Страницы 118-119 в книге отсутствовали.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Страницы 118-119 в книге отсутствовали.



 

12 мая 1873 г. В. Г. Перов пишет члену Совета имп. Академии художников конференц-секретарю П. Ф. Исаеву: «...Позвольте обратиться к Вам с покорнейшей просьбой: в первых числах будущего месяца я еду с художественной целью на Волгу и на Урал, мне нужно сделать несколько этюдов в местностях жительства черемисов, башкирцев и татар, но так как путешествия у нас по России большей частью сопряжены с разного рода неприятными приключениями, то я покорнейше прошу Вас дать мне какой-либо открытый лист за подписью...»

А вот строки из письма П. М. Третьякову: «Сердечно уважаемый Павел Михайлович! Нынешний день, то есть 9 июля, мы едем в Уральск, где думаю написать несколько этюдов, а потом в Гурьев, города Астрахань и Царицын.

В Оренбурге я написал 5 этюдов с преступников в остроге, да в Самаре 3, итого 8. Аммосов тоже написал 8 этюдов, он Вам кланяется и благодарит за деньги... Ваш Перов»1.

В отчетах Московского училища живописи за 1872—1873 гг. читаем: «Профессор Перов руководил занятием учеников натурного класса... В летнее время ездил в Оренбургскую губернию и Уральскую область для собирания типов к картине «Пугачевский бунт», составлением которой и занят в настоящее время...»2

Поездка по Оренбуржью оказалась очень полезной и интересной. Роскошные пастбища .неожиданно сменялись солончаковой степью, нудной и однообразной, но и в ней была своя красота и поэзия. По одну сторону дороги некоторое время провожала путников серебряная, окаймленная лесами лента исторической вольнолюбивой реки, и долго еще синели силуэты красивых по очертанию невысоких гор.

С. Н. Аммосов писал оренбургские пейзажи, восхищаясь красотой июньских степей, их раздольем, увлекаясь гармонией тонких теплых тонов, переносил в этюды закаты.

А Перова интересовали люди. На улицах пыльного знойного Оренбурга, в холодных сырых острогах, на шумных ярких базарах выискивал он характерные лица, типы, колоритные фигуры, писал облики башкир, татар, русских крестьян, казаков. Лица их в этюдах дышали непокорной силой, протестом, в глазах светилась мудрость, позы и жесты выдавали характеры. Именно такими представлялись художнику повстанцы пугачевского войска.

«Русский крепостной мир — вот где истинная сфера высших совершеннейших созданий Перова... крестьянские сцены принадлежат к наивысшему, что только создано Перовым... Фигуры мужиков в «Пугачевцах» — верные и поразительные типы1.

Так высоко оценивал пугачевские этюды и эскизы Перова В. Стасов. И именно они привлекают нас и в области творчества художника и в связи с развитием темы пугачевского восстания в изобразительном искусстве XIX века. С увлечением работал над темой пугачевского восстания С. В. Иванов (1864—1910). Он мечтал посвятить ей картину. Художник подолгу жил в Сакмарской губернии, в с. Марычевке, где предания о Пугачеве были свежи, живы и передавались из уст в уста. Там же сохранились остатки крепостей, которые когда-то брали приступом пугачевцы.

Неоднократно бывал С. В. Иванов и в Оренбуржье, откуда всегда возвращался обогащенный множеством впечатлений с этюдами, полный замыслов о новых вариантах Пугачевской темы.

В 1898 г. «21 июня вместе с семьей (Иванов — Г. К.) отправился в новое путешествие, тоже связанное с «ориентальными» интересами. Началось это путешествие поездкой в Оренбург и ближайшие степи. Здесь Иванов осматривает мечети, Меновой двор, киргизские кибитки, знакомится с киргизами и их жизнью. Иванов с интересом отнесся к памятным местам, связанным с Пугачевым, над образом которого он в эти годы работал... Он пользовался всяким удобным случаем для пополнения своих исторических знаний, сведений и впечатлений».1

 

Пугачев, заключенный в клетку, перевозится под стражей. Гравюра XVIII в.

В 1898—1899 гг. С. В. Иванов трудится над иллюстрациями к «Капитанской дочке» для юбилейного издания сочинений А. С. Пушкина под редакцией П. П. Кончаловского. В этот период ему очень пригодились яркие, острые, полные драматизма, рисунки, сделанные в оренбургских степях, где художник наблюдал обозы крестьянских переселенцев.

Работа носила интересный, увлекательный и напряженный характер. Из иллюстраций, сделанных Ивановым, а их более 40, особенно интересны «Встреча в метель с Пугачевым», «Вожатый», «Суд Пугачева». В последней художнику удалось очень убедительно показать массовую сцену у крыльца комендантского дома, выразить в образе Пугачева силу и величие крестьянского вождя. Особенно удачен «Портрет Пугачева», выполненный черной акварелью. Образ руководителя Крестьянского восстания передает его характер, мысли, силу и энергию.

