Живопись и скульптура XVIII века



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Живопись и скульптура XVIII века



Начало XVIII века - период рождения русской художественной живописи. Классическое древнерусское искусство уходит в прошлое. Иконопись разделяется с живописью. Петр I посылает обучаться за границу многих будущих русских живописцев, так называемых «пенсионеров», которые в основном осваивают портретный и исторический стили. Кроме того, в Россию начинают прибывать выдающиеся мастера из Европы. Однако нельзя сказать, что русская живопись зародилась только благодаря заграничному влиянию. Русские мастера, создавая свои произведения, стремились отойти от поверхностного восприятия натуры, добавляя больше энергии, выразительности и яркой красочности.

Главное место в живописи с начала ХVШ в. начинает занимать картина маслом на светский сюжет. Появляются все основные законы живописи нового времени – прямая перспектива, анатомическая правильность фигур, светотень, реальное изображение, изображение обнаженного тела. В портретах начала XVIII в. проявляется исключительный интерес к человеку, к его внутреннему миру, к реалиям быта. И этим портрет отличается от иконы. Появляется портрет – парадный, камерный, обычный и костюмированный, двойной, погрудный, в полный рост. Рисуя портреты, художник обращался к человеку, пытаясь понять темперамент и особенности индивида, стремясь точно отобразить свои наблюдения на холсте. Осваивается мифологический и аллегорический сюжет.

- Иван Никитин (1680 – 1742). Он начинал в Москве с портретов сестры Петра Натальи Алексеевны, дочери царя Анны Петровны. Эти портреты еще скованны в движении, традиционны. Никитин отправился в Италию, где познакомился с западной живописью. После Италии его работы отличаются удивительным мастерством и зрелостью. Взгляд художника на мир серьезен и объективен. В них чувствуется мастерство масляной живописи, умение передать внешнее сходство модели и выражение настроения. «Портрет канцлера Головкина». Живопись несколько сдержанна в духе строгости петровского времени, колорит приглушенный. Портрет отличается напряженной внутренней жизнью, душевной серьезностью, сосредоточенностью. Все внимание мастера сосредоточено на лице, определяющем характеристику умного, волевого дипломата. «Напольный гетман» отличается той же способностью дать психологически точную характеристику, демонстрирует умение пользоваться приемами светотени для лепки объема. Никитин является одним из первых русских художников, отошедших от традиционного иконописного стиля русской живописи и начавших писать картины с перспективой, так, как в это время писали в Европе. Судьба первого русского художника оказалась трагической. Во времена Анны Иоанновны Никитин был арестован, 5 лет провел под следствием, затем был сослан и умер, возвращаясь из ссылки.

- Андрей Матвеев (1701 – 1738). Учился в Голландии. Там познакомился с аллегорической живописью. После возвращения писал картины «Венера и Амур», «Аллегория живописи». Это было освоение еще никому не известного в России материала. «Автопортрет с женой» (1729). Это наиболее популярная работа Матвеева. На фоне колонны и пейзажа изображен двойной портрет четы Матвеевых. Привлекает духовная общность мужа и жены. Персонажи объединены взаимным уважением и внимательностью. Взгляд, выражение лиц, немного манерное, но оправданное прикосновение рук – все говорит об этой общности двух людей. Колорит живописи мягкий: желтоватый и красноватый. Впервые в русской живописи чувство было изображено так открыто и очень сдержанно.

Кроме портретного жанра, русская живопись 18 века, развивает такие направления как пейзажи, батальную живопись и батальную гравюру. В построении произведения входят перспектива, глубина и объемность изображения на плоскости, направление света. Искусство начинает становиться более реалистичным.

- И. Я. Вишняков (1699 – 1761). Родился в Москве, всю жизнь служил при Канцелярии строений в Петербурге. Работал над росписью плафонов, декоративных панно, театральных декораций, оформлял балы и маскарады, триумфальные арки. До конца своих дней работал над росписью Зимнего, Петергофского и Екатерининского дворцов, состоя при Растрелли. В то же время пробовал себя в портретной живописи. Особенно удавались ему детские портреты. «Портрет Сары Фермор» около 1750 г. Портрет исполнен по всем законам парадного портрета 18 века, написан в приглушенной серебристо-голубой гамме. В этом портрете как нельзя лучше запечатлен почти эфемерный, воздушный 18 век, лучше всего выраженный звуками менуэта.

