ТОП 10:

Эристическая полемика, её приемы («уловки», «диверсии»)



Эристика – искусство спорить, умение опровергать доводы противника и защищать свои положения, независимо от их внутренней состоятельности. В состав этого искусства входят два элемента: во-первых, объективный, состоящий в умении пользоваться всеми средствами, доставляемыми фактическим материалом и правилами логики для доказательства истинности известного положения; во-вторых, субъективный или психологический, состоящий в умении выбирать те доводы, которые особенно сильно влияют на душу слушателя и способны увлечь за собой аудиторию. Логика и главным образом силлогистическое искусство — могущественное орудие доказательства, а, следовательно, и убеждения. Логика становится орудием Эристики, если оратор пользуется ей (или диалектикой) независимо от истинности положения, стараясь выставить лишь одну сторону вопроса, умалчивая о другой, ему неблагоприятной. Субъективный элемент Эристики ближайшим образом определяется умением быстро схватывать душевный склад противника и, сообразно с ним, выбирать те доводы, которые сильнее всего могут подействовать на него.

Уловки:

1. Распространение, т.е. выведение утверждения противника из его естественных границ. Действительно, более общие утверждения, более открыты для нападений.

2. Возможная модификация «распространения»: распространение утверждения на то, что за исключением слова не имеет ничего или имеет мало общего с предметом, о котором идет речь, затем опровержение результатов распространения блестящим образом с таким видом будто опровергнуто само утверждение.

3. Утверждение: выставленное только относительно, берется как абсолютное…и затем в этом «абсолютном» смысле опровергается.

4. «Сократическая» уловка: основана на 1) различии в темпах вопросов и ответов и 2) различной эмоционально-интонационной окрашенности вопросов и ответов.

5. «Инстинктивная» уловка. В название общего понятия или явления привносится оттенок личного отношения к этому явлению или понятию.

6. «На ура». После некоторых вопросов, на которые противник ответил так, что ответами этими нельзя воспользоваться для утверждения заключения, которое намереваются сделать, задающий вопросы представляет заключение как доказанное и выкрикивает его с триумфом.

7. «Бочка». Когда участник выставляет некоторое спорное утверждение и затрудняется его доказать, он предлагает противнику верное, но не очевидное положение, причем, таким образом, будто хочет почерпнуть из него доказательство своего парадокса. Если противник из подозрительности отвергнет верное положение, то его приводят к абсурду.

8. «Тень». Услышанная информация не сразу забывается, и в этом совеем призрачном статусе тенью ложится на новую, связывая невидимой психологической нитью разрозненные сведения.

9. Уловка «завышения». Суть состоит в том, что важное для дальнейшего словоопределение подается не одно, а с добавкой. В роли такого прикрытия чаще всего выступают слова, показатели степени. Возражение оппонента может быть отведено снятием это показателя степени. Зато само слово определение остается в силе, как бы подтвержденное соперником.

10. «Затягивание». Требование уточнить, повторить и т.д.

11. «Непонимание». Уловка состоит в том, что когда не знают, что возразить, но и не хотят соглашаться с его утверждениями, с тонкой иронией признают себя некомпетентными.

12. «Захват аргумента».

13. «Приманка»

14. «Ярлык». Какое-либо выставленное против участника утверждение он может попытаться устранить или, по крайней мере, сделать подозрительным, подводя его под какую-либо ненавистную категорию.

15. Ошибки мнимого следования имеют место в тех случаях, когда для обоснования тезиса приводят логически не связанные с обсуждаемым тезисом аргументы.

16. Аргумент к личности. Неразборчивый в средствах противник может прибегнуть к средствам эмоционального характера. Оказавшись в затруднительном положении, он может стремиться к тому, чтобы бросить тень на умственные способности своего партнера, высмеять его заключения, или приписать ему порочащие его мотивы.