Иванов не успел написать картину о Пугачеве, но и то, что он отобразил в своих рисунках и иллюстрациях, явилось в условиях того времени гражданским подвигом.

В период столыпинской реакции, когда трудно было даже решиться написать и показать картину на тему вооруженной борьбы народа, темой крестьянского восстания под предводительством Пугачева заинтересовались живописцы В. И. Суриков я М. Б. Греков. Новое издание «Капитанской дочки» Пушкина иллюстрируют М. Нестеров, М. Жаба, П. Соколов, Б. Кустодиев, Н. Бенуа, М. Врубель. Иллюстрации эти очень интересны в том отношении, что им присущи глубокая творческая индивидуальность авторов, их оценка описываемых событий, отношений к народу, к Пугачеву.

Качественно новым этапом в развитии темы крестьянских бунтов и освободительной борьбы народа в искусстве является советское изобразительное искусство.

Уже в 20-е годы появляется ряд произведений о И. Болотникове, С. Разине, Е. Пугачеве. Авторы их с позиций участников и свидетелей Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войны стремятся дать свою оценку значению народных восстаний, раскрыть образы их предводителей в единстве с образом народа. К теме о Пугачеве обращаются художники Г. Н. Горелов, Е. М. Ченцов, Н. Н. Шестопалов, А. П. Лежнев, А. А. Кузнецов.

Скульптор И. Г. Фрих-Хар участвовал в революционной борьбе в Самарской губернии, в годы гражданской войны сражался на Туркестанском фронте. Он прошел по тем дорогам, по которым водил когда-то свое мятежное войско Е. Пугачев, побывал в Оренбуржье. В 1923—1927 гг. художник делает портреты Салавата Юлаева и Емельяна Пугачева. Пугачевская тема более удачно была раскрыта им в 50-е годы. Если ранний «Побежденный Пугачев» — это скованный, сломленный человек с лицом, отмеченным печатью страданий и скорби, то уже в 1954 г. «Пугачев на допросе» — предстает как народный герой, убежденный в правоте своего дела, которое продолжат другие. Здесь положительную роль сыграл и тот факт, что одновременно с работой над образом Пугачева Фрих-Хар работает и над образом В. И. Чапаева, чья военные подвиги также связаны с нашим краем.

«Я стремлюсь в пластически опоэтизированном образе каждого из них (Чапаева и Пугачева — Г. К.) раскрыть индивидуальный характер, чтобы донести до зрителя благородное чувство патриотизма обоих героев. И хотя содержание и смысл их геройства, любви к Родине глубоко отличны, общим является для них то, что оба они, выходцы из самой толщи народной, самоотверженно боролись в исторически различные и отдаленные друг от друга времена за счастье ч свободу своего народа».1 Именно это содержание сообщает образу глубокую жизненную правду, соизмеренную с правдой отношения художника к герою.

Следует сказать еще об одном большом художнике, чья работа над темой пугачевского восстания была связана с пребыванием в Оренбурге. Речь идет о Сергее Васильевиче Герасимове. Его картина «Восстание Пугачева» (1946) занимает в советской исторической живописи значительное место.

Пугачевская тема была для художника трудная, но желанная. В 1908—1909 гг. он впервые иллюстрировал «Капитанскую дочку» Пушкина. Художник, тогда еще молодой, дал интересную интерпретацию эпизодов повести и ее героев.

В 1927 г. Герасимов написал портрет «Пугачевец» — образ большой силы и красоты. С глубокой искренностью, свежо и убедительно передал он мужественные черты характера «русского мужика», восставшего против рабства.

В 1941—1943 гг.— новая встреча с Пугачевым. Это десятки этюдов, акварелей, рисунков. Они были сделаны в пути, когда Московский художественный институт, возглавляемый С. В. Герасимовым, эвакуировался из Москвы в Самарканд и возвращался обратно.

«Оренбургская степь», «Илецкая защита», «Метель под Оренбургом», «Берды», «Закат», «Оренбург», «Чкалов», «Бузулук» и другие — суровые, сдержанные по цвету, несут на себе печать происходивших здесь исторических событий 1773—1775 гг. Все они оказали художнику большую пользу в его работе над картиной «Восстание Пугачева».