В 1757 г. (6 ноября) в царствование Елизаветы Петровны в Петербурге по инициативе Ломоносова и известного просветителя того времени И.И. Шувалова была учреждена Императорская Академия художеств. 

Во второй половине 18 века русская живопись становится более сложной в жанровом составляющем. Формируется целая система жанров живописи: портретная, историческая, пейзажная, монументальная. Большое значение Академия художеств, придавала исторической живописи. Обращаясь к героям русской истории, живописцы стремились разбудить в русском народе патриотические чувства. Больших успехов в жанре исторической живописи добился художник Лосенко, не отставал от него и его коллега Угрюмов. Под исторической живописью в 18 веке называли не только картины на исторические сюжеты, но и картины на сюжеты из мифологии. На таких картинах учились мастерству в композиции и умению пользоваться масляными красками. Важен был точный рисунок. Исторический жанр воплощал идеи классицизма. В центре исторического жанра – античность Евангелие и Библия, национальные и мифологические сюжеты. Так утверждались идеи гражданственности и патриотизма.

- Антон Павлович Лосенко (1737 – 1773) самый известный из художников исторического жанра в классицизме. Он родился на Украине в городе Глухове, рано осиротел, был привезен в Санкт-Петербург и определен в певческий хор, проявившиеся способности к рисованию позволили отдать его в обучение к Аргунову, затем он поступил в открывшуюся недавно Академию, а по окончании ее был послан в Париж, затем он жил в Риме. Так должны были постигать законы искусства лучшие выпускники Академии. «Владимир и Рогнеда» 1770 г. Эта картина принесла художнику звание академика. Затем он стал профессором Академии, а с 1771 года ее директором до конца своих дней. Он составил пособие по рисунку для учащихся Академии, сам блестяще рисовал. Картина Лосенко стала первой попыткой создания исторического полотна в России. «Прощание Гектора с Андромахой» 1773 год. ГТГ. В основе сюжета – шестая глава «Илиады» Гомера, в которой рассказывается, как Гектор прощается перед поединком с Ахиллом со своей женой и сыном Астианаксом. Смысл картины – изображение торжества силы воли и духа над чисто человеческими страстями. Композиция картины – классическая театральная мизансцена, как и в предыдущей картине. На картине мы видим все основные принципы академизма: рисунок преобладает над живописью, над цветовым пятном, цвет – только раскраска предметов, он локален, объем создается за счет светотени, фигуры скульптурны и часто театральны.

В русской живописи 18 века, пейзаж становиться самостоятельным жанром. Признанными мастерами написания пейзажей стали: Щедрин и Алексеев. Тонкие акварели запечатлели различные живописные уголки русских городов и деревень.

