ТОП 10:

БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ



БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА РУССКОГО ЯЗЫКА И МЕТОДИКИ ЕГО ПРЕПОДАВАНИЯ

ЛЕКСИКО–ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ

 БИБЛЕЙСКИЕ РЕМИНИСЦЕНЦИИ

В ПОЭЗИИ А.БЛОКА

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Выполнила: студентка 5 курса

историко-филологического факультета отделения русского языка и литературы

Шорсткина Н.С. ________________

Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и методики его преподавания Назарова Т.В. _______________

Допущена к защите в ГАК ______________

Зав. кафедрой: кандидат филологических наук,

Доцент кафедры русского языка и методики его

преподавания Слыхова З.И. ______

Работа защищена «____» ______________2000 г.

Оценка_______________

Председатель ГАК _______________

БЛАГОВЕЩЕНСК 2000


СОДЕРЖАНИЕ

 

ВВЕДЕНИЕ ………………………………………………………………………3

ГЛАВА I. Обзор исследований о фразеологических библеизмах в русском языке 4

§1. Понятие библеизма. Фразеологический библеизм.

Реминисценции. Аллюзии. ……………………………………………….5

§2. Место библеизмов в современном русском языке…………………….7

§3. Роль библеизмов в творчестве писателей…………………………….11

§4. Место библеизмов в лирике А.Блока………………………………....13

ГЛАВА II. Особенности употребления фразеологических средств для

             выражения религиозно – философских воззрений А.Блока…… 16

§1. Цитатные библейские выражения в лирике А.Блока……………… 16

§2. Индивидуально-авторские преобразования фразеологизмов

   библейского происхождения в текстах А.Блока

   Фразеологические реминисценции и аллюзии……………………… 19

§3. Нефразеологические ситуативные библеизмы в произведениях 

   А.Блока………………………………………………………………... 31

  Выводы………………………………………………………………… 38

ГЛАВА III. Особенности употребления сакральной лексики в лирике А.Блока….39

§1. Понятие «ангел» в лирике Блока (его значение, способы включения

   в художественную ткань текста)………………………………………39

§2. Отвлеченная сакральная лексика в лирике А.Блока……………….. 41

§3. Слова, обозначающие предметы культа и обряды…………………. 46

§4. Пласт библейских топонимов, антропонимов

   в произведениях А.Блока…………………………………………… 52

   Выводы……………………………………………………………… 55

Не миновать господня лета

Благоприятного - и нам.

В Евангелии от Луки (4: 19) читаем следующее: «Проповедовать лето Господне благоприятное». В данном случае Блок изменил порядок слов «лето Господне», морфологическую форму компонентов, а также изменено написание слова «господне», у поэта оно написано со строчной буквы. В данном случае грамматические изменения носят узуальный характер и связаны с условиями внутритекстовой сочетаемости компонентов. Грамматические изменения не влияют на смысл выражения. Оборот остается легкоузнаваемым, а так как четко прослеживается связь с библейским текстом, и в Библии мы можем найти почти идентичное выражение, то слова «Не миновать господня лета благоприятного – и нам», можно считать цитатой.

Интерес представляет одно из названий стихотворений «Неведомому богу» (1899).В книге Деяний святых апостолов (17: 22 – 28) читаем: «И, став среди ареопага, Павел сказал: Афиняне! по всему вижу я, что вы как бы особенно набожны. Ибо, приходя и осматривая ваши святыни, я нашел и жертвенник, на котором написано: «Неведомому богу». Сего-то, которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам». Название стихотворения является цитатой библейского текста. Так как в начале своего творческого пути Блок был тесно связан с символистами и «неохристианством», то название стихотворения приобретает символический смысл. В стихотворении речь идет о том, что поэт надеется на нового, неведомого Бога:

О, верь! Я жизнь тебе отдам,

Когда бессчастному поэту

Откроешь двери в новый храм,

Укажешь путь от мрака к свету!..

Цикл стихотворений, под общим названием «Родина», открывается стихотворением «Ты отошла, и я в пустыне». В этом стихотворении есть слова, которые можно отнести к библейским цитатам.

О том, что было, не жалея,

Твою я понял высоту:

Да. Ты – родная Галилея

Мне – невоскресшему Христу.

И пусть другой Тебя ласкает,

Пусть множат дикую молву:

Сын Человеческий не знает,

Где приклонить Ему главу.

