ТОП 10:

Православная церковь в период буржуазно-демократической революции



 

К началу XX в. Русская православная церковь представляла собой церковь феодального типа, непосредственно вплетенную в государственные структуры Российской империи. Царское самодержавие наделило Русскую православную церковь всеми правами и привилегиями государственной религии, обеспечивало ее средствами существования, предоставляло содействие государственного аппарата для защиты церковных интересов. В свою очередь, церковь верой и правдой служила царскому самодержавию, составляя идеологическую поддержку этому режиму.

Положение Русской православной церкви в качестве государственной религии создавало для ее внутренней жизни определенные проблемы. Дело в том, что церковь находилась в полном подчинении у самодержавия. Назначение на должности и увольнение церковных деятелей всех рангов, порядок церковного управления и суда, заведование и распоряжение церковным имуществом осуществлялись с помощью органа государственной власти — Святейшего Синода во главе с царским уполномоченным обер-прокурором. Святейший Синод — это своеобразное министерство, представлял собой одно из ведомств в бюрократической системе Российской империи. Церковные иерархи в государственно-правовом оформлении представляли собой ни что иное как чиновников в рясах, на которых распространялся табель о рангах, определяющих положение того или иного лица в российском государстве: архиепископ, например, приравнивался к генерал-лейтенанту, протоиерей — к полковнику и т. д.

Такое положение церкви в обществе и государстве до определенного времени устраивало как духовенство, так и другие слои Российской империи. Хотя нельзя не отметить и возникающую время от времени оппозицию сложившемуся порядку, инициатором которой были либо честолюбивые иерархи церкви, либо либерально настроенные круги русского общества. Однако эта оппозиция долгое время не приобретала какого-либо крупного, общественно-значимого размаха.

Однако уже накануне первой русской революции в рамках Русской православной церкви формируется либерально-реформаторское движение, руководящее ядро которого составляли молодое духовенство крупных городов и прогрессивно настроенная профессура духовных учебных заведений. Объединяющим центром этого движения являлись так называемые религиозно-философские общества. В Петербурге ядром этого общества стала «группа 32», состоящая по преимуществу из молодых священников. Активными членами религиозно-философского общества являлись протопресвитер И.Л. Янышев, епископ Антонин (Грановский), профессор Минорский, иеромонах Михаил (Семенов) и другие. Председательствовал на собраниях Петербургского религиозно-философского общества ректор Петербургской духовной академии архиепископ Сергий (Старогородский), будущий патриарх Московский и всея Руси.

Церковные либералы видели, что самодержавие идет к упадку, что OHQ окончательно дискредитировало себя во мнении широких народных масс и что все большую силу начинают набирать оппозиционные самодержавные силы, которые в недалеком будущем могут захватить власть. Если в тот критический момент церковь останется в прежнем положении, то она необходимо свяжет свою судьбу с судьбой самодержавия, что чревато для церкви самими отрицательными последствиями. В связи с этим церковные либералы предприняли энергичные усилия, направленные на изменение социального статуса церкви, с тем, чтобы вывести ее из-под непосредственного подчинения царскому самодержавию, отказаться от компрометирующего православие обожествления царской власти, добиваться предоставления церкви независимости от государственных органов. Эти устремления нашли свое письменное выражение в разработанной церковными либералами программе реформ в представленной «группой 32» митрополиту Антонию (Вадковскому) записке «О неотложности восстановления канонической свободы православной церкви в России». На основе этой записки митрополит Антоний сформулировал конкретные предложения о реформе церковного управления и предоставил эти предложения председателю Совета Министров С.Ю. Витте.

Основное содержание этих предложений сводилось к требованию предоставить православной церкви большую свободу в управлении ее внутренними делами, где она могла бы руководствоваться главным образом церковным каноном и религиозно-нравственными потребностями своих членов и освобожденная от прямой государственной или политической миссии на основе своего возрожденного авторитета стала бы духовно-нравственной опорой православного государства. Одним из важнейших путей в реализации программы обновления церковные либералы рассматривали отказ от «цезарепапизма» и восстановление соборного начала в жизнедеятельности церкви. Они заявляли, что соборное начало — это древний и природный принцип церковной жизни, который древняя церковь проводила последовательно сверху донизу, начиная от вселенских и поместных соборов и кончая приходской общиной. Логичным следствием этой установки был призыв созвать Поместный собор для нового устройства дел православной церкви.

