ТОП 10:

Вопрос исследования этносов очень важен для социологии, так как именно этносы представляют собой самую стабильную социальную общность.



Наиболее разработанной на сегодня концепцией этносов является концепция этногенеза Л. Н. Гумилева. В своей книге «Этногенез и биосфера земли» исследователь разработал теорию «пассионарности». Любой этнос есть результат процесса адаптации человека к природно-географическим условиям обитания. Этнос – это феномен биосферы, а не культуры, возникновение которой носит вторичный характер. Гумилев в своей теории пытался раскрыть причины гибели одних этносов и зарождения других, которые, по его мнению, культурологическая концепция этноса не объясняет.

Племя – это тип этнической общности, присущий преимущественно первобытнообщинному строю и основанный на кровнородственном единстве.

Народность – это тип этнической общности, возникающий в период разложения родоплеменной организации и основанный уже не на крови, а на территориальном единстве. Народность отличается от племенной организации более высоким уровнем развития экономики, наличием культуры в виде мифов, сказок, устоев. Народность обладает сформировавшимся языком, особым образом жизни, религиозным сознанием, институтами власти, самосознанием.

Нация – это исторически высший тип этнической общности, для которого характерны единство территории, экономической жизни, культуры и национального самосознания. Процесс создании нации как наиболее развитой формы этноса происходит в период окончательного складывания государственности, широкого развития экономических связей, общей психологии, особой культуры, языка и т. д.

5. М.М.Ковалевский и становление российской академической социологии.

Максим Максимович Ковалевский - выдающийся ученый-энциклопедист, общественный деятель, педагог.

После окончания Харьковского университета Ковалевский учился в университетах Берлина, Парижа и Лондона. По его словам, именно в Англии он сформировался как ученый. Здесь он общался с известными учеными того времени - Г. Спенсером, Э. Дюркгеймом, Д. Морлеем, К. Марксом, Г. Мэном.

С 1877 года он начинает преподавательскую деятельность в Московском университете, а с 1880 года Ковалевский становится ординарным профессором. В университете Ковалевский читал курсы как общих, так и специальных дисциплин - сравнительной истории права, истории политических учреждений, истории американских учреждений, сравнительной истории семьи, собственности, истории Древнейшего уголовного права и процесса.

Свободное слово Ковалевского и критическое отношение к тогдашней правительственной политике делало его в глазах Министерства просвещения «опасным человеком», и поэтому он был отчислен из университета.

В 1887 году Ковалевский вынужден уехать за границу. Он не был изгнанником или эмигрантом, он мог свободно приезжать и уезжать в Россию, но фактически был лишен возможности читать лекции в каком-либо из высших учебных заведений страны. Поселившись во Франции, Ковалевский погрузился в научную работу. Именно в эти годы им написаны самые известные научные труды. «Происхождение современной демократии» в 4-х томах (1895), «Очерк происхождения и развития семьи и собственности» (1896), «Экономический рост Европы до возникновения капиталистического хозяйства» в 3-х томах (1898), «Развитие на-родного хозяйства в Западной Европе» (1899) и др.

В его творчестве органически переплелись право, социология, история, экономическая теория, этнология, публицистика. С его именем связаны становление русской исторической школы права (русской социологической школы права), русской школы медиевистики европейских стран, плюралистическая школа в социологии и т. д.

Кроме того, М. М. Ковалевский являлся известным общественным, государственным деятелем. Он был депутатом 1 Государственной Думы (1905), состоял от академических кругов России в Государственном Совете, стоял во главе Партии демократических реформ. Он один из тех, кто в нашей стране активно распространял идеи прав человека, гражданина, идеи конституционности и демократии.

Институционализация, в социологическом смысле, представляет собой длительный и трудный процесс организации знания, его седиментацию, признание его структур и становление форм его воспроизводства и определенных традиций деятельности.

К концу XIX в. российская социология, несмотря на все исследования и традиции, которые сформировались, оставалась без организационно-воспроизводственной структуры и без конкретной дифференциации с другими науками, т. е. без соответствующего признания со стороны научной общественности.

о недоверии историков к социологии писал Н. Кареев, Он приводил пример того, как в 1919 г. при реформе преподавания на историко-филологическом факультете Петроградского университета среди многих преподавателей, профессоров того времени только двое поддержали включение социологии в круг предметов обучения на факультете. Ими были академик Лаппо-Данилевский и сам Кареев. Это было связано не с беспомощностью сложившегося знания, а с теми препонами, запретами и предрассудками, которые существовали по отношению к социологии в России. Нелюбовь царского Министерства просвещения к социологии определялась тем, что она выступала за конституционный строй, за демократизацию образования и общественной жизни в стране.

Ковалевский одним из первых понял, что развитие социологии невозможно без создания институтов ее интеграции, без институтов обучения и пропаганды наличного знания. Поэтому в деятельности Ковалевского занимают большое место вопросы организации российской социологии, создание институтов подготовки социологов, издание литературы и трансляция социологического знания, поиск путей вхождения российских социологов в международное социологическое сообщество.