В стихотворении образ женщины, возлюбленной, и родной земли (Галилея) сливаются. Поэт - «невоскресший Христос» обретает себя, но при этом осознает свою миссию и свою судьбу трагически, о чем говорят последнии строки, которые являются почти дословной цитатой их Евангелия от Матфея (8: 20): «И говорит ему Иисус: лисицы имеют норы и птицы небесные гнезда; а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову». Поэт облек библейское выражение в поэтическую форму, что привело к незначительным изменениям исходной формы цитаты.

В стихотворении «В глубоких сумерках собора» читаем:

Смотри, ты многого ль достиг?

Смотри, как жалок ты и слаб,

Трусливый и безвестный воин,

Ленивый и лукавый раб.

Слова «ленивый и лукавый раб» - цитата библейского текста. В Евангелии от Матфея (25: 26) написано: «Господин же его сказал ему в ответ: «лукавый раб и ленивый! ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал»…». Эти слова взяты из притчи о талантах. В притчи слова адресованы рабу, который не стал приумножать таланты, данные ему хозяином, за что раб был выгнан в тьму внешнюю. В стихотворении поэт цитирует текст Библии, но при этом, в контексте стихотворения, оборот приобретает новое значение. Рядом со словами «ленивый и лукавый раб» стоит словосочетание «трусливый и безвестный воин», окружающее семантическое поле способствует тому, что библейская цитата начинает восприниматься как определение жизненных качеств самого воина.

Как видим, включение в стихотворный текст библейских цитат в большинстве случаев сопряжено с незначительными изменениями в структуре оборотов, которые не влияют на общий смысл выражения. В тех случаях, когда все-таки происходят изменения смысла, это чаще всего связано с контекстом произведения, с расширением семантического поля.

 

§2.  Индивидуально – авторские преобразования фразеологизмов

 библейского происхождения в текстах А.Блока.

Фразеологические реминисценции и аллюзии.

 

Следующую группу составляют цитатные выражения фразеологического характера, нашедшие отражение в словарях. К таким выражениям следует отнести: «Се человек», «Что делаешь, делай скорее», «Терновый венец», «Нести свой крест» и др.

В стихотворении «Идут часы, и дни, и годы», есть слова, написанные на латинском языке: «Ecce home», в переводе они означают «се человек». По евангельской легенде Понтий Пилат, указывая на приведенного к нему Иисуса Христа, произнес: «Се человек». В Евангелии от Иоанна, (19:5) читаем: «Тогда вышел Иисус в терновом венце и багрянице. И сказал им Пилат: Се человек». В кратком словаре библейских фразеологизмов дается такое толкование этого выражения – 1) вот тот кого ищут, вот мучимый, страдающий; 2) о человеке высоких нравственных качеств; 3) вот настоящий человек (38).

В стихотворение это выражение употреблено в следующем контексте:

И вдруг (как памятно, знакомо!)

Отчетливо, издалека

Раздался голос: Ecce homo !

Меч выпал. Дрогнула рука.

В данном случае выражение «Се – человек» можно рассматривать двояко. С одной стороны оно может обозначать человека, которого разыскивают, но с другой стороны под этим сочетанием можно понимать «настоящего человека, с высокими нравственными качествами», при виде которого из рук убийцы выпадает меч.

Следующее цитатное выражение фразеологического характера – «Что делаешь, делай скорее». Это выражение не претерпело никаких изменений и точно воспроизводит библейский текст. В словаре крылатых слов Ашукина Н.С. и Ашукиной М.Г. отмечено, что выражение из Евангелия, слова Иисуса, обращенные к Иуде, решившему предать его. Подтверждение находим в Библии, в Евангелии от Иоанна (13: 27). «И после сего куска вошел в него сатана. Тогда Иисус сказал ему: что делаешь, делай скорее» (6. 446). В кратком словаре библейских фразеологизмов дается такое толкование: «Неодобр. Говорится тому, кого уличают или подозревают в недобрых намерениях» (38).

У Блока выражение «что делаешь, делай скорей» употреблено в исходной форме, в стихотворении «Ну, что же? Устало заломлены слабые руки»

Но я – человек. И, паденье свое признавая,

Тревогу свою не смирю я: она все сильнее

То ревность по дому, тревогою сердце снедая,

Твердит неотступно: Что делаешь, делай скорей.