- Дмитрий Григорьевич Левицкий (1735 – 1822). Художник родился в Киеве, где его отец, священник, передал ему первые навыки живописного мастерства. В 1752 году в Киев приехал Антропов расписывать Андреевский собор – создание Растрелли. В 1758 году Левицкий уехал в Петербург, где стал учеником Антропова. В 63 году художник стал работать сам. «Портрет архитектора А. Ф. Кокоринова» (1769 – 1770) ГРМ. На портрете директор Академии и один из создателей ее замечательного здания на Васильевском острове. Это один из первых в России портретов зодчего. «Портрет Демидова» 1773 ГТГ. Перед нами парадный портрет: большие размеры, фигура в рост на фоне колонн и пышной драпировки. Первый план затенен, второй план – сам портретируемый, третий – дальний. Поражают следующие черты: Демидов изображен в халате и домашних туфлях, вместо парика – утренний колпак. Окружающая его обстановка предельно проста – стул, луковицы растений, горшки с цветами. Демидов как бы актер, наряженный в домашнее, но очень дорогое одеяние. На заднем плане – Воспитательный дом, созданный по инициативе Бецкого, который и заказал этот портрет Левицкому. Портрет создавался в Петербурге, но Левицкий немало слышал о чудачествах московского вельможи. Потомок тульских кузнецов, которых Петр Великий превратил в знатных людей, Демидов поражал сплетением самых разноречивых качеств: меценат, любитель ботаники, богатейший вельможа, издевавшийся над людьми, зависящими от его воли – таков был этот человек. Это настоящий персонаж эпохи Просвещения. «Портрет Хованской и Хрущовой» 1773 г. ГРМ. По заказу Екатерины Второй Левицкий написал целый ряд портретов воспитанниц Смольного института благородных девиц. Две девушки, изображенные на данном портрете, разыгрывают на институтской сцене роли из комической оперы «Капризы любви, или Нинетта при дворе». «Портрет Нелидовой» 1773 г. ГРМ. Это самая старшая из смолянок. Еще учась в Смольном, стала известна своей прекрасной игрой на сцене, особенно блистала в танце и исполнении песен. На портрете она исполняет роль в пьесе «Служанка – госпожа». Высокий классицизм в живописи – «Екатерина Вторая – законодательница в храме богини Правосудия» 1783 г. ГРМ. Это настоящая живописная ода со всеми присущими данному жанру чертами. Персонаж – государыня, в парадном одеянии, справедливая, разумная, идеальная правительница. Императрица представлена в белом, отливающем серебром платье строгого покроя с лавровым венком на голове и орденской лентой на груди. На ней тяжелая мантия, ниспадающая с плеч и подчеркивающая величие государыни. Екатерина изображена на фоне торжественного занавеса, широкими складками окутывающего широкие колонны и пьедестал, на котором помещена статуя Фемиды - богини правосудия. За колоннадой, за строгой балюстрадой изображено бурное небо и море с плывущими по нему кораблями. Но это, конечно, не реальный облик Екатерины, а образ идеального монарха, каким его желала видеть эпоха Просвещения. Картина пользовалась большим успехом, и с нее было сделано немало копий.

- Владимир Боровиковский (1757 – 1825). Родился на Украине, некоторое время был военным, вышел в отставку и посвятил себя живописи. Начинал с создания икон и портретов. В 1788 году переехал в Петербург, где познакомился с Державиным, Левицким, другими деятелями Просвещения. «Портрет М.И. Лопухиной» 1797 г. ГТГ.
Это признанный шедевр Боровиковского. Он воплотил представление своего времени о женской прелести. Портрет, несомненно, связан с сентиментализмом. Мы видим интерес художника к человеческой индивидуальности, к способности переживать, чувствовать.
«Портрет генерал-майора Ф. А. Боровского» 1799 г. ГРМ. В 18 веке было создано немало портретов военных. Для них существовал свой канон. В петровское время полководцы, как огромные монументы с грозными и неподвижными лицами, возвышались на фоне батальных сцен. Боровский же изображен уже довольно живым и одушевленным героем. Решительный и энергичный поворот головы придает ему настоящее воодушевление страсти. Нарядная форма, написанная с большим мастерством, орден Святого Георгия, традиционная батальная сцена на фоне напоминают, что перед нами боевой генерал и участник блестящих побед русского оружия. Но если мы сравним портрет Боровского с портретом Наполеона кисти Давида, то увидим, что русского художника увлекает не столько порыв героя, сколько осознание им чувства долга и высокая просветительская идея. Твердая воля и сдержанный порыв – вот что воспевает Боровиковский в данном портрете. «Портрет А. Б. Куракина» 1801 – 1802 г. ГТГ
Любимец Павла Первого изображен в парадной одежде, в горделивой позе, в торжественной обстановке. Все создает в портрете обстановку чрезвычайной пышности – одеяние, украшенное золотым шитьем, разноцветные ленты и сверкающие звезды орденов, брошенная на кресло мантия кавалера Мальтийского ордена, скульптурный портрет Павла, его покровителя, колонны и драпировка, Михайловский замок на фоне.

Скульптура 18 века.