35. Номинальные и реальные, явные и неявные определения

Определение будет реальным, если в нем перечисляются существенные признаки предметов, мыслимых в понятии. Если определяется термин, обозначающий предмет, то определение будет номинальным.С помощью номинальных определений вводятся также новые термины, краткие имена взамен более сложных описаний предметов. Например, “Промышленным роботом называется робот, состоящий из манипуляторов, управляемый по программе и выполняющий различные производственные операции и пространственные перемещения объектов ”. Путем номинальных определений вводятся и знаки, заменяющие термины. Например, “Конъюнкция обозначается знаком &“, “С - скорость света”. Наиболее важным среди реальных определений является определение через ближайший род и видовое отличие. Суть этого определения в том, что сначала устанавливается родовой признак, свойственный мыслимому в понятии предмету, а затем указывается его специфический, видовой признак (или несколько таких признаков).

Явным по своей форме является определение, которое непосредственным образом указывает, перечисляет признаки, выделяющие предмет из других предметов. Явное определение имеет в своей структуре две самостоятельные части: определяемое понятие и определяющее понятие, понятие, содержащее отличительные, существенные признаки определяемого понятия. В правильном явном определении объемы определяемого и определяющего понятия полностью совпадают (тождественны). Например: “Преамбула – вводная часть конституции, содержащая указания на обстоятельства, мотивы и цели издания данного акта”.

В неявном определении содержание определяемого понятия раскрывается посредством отношения определяемого понятия к другим понятиям, в которых определенный предмет проявляет свои существенные признаки, т.е. понятие в этом случае определяется не прямо, а косвенно, в контексте некоторого атрибутивного для него отношения. Поскольку контекст - необходимое условие для неявного определения, его часто называют контекстуальным.

Различают родовидовое, генетическое, операциональное явное определение.

Родовидовые определения, которые часто называют определениями через род и видовые отличия. В процессе родовидового определения находится широкое по объему родовое понятие, в объем которого входит определяемое, а затем формируются видообразующие признаки, ограничивающие объем родового понятия до объема определяемого. Например: «Октет - музыкальное произведение для восьми исполнителей». Род - «музыкальное произведение», количество исполнителей – дополнительный признак определяемого понятия.

Генетическим называют определение, которое формулирует родовое понятие и специфицирует видовое понятие указанием на способ происхождения, образования или построения (конструирования) предмета мысли. Например: «Коррозия – разрушение металлов вследствие химического или электрохимического взаимодействия их с внешней средой».

Операциональное определение объединяет предметы мысли в некоторый класс посредством указания каких-либо операций, способов, приемов и т.п. процедур, отличающих предмет мысли от других предметов. Например: «Сутана – верхняя одежда католического духовенства, носимая вне богослужения». «Жидкость, которая окрашивает лакмус в красный цвет, называют щелочью».

36. Правила определений, ошибки в определениях

Определение должно быть не только истинным по содержанию, но и правильным по своему строению, по форме. Если истинность определения обусловливается соответствием указанных в нем при­знаков действительным свойством определяемого предмета, то его правильность зависит от его структуры, которая регулируется логи­ческими правилами:

Определение должно быть соразмерным.Правило соразмерности требует, чтобы объем определяемого по­нятия был равен объему определяющего. Здесь возможны три варианта:

1. Слишком широкое определение. Например, «халатность – это должностное преступление», где определяющее понятие имеет объем, значительно превышающий объем определяемого, т.к. «халатность» это далеко не единственное должностное преступление.

2. Определение слишком узкое. Определяющее понятие по объему меньше определяемого. Например, «разбой – это открытое хищение чужого имущества с применением насилия». Если принять это определение понятия «разбой», тогда случай хищения имущества с угрозой применения насилия не есть разбой.

3. Определение одновременно и слишком широкое, и слишком узкое: «корзина – плетеное изделие, в котором хранят овощи». С одной стороны, оно широкое, т.к. хранить овощи можно не только в корзине, а с другой – узкое, т.к. хранить можно не только овощи.

Определение не должно заключать в себе круга.Если при определении мы прибегаем к другому понятию, кото­рое, в свою очередь, определяется при помощи первого, то такое определение содержит в себе круг. Например, вращение определя­ется как движение вокруг оси, а ось — как прямая, вокруг которой происходит вращение.Разновидностью круга в определении является тавтология — ошибочное определение, в котором определяющее понятие повто­ряет определяемое. Например, идеалист — человек идеалистичес­ких убеждений; неосторожное преступление — это преступление, совершенное по неосторожности.