Благодаря контексту, изменяется значение фразеологизма, выражение начинает обозначать просто какое-то действие, которое нужно быстрее закончить, происходит переосмысление библеизма. Кроме этого, благодаря семантическому полю, утрачивается оттенок неодобрительности. В данном контексте выражение становится нейтральным.

Рядом с библеизмом «что делаешь, делай скорее» стоит библеизм «ревность по дому». Это цитата из текста Нового Завета. «При сем ученики его вспомнили, что написано: «ревность по доме Твоем снедает Меня» » (Иоанн, 2:17). В библейском тексте это выражение обозначает «рвение к «Божьему дому», то есть стремление к Богу и его учению. Блок переосмысливает библейское выражение, в стихотворении оно обозначает «привязанность к родному дому»

В стихотворении «Всю жизнь ждала. Устала ждать» употреблен в трансформированном виде библейский фразеологизм «Ничто не ново (не вечно) под луной (под солнцем)». Выражение восходит к книге Экклезиаста (1: 9 -10): «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «Смотри, вот оно новое», но это было уже в веках, бывших прежде нас» (6. 278).

Забавно жить! Забавно знать,

Что под луной ничто не ново!

Что мертвому дано рождать

Бушующее жизнью слово!

Блоковское выражение – цитата из Н.М.Карамзина. В данном случае количественный состав фразеологизма не изменился, произошла только перестановка компонентов. В контексте стихотворения смысл фразеологизма не изменился, он продолжает обозначать, что в жизни нет ничего нового, что все, что происходит, уже где-то, когда-то было. Следовательно, оборот, вошедший в стихотворение А.Блока, имеет двойное заимствование (Н.М.Карамзин заимствовал выражение из книги Экклезиаста, а Блок заимствовал оборот у Н.М.Карамзина).

Следующее выражение, на котором остановимся, «нести свой крест». В словарях это выражение толкуется так: терпеливо переносить страдания, тяжелую судьбу (6. 274). Это выражение связано с древним иудейским обычаем: приговоренные сами несли крест к месту казни. Выражение отражает историю казни Иисуса Христа, описанную во всех Евангелиях. В Евангелии от Матфея (27: 32 - 32)читаем: «И когда насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу и одели Его в одежды Его, и повели Его на распятие. Выходя, они встретили одного Киринеянина, по имени Симона; сего заставили нести крест Его». В святом благовествовании от Марка ситуация описывается так же, как в Евангелии от Матфея (крест заставили нести Симона) (Марк 15:21). А в Евангелиии от Луки (23:26) сказано: «И когда повели Его, то захватили некого Симона Киринеянина, шедшего с поля, возложили на него крест, чтобы нес за Иисусом». У Иоанна же читаем, что Христос сам нес крест к месту казни: «И, неся крест Свой, Он вышел на место, называемое Лобное, по-Еврейски Голгофа». (Иоанн 19:17). В 16 главе Евангелия от Матфея есть слова: «Тогда Иисус сказал ученикам своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною» (Мф.16:24). В данном случае выражение приобретает символическое значение - «исполнять предначертанное».

Библейский оборот «нести свой крест» вошел в следующие блоковские строки:

1) расти, покорствуй, крест неси (стихотворение «Коршун»);

2) Христос, уставший крест нести (стихотворение «Венеция»(1));

3) и крест свой бережно несу (стихотворение «Россия»).

1.В избушке мать над сыном тужит:

«На хлеба, на, на грудь, соси,

Расти, покорствуй, крест неси».

В данном случае происходит контекстуальное расширение границ фразеологизма, и выражение начинает носить окказиональный характер.

Слово «покорствуй» становится контекстуальным синонимом словосочетания «нести крест», а ряд однородных членов, завершающейся фразеологизмом, усиливает эмоциональное воздействие текста, так как представляет собой градацию. В данном контексте выражение несет символический смысл: «каждый человек должен идти по уготованной ему дороге, стойко преодолевая все невзгоды и лишения».

2. Тебя жалеть я не умею

И крест свой бережно несу…

Какому хочешь чародею

Отдай разбойную красу!