Следует отметить ограниченный характер программы преобразований церковных либералов. Эта программа не шла дальше некоторого ослабления связи церкви с политическим режимом царского самодержавия, попыток перестройки управления церкви на буржуазно-демократических началах. Но эта программа для царского правительства показалась слишком радикальной. Путем политического маневрирования оно постаралось уйти от решения всех этих проблем. Сначала в разгар революции 1905 г. царское самодержавие заявило о поддержке требований либералов и даже обещало созвать в «подходящее время» Поместный собор. С целью его подготовки в январе 1906 г. было образовано особое предсоборное присутствие. Предсоборное присутствие занялось выработкой повестки дня собора и важнейших документов собора. Но работа этого предсоборного присутствия не оправдала надежд церковных либералов. Большинство на этом форуме принадлежало правому епископату. А у епископата были свои представления об «освобождении церкви». Под церковной свободой они подразумевали ни что иное, как свободу епископского полновластия, исключающего всякий общественный контроль. В разработанном предсоборным присутствием проекте «Об отношении высшего представительства православной церкви к верховной власти» подтверждалась верность самодержавному режиму и признавалось его определяющее влияние на церковную жизнь. По этому проекту императору предоставлялось право, утверждения всех церковных постановлений, в том числе и постановлений Поместного собора, утверждение патриарха, соизволение (или несоизволение) на созыв собора. Предсоборное присутствие прекратило свою работу, так и не выработав повестки дня Поместного собора.

Либерально-реформаторское движение было тесно связано с судьбой первой русской революции. Поднявшись на гребне буржуазно-демократической волны, оно быстро пошло на убыль после поражения этой революции, поскольку не нашло себе в церкви устойчивой почвы. Социальной базой этого движения мог стать низший клир, не пользовавшийся особыми милостями царской власти и поэтому представляющий демократический элемент в церкви. Но этот социальный слой в период первой русской революции еще не осознал необходимость коренных перемен и не проявил готовности к борьбе. После поражения революции реакционно-консервативные круги церкви постепенно постарались покончить с движением церковных либералов. К наиболее активным его деятелям были применены репрессивные меры. Либеральные профессора были уволены из духовных академий, епископ Антонин (Грановский) заточен в монастырь, иеромонах Михаил (Семенов) лишен сана и т. д.

Поражение первой русской революции знаменовало собой наступление реакции по всему фронту борьбы. Покончив с либеральными настроениями, православная иерархия занялась мобилизацией церкви на поддержку царского самодержавия. Она осознала, что опасность, угрожающая царскому режиму, представляет и угрозу церковной бюрократии. В этот период формируется тесный союз церковной власти с правыми политическими течениями. Под эгидой и духовным руководством церкви создаются черносотенные формирования типа «Союз русского народа», «Русского собрания» и др. Священнослужителям вменялось в обязанность формирование верноподданических чувств. Всякие свободолюбивые высказывания резко пресекались. Характерен в этом плане инцидент руководства православной церкви с пятью левыми священниками — депутатами II Государственной думы. Эти священники при обсуждении многих проблем солидаризировались с социалистическими партиями. Руководство Священного Синода, недовольное их позицией, через главу столичной епархии митрополита Антония (Вадковского) потребовало от них или снять рясу, или изменить свои политические ориентиры и записаться в одну из правых партий «не левее октябристов». Левые священники в письменной форме ответили отказом.

Вскоре после роспуска II Государственной думы левых священников, не отказавшихся от своих убеждений, судил церковный суд. С них сняли священнический сан, иначе говоря, принудительно вывели «за ограду церкви». Следует отметить, что левые священники не были революционерами. Они были сторонники конституционной монархии и выступали за мирные, ненасильственные формы борьбы, за осуществление своих идеалов. Но даже такая либеральная программа была неприемлема церковному руководству того времени. И эта одна из причин той трагедии, которую пережила церковь во время двух последующих русских революций.

3. Социально-экономические и политические преобразования в России (1907—1914 гг.)

 

а) Реформы П.А.Столыпина: сущность и итоги

 

Революционные события 1905—1907 гг. показали, что именно крестьянский вопрос является центральным в политике и от его решения зависит судьба существующего режима. Это глубоко осознавали реально мыслящие представители правящих кругов, которые еще до бурных событий 1905 г. пришли к выводу о необходимости замены сельской общины индивидуальным крестьянским хозяйством. Кабинетом министров С.Ю. Витте были предложены следующие направления реформы: свободный выход крестьян из общины, закрепление общинной земли в частную собственность, разрешение продажи земли.