Изменения в жизни русского общества XVIII века отрази­лись и в художественной культуре. Искусство начинало зани­мать принципиально новое место в духовной жизни. Оно ста­новилось светским, более разнообразным в жанровом отноше­нии, получило активную поддержку государственной власти. Большее значение имело развитие авторского начала в искусст­ве, тесно связанное с новой концепцией человеческой личности.

Насаждение нового, светского искусства, являвшееся неотъ­емлемой частью преобразований Петра I, особенно сказыва­лось на характере развития скульптуры. В развитии русской скульптуры XVIII в. можно выделить два основных этапа. Рус­ская скульптура I половины XVIII века (I этап развития) носит в основном характер прикладного искусства. Это была скульп­тура преимущественно орнаментального типа, предназна­чавшаяся для отделки фасадов и внутренних частей зданий, а также для украшения кораблей.

Усиление абсолютистского государства породило такие ха­рактерные черты в скульптуре петровского времени, как преоб­ладание познавательных и прославительных начал над декора­тивными.

С 1770-х годов (II этап) с развитием классицизма установи­лось художественное равноправие скульптуры и архитектуры. Это способствовало усилению монументальных начал скульп­туры, развитию ее пластических качеств. Символом новых ис­торических устремлений России стал памятник Петру I на Се­натской площади в Петербурге, созданный Е.М. Фальконе.

Во 2-й пол. XVIII в. складывается академическая школа рус­ской скульптуры, которую представляют выдающиеся мастера: Федор Гордеев, Иван Прокофьев, Федот Шубин, Феодосий Щедрин, Иван Матрос, Михаил Козловский. Характерными чертами творчества этих мастеров являются: патриотический пафос, величавость и классическая ясность образов, реализм. Теплотой и замечательной выразительностью отличались творения Ф.Шубина (1740-1805). Представитель классицизма, он создал галерею выразительных скульптурных портретов (A.M. Голицына, М.Р. Паниной, А.Г. Орлова, М.В. Ломоносова). Необходимо отметить творчество М.И. Козловского (1753-1802), создавшего статую «Самсон, раздирающий пасть льва» в Петергофе и памятник Суворову в Петербурге.

 В русской провинции скульптура по своему составу и особенностям отличается от пластики Петербурга и Москвы. В поместьях аристократии, конечно, встречались произведения знаменитых столичных мастеров, но их было меньшинство. Основная масса работ принадлежала местным скульпторам, преимущественно резчикам по дереву, и, как правило, имела явно декоративный характер (архитектурные детали, резьба иконостасов). Обильно применялись мотивы растительного орнамента, позолота и яркая расцветка резных из дерева форм.

Во многих музеях хранится круглая деревянная скульптура религиозного характера: многочисленные варианты статуй на темы «Христос в темнице», «Распятие». Некоторые из них, относящиеся к XVIII веку, имеют примитивный характер, стилистически восходят к древнейшим пластам русской художественной культуры. Другие произведения, тоже XVIII столетия, говорят уже о знакомстве с произведениями профессиональных скульпторов первой половины XVIII века или даже раннего классицизма.

Большой интерес и эстетическую ценность представляют памятники изобразительного фольклора. Это пластически ре­шённые предметы домашнего обихода русского крестьянства (резные деревянные изделия, керамика, игрушка).

Важнейшим результатом развития русской культуры XVIII столетия стал процесс складывания русской нации. Победа светского направления в искусстве, успехи науки подготовили подъём русской культуры в XIX веке.

 

Образование, просвещение, наука в XVIII веке

В 18 веке, в русском обществе произошло большое количество преобразований. Сфера образования в России тоже подверглась реформам. Впервые появилась светская школа. Были разработаны теории и методики светского образования в России, так же была предпринята попытка создания государственной системы образования.

В первой четверти 18 веке, были созданы первые светские образовательные школы. Эти школы, давали начальные и практические знания

В 1701 г. в Москве в здании бывшей Сухаревской башни была основана Школа математических и навигационных наук. В том же 1701 г. была открыта Артиллерийская школа; в 1708 г. — Медицинское училище; в 1712 г. — Инженерная школа. В 1715 г. старшие классы Школы математических и навигационных наук были переведены в Петербург и преобразована в Морскую академию (ныне Высшая военно-морская академия).