Библейский фразеологизм, «нести свой крест», в стихотворении «Россия» претерпевает изменения количественного характера, которые приводят к появлению дополнительного оттенка значения. Включение в границы фразеологизма качественного определительного наречия «бережно» приводит к возникновению нового, символического смысла – страдания, определенные лирическому герою судьбой, святы, их нельзя избежать, поэтому следует «бережно» их сносить. «И крест свой бережно несу», то есть свято выполняю то, что предначертано судьбой. В первом и втором отрывках выражение имеет сходное значение. В обоих случаях лексические сопроводители оттеняют значение покорности судьбе: покорствуй, крест неси; и крест свой бережно несу.

3. Идет от сумрачной обедни,

Нет в сердце крови…

Христос, уставший крест нести…

Выражение «Христос, уставший крест нести» имеет двойную семантику. Основываясь на библейском тексте, его можно рассматривать в прямом значении – Иисус Христос устал физически под тяжестью лежащего на его плечах креста. С другой стороны, этот библеизм можно рассматривать как фразеологическую единицу со значением «терпеливо переносить страдания, тяжелую судьбу». И, наконец, в блоковской строке «Христос, уставший крест нести», есть и оттенок смысла «исполнять предначертанное свыше» Как видим, в одном выражении может совмещаться несколько значений, которые приводят к созданию яркого образа, и дают повод для раздумья. Вынесение имени Христа на первый план нужно для акцентирования внимания читателя на том, что «нести крест» устал не просто человек, а сам Христос, которому, казалось бы, предначертано свыше покорно сносить все страдания.

Во всех приведенных выше примерах четко прослеживается связь с исходной формой фразеологизма «нести свой крест». Эта связь прослеживается на семантическом уровне и на лексико-грамматическом уровне.

Следующее выражение, относящееся к цитатным фразеологизмам, «терновый венец». Выражение означает – страдания, тяжелый мучительный путь; символ страдания (6. 403). Возникло из евангельского рассказа о колючем терновом венце, надетом воинами на голову Иисуса Христа перед казнью на кресте (Мф. (27:29); Марк, (15:17); Иоанн, (19: 2)).

У Матфея читаем: «И, сплетши венец из терна, возложили ему на голову». У Марка: «И одели Его в багряницу, и, сплетши терновый венец, возложили на Него».

В Евангелии от Иоанна написано: «И воины, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову, и одели Его в багряницу».

В святом благовествовании от Луки сведения о возложении «тернового венца» на голову Иисуса отсутствуют.

Образ «тернового венца» в Евангелии от Матфея и от Иоанна отличается от образа в святом благовествовании от Марка. В первом случае употребляется словосочетание «венец из терна», «из терна» - несогласованное определение, во втором случае употреблено словосочетание «терновый венец», где «терновый» - относительное прилагательное.

Выражение «терновый венец» нашло отражение в лирике Александра Блока. В его стихотворениях читаем:

1) В белом венчике из роз, впереди Исус Христос (поэма «Двенадцать»);

2) В венке спаленных роз (цикл «Флоренция» «Голубоватым дымом»);

3) Не венчал мою голову траурный лавр («Не венчал мою голову траурный лавр»)

4) Терны венчают смиренных и мудрых («Странных и новых ищу на страницах»)

В выражении «траурный лавр» сохраняется семантическая связь с библеизмом «терновый венец», так как оно обозначает страдание, но это не просто страдание, а страдание, приводящее к смерти. Связь «траурного лавра» с «терновым» венцом явственно ощущается еще и потому, что для Иисуса Христа «терновый венец» стал и «траурным лавром». Выражение «траурный лавр» нельзя отнести к фразеологизмам, скорей всего это неатрибутивная аллюзия (так как в выражении не сохранились слова исходного оборота ), намек на библейский терновый венец, приносящий страдания.

Выражение «терны венчают смиренных и мудрых», как предыдущее выражение, является аллюзией, намеком на терновый венец, приносящий страдания. Связь с исходным фразеологизмом происходит за счет того, что поэт использует слово «терны», однокоренное с компонентом «терновый», в котором заложена основная семантическая нагрузка «терние – обычно собирательное (устар. книж.) всякое колючее растение, а также его колючка, шип».

Обыгрывание языкового фразеологизма приводит к появлению нового символического значения, в данном случае терны символизируют страдание, но страдание не Бога, а смиренных и мудрых, то есть земных людей.