Цели индивидуализации крестьянского хозяйства получили свое конкретное воплощение и стали твердым курсом аграрной политики правительства, которое с июля 1906 г. возглавил П.А. Столыпин. Переустройство крестьянской деревни, считал Столыпин, приведет к последующим реформам в различных сферах российской жизни. Поэтому его программа включала широкий круг внутриполитических, экономических, социальных и культурных преобразований.

Первым актом правительства Столыпина стал Указ от 9 ноября 1906 г. «О дополнении некоторых постановлений действующего Закона, касающихся крестьянского землевладения и землепользования». Указ предлагал «каждому домохозяину, владеющему надельной землей на общинном праве, требовать закрепления за собой в личную собственность причитающиеся ему части земли». Выйдя из общины, крестьянин мог получить земельное владение в виде отруба (в пределах села) или хутора, но уже за его пределами. Следовательно, Указ разрушал крестьянскую общину изнутри за счет выделения из нее некоторой части крестьян с землей. Для крестьян, вышедших из общины, он узаконил частную собственность на землю, поощрял создание фермерских, т.е. производящих товарный хлеб, хозяйств, не посягая на помещичье землевладение. По сути эти положения Указа легли в основу аграрного законодательства Столыпина. За исключением отдельных и несущественных поправок, законопроект о новом землеустройстве был одобрен III Думой и утвержден царем 14 июня 1910 г. В дополнение к нему 29 мая 1911 г. был издан еще один Закон о землеустройстве, который способствовал усилению преобразовательных процессов в деревне.

Важную роль в проведении аграрной реформы призван был сыграть Крестьянский банк. Крестьянский банк скупал землю у помещиков и перепродавал ее в кредит крестьянам. Дворянские земли . могли также покупать и предприниматели.

Столыпинская реформа включала в себя еще один важный компонент — переселение. В переселении участвовали главным образом бедные крестьяне. Получив земельный надел в собственность и продав его, крестьянин мог теперь переселиться в город или уехать в осваиваемые регионы страны. Правительство всячески поощряло переселение крестьян на Урал. Переселенцы могли рассчитывать на кредиты, суммы которых выросли по сравнению с 1904 г. в 4 раза.

Взяв твердый курс на индивидуализацию крестьянского хозяйства, правительство тем не менее проводило его осторожно, уделяя большое внимание и крестьянской общине, проведению в ее рамках обновленческих процессов.

Результаты крестьянской реформы не замедлили сказаться. Крестьяне закрепляли за собой в собственность землю, которой раньше пользовались на основе общинного права, и выходили из общины. К 1916 г. из нее выделилось 1,5 млн., или 22%, всех крестьянских хозяйств России. Больше всего крестьян вышло из общины в 1908—1909 гг. Это были наиболее предприимчивые и способные организовать личное хозяйство. К 1 января 1917 г. новое участковое землевладение на бывшей надельной и купленной с помощью Крестьянского банка земле, а также на казенных землях составило 10,5% всех крестьянских дворов.

Крестьянские хозяйства носили в основном натурально-потребительский характер. Но уровень их товарности неуклонно рос. Центр тяжести сельскохозяйственного производства перемещался на крестьянское хозяйство. За время действия аграрного законодательства крестьяне выкупили у помещиков 9,6 млн. га земли и производили перед войной 92,6% совокупного продукта земледелия и животноводства, а помещики — только 7,4%.

Важнейшим итогом реформы стал рост кооперации. Кооперация, не затрагивая основ крестьянского хозяйства, постепенно выделила такие отрасли хозяйственной деятельности, как первичная обработка сельхозпродуктов, их сбыт, закупка товаров промышленного производства, предоставление дешевого кредита, организация прокатных пунктов и т. д. Через кооперацию крестьянство с выгодой для себя включалось в общую систему народного хозяйства и выходило на общероссийский и даже мировой рынок. Кооперация исподволь ослабляла влияние общины на крестьянина, поощряя самостоятельность, инициативу.

К 1914 г. в российской деревне появились тысячи агрономов и кооператоров, земских статистиков, в вузах велась подготовка специалистов для сельского хозяйства.

