ФРИДРИХ НИЦШЕ «Так говорил Заратустра»



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ФРИДРИХ НИЦШЕ «Так говорил Заратустра»



 

ПРЕДИСЛОВИЕ

«Мы видим реальный мир таким, каким воспитаны его воспринимать». На эту мудрую мысль я натолкнулась в книге Карлоса Кастанеды «Учение дона Хуана. Путь знания индейцев яки», с которой впервые познакомилась много лет назад в альпинистском лагере в горах Алатау.

Здесь, вдали от цивилизации, в обстановке автономного существования, проходил один из первых моих экспериментов, целью которого было изучение оптимального рациона питания человека при длительных и тяжелых физических нагрузках. Помню, с какой радостью трое подготовленных по моей системе молодых мужчин-альпинистов, отправляясь на трудное восхождение, оставили в лагере тяжелые рюкзаки с консервами, колбасами, сыром и хлебом, заменив их небольшими сумками у пояса, и какими бодрыми, жизнерадостными вернулись они через шесть дней, совершив нелегкий подъем на «пятитысячник».

Проводив их, я осталась наедине с упомянутой мною книгой, отпечатанной на папиросной бумаге ротапринтным способом. Я буквально «проглотила» ее, настолько необычным и одновременно точно отражающим порядок вещей показалось мне мировосприятие индейцев яки. С тех самых пор я укрепилась в своем стремлении не доверять слепо общепринятым, кажущимся незыблемыми представлениям в науке и в жизни. И, как мне довелось не раз убеждаться, была права.

В современной науке, в том числе и в науке о питании, немало ошибочного, идущего от низкого уровня познания мира. Однако это не мешает человеку самонадеянно полагать, что он умнее живой природы и может не считаться с ее законами. Квинтэссенцией этого мировоззрения стало известное выражение: «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее — наша задача». И берем, насилуя и разрушая ее.

Между тем законы природы мудры. В ней органично сливаются материальное и идеальное, малое и великое, частное и общее, все, что мы, словно малые дети, ломающие любимые игрушки, разбираем на части, на составные элементы, изучаем их, каждый в отдельности, надеясь понять принцип действия целого. Такой способ исследований преобладает сегодня и в естественных науках и в философии, призванной осмысливать добытые учеными объективные факты.

Отрицать подобный метод познания мира было бы и бессмысленно, поскольку он существует, и неразумно, учитывая значимость полученных с его помощью результатов. Но метод этот несет в себе и серьезную опасность. Беда заключается в том, что и естественные науки и философия, не оплодотворенные духовностью, зачастую рождают настоящих монстров — таких, например, как теория сбалансированного питания.

Весь мир склоняет головы в память о десятках тысяч людей, погибших в атомном смерче Хиросимы и Нагасаки. Всех нас потрясла чернобыльская трагедия. Но в то же время мы не даем себе труда хотя бы на миг задуматься о чудовищных последствиях безраздельного господства упомянутой «теории», которая ежегодно уносит жизни миллионов и миллионов людей, безвременно погибающих от освященного ее авторитетом противоестественного, противопоказанного человеческому организму питания.

Духовность — вот тот водораздел, который отделяет целебное питание, являющееся неотъемлемой частью созданной мною целостной системы естественного оздоровления,

от так называемого сбалансированного. Причем под словом «духовность» я подразумеваю не просто образованность, начитанность, знание музыкальной грамоты или умение разбираться в стилях, жанрах и направлениях искусства, а способность воспринимать, ощущать каждой клеткой своего тела гармонию многоликого, многоцветного, многообразного и в то же время единого мира.

Я не буду останавливаться здесь на многочисленных пороках теории сбалансированного питания, так как это достаточно полно и доказательно будет сделано в последующих главах книги. Скажу лишь, что эти «врожденные» пороки делают теорию сбалансированного питания неполноценным дитятей не менее неполноценной цивилизации, в центре внимания которой оказалось удовлетворение не насущных естественных потребностей человека, а его стремления к удовольствиям и ложно понимаемому комфорту. К чему такая погоня приводит, я уже показала в предыдущей своей книге «Формула здоровья и долголетия» на примере крыс, которых приучили нажатием педали раздражать слабым электрическим импульсом центр удовольствия в их головном мозге. В результате животные превратились в настоящих наркоманов. Нечто подобное при прямом соучастии теоретиков сбалансированного питания произошло и с человеком.