К концу первой четверти XVIII в. по указу 1714 г. в губерниях были открыты 42 цифирные школы с 2000 учащимися (к середине века многие цифирные школы были присоединены к духовным училищам, а другие закрылись). Грамотных детей в России XVIII века было мало, поэтому при школе математических и навигацких наук были созданы подготовительные классы – «русская школа», где учили читать и писать, и «цифирная школа», где обучали счету и началам арифметики.

При Петре 1 система образования по прусскому образцу. Для нее характерны жесткая дисциплина, главный упор делался на естественные науки, требовала зубрежки.

Непосредственно в Навигацкой школе обучение начиналось с математических и навигацких наук, а затем учащиеся переходили к изучению специальных мореходных наук. Школа готовила не только офицеров артиллерии и военных инженеров для армии и флота, но также судоводителей (штурманов), геодезистов и других востребованных в то время специалистов для вооруженных сил России. Тех, кто успешно закончил Навигацкую школу, Петр посылал за границу для усовершенствования в теории и практике морского дела.

Дети дьячков, подьячих, церковнослужителей, посадских, солдат и прочих разночинцев шли учиться добровольно. В жесткой сословной иерархии Российской империи образование – было единственным способом «выбиться в люди».

А вот дворянские недоросли учиться не хотели – у них и так было вполне обеспеченное будущее. Петр I самолично каждый год проводил смотр дворянских детей, после которого они в принудительном порядке набирались в школу.

Крестьянских детей в школу не принимали, считалось, что крепостным грамотность не нужна.

В школу принимали детей в возрасте 12-17 лет, но были ученики, приходившие в учение и в более старшем возрасте.

Если в первые годы работы школы в ней еще обучались дети знатных и родовитых дворян – князей Долгоруких, Волконских и др., то после смерти Петра I, в ней остались только дети беднейших дворян. Знать предпочитала отдавать своих отпрысков в другие учебные заведения, после окончания которых можно было пристроить свое чадо на «теплое местечко» в каком-нибудь государственном департаменте. Если детям разночинцев хватало обучения на первой ступени, после чего они становились писарями, помощниками архитекторов и т.п., то дворянские дети были обязаны учиться дальше и осваивать геометрию, тригонометрию, геодезию, мореплавание, архитектуру, навигацию, астрономию, фехтование.

После окончания школы, многие из них отправлялись за границу, где совершенствовали свои навыки службы на военных кораблях.

В 1759 г. был учрежден пажеский корпус для обучения и воспитания детей дворянской знати. Он был задуман по образцу версальского. Три класса по 50 человек в каждом и один высший (камер-пажеский) класс на 16 человек – таков был состав пажеского корпуса.

Учреждение в Петербурге Академии Наук в 1725 г. стало важным событием в жизни России. Подготовка ученых и образованных людей, а не только забота о «размножении наук», в этом была ее главная задача. Предусматривалось открыть при Академии университет и гимназию. Блестящие европейские ученые, среди которых Якоб и Даниил Бернулли, (один – механик и другой – математик), астроном Делиль, физик Вильфингер, историк и филолог Байер (специалист по «греческим и другим древностям») приехали в Российскую Академию. Открытые при Академии гимназия и университет удовлетворяли насущные потребности русского общества в начальном и среднем образовании.

Для гимназистов, успешно окончивших гимназию, лекции читали академики, образуя, таким образом, университет с тремя факультетами. Здесь читали курсы математики, физики, философии, истории и права.

По отзывам современников, преподавание в академическом университете представляло собой жалкое зрелище. М.В. Ломоносов «ни образа, ни подобия университетского» в этом университете не находил.

Лекций профессора обычно не читали, а студентов набирали как рекрутов в армию, в основном из других учебных заведений. Не удивительно, что студенты были «гораздо не в хорошем состоянии принимать от профессоров лекции». За «грубость» студентам полагались телесные наказания – розги. В 1736 г. в Сенат поступило несколько жалоб от студентов на то, что профессора не читают им лекций. После жалобы и обращения Сената к профессорам, те прочитали несколько лекций, устроили студентам экзамен и выдали им «добрые аттестаты для показу», на чем все и закончилось.