Следующая группа выражений: «белый венчик из роз», «венок спаленных роз» - аллюзии, с трудноуловимой библейской семантикой. Если бы в поэме «Двенадцать» перед «белым венчиком из роз» не стояло имени Христа, то вряд ли мы вообще связали это выражение с «терновым венцом». В литературоведении давно поднимается вопрос о возникновении образа «венца из роз» в лирике Блока. Существует мнение, что в контексте цветовой символики Блока и символизма в целом «белый венчик из роз» - образ естественный. Блок записывает в Дневнике в 1902 году мысли Б.Бугаева о символике белого цвета: « «Христианство из розового должно стать белым Иоанновым», то есть цвета Апокалипсиса. Белый становится здесь цветом небесных сил и означает чистоту, невинность, свет, надежду, чаяние нового неба и новой земли».

В текст поэмы «Двенадцать» Блок сознательно включает белый цвет, то есть цвет «божественный», символизирующий пребывание Бога среди людей, Его любовь к ним.

В стихотворении «Голубоватым дымом» из цикла «Флоренция» встречается образ «венка из роз»

И легкой пеной пенится

Бокал Христовых слез …

Пляши и пой на пире,

Флоренция, изменница,

В венке спаленных роз!

Если рассматривать «венок из роз» в контексте творчества Блока как символ чистоты, то в стихотворении «Голубоватым дымом» они выступают напротив как символ «грешного», такому пониманию способствует семантическое поле, в которое помещен образ. Слово «изменница» в характеристике Флоренции, определение «спаленный» рядом с «венком роз», являются основными определяющими в понимание образа.

Таким образом, в поэзии Блока «терновый венец» в большинстве случаев выступает как символ тяжелых страданий. Даже если образ «тернового венца» обличен в необычную форму, все равно прослеживается связь с библейским образом.

Следующая группа фразеологизмов, которую мы рассмотрим, – ситуативные фразеологизмы, зафиксированные словарями. Специфика ситуативных библейских выражений заключается в том, что они отражают определенную библейскую ситуацию. Как истинный поэт, Блок не пользуется штампами: в каждое выражение он вносит частицу своего, авторского, поэтому языковые фразеологизмы в поэтическом тексте начинают нести особую нагрузку и приобретают новую форму.

Обратимся к фразеологизму «Неопалимая купина» - по библейскому мифу – чудесный горящий, но не сгорающий куст терновника, в пламени которого Бог явился Моисею (Исход, 3:2). Выражение это употребляется как образное определение нерушимости, сохранности (6. 274).

В «Исходе» читаем: «И явился ему Ангел Господень в пламени огня среди тернового куста. И увидел он (Моисей), что терновый куст горит огнем, но куст не сгорает». (Купина (со старославянского) – терновый куст).

В стихотворениях Блока встречается образ купины в таком виде:

1) Моисеев куст ( «Весна в реке ломает льдины»)

2) Белый огонь Купины             («Странных и новых ищу на страницах»)

3) Но за майскими, тонкими чарами

  Затлевает и нам Купина      («Старушка и чертенята»)

4) Тайно тревожна и тайно любима

  Дева, Заря, Купина.              («Странных и новых ищу на страницах»)

5) «В синем утреннем небе найдешь Купину расцветающих роз»

                                                       («Влюбленность»)

6) Этот злак, что сгорел, - не умрет.

  Этот куст – без истления – тощ. («Полюби эту вечность болот»)

Выражение «Моисеев куст» встретилось в стихотворении «Весна в реке ломает льдины»

Что сожалеть в дыму пожара,

Что сокрушаться у креста,

Когда всечасно жду удара

Или божественного дара

Из Моисеева куста!

В стихотворении «Моисеев куст» олицетворяет божественную силу, которая может даровать человеку и божественный дар, и удар. С помощью антитезы поэт показывает двоякую сущность «неопалимой Купины».На связь «Моисеева куста» с Библией указывает прямое включение в ткань стихотворения имени библейского героя Моисея.

В стихотворении «Странных и новых ищу на страницах» образ Купины выступает как символ вечной женственности.

Белая Ты, в глубинах несмутима,

В жизни – строга и гневна.

Тайно тревожна и тайно любима,

Дева, Заря, Купина.

Блекнут ланиты у дев златокудрых,

Зори не вечны, как сны.

Терны венчают смиренных и мудрых

Белым огнем Купины.

У Блока любимая ассоциируется c белым цветом. В данном случае белый цвет выступает как традиционный символ чистоты и невинности.

У поэта в одном ряду стоят понятия «Дева» и «Заря». В данном контексте сближение этих двух понятий имеет подтекстовый смысл, происходит сближение земного «Дева» и божественного «Заря».Для поэта любимая олицетворяет одновременно земное и космическое.