Благословив людей на потребление высококалорийных животных продуктов, они породили не только взрыв хронических заболеваний, но и проблему голода на нашей щедро плодоносящей Земле. Предписывая обязательное потребление мяса и других животных продуктов, якобы жизненно необходимых человеку, внедрив эту идею в общественное сознание, «калоришцики» придали мощное ускорение развитию животноводства. Сегодня скоту скармливаются сотни миллионов тонн полноценных естественных продуктов, которых с лихвой хватило бы на обеспечение пищей не одного миллиарда людей.

К счастью, в недрах старого обязательно пробиваются ростки нового. Они набирают силу, крепнут, пока в конце концов не вытеснят из жизни, из сознания людей теории и

концепции, в которых, как в зеркале, отразились низкий уровень знаний предшествующих поколений, умноженный и возведенный в степень теми, кто строил свое благополучие на невежестве масс.

Это неминуемо произойдет и уже происходит благодаря трудам великих ученых, достойное место среди которых занимают наши соотечественники И. М. Сеченов, И. П. Павлов, В. И. Вернадский, русский по происхождению И. При- гожин, И. JI. Герловин, А. М. Уголев.

Об академике Александре Михайловиче Уголеве хочу сказать особо.

Когда я работала над этой книгой, пришла весть о его кончине, которая буквально потрясла меня. Ушел из жизни выдающийся исследователь, вклад которого в науку о питании соизмерим разве что с вкладом великого И. П. Павлова. Но если И. П. Павлов первым среди отечественных ученых был отмечен Нобелевской премией, которая сыграла роль его ангела-хранителя после 1917 года, то Александру Михайловичу была уготована иная судьба. Как честный ученый и человек, он одним из первых у нас выступил против теории сбалансированного питания, указав на трагические последствия, которые она несет людям. Это послужило сигналом к началу его организованной травли: ученого лишили не только любимой работы, но и всяких средств к существованию. Так сказать, в назидание еретикам.

Прошло немало времени, прежде чем А. М. Уголева вновь допустили к научной деятельности. Однако тяжкие испытания, выпавшие на его долю, не прошли бесследно. Великий ученый вынужден был предварять изложение своих идей, выводов и открытий, не оставляющих камня на камне от теории сбалансированного питания, обязательным ритуальным поклоном в сторону ее жрецов — научных лилипутов и дежурными фразами о значении проповедуемой ими «теории» в развитии науки о питании.

Уверена, что та же, если не еще более трагичная судьба ждала бы и другого крупнейшего ученого современности, ленинградского физика-теоретика И. JI. Герловина, обнародуй он во времена «охоты на ведьм» в науке разработанные им основы единой теории всех взаимодействий в веществе и тем более «Парадигму для жизнеспособных и развивающихся систем», которая с научной объективностью и бесстрастностью свидетельствовала о том, что социализм является системой нежизнеспособной.

Мне, как медику и ученому-биологу, особенно близок и понятен вывод И. JI. Герловина о том, что «человечество до сих пор не знает до конца всех особенностей воздействия на человека используемой им пищи и наивно оценивает ее качество по калорийности. Человечество широко использует во всем народном хозяйстве, особенно при производстве продуктов питания, искусственно созданные вещества, даже основой лечения человека стала химиотерапия. Только в последние годы возникло понимание того, что все это — самоотравление человечества...

Это произошло потому, что современная наука зациклилась на очень низком уровне познания мира и объявила постулаты, созданные на этом уровне, истиной в последней инстанции»1.

А ведь выход из создавшегося тупика известен людям давно — еще со времен Пифагора, питавшегося растительной пищей. Мне в моих многочисленных экспериментах, рассказ о которых впереди, удалось доказать, что потребление продуктов, сохраняющих свои природные биоинформа- ционные свойства, уменьшается. Пища не отягощает своей массой желудочно-кишечный тракт, не растягивает желудок, нормализуется толстый кишечник, восстанавливаются его микрофлора, а затем и функции пищеварительного тракта в целом, что имеет решающее значение для приведения организма человека в состояние полного фактического, а не «практического» здоровья.

 

1 Герловин И. Л. Основы единой теории всех взаимодействий в веществе. Л.: Энергоатомиздат, 1990.