За 20 лет существования Академии (а она была открыта вскоре после смерти Петра I) все, что она сделала для российского образования ограничивалось выпуском календарей, академических ведомостей на латинском и русском языках, да по свидетельству Миниха Манштейна «навербовано было несколько немецких адъюнктов с 600-700 руб. жалованья».

Академики же занимались научными изысканиями в области высшей мате­матикой, изучения «строения тела человеческого и скотского» и «разыс­каниями» о языке и жилищах «древних незапамятных народов».

Две академические гимназии – одна для дворян, другая для разночинцев (она готовила художников, артистов, поэтому кроме наук здесь учили пению, музыке и др.) были открыты в Санкт-Петербурге при академическом университете. Гимназия, открытая для дворянских детей популярностью не пользовалась, а после открытия Сухопутного шляхетского кадетского корпуса дворянские дети и вовсе перестали поступать в нее.

В 1736 г. были набраны 12 человек из Славяно-греко-латинской академии. За исключением двоих – М.В. Ломоносова и Д.И. Виноградова, которым дали возможность учиться за границей, – остальных отправили в академическую гимназию.

Вернувшись из-за границы в Россию, М.В. Ломоносов взялся за воссоздание академического университета. Академические учебные заведения в 1758 г. были переданы под его руководство, после чего их развитие пошло успешнее. Но после смерти М.В. Ломоносова в университете осталось всего два студента, и он фактически перестал существовать. Скромной деятельности ученого дворянство предпочитало блестящую военную и гражданскую карьеру.

Московский университет был учрежден в 1755 г. При его открытии в нем было 100 студентов, через 30 лет – всего 82. В 1765 году на юридическом факультете был всего лишь один студент, такая же картина была на медицинском факультете.

За все время царствования блистательной Екатерины II университет не выдал ни одного диплома медика. Высшее дворянство шло в университет неохотно, т.к. считалось, что там не только нельзя было научиться чему-нибудь, но и можно было утратить приобретенные дома добропорядочные манеры. Идея Петра I привить дворянству «обучение гражданству и экономии» потерпела неудачу.

Курс обучения в академической гимназии (1755-1812) при Московском университете составлял 8 лет, а обучались там дети с 9-тилетнего возраста.

Наряду с русским, латинским и «знатнейшими европейскими языками» здесь преподавали математику, географию, сокращенный курс физики, а для желающих – музыку и пение. Для всех классов первым учебником был «Мир в картинках» Я.Л. Коменского.

В 1780-х гг. при университете был открыт Благородный (платный) пансион для дворян, а бесплатный пансион остался в гимназии для разночинцев. Число приходящих учеников увеличивалось.

В Москве открылись еще 11 частных пансионов, кроме Благородного. В них брали плату за обучение в размере 150 руб. в год, а предметы были те же, что и в академической гимназии. В пансионе воспитанники находились постоянно.

В 1785 г. в частных пансионах обучалось 384 учащихся: 284 русских (остальные – иностранцы). Из них – мужчин (русских) – 228 (дворяне); женщин (в женских пансионах) – 39 (дворянки); детей из купеческого сословия – 17.

Гимназия, готовившая к поступлению в Московский университет, который обеспечивал гимназистов и преподавателями, и учебниками, открылась в Казани в 1758 г. На ее базе в начале XIX в. был основан Казанский университет.

Наука

Наука в России, в 18 веке начинает быстро развиваться. Русское общество, взбудораженное реформами Петра I, ищет решения проблемы своих новых потребностей. В основном развивались естественные науки.

В начале 18 века, были предприняты экспедиции в различные территории государства, с целью составления карт, описания земель и изучения природных богатств. Особое значение отводилось совсем плохо исследованным, но в то же время стратегически важным регионам. Земли Сибири и Дальнего Востока, подвергались пристальному вниманию русских ученых 18 века. Такие экспедиции привели к организации на Урале промышленного комплекса, который обеспечивал Российскую Империю металлургической продукцией.