Определение должно быть ясным.Оно должно указывать на известные признаки, не нуждающиеся в определении и не содержащие двусмысленности. Если же понятие определяется через другое понятие, признаки которого неизвестны, то это ведет к ошибке. Например, определение «Индетерми­низм — это философская концепция, противоположная детерми­низму», в котором понятие «детерминизм» само нуждается в опре­делении.Правило ясности предостерегает от подмены определения мета­форами, сравнениями и т.д., которые, хотя и помогают составить представление о предмете, однако не раскрывают его существенных признаков.

Определение не должно быть отрицательным. Отрицательное определение не раскрывает определяемого поня­тия. Оно указывает, чем не является предмет, не указывая, чем он является. Например, определение «Сравнение — не доказа­тельство».

 

Индукция и дедукция

Индукция - процесс логического вывода на основе перехода от частного положения к общему. Индуктивное умозаключение связывает частные предпосылки с заключением не столько через законы логики, а скорее через некоторые фактические, психологические или математические представления. Различают полную индукцию - метод доказательства, при котором утверждение доказывается для конечного числа частных случаев, исчерпывающих все возможности, и неполную индукцию - наблюдения за отдельными частными случаями наводит на гипотезу, которая, конечно, нуждается в доказательстве. Также для доказательств используется метод математической индукции.

Дедукция - выведение частного из общего; путь мышления, который ведет от общего к частному, от общего положения к особенному. Общей формой дедукции является силлогизм, посылки которого образуют указанное общее положение, а выводы - соответствующее частное суждение; применяется только в естественных науках, особенно в математике: например, из аксиомы Гильберта ("две отличные друг от друга точки А и В всегда определяют прямую а") дедуктивным путем можно сделать вывод, что кратчайшей линией между двумя точками является соединяющая эти две точки прямая; противоположностью дедукции является индукция; трансцендентальной дедукцией Кант называет объяснение того, каким образом априорные понятия могут относиться к предметам, т.е. каким образом допонятийное восприятие может оформиться в понятийный опыт; трансцендентальная дедукция отличается от эмпирической, которая указывает лишь на способ образования понятия благодаря опыту и рефлексии.

С современной точки зрения вопрос о взаимных "преимуществах" Дедукции или индукции в значительной мере утратил смысл. Уже Ф. Энгельс писал, что "индукция и дедукция связаны между собой столь же необходимым образом, как синтез и анализ. Вместо того чтобы односторонне превозносить одну из них до небес за счет другой, надо стараться применять каждую из них на своем месте, а этого можно добиться лишь в том случае, если не упускать из виду их связь между собой, их взаимное дополнение друг друга". Однако и независимо от отмечаемой здесь диалектической взаимосвязи дедукции и индукции и их применений изучение принципов дедукции имеет громадное самостоятельное значение. Именно исследование этих принципов как таковых и составило по существу основное содержание всей формальной логики - от Аристотеля до наших дней. Более того, в настоящее время всё активнее ведутся работы по созданию различных систем "индуктивной логики", причём своего рода идеалом здесь представляется создание "дедуктивноподобных" систем, т.е. совокупностей таких правил, следуя которым можно было бы получать заключения, имеющие если не 100% -ную достоверность, то хотя бы достаточно большую "степень правдоподобия", или "вероятность".

Что же касается формальной логики, то, как к самой по себе системе логических правил, так и к любым их применениям в любой области в полной мере относится положение о том, что всё, что заключено в любой полученной посредством дедуктивного умозаключения "аналитической истине", содержится уже в посылках, из которых она выведена: каждое применение правила в том и состоит, что общее положение относится к некоторой конкретной ситуации. Некоторые правила логического вывода подпадают под такую характеристику и совсем явным образом; например, различные модификации так называемого правила подстановки гласят, что свойство доказуемости сохраняется при любой замене элементов произвольной формулы данной формальной теории "конкретными" выражениями "того же вида". То же относится к распространённому способу задания аксиоматических систем посредством так называемых схем аксиом, т.е. выражений, обращающихся в "конкретные" аксиомы после подстановки вместо входящих в них "родовых" обозначений конкретных формул данной теории.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.93.75.242 (0.007 с.)