Терны венчают смиренных и мудрых

Белым огнем Купины.

В данном случае синонимом выражения «Белый огонь Купины» может служить выражение «Чистый (божественный) огонь Купины», то есть в контексте стихотворения «неопалимая Купина» становится символом некой очищающей, божественной силы. В приведенных выше строчках поэт создал образ тернового венца, приносящего страдания, но эти страдания являются для человека очищающими. Созданию единого образа способствует употребление в одном контексте слов «терны» и «Купина», которые являются синонимами.

В стихотворении «Странных и новых ищу на страницах» образ Купины является аллюзией библейского образа «неопалимой Купины», так как в тексте стихотворения нет конкретного указания на «несгорающий божественный куст». Связь с библейским образом возникает на основе «памяти слова».

Следующее выражение, приводящее к ассоциации с библейским образом «неопалимой Купины», встретилось в стихотворении «Старушка и чертенята»:

Занимаются села пожарами,

Грозовая над нами весна,

Но за майскими тонкими чарами

Затлевает и нам Купина…

Нас интересует выражение «Затлевает и нам Купина». Рассмотрим значение слова «затлевать». «Тлеть – гореть, сгорать без пламени, еле поддерживать собой горение». Приставка «за» имеет значение начала действия. Итак, слово «затлевать» имеет значение начала длительного процесса горения. Следовательно, отчетливо прослеживается связь между выражениями «неопалимая Купина» и «затлевает и нам Купина», значит блоковское выражение можно считать библейской реминисценцией, так как поэт обыгрывает библейский образ, и этот образ легко поддается восстановлению.

Выражение «В синем утреннем небе найдешь Купину расцветающих роз», встретилось в стихотворении «Влюбленность». Образ «расцветающей Купины» – аллюзия библейского образа. От фразеологизма «неопалимая Купина» употреблен только «осколок» - образ самого куста, и этот образ приобретает в лирике Блока новую форму. Можно предположить, что в стихотворении «Влюбленность» куст купины является синонимом терновникового куста, так как куст терновника может цвести. «Терновник – колючий кустарник семейства розоцветных с терпкими синевато-черными плодами». Как помним, купина со старославянского – терновый куст, поэтому поэт мог подразумевать под «Купиной расцветающих роз» куст терновника.

И, наконец, рассмотрим выражение, в котором связь с библейской «неопалимой Купиной» едва уловима. В стихотворении «Полюби эту вечность болот» есть строки:

Полюби эту вечность болот:

Никогда не иссякнет их мощь.

Этот злак, что сгорел, - не умрет.

Этот куст – без истления – тощ.

В стихотворении нет конкретного упоминания Купины, но связь с библейским образом осуществляется за счет семантического поля вокруг слова «куст». Рядом стоят определения «куст без истления», это можно расшифровать как куст, который тлеет постоянно, далее, «этот злак, что сгорел, - не умрет», если сгорел, но не умер, значит, способен возродиться. В данном случае выражение «Куст – без истления - тощ» - неатрибутивная аллюзия образа «неопалимой Купины», связь с библейским текстом происходит на ассоциативном уровне.

Итак, образ купины в лирике Блока практически всегда выступает как символ божественного, и в большинстве случаев можно проследить связь между фразеологизмом «неопалимая Купина» и образами, нарисованными Блоком.

Обратимся к фразеологизму «Труба архангела». Выражение обозначает грозное предзнаменование. По евангельскому сказанию, трубы ангелов должны были возвещать великие бедствия людям перед Страшным судом. (Откр. 8: 2 - 12) (6. 408). В Откровении Иоанна Богослова читаем: «И я видел семь Ангелов, которые стояли перед Богом; и дано им семь труб (…). И взял Ангел кадильницу, и наполнил ее огнем с жертвенника, и поверг на землю: и произошли голоса, и громы, и молнии, и землетрясения … И семь Ангелов, имеющие семь труб, приготовились трубить. Первый ангел вострубил, и сделались град и огонь, смешанные с кровью, и пали на землю; и третья часть дерев сгорела, и вся трава зеленая сгорела (…) И видел я и слышал одного Ангела, летящего посреди неба и говорящего громким голосом: горе, горе, горе живущим на земле от остальных трубных голосов трех Ангелов, которые будут трубить». Упоминание о трубных ангелах есть и в Евангелии от Матфея (24: 30 - 31): «Тогда явится знамение Сына Человеческого на небе: и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою: и пошлет Ангелов Своих с трубою громогласною, и соберут избранных Его от четырех ветров, от края небес до края их». Образ из Евангелия от Матфея перекликается с образом из Апокалипсиса. В обоих случаях речь идет о грозном предзнаменовании.