За 18 век, русские путешественники совершили много важных географических открытий. Экспедиция Беринга и Черикова на Камчатку, смогла открыть новый пролив, соединяющий Европу и Азию. Путешественники стали выпускать фундаментальные научные труды, которые помогали в освоение земель.

Развивалась в 18 веке механика, а так же математические науки. 18 век подарил России такого выдающегося ученного как Андрея Константиновича Нартова. Нартов был механиком, ставший личным токарем императора. Вскоре был отправлен на обучение за рубеж, возглавлял мастерскую Летнего дворца, проектировал станки и новые механизмы. Механизмы Нартова применялись при строительстве плотин, верфей, каналов. Нартов – автор первого в мире токарно-винторезного станка.

В 18 веке, в России было много замечательных ученых и мастеров. Среди них стоит отметить механика – самоучку Кулибина, имя которого стало нарицательным. Кулибин изобрел множество оригинальных и интересных вещей. Он создал прототип прожектора, изобрел семафорный телеграф, сконструировал лифт, придумал новый часовой механизм.

Наука 18 века в России принесла еще одно новое явление. Петр I велел начать собирать всяческого рода коллекции. Так была основана Кунсткамера, которая стала первым русским музеем. Её название происходит из немецкого слова, означающая в переводе кабинет редкостей.

Среди достижений русской научной мысли особенно выделяются догадки и открытия М.В. Ломоносова. Он внес вклад в развитие практически всех отраслей науки: физики, химии, геология, астрономия, гуманитарные науки. Он также увлекался поэзией.

 

14. Архитектурные ансамбли Петербурга. Выдающиеся зодчие XIX века.

Архитектура первой трети века – это прежде всего решение больших градостроительных задач. В Петербурге завершается планировка основных площадей столицы: Дворцовой и Сенатской. Создаются лучшие ансамбли города.

Крупнейший архитектор этого времени Андрей Никифорович Воронихин (1759–1814) начал свой самостоятельный путь еще в 90-х годах перестройкой вслед за Ф.И. Демерцовым интерьеров Строгановского дворца Ф.-Б. Растрелли в Петербурге. Классическая простота характерна и для Строгановской дачи на Черной речке. В 1800 г. Воронихин работал в Петергофе, исполнив проект галерей у ковша фонтана «Самсон» и приняв участие в общей реконструкции фонтанов Большого грота, за что был официально признан Академией художеств архитектором. Главное детище Воронихина – Казанский собор (1801–1811). В 1813 г. в соборе был погребен М.И. Кутузов, и здание стало своеобразным памятником побед русского оружия. Здесь хранились знамена и другие реликвии, отбитые у наполеоновских войск. Позже перед собором были поставлены памятники М.И. Кутузову и М.Б. Барклаю-де-Толли, исполненные скульптором Б. И. Орловским.

Еще более строгий, антикизированный характер придал Воронихин Горному кадетскому корпусу (1806–1811, теперь Горный институт), в котором все подчинено мощному дорическому портику из 12 колонн, обращенному к Неве. Горный кадетский корпус как бы открывал вид на Васильевский остров с моря. С другой стороны острова, на его стрелке, Тома де Томон в эти годы возводит ансамбль Биржи (1805–1810).

Тома де Томон (ок. 1760–1813), швейцарец по происхождению. Он не получил законченного архитектурного образования, тем не менее, ему было поручено строительство здания Биржи, и он блестяще справился с заданием (1805–1810). Томон изменил весь облик стрелки Васильсвского острова, оформив полукругом берега двух русел Невы, поставив по краям ростральные колонны-маяки, образовав тем самым около здания Биржи площадь. Он строил и в царских пригородных резиденциях, используя и здесь греческий тип сооружения. Романтические настроения художника вполне выразились в мавзолее «Супругу-благодетелю», возведенном императрицей Марией Федоровной в память о Павле в парке Павловска.