 

Как обнаружили ученые, пищеварительный тракт человека не только обеспечивает организм питательными веществами, но и является мощным эндокринным органом, превосходящим по значимости все остальные органы эндокринной системы, вместе взятые.

К слову сказать, это открытие помогло понять, почему, нормализуя работу пищеварительного тракта, мне удается восстанавливать и гормональную деятельность организма. В этой связи вспоминается история Н. О. Зинченко. Всю жизнь она со свойственной ей аккуратностью и даже педантичностью следовала предписаниям теории сбалансированного питания. Но несмотря на это, а точнее, именно благодаря этому женщина заболела сахарным диабетом. Неразлучным ее спутником стал инсулин. Дальше — больше. Возникли трофические изменения тканей ноги, пришлось надевать уродливый ортопедический сапог. Чем только ни лечилась — ничто не помогало. В конце концов дошло до того, что врачи поставили ее перед выбором: ампутация ноги или смерть.

Началась уже подготовка к операции, когда муж Натальи Олафовны буквально на руках принес ее ко мне. Система естественного оздоровления, рекомендациям которой Зинченко стала неукоснительно следовать, быстро сделала свое дело. Уже через десять дней после перехода на видовое и лечебное питание женщина забыла об инсулине, через месяц зажила нога, а через два месяца окрепшая благодаря комплексу дыхательных и физических упражнений Наталья Зинченко танцевала на собственной серебряной свадьбе. Здорова она и сегодня, хотя с тех пор прошло 12 лет.

Историй, подобных этой, в моей врачебной практике было достаточно, чтобы я пришла к неожиданному на первый взгляд выводу: симптомы сахарного диабета очень часто вызываются не тем, что поджелудочная железа перестает вырабатывать достаточное количество инсулина. Просто из- за загрязненности внутренней среды организма в клетках печени и мышц снижается производство так называемого

гликогена — запасного углевода, который при ращеплении его ферментами дает необходимую организму глюкозу.

Но стоит привести пищеварительный тракт в порядок, восстановить в системе естественного оздоровления энергообмен и способность организма к саморегуляции, как грозная, считающаяся практически неизлечимой болезнь тут же отступает.

Избавив человечество от хронических болезней, целебное питание дало бы одновременно возможность нормализовать снабжение продовольствием населения нашей страны, многих других государств и регионов. Однако реализована такая возможность может быть лишь в том случае, если пищевая промышленность будет переориентирована не на уничтожение естественных свойств продуктов, как сейчас, а на их сохранение. Пока же она истребляет все, чем богата даруемая нам природой пища, используя технологии, построенные на рафинировании, консервировании, концентрации, оптимизации продуктов питания путем применения всевозможных химических добавок и консервантов. С полной ответственностью заявляю: мне так и не удалось найти хоть что-нибудь целебное в тех скудных, я бы даже выразилась сильнее — в тех трупных остатках лишенных жизни продуктов, которыми нас потчует пищевая промышленность. Не составляют исключения даже поваренная соль, рафинированный сахар, мука тонкого помола.

Конечно, человек может питаться и «обезжизненными», неполноценными продуктами, что, собственно говоря, и происходит сегодня, но в этом случае он вынужден будет удовлетворять свои потребности за счет значительного увеличения объема таких продуктов в рационе питания. Отсюда постоянная напряженность с продовольствием, отсюда и бездумная химизация почвы, истребляющая тонкий слой животворного гумуса на наших полях, которые уже не в силах удовлетворять гипертрофированные потребности больного общества.

И наконец, самое главное: лишенные природных биоин- формационных свойств продукты питания катастрофически

снижают духовный потенциал людей, вносят расстройство в сферу их эмоционально-психической деятельности, разрушают саморегуляцию целостного человеческого организма, что вызывает массовые жестокие хронические заболевания.

Переводя людей на естественное, предписанное им природой целебное питание в сочетании с комплексом физических и дыхательных упражнений, закаливающих процедур, я восстанавливала их духовное, психическое и физическое здоровье, излечивала тяжелейшие формы хронических заболеваний, в том числе сердечно-сосудистые и рак. Однако все мои сообщения об этом воспринимались представителями официальной науки резко отрицательно, что, впрочем, и неудивительно. Ведь разработанная мною система естественного оздоровления посягала на «святое святых» для властвующего ныне в общественном мнении тандема: теории сбалансированного питания в науке о питании и симптоматических методов лечения в медицине.