    А.Блок вводит в тексты своих произведений образ «труб Архангела» и «трубного гласа»:

1) Плачет ребенок. И ветер молчит.

Близко труба и не видно во мраке.

                    («Плачет ребенок. Под лунным серпом» 14 декабря 1903)

2) Страшно верим, выси мерим,

Вечно ждем трубы

                    («Сторожим у входа в терем»)

3) Ангел, Мученик, Посланец

Поднял звонкую трубу.

                    («Поединок»)

4) И в полях гуляет смерть –

Снеговой трубач.

                    («И опять снега»)

5) Близок вой похоронных труб,

Смертен вздох охлажденных губ.

                   («Черная кровь»(8))

6) Лучи метнулись заревые

И трубный ангел в высоте.

                   («Когда я прозревал впервые»)

7) Утешься: ветер за окном –

То трубы смерти близкой

                   («Ты в комнате один сидишь»)

8) Нити дьявольской Судьбы,

Звуки ангельской трубы.

                   («Угар»)

9) Замолкли ангельские трубы

Немотствует дневная ночь.

                  («Когда я прозревал впервые»)

На всех выражениях лежит печать творчества автора. Рассмотрим приведенные выражения с точки зрения их соотнесенности с исходной формой фразеологизма.

Ближе всего к исходному выражению стоят обороты «трубный ангел» и «ангельские трубы». В этих выражениях, во-первых, сохранилось основное значение фразеологизма «грозное предзнаменование», во-вторых, сохранился компонентный состав фразеологизма.

В словосочетании «трубный ангел» произошла контаминация двух единиц. Прилагательное «трубный» взято из выражения «трубный глас», а из выражения «трубы архангела» взято существительное, но особенность состоит в том, что поэт не указывает на конкретный вид ангелов, а берет обобщенное наименование. Итак, выражение «трубный ангел» возникло в процессе художественной обработки языкового фразеологизма «трубы архангела», при этом сохранилась его семантика, и выражение легко поддается трансформации в исходную форму.

Выражение «ангельские трубы», как и предыдущий оборот, образовалось на основе библейского фразеологизма. В выражении сохранился компонентный состав, но произошла перестановка компонентов и грамматические изменения, которые не повлияли на значение единицы. В первом, и во втором случае, изменения фразеологизма были вызваны законами построения поэтического текста, и строение оборота не отразилось на его значении.

Выражение «трубы смерти», отражает библейский эпизод о том, что вострубившие ангелы принесут на землю страшные бедствия и разрушения, а вместе с ними и смерть. Блоковский оборот является отголоском библейского фразеологизма. В данном случае «смерть» является контекстуальным синонимом «архангела», который приносит весть о смерти. Выражение Блока «трубы смерти» правильнее считать фразеологической реминисценцией, так как образ смерти, связанный со звуками ангельских труб, в стихотворении Блока получает словесное обозначение.

В выражении «вой похоронных труб», нашедшем отражение в стихотворении «Черная кровь», также прослеживается связь с оборотом «трубы архангела». Словосочетание «похоронные трубы» в сознании читателя ассоциируются со смертью, а через образ смерти происходит связь с фразеологизмом «трубы архангела».Данное выражение Блока целесообразнее считать не реминисценцией, а аллюзией, так как от исходного оборота «трубы архангела» остался только образ труб, но он приобретает такую форму, что без помощи ассоциативной памяти его нелегко связать с библейским фразеологизмом.

Укажем несколько выражений, в которых возникает образ «труб смерти», их можно объединить, так как в них слабее всего проявляется связь с библейским фразеологизмом «трубы архангела».

1) Близко труба и не видно во мраке

2) Вечно ждем трубы

3) Ангел поднял звонкую трубу

4) Смерть – снеговой трубач.

Перечисленные выше выражения можно считать аллюзиями, так как в них прямо не говорится о грозном предзнаменовании, от библейского выражения «трубы архангела» остался только образ трубы как предвестника несчастья. Связь с Библией ощущается только благодаря контексту, в который входят выражения.