Новый век ознаменован созданием главнейших ансамблей Петербурга. Андреян Дмитриевич Захаров (1761–1811), с 1805 г. «главный адмиралтейств архитектор», начинает строительство Адмиралтейства (1806–1823). Перестроив старое коробовское здание, он превратил его в главный ансамбль Петербурга, неизменно встающий в воображении, когда говорится о городе и в наши дни. Композиционное решение Захарова предельно просто: конфигурация двух объемов, причем один объем как бы вложен в другой, из которых внешний, П-образный, отделен каналом от двух внутренних флигелей, Г-образных в плане. Внутренний объем – это корабельные и чертежные мастерские, склады, внешний – ведомства, административные учреждения, музей, библиотека и пр. В захаровском Адмиралтействе соединились лучшие традиции отечественной архитектуры (не случайно его стены и центральная башня многим напоминают простые стены древнерусских монастырей с их надвратными колокольнями) и самые современные градостроительные задачи: здание тесно связано с архитектурой центра города. Отсюда берут начало три проспекта: Вознесенский, Гороховая ул.. Невский проспект (эта лучевая система была задумана еще при Петре). Адмиралтейская игла перекликается с высокими шпилями Петропавловского собора и Михайловского замка.

Ведущим петербургским архитектором первой трети XIX в. («русского ампира») был Карл Иванович Росси (1777–1849) Одна из первых работ в Петербурге –постройки на Елагином острове (1818). Про Росси можно сказать, что он «мыслил ансамблями». Дворец или театр превращались у него в градостроительный узел из площадей и новых улиц. Так, создавая Михайловский дворец (1819–1825, теперь Русский музей), он организует площадь перед дворцом и прокладывает улицу на Невский проспект, соразмеряя при этом свой замысел с другими близлежащими постройками – Михайловским замком и пространством Марсова поля.

В оформлении Дворцовой площади (1819–1829) перед Росси стояла труднейшая задача – соединить в единое целое барочный Дворец Растрелли и монотонный классицистический фасад здания Главного Штаба и министерств. Архитектор нарушил унылость последнего Триумфальной аркой, открывающей выход к Большой Морской улице, к Невскому проспекту, и придал правильную форму площади – одной из самых больших среди площадей европейских столиц. Триумфальная арка, венчаемая колесницей Славы, сообщает всему ансамблю высокоторжественный характер.

Один из замечательнейших ансамблей Росси был начат им в конце 10-х годов и завершен только в 30-е годы и включал здание Александрийского театра, построенного по последнему слову техники того времени и с редким художественным совершенством, прилегающую к нему Александрийскую площадь, Театральную улицу за фасадом театра, получившую в наши дни имя ее зодчего, и завершающую его пятигранную Чернышеву площадь у набережной Фонтанки. Кроме того, в ансамбль вошло соколовское здание Публичной библиотеки, видоизмененное Росси, и павильоны Аничкова дворца, построенные Росси еще в 1817–1818 гг. Последнее творение Росси в Петербурге – здание Сената и Синода (1829–1834) на знаменитой Сенатской площади. Появление новых черт, характерных для позднего творчества зодчего и последнего периода ампира в целом: некоторой дробности архитектурных форм, перегруженности скульптурными элементами, жесткости, холодности и помпезности.

Василий Петрович Стасов (1769–1848) –строил ли он казармы (Павловские казармы на Марсовом поле в Петербурге, 1817–1821), перестраивал ли Императорские конюшни («Конюшенное ведомство» на набережной Мойки у Конюшенной площади, 1817–1823), возводил ли полковые соборы (собор Измайловского полка, 1828–1835) или триумфальные арки (Нарвские и Московские ворота), или оформлял интерьеры (например. Зимнего дворца после пожара 1837 г. или Екатерининского Царскосельского после пожара 1820 г.). Везде Стасов подчеркивает массу, ее пластическую тяжесть: его соборы, их купола грузны и статичны, колонны, обычно дорического ордера, столь же внушительны и тяжеловесны, общий облик лишен изящества. Если Стасов прибегает к декору, то это чаще всего тяжелые орнаментальные фризы.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.50.201 (0.056 с.)