Поэтому мне не осталось ничего иного, как апеллировать к единственному беспристрастному арбитру в научном споре — научно установленному, неопровержимому факту, что я и делаю в предлагаемой вашему вниманию книге.

Часть первая

ЧТО ТАКОЕ ЦЕЛЕБНОЕ ПИТАНИЕ

Глава 1

ЧЕМ ЖИВ ЧЕЛОВЕК?

ОТЕЦ СКОРБИ - ИСПОРЧЕННЫЙ ЖЕЛУДОК

Разрабатывая систему естественного оздоровления, я прежде всего думала о создании условий, необходимых для возвращения людям духовного, физического и психического здоровья как их естественного состояния, дарованного природой. В ходе исследований мне удалось установить, что подлинное здоровье человека может быть лишь результатом органичного сочетания всех трех его составляющих. Причем чаще всего из этой формулы триединства выпадает наиболее слабое ее звено — физическое здоровье, подрываемое противоестественным образом жизни современного человека и прежде всего противопоказанным ему характером питания. Эту зависимость со свойственной поэтам образностью и выразил Ницше, высказывание которого послужило эпиграфом к книге: «Жизнь есть источник радости; но в ком говорит испорченный желудок, отец скорби, для того все источники отравлены».

И как я неоднократно убеждалась в своей врачебной практике, лечение практически всех хронических болезней должно начинаться с нормализации работы желудочно-кишечного тракта. Но все это пришло позже, после того как эффективность системы естественного оздоровления была проверена в экспериментах. Ибо, как утверждал В. И. Вернад

ский, только правильно установленные, бесспорные и общеобязательные научные факты составляют главное содержание научного знания.

Первопричиной этих уникальных экспериментов послуг жила настоятельная необходимость выяснить, как влияет рацион питания человека на его выносливость, физическое здоровье и разум. Проверить на опыте, действительно ли вещество и энергия нашего организма, расходуемые в процессе его жизнедеятельности, восполняются исключительно за счет вещества и энергии продуктов питания, как утверждают современные диетологи — сторонники господствующей ныне теории сбалансированного питания.

ПАРАДОКС «НАУЧНО ОБОСНОВАННЫХ» НОРМ

Исповедуемое ими механическое, простое до примитивности уподобление человека некоей тепловой машине, действующей за счет сжигания в его теле топлива — пищи, овладело умами большинства людей. Здесь проявилась известная особенность нашей психики: чем меньше человек знает о чем-либо, тем легче он поддается гипнозу простых объяснений. Причем эта особенность характерна для самых разных людей: от домохозяйки до главы правительства и государства. Иначе чем объяснить, что все наши политические и государственные деятели, как только речь заходит об обеспеченности или, напротив, необеспеченности населения страны продуктами питания, обязательно ссылаются на некие «научно обоснованные» нормы, не подозревая о том, что таковых в природе не существует. А то, что они принимают за такие нормы, — это всего лишь среднестатистические данные о привычном рационе питания населения Германии в середине прошлого века, принятые тогда по предложению немецких ученых за норму. Каких-либо серьезных научных исследований по этому вопросу не проводилось, так как науки о питании в то время просто-напросто не существовало. Да и сегодня до ее создания достаточно далеко, несмотря на выдающиеся работы таких всемирно известных ученых, как И. П. Павлов, В. И. Вернадский, Г. Шелтон, А. Сент-Дьер- дьи, И. Пригожин, А. М. Уголев. Так что миф о «научно обоснованных» и тем паче «физиологических» нормах — это не более чем широко распространенное заблуждение, поддерживаемое усилиями сторонников теории сбалансированного питания. Впрочем, теорией ее можно назвать только с большой натяжкой, поскольку она никак не объясняет и даже не пытается объяснить многочисленные факты, не оставляющие камня на камне от ее исходных постулатов. Главный из таких постулатов я уже назвала: утверждение, что единственным источником энергии и вещества, необходимых человеческому организму, является пища.

Поэтому, учат они, жизненно необходим баланс между количеством и качеством белков, жиров, углеводов, минеральных элементов и витаминов, расходуемых организмом в процессе его жизнедеятельности, и количеством и качеством продуктов питания, составляющих среднесуточный рацион, величина которого зависит от тяжести физических нагрузок человека.

