если вам кто-то из друзей или родственников пре­ступника предлагает крупную взятку и в случае отказа угрожа­ет расправой? Естественно, что вы не пойдете на сделку с сове­стью, но как поступите реально? Открыто и гласно отвергнете попытку взяткодателя? (Тогда рискуете быть обвиненном в кле­вете, ибо доказать свою правоту не сможете.) Или сделаете вид, что согласны, и известите «соответствующие инстанции»? (То­гда взяткодатель, ожидавший снисхождения и сокрытия явных улик, поймет, что вы не сдержали слово.) Или в интересах след­ствия откажетесь от предложенной взятки без каких-либо по­следствий для взяткодателя? (Тогда о факте предложения взят­ки ваше руководство знать не будет, и это тоже не в интересах следствия.) Какой вариант вы предпочтете, который защитит и интересы следствия, и вам самого оградит от возможной мести .

друзей преступника?

18. Ваш хороший знакомый имеет кое-какие сведения о нахо­дящемся под следствием гражданине, подозреваемом в соверше­нии тяжкого преступления, но боится явиться к следователю со своими показаниями. Он боится не только друзей преступника, но и следователя, который, как он выражается, «затаскает» его по допросам, очным ставкам и т. д. Как бы вы убедили его в не­обходимости поделиться имеющимися у него сведениями со сле­дователем?

19. Как вы думаете, зачем нужен психолог-профессионал как
консультант или эксперт суду, если юристы сами изучают юри­
дическую психологию и, в частности, ее конкретную отрасль —

психологию судебную?

20. Может ли и должен ли работающий психологом-консуль­
тантом в правоохранительном органе практический психолог
как профессионал в области психологии, но не юриспруденции
знать юридическую психологию лучше и глубже, чем юрист, то­
же изучавший ее в вузе?

8 э-збо


Глава 6. УПРАВЛЕНИЕ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТОЙ СТУДЕНТОВ

1. Умение студента самостоятельно работать с литературой

В предыдущих главах мы акцентировали свое внимание на том, что в учебной деятельности учащийся формирует себя сам», учась, развивается, и, развиваясь, лучше учится. Тому служа1! все изложенные выше учебные задания (вопросы и задачи) сту| дентам, рассчитанные на активизацию их мышления. И глав­ное: учащийся, решая задачи, сам творит себя, приобретая спо-| собность ориентироваться в научных и жизненных проблемах.

Научить студента самостоятельно учиться — одна из важных задач методики преподавания психологии.

Психология и составляющие ее различные учебные предметы изучаются примерно так же, как и другие дисциплины гумани­тарного цикла. Но есть и специфика, которую нельзя не учиты­вать. Она в целях, задачах, содержании.

Если цель изучения психологии — научиться понимать чело­века и правильно взаимодействовать с ним, кем бы он ни был, тогда знание теоретических («книжных») положений не являет­ся конечной целью обучения будущего специалиста в вузе, а лишь средством ее достижения. Истинная цель — умение разби­раться в психологии реальных людей.

К студенту благодаря развивающему обучению приходит уме­ние теоретически мыслить, вернее, должно прийти. И чтобы это умение реально сформировалось, нужно соответствующим обра­зом строить самостоятельную учебную деятельность студента, исключив заучивание, механическое запоминание (зубрежку) учебного материала из книг.

Сказанное означает, что при чтении литературы, при прослу­шивании лекции студенту следует постоянно мысленно соотно­сить полученную научную информацию с реальным поведени­ем людей, с собственными мыслями, чувствами, переживания­ми, критически их анализируя и оценивая с новых, уже не жи­тейских, а научных позиций. Это и будет означать, что на изу­чаемом материале развивается мышление студента, которое по­зволяет ему лучше учиться дальше, не заучивая теорию, а ана­лизируя с ее помощью жизненные факты. Только так может быть усвоена психология как наука, как, впрочем, и любая другая наука. Однако в отличие от многих других наук у психо­логии есть преимущество: область практического приложения


йаучных знаний, фактический материал — люди — находится

«под рукой».

