ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 84 – Невероятный взрыв



Услышав этот рёв, Бай Сяочань повернул голову и опешил. Он увидел, что к нему быстро приближается Старейшина Чжоу, его глаза расширились от страха.

Особенно угрожающим было появление старейшины Чжоу. Он не крикнул, что заберёт его жизнь, но вместо этого пригрозил Бай Сяочаню, что тот лично испытает все страдания, через которые прошёл его феникс. Когда Бай Сяочань вспомнил, как феникс за один день набросился на всех птиц Горы Душистых Облаков, не пощадив даже Духовных Хвостатых Кур, то почувствовал абсолютный ужас.

Бай Сяочань представил себя на месте феникса. Его зрачки вдруг расширились, а всё его существо неистово задрожало, затем он развернулся и побежал так быстро, как только мог.

Даже при том, что он не был тем, кто легко отступает, и боялся лишь умереть… в этот момент, он вдруг понял, что в мире есть вещи пострашнее смерти. Такие, как превращение в этого феникса…

«Старший брат, спаси меня! Я не хочу быть птицей!» Когда мысли Бай Сяочаня достигли этой точки, он испустил жалобный визг.

На высокой платформе, глава секты, Чжэн Юань Дон, сухо кашлянул и сделал вид, что ничего не слышал.

Под таким интенсивным давлением, Бай Сяочань несколько раз вскрикнул. С грохотом, его скорость внезапно увеличилась, он выстрелил вперёд, оставив позади лишь пятно. В мгновение ока, он догнал заднюю часть толпы. Эти ученики лишь почувствовали, что мимо них пронёсся порыв ветра. Испугавшись, они подняли свои головы и беспомощно уставились в спину удаляющегося Бай Сяочаня.

«Это… Что это за скорость?!» Все ученики были шокированы. Они видели фигуру старейшины Чжоу, следующего за ним по пятам, он точно также со свистом пролетел мимо них, преследуя Бай Сяочаня.

Эта внезапная сцена заставила всех учеников сделать глубокий вдох.

Даже внешние ученики, которые наблюдали за происходящим из-за пределов каменного моста, широко открыли свои глаза от шока.

«Этот Бай Сяочань, он на самом деле так быстр!»

«Кажется, что его преследование приводит к шокирующим результатам…»

В то время, как все расшумелись, Бай Сяочань хотел плакать, но у него не было слёз. Он чувствовал себя чрезвычайно огорченным и бежал так быстро, словно от этого зависела его жизнь. Он обгонял учеников одного за другим. Все они делали глубокий вдох, из-за неспособности поверить в скорость Бай Сяочаня. Один даже стиснул зубы и безумно за ним погнался, только для того, чтобы широко открытыми глазами наблюдать, как Бай Сяочань убегает всё дальше и дальше.

«Проклятье, он как мышь, которой наступили на хвост!»

В настоящее время, все ученики, которые были как на, так и перед каменным мостом, были ошеломлены скоростью Бай Сяочаня, даже группа главы секты, размещённая на высокой платформе, ошарашенно на него смотрела. В этот момент, все они были поражены скоростью Бай Сяочаня.

«Эх… очень умно, глава секты!» С кривой улыбкой сказал Ли Куинг Хао.

На лицах Сю Мэй Сян и предка Пика Зелёной Горы были странные выражения, а окружающие их старейшины смеялись.

«Имея дело с таким непослушным ребёнком… я могу обратиться лишь к этому методу». Вздохнул Чжэн Юань Дон.

В то же время, волнение, вызванное учениками, оставшимися за пределами каменного моста, становилось всё более неистовым, толпа продолжала следить за размытым силуэтом Бай Сяочаня.

«Он уже обогнал половину участников, если и дальше всё пойдёт также, то он определённо войдёт в первую сотню!»

«Удачи, старший дядя Бай…» Там даже были люди, которые, посмеиваясь, его поддерживали.

Именно в этот момент, каменный мост вдруг вздрогнул, на нём внезапно появились марионетки. Глаза этих марионеток вспыхнули, они тут же зарычали и бросились к ученикам, бегущим по мосту.

Выражения лица Шангуаня Тянь Ю, который находился впереди, было обыденным, он взмахнул своим мечом, в результате чего, окружающие его марионетки с грохотом разлетелись на части. Его скорость не снизилась ни в малейшей степени, он сохранил свою лидирующую позицию.