В качестве главного аргумента в пользу такого предположения используются ссылки на незыблемый физический закон сохранения энергии, который предписывает возмещать расход энергии и вещества в процессе жизнедеятельности нашего физического тела за счет введения в организм такого же количества энергии и вещества («содержащегося в пище» — добавляют при этом сторонники сбалансированного питания). Я предлагаю вам, читатели, задуматься над вопросом, оказавшимся для них роковым: а если энергия и вещество поступают в организм не только с пищей, но и по другим каналам? Очевидно, в этом случае мы должны будем пересмотреть прежние представления о количестве и качестве необходимых нам продуктов питания.

ФАКТЫ — ^ХЛЕБ НАУКИ (МОИ ЭКСПЕРИМЕНТЫ)

В свое время задумалась над этим вопросом и я, в результате чего родилась новая, основанная на неопровержимых научных фактах концепция целебного питания, изложению которой и посвящена эта книга. Но прежде чем сесть за письменный стол, чтобы начать работу над ней, я провела целую серию собственных экспериментов, показавших, как мало стоят представления теоретиков сбалансированного питания. Результаты экспериментов документально зафиксированы специалистами НИИ физической культуры в бесстрастных строках официальных протоколов. Собрать и хранить их Ученый совет НИИ поручил сотруднику института кандидату педагогических наук В. Д. Кряжеву.

Одним из первых экспериментов, на теоретическую и практическую подготовку которого у меня ушло не менее 10 лет, был эксперимент со сверхмарафонцами.

Однако сначала я расскажу о моих первых попытках практически реализовать концепцию целебного питания, показавших, как много трудностей стоит на пути тех, кто стремится к здоровому образу жизни. Выделяясь, словно белые вороны, из массы людей, они подвергаются насмешкам, издевательствам, а то и угрозам физической расправы со стороны конформистов, для которых болото банальных представлений стало естественной и единственно возможной средой обитания. Причем чем ниже уровень образования человека, тем злее и непримиримее его конформизм. Я не могу не вспоминать с благодарностью и восхищением тех, кто первыми отважились встать на указанный мною путь естественного здоровья. Как не сказать, например, о лесорубе, который, дождавшись, когда вся бригада уедет с делянки на автобусе, бежал обнаженным в зимнюю стужу 13 км до поселка. Но и он не рискнул бросить вызов общественному мнению, надевая на окраине поселка свою обычную одежду. «Стеснялись» собственной смелости и женщины-маляры,

занятые на наружных работах, и литейщики, которым моя система помогла избавиться от бесконечных простудных заболеваний.

Моя самая искренняя признательность молодым инженерам М. Куклачеву и К. Яценко, которые были не простыми исполнителями моих назначений и рекомендаций, а активными участниками проводимых мною исследований и экспериментов. Они стали одними из первых моих последователей, перейдя на естественный образ жизни и целебное питание, с присущим молодости энтузиазмом включились в посвященные Дню космонавтики ежегодные многодневные пробеги из Гагарина, через Калугу и Москву, в Звездный. В организации этих пробегов я принимала непосредственное участие, поскольку работала в те годы в Институте космических исследований, где возглавляла сектор отбора и подготовки космонавтов.

По моей просьбе Костя Яценко вновь перешел на традиционное сбалансированное питание. Некоторое время его пищей были самые изысканные деликатесы, какие только я могла купить на свои скромные сбережения. После этого он вместе с Мишей Куклачевым вновь принял участие в очередном традиционном пробеге из Гагарина в Звездный. И если Миша, продолжавший питаться естественной целебной пищей, не потерял на дистанции ни грамма веса, то Костя за несколько дней похудел на 8 кг. Честное слово, если бы не такие люди, как они, если бы я не ощущала их ежедневной заинтересованной поддержки и понимания, мой путь к новой концепции питания и естественного оздоровления был бы намного длиннее и труднее.

Как видите, первому моему официально зарегистрированному и принятому комиссией, составленной из специалистов НИИ физической культуры и спортсменов-профессиона- лов, эксперименту со сверхмарафонцами предшествовала долгая и непростая подготовка. В чем же состояли его сущность и цели?