Вместе с тем, земельная реформа Столыпина стимулировала капиталистическое развитие, что привело к расслоению прежде всего крестьянства. Наряду с зажиточными крестьянами из общины выходили беднота и городские жители из крестьян, имевших в деревне наделы, которые теперь можно было продать. Распродав свои земли, массы бездомных и безработных угрожали новыми социальными потрясениями. За 1908—1915 гг. 53% крестьян, вышедших из общины, продали свою землю. Многие из бедняков составили армию переселенцев, направлявшихся на Урал. Они рассчитывали на помощь правительства, надеялись обустроиться и разбогатеть на новом месте. С 1907 по 1914 г. переселилось свыше 3 млн. человек. Далеко не у всех сбылись их надежды. Около 500 тыс. переселенцев, испытывая колоссальные тяготы, теряя своих близких, вернулись на прежнее место. Те же, кто остались, не всегда становились владельцами собственных хозяйств. Разоренные вконец, они пополняли население городов, нанимались в батраки к местным домохозяевам.

В целом же аграрная реформа Столыпина имела прогрессивное значение. Заменив отжившие структуры новыми, она способствовала росту производительных сил в земледелии. За время реформы в сельском хозяйстве страны произошли заметные сдвиги. Посевная площадь увеличилась с 1905 по 1913 г. на 10%. Валовой сбор зерна вырос с 1900 по 1913 г. в 1,5 раза, а технических культур — в 3 раза. На Россию приходилось 18% мирового производства пшеницы, 52% ржи. Она поставляла 25% мирового экспорта зерна, что было больше поставок США, Канады и Аргентины вместе взятых. Стоимость экспорта хлеба из России выросла на 1 млрд. рублей по сравнению с концом XIX в. Важнейшим следствием аграрной реформы стало значительное повышение товарности сельского хозяйства, возросла покупательная способность населения.

Торговый оборот в 1903—1913 гг. возрос в 1,5 раза (на 2,3 млрд. рублей). Внешняя торговля была в целом прибыльной, особенно в связи с тем, что мировые цены на хлеб перед войной выросли на 35%. Эти обстоятельства явились одним из факторов промышленного подъема в стране в, 1909—1913 гг. За это время промышленное производство увеличилось на 54%, а общая численность рабочих — на 31%. Промышленный подъем распространился в первую очередь на базовые отрасли промышленности — металлургическую, нефтедобывающую, производство электроэнергии и машиностроение.

Правительственная программа Столыпина предполагала также целый комплекс мер по перестройке местного самоуправления, народного образования и вероисповедания. Столыпин предусматривал восстановить безсословный принцип и снизить имущественный ценз на выборах в земства, а также ликвидировать волостной суд крестьян, что должно было уравнять их в гражданских правах со всем остальным населением. Он считал необходимым ввести всеобщее начальное образование. Это отвечало бы потребностям индустриального развития страны и позволяло крестьянину повысить свой образовательный ценз, необходимый для представительства в земских органах самоуправления. Свободу совести и веротерпимость призвана была осуществить реформа церкви.

Таким образом, реформы Столыпина были нацелены на то, чтобы положить начало культурной революции в российской деревне. Мыслилось, что именно такие меры, как рост образовательного уровня крестьянской массы, широкое участие крестьян в местном самоуправлении, уравнение их в правах с другими слоями населения, будут служить развитию частной и общественной предприимчивости, приблизят Россию к западной модели. Предполагалось такое же развитие реформ, как и в прошлом веке: начатые в 1861 г. с крестьянских преобразований, они получили свое продолжение в последующие 60—70-е гг. и включили в себя глубокие изменения в политической, культурной и других областях российской жизни. Однако проекты предполагаемых реформ Столыпина были отклонены Государственным советом. В итоге попытки Столыпина подвести социально-экономический фундамент под предложенную «сверху» альтернативу революции — ограничение монархии вместо ее свержения — провалились.

Трагична личная судьба Столыпина. 1 сентября 1911 г. он был смертельно ранен Д. Богровым, анархистом-революционером и агентом царской охранки. Неизвестно, чье поручение он выполнял, но смерти Столыпина были рады и крайне правые, и левые политические силы.

 

б) Деятельность III Государственной думы.