Задачами преподавателя, решение которых поможет студен­ту достичь означенной цели1, являются следующие:

1. Сформировать у студента соответствующую мотивацию к глубокому изучению науки. Прежде всего он должен решить: «Для чего мне понадобится психология, ради чего я ее буду изу­чать?» Если «для диплома», «для престижа» (ибо спрос на рын­ке труда на психологию растет) и т. п., то понятно, что нужной мотивации у студента для изучения науки нет, и ее еще пред­стоит сформировать.

Это — первая и для начала самая важная задача преподавате­ля. Как ее решать? Дать студенту понять, где, когда и для чего «ему лично» пригодится в жизни знание психологии людей. В этом студенту поможет первая же лекция, раскрывающая пред­мет и задачи психологии как науки. Она должна заинтересовать тем, что имеет для него жизненно важный смысл. При дальней­шем изучении предмета будет углубляться понимание необходи­мости изучения этой науки, которое превратится в интерес к психологии. Это и будет означать, что сформировался реально действующий мотив учебной деятельности — познавательный интерес, основанный на осознании личностного смысла овладе­ния научными психологическими знаниями.

2. Надо предупредить студентов, что для усвоения знаний, по­лучаемых из лекций и книг, необходимо постоянно мысленно проецировать их на жизненные психологические явления (пси­хические процессы и состояния, действия и поступки людей и себя самого), стремясь объяснять их на основании психологиче­ских знаний. В решении этой задачи помогут примеры, анали­зируемые преподавателем на лекциях, приводимые в литерату­ре, а также практические задания (психологические учебные за­дачи), предлагаемые на занятиях-практикумах, обсуждаемые на семинарах или составляющие содержание письменных кон­трольных работ по психологическим дисциплинам. Такая про­екция научных положений на жизненные явления есть не что иное, как психологическое исследование людей. Исследовать с позиции психологии обыденные жизненные явления как раз и означает учиться понимать человека, чтобы правильно строить с ним свои отношения, чего бы это ни касалось: руководить людьми, подчиняться другому человеку, учить и воспитывать,

1 «Задача — это и есть цель, данная в определенных условиях» (Леонть­ев А. Н. Философия психологии. — М., 1994. — С. 252).


создавая при этом благоприятную для общения психологиче-скую атмосферу.

3. Постоянным руководством к действию для студента при са­мостоятельном изучении литературы должен стать девиз: вся выводы, получаемые при психологическом анализе (исследоват нии) жизненных фактов, обязательно записывать. Такая за-| пись и будет тем самым конспектированием, которое при тради-1 ционном обучении (в школах, вузах) часто сводится к переписы-1 ванию книжных истин. Однако если что-то и цитируется из книг, то сразу должно и комментироваться. Студент должен за-1 писать собственные мысли, отражающие понимание выписан-*! ных положений применительно к жизни. Это будет показателем его подлинной самостоятельности в овладении наукой.

В результате решения указанных задач окажется, что сту­дент не только прослушал лекцию и понял ее содержание, не только прочитал книгу и осмыслил ее, но и научился психоло­гически анализировать и оценивать поведение людей и готов использовать полученные научные знания в своей повседневной практике.

При обучении в вузе все зависит от правильной организации студентом своей самостоятельной учебы в межсессионный пе­риод.

Для того чтобы самостоятельная учеба не превращалась в бес­порядочное чтение, не приобретала характер очередной времен­ной кампании (студент полгода-год отдыхает, а перед сессией штурмует учебники) необходимо помочь ему превратить работу в постоянно действующую систему.