 

М. Авилов, Н. Левушкин, В. Печатан. Привоз пушек Пугачеву

Картина изображает торжественный момент вступления Пугачева в крепость и его встречу с народом. Эта сцена решена в мажорных тонах. Как обычно, Герасимов использует эмоциональную силу цвета-костюмы Пугачева, его соратников и крестьян ярко освещены солнцем; хороши нарядные типы — старик без шапки в толпе встречающих, коленопреклоненная старуха, крестьянине иконой. Полотно заслуживает особого внимания и тем, что автор изображает Пугачева в единстве с народом и не как крестьянского царя, принимающего поклонение или творящего суд над врагами, а как бесстрашного воина, идущего вместе со своим войском трудным и кровавым путем войны за народную правду. Лицо и одежда Пугачева в пыли и в поту, глаза запали. И бок о бок с ним — другие предводители и рядовые участники движения нарисованные художником также тонко и психологически проникновенно.

На протяжении многих лет события далекого прошлого России, драмы народных восстаний волновали художника А. П. Бубнова, будили его творческое воображение, затрагивали как гражданина. И он неоднократно обращался к теме пугачевского восстания, что нашло отражение в иллюстрациях, в крупномасштабных произведениях. И всякий художник через «завесу времени» приближал к нам эти события и ее героев, показывал широкие народные массы, бурное кипение страстей, мятежный дух народа, остроту социальных конфликтов XVIII столетия.

В 1956 г., работая над триптихом, Бубнов выполняет акварель «Пугачев». Великолепно разработав ее в цвете, он в то же время несколько противопоставляет Пугачева сопровождающей его группе повстанцев. Это угадывается и в позе, слишком величественной, и в нарядном узоре его одежды, и в богатом убранстве коня. Кроме того, акварельный вариант носит .несколько повествовательный характер.

Последний вариант триптиха (1962—1964), к сожалению, несколько незавершенный из-за безвременной кончины художника, безусловно, принадлежит к значительным произведениям советской исторической живописи. Боковые его части — крупные фигуры русского крестьянина и башкира — написаны в горячих оранжево-коричневых тонах и, как огонь пожарищ, обрамляют среднюю часть.

Центральное место в картине принадлежит не Пугачеву, а восставшему народу. Очень выразительны на первом плане фигуры трех простых мужиков. Безвыходная нужда, тяжесть бесправия и унижения заставила их, мирных пахарей, поднять вилы и косы на своих угнетателей. Значительное место отведено деревенскому парнишке, чей призывный жест словно обращен к зрителю.

Тонкий колорист, Бубнов умело использует контрастные сочетания багрового зарева и холодного, почти синего сумеречного снега с алеющими на нем пятнами знамени и кафтана Пугачева. Ритм сочно написанных фигур повстанцев четок, лица суровы. В картине, по сравнению с ранними вариантами, больше эмоциональной действенности, стремительного движения, которое становится особенно ощутимым, когда видишь триптих в целом.

Память народная хранит события далеких лет Крестьянской войны в песнях и легендах Оренбургского края, в географических названиях тех мест, по которым проходило пугачевское войско, в наименованиях новых улиц и городов. Неиссякаема эта тема и в творчестве оренбургских художников.

В 1932 г. на IV выставке оренбургских художников экспонировалась картина М. У. Петунина «Емельян Пугачев под Оренбургом. Обстреливают город с Георгиевской церкви». Тогда же к теме Пугачева обращается известный советский художник С. М. Карпов. Эта тема волновала его давно, родные места хранили достоверность событий, рассказы о Пугачеве рождали в воображении художника образ героический, зримый. Карпов делает множество эскизов, в которых все явственнее чувствуется непримиримость, убежденность крестьянского вождя.

В картине «Арест Пугачева» (Оренбургский областной краеведческий музей) Карпов и в цветовом, и композиционном отношениях передает моральное превосходство крестьянского вождя над своими врагами, чью победу расценивает, как временную. И именно в этом глубокий патриотический смысл картины, ее историческая правда.

Этюды А. Ф. Степанова, рисунки Н. Ф. Соколова, акварели Г. Я. Барабаша и В. А. Тельнова, картины Ю. С. Морозова, эскизы оформления спектакля по пьесе В. Пистоленко «Пугачев» С. Н. Александрова, этюды и эскизы М. Г. Газизовой, портреты Пугачева, выполненные оренбургскими художниками в различные годы, — все это дает представление о том, как волновали художников героические страницы народной борьбы, как живо интересовал их характер крестьянского вождя, поднявшего народ против угнетателей.

С 1953 г. в экспозиции Оренбургского областного краеведческого музея находится картина художников В. Г. Живаева и В. А. Тельнова «Осада Пугачевым г. Оренбурга». Под знаменем повстанческой армии русские крестьяне и «работный люд», башкиры, татары, казахи, киргизы. Во главе с Е. Пугачевым единой сплоченной стеной противостоят они Оренбургской крепости, где замкнулось дворянство — оплот царского самодержавия...