Первый опыт российского парламентаризма

 

Выборы в III Государственную думу были организованы по новому избирательному закону. Число выборщиков от помещиков и крупной промышленно-торговой буржуазии значительно увеличивалось. Как и прежде, от участия в выборах отстранялись женщины, студенты и военнослужащие. К выборам допускались крестьяне-домохозяева. В результате только 13% взрослого населения могло принять участие в выборах.

III Государственная дума отработала весь предусмотренный законом пятилетний срок (1907—1912). Последняя — IV Дума, просуществовала без малого 5 лет, формально прекратила свою деятельность 6 октября 1917 г.

Характерной особенностью развития российского парламентаризма явилось его постепенное сползание вправо: чем больше опыта приобретала Дума, тем совершеннее и профессиональнее была ее деятельность, тем консервативнее становилась она как по своему составу, так и по господствовавшим в ней идеям.

Дума осуществляла свою деятельность главным образом в трех направлениях: обсуждала законопроекты, утверждала государственный бюджет, осуществляла различные запросы в адрес правительства по поводу незаконных действий властей.

Механизм принятия законов был многоступенчатым и громоздким. Как правило, законопроекты в Думу поступали из министерств, но их могли предложить и депутаты. Любой законопроект рассматривался Думой в трех чтениях, и каждое из них было строго регламентировано. Затем он голосовался в целом. Прошедший Думу проект поступал на рассмотрение Государственного совета. Такая процедура требовала значительного времени, порою не один год. Столыпинское аграрное законодательство от 1906 г. было ратифицировано Думой только в 1910 г.

Характер деятельности Думы во многом определялся ее партийным составом. В сложных политических условиях, когда верховная власть приступила к буржуазному реформированию страны и добивалась этого жесткими, силовыми методами, политические партии встали перед необходимостью выработать свою тактическую линию.

Все партии правительственной (правой), либеральной (центр) и революционно-демократической (левой) ориентации в послереволюционный период переживали организационный кризис, в их составе возникали идейные группировки, сокращалась численность.

Крайне правые монархические партии восторженно приветствовали новый избирательный закон 1907 г. Однако отношение к аграрной реформе Столыпина не было однозначным, мнения разделились, особенно по вопросам разрушения общины и законодательных полномочий Думы. В ноябре 1907 г., выйдя из «Союза русского народа», его лидер В.М. Пуришкевич образовал новую монархическую партию «Русский союз имени Михаила Архангела». Партия Пуришкевича сделала шаг влево, выступала за раздел крестьянской общины, но главной своей задачей считала охрану монархического строя.

Организационный кризис переживал и «Союз 17 октября». Октябристы оказывали всемерную поддержку Столыпину в проведении его реформ. Сильное противодействие Столыпину и его реформам со стороны царского двора привело к распаду фракции октябристов на три группы: собственно «Союз 17 октября», земцев-октябристов и беспартийных.

Послереволюционный период принес большие перемены идеологического, политического и организационного порядка в партии кадетов. Важным событием общественной жизни стал вышедший весной 1909 г. сборник статей под названием «Вехи». Ее авторы Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, М.О. Гершензон, П.Б. Струве, С.А. Франк, Б.А. Кистяковский. Это была новая программа действий правового крыла партии кадетов. В 1907 г. на V съезде партии была определена ее тактика: всемерная поддержка правительства, союз с октябристами и отпор левым.

В 1912 г. возникла еще одна либеральная партия — Прогрессивная партия, где восторжествовали идеи и кадетов, и октябристов. Партия претендовала на роль «деловой партии» всей русской буржуазии.

Если монархические партии и октябристы составляли «правительственный блок», а кадеты, называя себя «ответственной оппозицией», очень часто шли на сближение с правительственным блоком и поддерживали правительство, то революционно-демократические партии находились в открытой оппозиции к нему.

Российская социал-демократическая рабочая партия, возглавившая в 1905—1907 гг. рабочее движение, после революции окончательно распалась на две части. Инициаторами такого расчленения РСДРП стали большевики. Собравшись на VI (Пражскую) конференцию партии, они приняли по этому вопросу специальное решение. Организационное разделение на меньшевиков и большевиков стало фактом.