Лу Тянь Лэй, Чжоу Синь Кай и примерно от трёх до пяти учеников, которые ранее скрывали свои способности, были прямо позади Шангуаня Тянь Ю и также спокойно прорвались сквозь марионеток, возникших у них на пути.

Вскоре, марионетки появились и рядом с Бай Сяочанем. Увидев, что они приближаются, он запаниковал, и как раз тогда, когда он собирался сделать свой ход, позади него внезапно просвистел порыв штормового ветра. Его догнал старейшина Чжоу.

«Бай Сяочань, этот старик передумал. Когда я поймаю тебя, ты испытаешь не страдания феникса, а страдания всех остальных птиц!» Старейшина Чжоу зловеще рассмеялся, пытаясь раскрыть весь потенциал Бай Сяочаня…

Когда Бай Сяочань это услышал, он вдруг почувствовал, как кровь из всего его тела ударила в голову. У него потемнело в глазах, он на короткий миг потерял сознание. Осознав скрытый смысл слов старейшины Чжоу, он вспомнил несчастную участь этих птиц, мучительные вопли Духовных Хвостатых Кур и даже крепкое тело феникса-самца… Бай Сяочань испустил самый леденящий душу крик за всю свою жизнь.

«Спасите меня! Я не хочу, чтобы на меня набросились…»

В этот момент, его страх даже превысил тот, который он испытывал, когда на него охотился Падший Клан Чень. Он уже достиг этого возраста, но никогда к такому не принуждался. Всё его тело дрожало, а он продолжал кричать. Внезапно возникло серебряное сияние, которое окутало всё его тело, превратив его в серебряного человека.

Казалось, что в этот момент, скорость Бай Сяочаня прорвалась сквозь какой-то барьер. Когда старейшина Чжоу его настиг, послышался приглушённый взрыв, он рванул вперёд, как дикий кабан.

Бум, бум, бум!

Его скорость была невероятно высокой, как только к нему приближались марионетки, они мгновенно отлетали в сторону, была видна лишь движущаяся вперёд серебряная полоса.

Его фигуру нельзя было увидеть даже посмотрев вдаль, были лишь бесчисленные марионетки, взлетавшие в воздух.

Его скорость была куда выше прежней, и вскоре он превзошёл топ четыреста, триста, двести и, наконец… первую сотню!

Чрезвычайно быстр!

Чудовищно звонкие звуки раздавались по всему пути, он уже превзошёл сотни учеников. Все они были потрясены и ошеломлённо уставились на несущегося вдаль Бай Сяочаня, который походил на свирепого дракона. Бай Сяочань продолжал кричать, его глаза уже налились кровью. Он поклялся себе, что никогда не позволит старейшине Чжоу его поймать.

Он давно забыл о том, что это испытание, для него уже не существовало никакого рейтинга. Лишь одна мысль заполнила его сознание – бежать вперёд… и убраться с этого моста!

Перед ним было несколько учеников, почувствовав, что они являются помехой, Бай Сяочань схватил их и отбросил в сторону, по его следам следовали взрывы.

Некоторые ученики, из находившихся за пределами каменного моста, стояли на вершине горы и наблюдали за происходящим издалека. Увидев развернувшуюся на мосту сцену, они сделали глубокий вдох и дали волю своим эмоциям.

«Он… Он всё ещё человек?!»

«Как он может быть человеком? Это явно дикий кабан или свирепый дракон!»

Старейшина Чжоу беспомощно наблюдал за происходящим. Он смотрел на фигуру Бай Сяочаня, этот мальчишка даже не пытался уворачиваться от марионеток и полагаясь исключительно на своё тело, отправлял их в воздух. Старейшина Чжоу сделал глубокий вдох и подумал, что он, возможно… зашёл слишком далеко.

Казалось, что Бай Сяочань и не думает прекращать ускоряться. Изначально он был поразительно быстр, но затем, на самом деле, ускорился ещё больше. Вскоре, взрывы превратились в сотрясающие землю толчки. Перед ним больше не было марионеток, вместо этого появились огромные сети. Эти сети возникали из воздуха, затрудняя людям путь.

Но когда эти огромные сети оказались перед Бай Сяочанем, он просто побежал сквозь них, прорвав огромную дыру. Громкие толчки продолжали раздаваться эхом, сетям тоже не удалось его остановить.

Казалось, что его тело, двигающееся на экстремальной скорости, превратилось в острейшее оружие!