Первое выражение нашло отражение в стихотворении «Плачет ребенок. Под лунным серпом…»:

И слышу рокоты сечи

И трубные крики татар,

Я вижу над Русью далече

Широкий и тихий пожар.

Блоковское выражение «трубные крики» можно трактовать с двух точек зрения. Если прослеживать связь оборота с языковым фразеологизмом, то выражение можно считать аллюзией, так как связь с исходным фразеологизмом прослеживается только через значение словосочетания. «Трубные крики» то есть громкие крики.

Если связывать блоковское выражение с приведенным фрагментом библейского текста, то в этом случае его можно считать реминисценцией, так как поэт обыгрывает библейский текст. В Библии - «громкий голос, как бы трубный», у Блока «трубные крики» произошло сужение границ оборота. Слово «крики» синоним словосочетания «громкий голос».

Интерес представляет выражение, связанное с обыгрыванием фразеологизма «обетованная земля – место, где царит довольство, изобилие, счастье, куда кто-либо стремится попасть». На основе этого фразеологизма Блоком создан собственный поэтический образ в стихотворении «На смерть Комиссаржевской» (февраль 1910):

Смотри сквозь тучи: там она –

Развернутое ветром знамя,

Обетованная весна.

«Весна» здесь выступает контекстуальным синонимом слова «мечта», что при общем значении «обетованной земли» как чего-то желанного усиливает выразительность библейского образа.

Проанализировав пласт библейских фразеологизмов в лирике Блока, можно сделать вывод о том, что поэт не использует готовых штампов, он всегда вносит свои изменения, которые часто приводят к тому, что связь с исходным фразеологизмом ослабевает настолько, что выражение становится трудновосстанавливаемым. За счет качественного изменения исходных фразеологизмов создается высокая образность в стихотворениях поэта – символиста.

 

§3. Нефразеологические ситуативные библеизмы в

произведениях А.Блока.

 

Рассмотрим обороты, возникшие на основе ситуаций, запечатленных текстом Библии, но не вошедшие в состав фразеологических словарей.

Интерес представляет оборот «падение ниц», так как его значение зависит от контекста, Выражение «падение ниц» можно рассматривать как символическое действие, совершаемое во время различных церковных обрядов. Именно в таком значении оборот зафиксирован в «Энциклопедическом словаре». «Падение ниц – символическое действие, служащее выражением величайшего смирения перед Богом и особенной теплоты молитвы. В таком смысле оно совершалось святыми церкви ветхозаветной, особенно когда они молились за грехи народа. Для церкви христианской «падение ниц» было освящено самим Иисусом Христом (Мф. 26: 39) (11. т.2 245). «И отошед немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты».В православной церкви падение ниц употребляется при исповеди, в конце великопостных великих повечерий.

В таком значении выражение употреблено в стихотворении «Твой образ чудится невольно»:

 

Твой образ чудится невольно

Среди знакомых пошлых лиц

Порой легко, порою больно

Перед тобой не падать ниц.

Здесь «падать ниц» употреблено в значении «становиться на колени». Форма и значение выражения полностью соответствуют значению, зафиксированному в словаре.

Второе значение оборота «падать ниц» близко выражениям «ангел, падший ниц» или «падший ангел». Значение оборота складывается из текстов различных Священных Писаний. По библейской легенде падший ангел – это дьявол.

Наиболее полно выражение, обозначающее падение ангела, отражено в Коране (7): «Он сотворил вас, образовал вас, потом сказал ангелам: «Падите ниц перед Адамом и поклонитесь ему». И они пали перед ним ниц, все кроме Иблиса, который был не из тех, кто падает ниц. Он спросил: «Что мешает тебе пасть ниц, как я велю тебе?» Иблис сказал: «Я лучше, чем он. Ты сотворил меня из огня, а его ты сотворил из грязи». Он сказал: «Тогда уходи отсюда не подобает тебе высказывать гордость здесь: так что уходи отсюда! Слушай! Ты из тех, кто пал».

В Евангелии от Луки (10:18) написано: «Он же сказал им: «Я видел сатану спадшего с неба, как молнию».

В Откровении Иоанна Богослова (12:7 - 9) читаем: «И произошла на небе войн







Последнее изменение этой страницы: 2020-03-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.45.196 (0.034 с.)