Как известно, изучение науки требует целостного подхода, а не искусственного деления на решение задач, как бы самостоятель­ных по содержанию и по времени выполнения. Такое изучение отдельных вопросов и достижение каких-то частных и порой до­вольно формальных целей (например, «отчитаться» вовремя за выполнение контрольной работы) не позволяет усвоить все содер­жание науки как некую систему, в которой все структурные эле­менты органически связаны друг с другом и в отрыве друг от дру­га по-настоящему усвоены быть не могут. Если что-то и запом­нится, то такие знания все равно будут носить формальный ха­рактер и не послужат научным регулятором социального поведе­ния личности. Если студент берется решать какую-то отдельную задачу (хотя бы выполнить работу по написанию реферата), но еще не усвоил основных научных положений, необходимых для полноценного решения этой задачи, то он сам себе создает искус­ственное препятствие на пути к главной цели — овладению науч-


Нь1ми знаниями, позволяющими ориентироваться в поведении реальных людей. Поэтому важны не отчеты студента по от дел ь-0ь1М фрагментам программы обучения, а изучение науки ком­плексно, шаг за шагом, одновременно воплощая усвоенное в ре-щении всех частных учебных задач.

В этом и есть диалектика: решая конкретные задачи, студент усваивает науку, а усваивая науку, стандвится способным ре­шать грамотно все последующие учебные (теоретические и прак­тические) задачи. Это возможно только при комплексном, сис­темном подходе к изучению науки, в частности, к организации самостоятельной учебы студента.

Комплексный подход к самостоятельной работе. Как сту­денту его реализовать?

Главное состоит в том, чтобы студент при чтении учебника и другой литературы опирался на информацию, полученную на лекциях. При этом прочитанное в одном источнике сопоставлял с информацией из других источников, дополнял и уточнял полу­ченные знания, которые, в свою очередь, сверял с жизненными фактами — реальными психическими явлениями, наблюдаемы­ми у людей, в том числе и у себя. Таким образом, от лекции — к литературе, а от нее — к практике. Так идет процесс усвоения, т. е. знания, находившиеся прежде вне сознания обучаемого, становятся личным его достоянием. Знание научной литерату­ры только тогда может считаться усвоенным, когда студент не просто понял и запомнил, но и научился пользоваться получен­ным знанием для практических аналитических действий по изучению психологии реальных людей.

Таким образом, усвоение науки студентом означает не просто хорошее знание ее содержания, а еще и умение применять это знание в практических ситуациях.

Самостоятельная учеба как система имеет свою структуру. Студенту важно использовать сполна все элементы этой структу­ры. Тем более что далеко не всякий студент обращается к препо­давателю за советом. Не приходят, как показывает опыт, даже на встречи с дежурными преподавателями для получения регу­лярных консультаций. И при острой необходимости разобрать­ся в трудном теоретическом вопросе, без чего кажется невозмож­ным дальнейшее продвижение в усвоении учебного материала, студент прежде всего рассчитывает на себя, на свое умение по­строить учебно-познавательную деятельность. И тем не менее студент-первокурсник учиться еще не умеет. Чтобы быстрее ов­ладеть умением учиться самостоятельно, ему не мешает вос­пользоваться некоторыми методами и приемами работы.


Для рассмотрения этих методов мысленно разложим систему самостоятельной работы на составляющие ее структурные эле-менты: чтение конспекта лекций; чтение, комментирование ц конспектирование учебной и научной литературы; выполнение контрольной работы; подготовка к экзаменам (зачетам).

Чтение конспекта лекций имеет несколько целей: первая — вспомнить, о чем говорилось на лекциях; вторая — дополнить конспект некоторыми мыслями и примерами из жизни, под­крепляющими и углубляющими понимание студентом ранее ус­лышанного в лекциях; третья — прочитать по учебнику то, что в краткой лекции подробно не могло быть раскрыто, но в то же время подчеркивались какие-то особенности и нюансы, на кото­рые студенту надо будет обратить особое внимание при чтении литературы. В последнем случае конспект лекций служит свое­образным путеводителем, ориентирующим в дальнейшей рабо­те: что и где прочитать, чтобы лучше и подробнее разобраться в тех вопросах, которые в лекциях только намечены, но не рас­крыты. Здесь нужно подчеркнуть важность подбора жизненных примеров под те или иные психологические явления, ибо сам процесс обдумывания при поиске подходящего примера из жиз­ненных наблюдений студента представляет собой мыслитель­ную деятельность по усвоению данной конкретной проблемы или темы применительно к жизни, первой попыткой примене­ния теории на практике.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.156.34 (0.021 с.)