После этого, земля стала вздыматься вверх и вниз, прямо как болото, а время от времени даже появлялись вихри. Если бы кто-нибудь захотел перехватить одного из участников, то уклониться было бы очень трудно. Таким образом, скорость многих учеников здесь резко снизилась.

Бай Сяочань, однако… полностью игнорировал всё это. Он со свистом рванул прямо сквозь них. Даже несмотря на вихри, которые постоянно появлялись рядом с ним, его скорость совсем не снизилась. Он продолжал двигаться вперёд, волоча за собой все эти вихри.

Вскоре после этого, он превзошёл топ восемьдесят, пятьдесят, тридцать, и, наконец, вошёл в первую десятку…

Увидев, что произошло, даже старейшина Чжоу сделал ещё один глубокий вдох, не говоря уже о всех тех учениках, которые наблюдали за происходящим из-за пределов каменного моста. В этот момент, практически все взгляды были зафиксированы на Бай Сяочане. Что касается Шангуань Тянь Ю и остальных, то в их сторону больше никто не смотрел.

Перед Бай Сяочанем был лысый молодой человек. В его глазах был холод. Он скрывал свои боевые способности в течение многих лет и редко вступал в контакт с другими людьми. Сегодня, он собрал все свои силы, потому что хотел дать понять так называемой Большой Тройке Избранных Небесами, что значит пословица ‘позади любой горы, всегда есть гора покрупнее’.

Всё его тело излучало свет, в воздухе вокруг него с шокирующей мощью быстро танцевали три бусины. Рядом с его телом было более десяти вихрей, и несмотря на ограничительную способность этих вихрей, которая не была слабой даже при полной мощи его культивации, он знал, что как только он покинет эту область, вихри исчезнут.

«Чем сильнее человек, тем больше вихрей окружит его тело. Интересно, как обстоят дела у тех, кто впереди меня. Эти десять вихрей на мне уже шокируют». В то время, как лысый ученик гордо вёл свой монолог, он вдруг услышал позади себя пронзительный звук. Он на мгновение замер и представил что бы это могло быть, но вещи которые он себе вообразил, не могли издать настолько пронзительного звука…

Не дожидаясь пока тот повернёт голову, мимо него пронёсся порыв штормового ветра. Сразу после, он заметил фигуру, быстро пронёсшуюся мимо него, эту фигуру окружало более чем сто вихрей!

Глаза лысого молодого человека практически выскочили из орбит, он ошарашенно смотрел на удаляющуюся фигуру. Его окружало больше ста вихрей, но его скорость, похоже, не замедлилась ни в малейшей степени. Он в неверии протёр свои глаза, но когда он снова посмотрел на фигуру, другой ученик был уже так далеко, что была видна лишь его спина.

«Невозможно!» Ляпнул лысый молодой человек.

Бай Сяочань дрожал. Он вдруг снова испустил леденящий душу крик, и более ста вихрей, окружавших его тело, исчезло. Он, наконец, покинул эту область. Его скорость снова увеличилась, он выстрелил вперёд, обогнав ещё несколько человек. Каждый из них пережил свои собственные счастливые встречи и скрывал свои способности, стремясь в одночасье стать сенсацией. Тем не менее, когда они заметили Бай Сяочаня, то были настолько шокированы, как будто увидели умопомрачительного монстра.

В другой области стиснула свои зубы Чжоу Синь Кай. Её окутало бесконечное давление, словно затвердел сам воздух, её скорость существенно снизилась.

Тем не менее, как раз тогда, когда она собиралась пробиваться из этой зоны, позади неё вдруг послышался треск. От неожиданности, Чжоу Синь Кай остановилась и обернулась. В тот же момент, её глаза сузились, а лицо наполнилось удивлением.

Бум. Прямо рядом с ней пронёсся Бай Сяочань. Его скорость была настолько высокой, что можно было услышать треск, давление, окружающее тело Бай Сяочаня, на самом деле было… разорвано!

«Бай Сяочань?!»

«Невозможно!» Глаза Чжоу Синь Кай расширились, она почувствовала, что после того, как мимо неё пробежал Бай Сяочань, давление разрушилось. Она смотрела на спину Бай Сяочаня так, будто её поразило молнией, а её рот был широко открыт.

Глава 85 – Он… первый?