Было решено включить в состав участников очередного ежегодного массового пробега 1983 года, посвященного Дню

космонавтики, группу спортсменов, которые перешли на питание растительной пищей, сохраняющей естественные биологические свойства исходных продуктов.

Их стол отличался обилием свежеприготовленных салатов, кашами из цельных круп, отварами целебных трав с медом. Поскольку спортсмены жили все вместе, члены комиссии имели полную возможность убедиться, что никто ничего украдкой не ел.

Контрольной группой был фактически весь основной состав сверхмарафонцев — участников забега. Однако для протокола из их числа отобрали четырех спортсменов, которые по уровню подготовки и физическим возможностям примерно соответствовали членам моей экспериментальной группы.

Рацион питания спортсменов контрольной группы был составлен по нормам, разработанным Институтом питания, и включал в себя высококалорийную пищу, богатую белками, жирами и углеводами. В него входили 180 г пищевого белка, около 200 г жира и 900 г углеводов, что соответствовало 6000 ккал. Состав продуктов также полностью соответствовал «научным» представлениям: мясо во всех видах, рыба, вермишель, макароны, хлеб, наваристый суп, крепкий чай, кофе, какао, шоколад, консервы, геркулес, избыток поваренной соли и сладостей.

Во всем остальном никаких различий между спортсменами не было. Им предстояло преодолеть за семь дней около 500 км. При этом выпадающие на их долю нагрузки можно было сопоставить разве что с нагрузками молотобойцев или шахтеров. В соответствии с таблицами, разработанными Институтом питания в Москве, они должны были потреблять от 5000 до 6000 ккал. «Мои» же спортсмены в период подготовки к пробегу получали не более 800 ккал, а в дни тяжелых нагрузок — до 1200 ккал.

Накануне старта члены комиссии не скрывали своей убежденности в провале эксперимента. Меня уверяли, что члены моей группы сойдут с дистанции на первых же километрах,

если я не накормлю их мясом, колбасами, сыром, творогом, не напою крепким чаем с сахаром, если не буду подкреплять их силы во время пробега солеными сухариками и геркулесовым отваром с солью. Пугали тем, что при недостатке соли в организме неизбежны судороги мышц. Однако уже на второй день пробега лица контролеров стали задумчивыми, на третий — вновь повеселели, но уже потому, что эксперимент шел по предсказанному мною сценарию. Члены контрольной группы приходили к финишу очередного этапа обессиленными, измотанными, а участники экспериментальной группы — бодрыми и свежими. Объективные результаты обследований свидетельствовали о том, что мои питомцы, не в пример соперникам, оказались более выносливыми и не только не теряли, но и прибавляли в весе.

Результаты эксперимента ошеломили Спорткомитет, и мне дали право отобрать для его продолжения лучших спортсменов страны. Я получила возможность познакомиться с нашей спортивной элитой, изучить образ жизни этих людей. С тех пор я глубоко уважаю этих мужественных, целеустремленных девушек и юношей, посвятивших свою жизнь постоянному преодолению себя, достижению все более и более высоких результатов, находящихся, казалось бы, на грани человеческих возможностей. Но тогда же я убедилась, что главная ставка при этом делается на развитие природных данных спортсмена, а не его духовного и физического здоровья. Другими словами, делается все, чтобы выжать из него наивысший результат, не особенно беспокоясь, как это отразится на его здоровье, спортивном и человеческом долголетии. Тогда же мне стало понятно, почему многие спортсмены болеют чаще и тяжелее, чем обычные люди.

Там мне удалось заинтересовать системой естественного оздоровления двух замечательных спортсменок — мастера спорта международного класса по марафону Р. Смехнову и мастера спорта по бегу А. Харитонову. Уже в следующем пробеге, состоявшемся в 1984 году, Аня Харитонова, которая стала убежденной сторонницей системы естественного

оздоровления и целебного питания, преодолела дистанцию протяженностью 450 км за неполные пять дней. При этом она, единственная женщина, бежавшая в группе из 40 мужчин, заняла шестое место. И что особенно показательно, не потеряла ни грамма массы тела. Сегодня Аня мать троих детей, но по-прежнему участвует в соревнованиях по бегу на длинные дистанции, занимая призовые места. Что ни говори — завидное спортивное долголетие, достичь которого помогла система естественного оздоровления.

