Познавательно-критическая философия права О. Вайнбергера.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Познавательно-критическая философия права О. Вайнбергера.



 

Познавательно-критическая теория права (О. Вайнбергер, П. Колер, П. Штрассер и др.).

Эта неопозитивистская концепция философии права представлена в работе австрийских юристов О. Вайнбергера, П. Колера, П. Штрассера и М. Пришинга "Введение в философию права".

К "научно-критической философии права" авторы курса относят "аналитическую философию права (или аналитическую юриспруденцию)" и "так называемое чистое учение о праве, разновидность аналитической философии права'". Рассматриваемый курс, по оценке его авторов, представляет "аналитическую концепцию" и определяется ими как "познавательно-критическая теория права", т. е. как еще одна разновидность аналитической юриспруденции.

Поясняя смысл этих подходов, авторы курса пишут: "Как аналитическую философию права (или аналитическую юриспруденцию) обозначают те всеобщие теоретико-правовые учения, которые ставят в центре своего изыскания структурную теорию права, т. е. изучают все проблемы правовой теории прежде всего в формальном смысле и в этом аппарате структурных понятий и схем видят необходимые инструменты для всех юридических изысканий. Однако многие представители аналитической философии права не упускают из виду различные аспекты и факты, т. е. то, что право прежде всего есть общественный феномен"

Свою "познавательно-критическую правовую теорию" авторы курса характеризуют так: как "аналитическая концепция" эта теория "прежде всего пытается прояснить структурные проблемы права, юридического аргументирования и правовой динамики, с тем чтобы иметь в распоряжении понятийный аппарат для всех теоретико-правовых рассуждении"5. Хотя эта теория "признает необходимость определения характера постановки проблемы, например, необходимость отличать догматическую трактовку от социологической или от трактовки с позиций политики права, но в отличие отчистого учения о праве она придерживается мнения, что не только "чистые", но также и комплексные трактовки права, включая и соображения de-lege-ferenda, относятся к юриспруденции'".

Данную теорию ее авторы называют "познавательно-критической", поскольку "она исходит из теоретико-познавательной дифференцированной семантики и постоянно стремится дать ясный познавательно-критический анализ проблемной ситуации". Она "исходит из убеждения, что современная юридическая наука базируется на целом ряде таких дисциплин, как логика, семантика, теория коммуникации, аксиология, теория решений, кибернетика, социология, политология и т. д. При этом речь идет не только о применении результатов этих дисциплин, но, более того, о том, чтобы развить особенные основополагающие дисциплины для целей юридической науки. Так, например, нельзя просто привлекать имеющуюся логику дескриптивного языка, но сперва должна быть создана особая дисциплина, логика прескриптивногоязыка"

В своем определении понятия права авторы курса в целом придерживаются достаточно умеренного варианта позитивистского (в принципе — легистского) правопонимания. Под "правом (правопорядком)" имеется в виду "право в объективном смысле"4, т. е. позитивное право (закон). Право, согласно их трактовке, это "динамичная система", "принудительный порядок", "система долженствования", "система норм, генеральные нормы которой относятся ко всем лицам (персонам), образующим правовую общность"6. "Правопорядок, — отмечают авторы курса, — всегда выступает с притязанием быть общественно правильным долженствованием. В рамках демократического мировоззрения это включает в себя требование, что право как целое акцептировано правосознанием народа"

Но действительно ли позитивное право таково или нет? Рассмотрение этого и других ("метафизических") вопросов по существу остается вне рамок "познавательно-критической теории права", ограничивающейся лишь "ценностно-нейтральным понятием права"

"В обыденной речи и часто в философии права, — пишут авторы курса, — понятие права выступает часто в связке с атрибутом "правильное", "справедливое"... В этих формах речи выражена не только ссылка на содержание данной нормы, но также и привносящаяся извне оценка. Для целей правовых наук, для научного анализа права, напротив, нужно применять ценностно-нейтральное

понятие права... Это нейтральное применение понятия "право" имеет то достоинство, что позволяет четко отличать друг от друга изложение и оценку... Имманентное моральное притязание права надо строго отличать от оценочной позиции толкователя по отношению к праву"'.