Будучи за границей, в 1901 г. со своими единомышленниками (Е. де Роберти, Ю. Гамбаров и др.) он создает в Париже Русскую высшую школу общественных наук, фактически первый российский факультет социологии. Школа, по словам Ковалевского, ставила целью дать молодым людям современное обществоведческое образование. Создание Школы во Франции связано с тем, что в условиях тогдашней России это было невозможно, так как обучение социологии в российских университетах было запрещено.

Школа выпустила ряд сборников учебных материалов, лекций, отражающих проблемы социологического знания. Очень интересен, например, сборник под названием «Русская Высшая Школа в Париже. Лекции профессоров» (СПб., 1905) под редакцией Е. В. де Роберти, Ю. С. Гамбарова и М. М. Ковалевского. Этот объемный труд является фактически первым международным социологическим сборником на русском языке.

Школа способствовала либерализации социогуманитарного образования в России и послужила основой развития социологического знания и образования; + , ее традиции, опыт в дальнейшем пригодились в России в преподавании социологии, в ее институционализации. Опыт Русской высшей школы общественных наук был использован также при создании в 1908 г. Народного университета А. Шанявского в Москве, который сыграл огромную роль в развитии и демократизации высшего образования.

В 1908 г. М. Ковалевский создает вместе с Е. де Роберти и при поддержке акад. В. М. Бехтерева первую в России кафедру социологии в частном Психоневрологическом институте.

В этот период Ковалевский активно читает лекции по социологии в различных вузах Петрограда - в Университете, Политехническом институте, в частном Петроградском университете, Бестужевских и Лесгафтовских курсах. Его лекционная деятельность способствовала в будущем превращению социологии в университетский, вузовский предмет преподавания, хотя часто это были не обязательные курсы, а дополнительные, специальные. Несмотря на это, у него появились ученики.

Первыми учениками Ковалевского были П. Сорокин, Н. Тахтарев, Н. Кондратьев, Н. Тимашев, ставшие в будущем выдающимися учеными-социологами. Именно с Ковалевского начинается понятие «ученичества» в нашей социологии.

Говоря о месте Ковалевского в институционализации социологии, надо вспомнить и подготовку им индивидуальных и коллективных работ, которые способствовали определению ее предмета, нахождению этой наукой своего места среди других социогуманитарных наук и развитию ее методов. По инициативе Ковалевского и де Роберти изданы «Новые идеи в социологии», вып. 1-4 (СПб., 1913—1914).

С именем Ковалевского связано также формирование секции социологии при Историческом обществе в Санкт-Петербургском университете (1912).

Названная секция представляла фактически первую попытку объединения социологов для совместной реализации их планов. Начинания Ковалевского, Кареева и других привели к тому, что в дооктябрьский период и в первые годы советской власти курс социологии начал читаться в ряде университетов и частных учебных заведений, а в 1919 г. были открыты по инициативе ученика Ковалевского П. Сорокина кафедра и отделение социологии на факультете общественных наук Петроградского университета.

Затем закрыли отделения социологии, кафедру и соц.общество им. М.М.Ковалевского.

За то короткое время, которое существовало Русское социологическое общество, оно способствовало дальнейшей институционализации нашей социологии, начатой Ковалевским и его сподвижниками. Усилиями членов Общества был создан в 1918 году Социобиблиологический институт. Он имел целью: 1) научно-практическую систематизацию всех явлений в области социологической мысли, социального строя и законодательстве; 2) устройство и поддержание собрания трудов главных социальных мыслителей; 3) популяризацию социологических знаний.

Ковалевский сыграл большую роль и в институционализации мировой социологии. Он являлся членом и президентом «Международного института социологии» (1894) и членом «Общества социологов» в Париже (1895).

Социологическая система Ковалевского весьма содержательна и оригинальна. Во-первых, она характеризуется историчностью анализа и широтой сравнительных обобщений. Этому способствовал активно развиваемый им историко-сравнительный метод, как метод социологического исследования истории. У Ковалевского исторический и сравнительный методы слились в один историко-сравнительный метод социологии, что было новым. Во-вторых, она, т. е. социологическая система, носит плюралистический характер. Ковалевский придерживался идеи многофакторности общественных процессов, им была сформулирована теория социальных факторов. Третьим моментом социологической системы Ковалевского является генетическая социология. Концепция генетической социологии связана с идеей прогресса, с идеей социологического историзма, которая имеет в своей основе позитивистские традиции. Концепция генетической социологии непосредственно вытекает из определения им предмета социологии, которую он считал наукой, имеющей своей целью установление законов и тенденций общественного развития. «Генетической социологией, - писал он, - называют ту часть науки об обществе, его организации и поступательном ходе, которая занимается вопросом о происхождении общественной жизни и общественных институтов, каковы: семья, собственность, религия, государство, нравственность и право...». Генетическая социология, по мнению Ковалевского, должна заниматься изучением законов эволюции на основе прочного фундамента конкретных фактов, в частности добытых этнографией. Она включает в себя сравнительно-исторический метод и ставит своей задачей исследование происхождения и развития различных институтов, их символического окружения у различных народов.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.234.223.162 (0.008 с.)