Особенность некоторых произведений пейзажиста Ф. И. Козлова — сопричастность к событиям, человеческим судьбам, личностям. Есть у него немало пейзажей и на пугачевскую тему. Творческое воображение и кисть художника, используя природные краски, передают силу и драматизм народного восстания, свидетелем которых были родные места. Так, в произведении «Под Оренбургом. Берды» столь же торопливо, как 200 лет назад, несет свои воды к Уралу-Яику речка Сакмара. В контрасте ее холодной синевы с теплыми берегами, в быстром движении темных облаков, предвещающих ненастье, чувствуется тревога, растущее напряжение грозы...

Еще в студенческие годы взволновал скульптора Н. Г. Петину образ Пугачева. И дело не во внешности этого человека, а в его характере, связанности с судьбой и историей народа, с прошлым родного края. И уже в воображении образ рождался из дерева. Нетронутая с одной стороны часть ствола когда-то огромной липы. Она служит своеобразным фоном и обрамлением головы Пугачева. По-мужицки простое лицо с окладистой бородой прекрасно своей одухотворенностью, внутренней силой, оно словно озарено отсветом пожарищ от горящих помещичьих усадеб. В глазах открытых, широко, твердо смотрящих из-под сурово сдвинутых бровей, читается гнев и ненависть, неугасимая жажда борьбы.

Композиция, приемы обработки дерева, его фактура как нельзя лучше соответствуют строгой простоте и мужественной силе образа крестьянского вождя, его значимости в истории Руси, духу времени.

 

Пугачев (дерево). Работа Н. Г. Петиной

Иную интерпретацию обретает тема крестьянского восстания в композиции П. Г. Сурначева. Его «Пугачев» — символ народного страдания, гнева, отчаяния, протеста. Печатью скорби и боли за свой народ отмечено лицо предводителя крестьянского восстания. А под его изображением резец художника запечатлевает по всему овалу ствола страшные сцены расправы с восставшими: виселицы, истерзанное тело распятого, обезумевшую от горя женщину, оплакивающую казненных. И над всем этим хищный двуглавый орел распластал свои черные крылья. Тяжелый, зловещий герб самодержавия, поверенный дважды, усиливает впечатление обреченности крестьянских бунтов и безысходных, по тому времени, народных страданий.

Н. С. Ерохин — художник из Орска — не так давно написал для Алексеевского районного Дома культуры картину «Встреча Пугачева с народом». Но не все в ней удовлетворяет живописца. Давно ему хотелось найти свое решение темы, новое, еще никем «нетронутое». И нашел — свадьба Емельяна Пугачева с уральской казачкой, красавицей и певуньей Устиньей Кузнецовой. И мыслится художнику эта картина яркой, веселой, шумной, с удалой тройкой, с конным экскортом.

«Праздник, пусть недолгий, но радостный, свободный, — вот что хочется выразить на картине», — говорит Николай Семенович. Есть уже наброски, рисунки, интересные этюды к картине, сделанные в г. Уральске. В ближайшее время Ерохин собирается поехать по местам пугачевских событий, побывать еще раз в Актюбинском краеведческом музее, посмотреть коллекцию национальных костюмов, предметов быта, сделать зарисовки, собрать необходимый для картины материал.

Высокая оценка роли Крестьянского восстания под предводительством Е. Пугачева нашла в истории народного освободительного движения свое выражение в том, что эта тема для советского искусства поистине неисчерпаема.

П. П. МАЛЫЙ

ТРИ ТЕКСТА ПЕСЕН О ПУГАЧЕВЕ

Публикуемые тексты песен посвящены Крестьянской войне под руководством Емельяна Пугачева. Они записаны и обработаны мною в одно время.

Еще в юношеские годы начал я собирать песенный фольклор Оренбуржья. В течение тридцати с лишним лет записал в степях сотни песен (тексты и музыку). Многие из них в моей обработке исполняются народными хорами и самодеятельными коллективами, записаны на грампластинки.

Ниже приводятся три текста этих песен.

 

Из-за леса темного

Из-за леса, леса темного

Не бела заря занималася.

Не бела заря занималася,

Не красно солнце выкаталося.

Не красно солнце выкаталося,

Выезжал в поле добрый молодец,

Добрый молодец, удалой казак,

Удалой казак Емельянушка,

Удалой казак Емельянушка,

Емельян казак, сын Иванович.

 

Ой ты, ворон сизокрылый

 

«Ой ты, ворон сизокрылый,

Ты скажи мне правду, где мой милый?» —

«А твой милый на работе,

Ой, да, на литейном на заводе.

Не пьет милый, не гуляет,

Ой, да, медны трубы выливает,

Медны трубы выливает,

Ой, да, Емельяну помогает».

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.36.32 (0.015 с.)