Верно, что позицию толкователя следует отличать от "моральных притязаний" самого права, от собственных претензий правопорядка на то, что он представляет "общественно адекватные, "правильные" правила". Но собственно философско-правовая проблема состоит вдругом, в выяснении обоснованности или необоснованности подобных претензий закона (позитивного права). Причем при адекватном юридическом подходе речь должна идти не о моральности или неморальности закона (позитивного права), как это в лучшем случае допускают позитивисты, а о его правовом или иеправовом характере и содержании, о его соответствии или несоответствии объективным требованиям права, независимым от воли и усмотрении законодателя, официальной власти.

При легистском же правопонимании право, отличаемое от закона (позитивного права), рассматривается как "мораль", т. е. как нечто по сути своей неправовое и внеправовое.

 

50. Этапы становления и развития советской юридической науки. Юридическое образование в СССР.

Советская власть в период революционных преобразований достаточно бесцеремонно и грубо обошлась с дореволюционной юридической школой, которая была объявлена школой схоластики и подготовки бездушных чиновников для аппарата угнетения трудящихся. В начале 1920-х гг. были закрыты юридические факультеты в ряде университетов, включая Казанский, и в скором времени система университетского юридического образования была сведена на нет. Из учебных планов юридических институтов исключили римское право, были подвергнуты значительному сокращению другие фундаментальные правовые дисциплины. Юридическому образованию придавался сугубо прикладной характер, что негативно сказывалось на состоянии правовой науки и уровне научной подготовки студентов. Доля подготовки юристов в структуре высшего профессионального образования составляла не более 1,5%. По количеству студентов-юристов как СССР, так и дореволюционная Россия отставали от всех развитых стран мира[28].

Новую власть не устраивали профессора дореволюционной российской школы, которые считались носителями идеалистического мировоззрения и противниками марксистско-ленинской доктрины о государстве и праве. Поэтому для первого этапа становления юридического образования в советской стране характерны две тенденции: привлечение профессуры дореволюционной школы из-за отсутствия собственных педагогических кадров и создание различных краткосрочных курсов. В соответствии с этим был перестроен и учебный план, значительное место в котором отводилось общественным, мировоззренческим дисциплинам. Студенты тех лет изучали биологию и антропологию в связи с популярной в то время теорией Ч. Ломброзо о врожденной преступности.

Социалистическое государство объявило юридические вузы партийно-политическими образовательными учреждениями и проводило социальный классовый отбор абитуриентов. В первую очередь в юридические вузы принимались рабочие, крестьяне и их дети. Из-за недостатка преподавателей к педагогической деятельности широко привлекались на условиях почасовой оплаты практические работники правоохранительных органов.

Следующим этапом в развитии юридического образования в СССР было создание факультетов советского строительства. В соответствии с постановлением ВЦИК РСФСР от 20 апреля 1931 г. была поставлена задача подготовки юристов не только для правоохранительных органов, но и для управленческих структур государства, органов советской власти всех уровней.

Если основными центрами юридического образования и науки в дореволюционной России были Москва, Петербург, Казань, Киев, Харьков, то теперь была поставлена задача создать подобные центры на востоке страны. Согласно постановлению СНК РСФСР Сибирский институт советского права (ранее юридический факультет Иркутского государственного университета) был переведен в августе 1934 г. в Свердловск. Так появился новый крупный центр юридического образования и науки на Урале — Свердловский юридический институт, ставший главной кузницей юридических кадров для районов Урала, Казахстана, Сибири и Дальнего Востока. В нем преподавали и ученые дореволюционной школы, например, профессора А. М. Винавер, Б. Б. Черепахин, заложившие основы уральской школы цивилистики, заслуженную славу которой принесли труды широко известных сегодня в стране правоведов С. С. Алексеева, Т. И. Илларионовой, О. А. Красавчикова, С. А. Хохлова, В. Ф. Яковлева, В. С. Якушева.

Однако юридические институты в целом последовательно утрачивали свой научно-образовательный потенциал. На кафедрах некоторых из них в 1930—1940-е гг. не работал ни один доктор наук, кандидаты наук составляли редкое исключение, центральной фигурой педагогического процесса считался старший преподаватель без ученой степени. Сборники научных трудов выходили с периодичностью один в 10 лет. Параллельно с вузовской существовала система ускоренной подготовки юристов в юридических школах и техникумах. Уменьшение удельного веса высшего юридического образования предопределялось различными политическими и идеологическими соображениями руководителей советского государства. В 1938—1939 учебном году во всех юридических вузах страны был введен единый учебный план и установлен четырехлетний срок обучения.