Р. Смехнова, как и А. Харитонова, решительно отказалась от обильных рационов питания, положенных спортсменам высокого класса, и перешла на потребление растительной пищи. Уже после трех месяцев тренировки по моей системе она первой среди советских спортсменок-марафонок встала на пьедестал почета международных соревнований, проходивших в 1983 году в Хельсинки. И это в 32 года! Сегодня Рае уже 43, но совсем недавно она вернулась с очередных международных соревнований по марафону, в которых постоянно участвует, демонстрируя высокие результаты.

Пример двух моих любимых учениц красноречиво подтверждает: система естественного оздоровления, включающая в себя и целебное питание, позволяет человеку продлить свое активное долголетие, сохраняя отменное здоровье. Если, конечно, он действительно хочет этого.

В связи со сказанным мне вспоминается история одной из участниц экспериментального пробега 1983 года Э. Мари- ничевой. Перед началом одного из занятий в группе здоровья, которую я веду, ко мне обратилась изящная, стройная женщина с умным, волевым лицом и попросила зачислить ее в мою группу без медицинской справки. Оказалось, что лечащий врач не счел возможным выдать ей такую справку по данным кардиограммы.

Мне понравилась настойчивость Эльвиры, ее искреннее желание восстановить свое здоровье. После тщательного врачебного осмотра я нашла, что ей по плечу нагрузки значительно большие, чем те, которые я даю в группе здоровья, и

начала готовить ее к участию в супермарафоне. Прикрепила к Эльвире и нескольким присоединившимся к ней женщинам инструктора. Они встречались ежедневно рано утром, до начала работы пробегали 10—15 км в динамической аутогенной тренировке, всю осень и зиму купались в открытом водоеме, занимались йогой и дыханием по системе естественного оздоровления.

Настойчивость и целеустремленность Эльвиры помогли ей справиться с недугом, и тот же самый врач, который в свое время не разрешил ей заниматься в обычной группе здоровья, вынужден был выдать справку по форме № 227, дающую Эльвире право участвовать в супермарафоне.

Этот пример я привела лишь для того, чтобы показать, как много значат в восстановлении здоровья душевные качества человека, его воля, разум и, безусловно, знания, которые он получает в системе естественного оздоровления.

Обследования, проведенные в ходе эксперимента психологами, позволили установить и еще одну закономерность: те из участников пробега, которые жили по системе естественного оздоровления, отличались устойчивостью эмоционально-психической реакции в отношениях с окружающими, большей доброжелательностью, спокойствием, готовностью помочь.

Закончив эксперименты со сверхмарафонцами, я решила провести новые, уже с альпинистами и горными туристами. В предисловии я упоминала о первом из них, поэтому здесь ограничусь несколькими деталями, которые, я надеюсь, еще раз напомнят вам о роли вашего сознания и воли при переходе на предписанный нам природой образ жизни. Среди трех альпинистов — участников эксперимента особенно выделялся один. Выделялся своим классическим телосложением, за которое даже мужчины называли его Аполлоном, своей строгостью в питании: еще до начала нашего опыта он был убежденным вегетарианцем. В юности у него был единственный близкий друг, который умер от рака. Умер только потому, что имел несчастье следовать правилам смешанного пита

ния. Проводя у постели умирающего долгие часы, чтобы не оставлять его в одиночестве перед лицом приближающейся смерти, молодой человек, о котором идет речь, поклялся себе, что в память о безвременно уходящем товарище он не станет поддерживать свою жизнь за счет умерщвления других живых существ. И никогда не нарушал свою клятву.

Продолжением эксперимента с альпинистами стала экспедиция горных туристов в альпинистском лагере Ала-Арча, в которой участвовали двое мужчин и две женщины. Одной из них была автор этих строк. Мы поднимались до восхода солнца и без завтрака уходили в горы. Проходили около 15 км (по шагомеру, который мы брали с собой) и к пяти часам вечера возвращались в лагерь. Здесь врач и начальник лагеря взвешивали и обследовали нас, после чего мы шли обедать.

В наш рацион входили горячие похлебки, свежеприготовленные каши из проращенной пшеницы, отвары дикорастущих трав с аргой и барбарисом. После обеда, спокойно беседуя, мы проходили еще 10 км, но теперь уже не вверх, а вниз по склонам гор, после чего возвращались. Таким образом, за день мы преодолевали около 25 км. Спали на открытом воздухе, ели один раз в день, пили — два раза. Ни один из нас не похудел, ничем не заболел. Напротив, разъезжались поздоровевшими, полными сил.