Процессы распада распространились и на партию социалистов-революционеров, возглавляемую В. Черновым. В ее составе выделились террористические группы максималистов, которые, формально числясь в партии, объединились в самостоятельные боевые отряды. Царская охранка благодаря своим агентам, в частности Е. Азефу, держала под контролем деятельность максималистов. Максималистам в партии эсеров противостояли трудовики, которые работали в Думе, обсуждали земельную реформу, вели среди крестьян пропаганду идей социализации земли.

Деятельность политических партий в III Думе отличалась от их работы в IV Думе. В Думе III созыва сложилось депутатское большинство из монархистов, октябристов и кадетов, выступавших вместе с правительством в принципиальных вопросах проведения аграрной реформы. Однако еще в период работы III Думы и особенно после гибели Столыпина согласованность в действиях правительства и Думы нарушилась и действенное большинство депутатов распалась. В IV Думе усилились оппозиционные выступления депутатов против правительства как слева, так и справа. Взаимное недоверие и подозрительность все более определяли отношения между царем, правительством и Думой. Царь постоянно менял министров, враждебно и злобно относился к Думе. С 1908 г. при дворе находит себе прочное место «старец» Распутин. Поведение Распутина и его «влияние» на царский двор приводило к падению морального авторитета Николая II. Современник царя, известный российский мыслитель С.Н. Булгаков писал: «В сущности агония самодержавия продолжалась в течение всего царствования Николая II и была сплошным и непрерывным самоубийством самодержавия через все бесчисленные зигзаги своей политики и последний маразм войны».

Правящая элита во главе с Николаем II не доросла до понимания необходимости крупномасштабных реформ, уступок новым социально-политическим силам или поддержки таких великих преобразователей России, как Столыпин. Царь не хотел развития и тем более торжества тех демократических преобразований власти, к которым его принудили в октябре 1905 г.

Деятельность IV Думы в предвоенные годы сводилась лишь к запросам, утверждению бюджета, декларированию своих партийных взглядов при обсуждении законопроектов. Депутатов крайне правых и левых партий отличал в равной степени деструктивный характер их парламентской работы.

В условиях активизации рабочих выступлений и студенческого движения, которые особенно усилились после расстрела рабочих на Ленских приисках и продолжались до начала войны, депутатские группы правых партий требовали от властей ужесточения репрессий, широкого применения телесных наказаний, введения в стране чрезвычайного положения.

Большевики, работая в Думе, последовательно выполняли установку РСДРП об использовании ее трибуны лишь в пропагандистских целях. Они отказывались заниматься кропотливой законотворческой работой, считая опасным сеять в массах конструкционные иллюзии. Так, выступая с собственной законодательной инициативой о введении 8-часового рабочего дня, они вовсе не добивались ее реализации через Думу. Газета «Правда» убеждала своих читателей-рабочих, что капиталисты никогда не пойдут ни на какие уступки. Большевики призывали к революционному преобразованию существующего в России строя, что только и могло, на их взгляд, дать рабочим 8-часовой рабочий день.

Из инструмента, призванного примирять власть и общество, Дума постепенно превращалась в еще один фактор внутриполитической нестабильности в стране.

Итак, со времен великих реформ Александра II Россия начала движение от старого сословного общества к современному гражданскому обществу и правовому государству. Процесс этот был продолжен Манифестом 17 октября 1905 г.: народное представительство стало составной частью верховной власти страны. .Однако становление конституционного строя в России не состоялось. Отсутствие ответственного перед Думой правительства подрывало основу парламентаризма, так как оставляло всю исполнительную власть под безраздельным контролем императора. И только отрекаясь от престола, Николай II «заповедовал» своему брату, великому князю Михаилу Александровичу, «править делами государства в полном и нерушимом единстве с представителями народа в законодательных учреждениях, на тех началах, которые будут ими установлены...». Но было уже поздно.

Попытка обеспечить устойчивое экономическое развитие страны при сохранении самодержавия не увенчалась успехом. Российская модернизация не уложилась в оптимальные сроки — от 60-х гг. XIX в. до первой мировой войны. Россия в который раз оказалась не готовой к войне, что привело ее на грань национальной катастрофы.

тема 12 Россия в первой мировой войне (1914—1918гг.)

1/ Причины и характер первой мировой войны. Россия в системе международных отношений в предвоенные годы

2/ Ход военных действий. Влияние России на решение стратегических планов Антанты в ходе военных действий

3/ Политический кризис в России и выход ее из войны.

Итоги первой мировой войны.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.21.186 (0.015 с.)