В послевоенные годы господствующим типом юридического образования стало заочное образование. По своим сущностным характеристикам и практике оно не могло формировать у выпускников в достаточной степени приверженность к ценностям права. Напротив, став обладателем диплома юриста, значительная их часть реализовывала свои карьерные устремления, успех которых напрямую был связан с конформистской практикой недавних партийных выдвиженцев и заочников одновременно.

Потребности советского государства, стремившегося к построению «развитого социализма», обусловили расширение системы юридического образования. В 1980-е гг. в СССР функционировали четыре юридических вуза: Свердловский, Саратовский, Харьковский и Всесоюзный заочный юридический институт. Наиболее крупным их них был Свердловский юридический институт, в котором осуществлялась специализированная профессиональная подготовка юристов на судебно-прокурорском, следственно-криминалистическом факультетах и факультете правовой службы в народном хозяйстве по очной форме обучения, а также на вечернем и заочном факультетах. Кроме того, в указанный период действовали более 40 юридических факультетов государственных университетов, где, как правило, выделялись следующие три специализации: государственно-правовая, гражданско-правовая и уголовно-правовая.

 

Развитие юридического образования

Недостаточное внимание к праву в начальный период существования Советского государства отразилось и на юридическом образовании и его качестве. Особенно тяжелая обстановка сложилась в годы Великой Отечественной войны. В РСФСР к началу 1945 г. среди работающих в народных судах высшее юридическое образование имели только 10,7 %, среднее – 24,1 %, юридические курсы – 46,7 % и не имели юридического образования – 18,5 %. Среди адвокатов юридического образования не имело 40 % состава.

Поэтому в октябре 1946 г. ЦК ВКП(б) принимает постановление «О расширении и улучшении юридического образования в стране». В исполнение этого постановления создаются Высшие курсы усовершенствования юристов с годичным сроком обучения для переподготовки руководящих работников органов юстиции, суда и прокуратуры и девятимесячные юридические курсы для переподготовки народных судей, районных прокуроров и следователей. Последние были открыты в крупных городах страны. Высшие юридические учебные заведения были переданы в ведение Министерства высшего образования СССР. Министерство юстиции продолжало осуществлять руководство юридическими школами и курсами. Неуклонно росло и число обучающихся в высших учебных заведениях по юридической специальности (очной и заочной формах): в 1941 г. – 16400 студентов, а в 1950 г. – 35 тыс. студентов. Без отрыва от производства юридическую подготовку проводили заочные отделения и факультеты: 18 университетов, 3 юридических института,

13 филиалов и 5 учебно-консультационных пунктов Всесоюзного юридического заочного института. В 1955 г. проводится сокращение сети юридических школ. Недостатками подготовки в ВУЗах в 1954 г. озаботился Совет Министров СССР, который констатировал недостаточный уровень знаний в высших учебных заведениях, отсутствие учебников и плохое распределение молодых специалистов. Все это относилось и к юридическому образованию.

К 80-м гг. ХХ в. основной формой подготовки юристов в СССР были юридические факультеты университетов и юридические институты, где обучение проводилось в течение 4-х лет. Вечерние и заочные формы увеличивали срок обучения до 5–6 лет. Имелись и специальные высшие учебные заведения и факультеты, готовившие юристов для МВД и Вооруженных Сил. Существовали следующие специализации для студентов-юристов: государственное управление и советское строительство, юридическая служба в народном хозяйстве и судебно-прокурорско-следственная работа. Студенты изучали теорию государства и права, историю государства и права, историю политических и правовых учений, государственное право СССР (а также зарубежных стран), административное право, трудовое право, уголовное, гражданское, уголовный и гражданский процесс и т. п.

В 70-е гг. ХХ в. особое внимание уделяется правовому воспитанию населения. Создаются народные университеты правовых знаний. В учебные программы школ и ВУЗов для неюридических специальностей вводятся специальные дисциплины: в школах – «Основы советского государства и права», а в ПТУ – «Основы правоведения».

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.233.219.62 (0.008 с.)