И наконец, чтобы завершить разговор об экспериментах с альпинистами и горными туристами, расскажу о нашем переходе по горным тропам из Нальчика в Пицунду, продолжавшемся 23 дня. В это время наш суточный рацион состоял из 50 г гречневой крупы и 100 г сухофруктов при тяжелейших физических нагрузках. Достаточно сказать, что за дни путешествия мы преодолели четыре горных перевала. В Пицунду вошли бодрыми, жизнерадостными, тогда как наши случайные попутчики — туристы, питавшиеся в соответствии с рекомендациями теории сбалансированного питания, едва передвигали ноги от усталости.

Еще более впечатляющими были результаты четырех организованных мною пеших переходов через среднеазиатские

пустыни. И я, и мои спутники получали с пищей не более 600 ккал в сутки, проходя при этом до 30—35 км в день по сыпучим пескам в условиях резко континентального климата пустыни.

Особенно поучительным был первый из них, состоявшийся в июле-августе 1987 года, во время которого я по просьбе Географического общества СССР проверила также возможности снизить общепринятую норму потребления воды при летних походах в пустыне. До этого считалось, что в жаркие летние месяцы во время пеших экспедиций в раскаленные пески человеку необходимо потреблять не менее 10 л воды, чтобы обеспечить достаточную терморегуляцию тела. Бытовало мнение, что пот, увлажняя поверхность кожи и затем испаряясь, охлаждает ее.

Но я врач и знаю, что, попадая в организм, вода не просто «напрямую» выделяется через поры, а проходит ряд серьезных преобразований, требующих от организма немалых затрат энергии. Поэтому избыточное потребление жидкости ослабляет и перегревает его. Кстати, явление это известно еще с глубокой древности. Не случайно Юлий Цезарь, прежде чем отобрать из числа кандидатов пополнение для своих легионов, устраивал негласное испытание. Новобранцы должны были совершить длительный пеший поход, не получая при этом ни капли воды, после которого им предоставляли возможность вволю напиться. Тех, кто пил много и жадно, что называется «взахлеб», отбраковывали.

К эксперименту готовились 15 человек, однако по различным причинам смогли принять в нем участие лишь 11. В группу входили ученые, которым необходимо было обследовать высохшее дно Аральского моря в условиях полного безводья, так как по пути не было ни одного колодца, а также туристы. Все они прошли подготовку в системе естественного оздоровления и полностью перешли на целебное питание. В полном составе группе предстояло пройти по маршруту Аральск—Каратерень протяженностью 125 км. Предполагалось преодолеть это расстояние за семь дней, однако нам

хватило и пяти. Хотя мне в то время было уже за 70, обузой я не была. Напротив, подбадривала спутников, подавая им пример выдержки и терпения. Из Каратереня я с туристами вернулась в Москву, а ученые пошли дальше. Впоследствии один из них за участие в этой экспедиции удостоился чести быть занесенным в книгу рекордов Гиннесса.

В ходе эксперимента тине удалось снизить водопотребле- ние в условиях пустыни в 10 раз. Во-первых, сыграло свою роль то, что участники перехода потребляли исключительно малобелковую, низкокалорийную пищу, полностью лишенную животных продуктов, которые требуют потребления 42 г воды на грамм белка.

Во-вторых, мы пили структурированную воду, обогащенную травами, которая не повышает, а понижает температуру тела.

Учитывалась также рефлекторная реакция слизистой рта в пустыне. На потребление обычной холодной воды она тут же откликается безумной жаждой. Оказалось, что достаточно взять в рот обычный камешек или изюминку, чтобы начала выделяться слюна — естественная структурированная жидкость, и жажда утихала. Тот же эффект дает горячая вода с добавлением трав.

И наконец, большое значение имеет употребление жира, реакции окисления которого протекают с выделением воды. Поэтому, в частности, местные жители, отправляясь в пустыню, обязательно берут с собой курдючное сало. По той же причине верблюды запасают в своих горбах именно жир.

Все это, как я уже говорила, позволило снизить водопо- требление до одного литра в сутки без ущерба для здоровья, но со значительным повышением эффективности терморегуляции организма.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.36.32 (0.021 с.)