В то время, как Чжоу Синь Кай в смятении смотрела на Бай Сяочаня, у неё за спиной снова послышался пронизывающий ветер. К ней большими шагами и с улыбкой на лице приблизился старейшина Чжоу, он даже кивнул ей, проходя мимо.

Однако, даже несмотря на эту улыбку, с его уст слетели ужасающие слова.

«Бай Сяочань, этот старейшина снова передумал. После того, как я поймаю тебя, я целый месяц буду морить тебя голодом, а затем запру с кучей фениксов и чудовищных зверей!»

Чжоу Синь Кай была потрясена, но когда со стороны Бай Сяочаня послышался леденящий кровь вопль, на неё внезапно снизошло понимание.

«Дядя Ли, спасите меня! Старший брат глава секты, спасите меня! Мастер, спасите меня! Я не хочу умереть с голоду или быть запертым вместе с фениксами и чудовищными зверьми…» Бай Сяочань дрожал, его страх достиг своего пика. Его сознание было наполнено образами, нарисованными словами старейшины Чжоу. Чем больше он об этом думал, тем сильнее дрожал. Под леденящие душу крики, его скорость снова увеличилась, послышался грохот, мгновением спустя от его силуэта осталось лишь остаточное изображение.

Перед Бай Сяочанем, на большой скорости двигался Лу Тянь Лэй, его тело походило на разряд молнии. Вначале, испытание было довольно лёгким, но постепенно становилось все труднее и труднее. Область, в которой он сейчас находился, была заполнена лезвиями ветра. Эти лезвия ветра были очень острыми, и если кто-нибудь двигался слишком быстро, то привлекал их к себе, словно магнит.

Он лично это выяснил. Он бросил вперёд марионетку и увидел, как её мгновенно разрезало на части лезвиями ветра, из-за её высокой скорости. Эта сцена заставила его побледнеть, он был вынужден замедлиться. Некоторое время спустя, ему удалось сбалансировать свою скорость, он продолжил двигаться вперёд.

Он больше не видел перед собой фигуру Шангуань Тянь Ю. Этот Шангуань Тянь Ю обладал исключительными ресурсами, так что когда он проходил сквозь эту области, она фактически превратилась в пустую. Шангуань Тянь Ю уже покинул этот регион, не привлекая в себе внимания лезвий ветра. Это заставило Лу Тянь Лэя, чьи способности первоначально были ненамного слабее, чем у Шангуань Тянь Ю, затаить на него ненависть в глубине своего сердца.

«Разве это не из-за его техники пустоты? Ну и что в нём такого впечатляющего без этой техники? Просто подожди, пока я пройду эту область, первое место… обязательно будет моим!» Сделал глубокий вдох Лу Тянь Лэй. Больше он не заботился о Чжоу Синь Кай, полагая, что единственным человеком, который сможет побороться с ним за первое место, является Шангуань Тянь Ю.

Тем не менее, пока он осторожно проходил эту зону, наполненную лезвиями ветра, и готовился рвануть вперёд сразу после того, как она закончится, даже прежде чем он успел выдохнуть, позади него внезапно возник порыв штормового ветра.

Рёв этого ветра был слишком сильным, в результате чего, все лезвия ветра задрожали. Заметив это, разум Лу Тянь Лэя вздрогнул, только для того, чтобы затем приятно удивиться.

«Ха-ха-ха, должно быть меня догнала эта Чжоу Синь Кай. Что за глупая девчонка, чем быстрее скорость, с которой ты входишь в это место, тем больше лезвий ветра ты к себе привлечёшь, я могу использовать эту возможность, чтобы покинуть эту зону!» Лу Тянь Лэй быстро повернул голову назад. Он увидел маленькую фигуру, бегущую позади него, которая быстра вошла в эту зону. Эта фигура действительно прорвалась сквозь тридцать процентов области, таким образом между ней и Лу Тянь Лэем оставалось меньше тысячи чжанов. [1 чжан = 3,56 м]

Из-за её высокой скорости, все окружающие лезвия ветра мгновенно сгруппировались вместе и со свистом полетели прямо к этой фигуре. Там было бесчисленное множество лезвий ветра. В радиусе тысячи чжанов, все лезвия ветра собрались вместе, практически мгновенно образовав ураган.

«Это не Чжоу Синь Кай? Эта скорость для неё слишком высока, но он всё равно дурак, который ухаживает за смертью!» Вскоре, Лу Тянь Лэй понял, что это Бай Сяочань, это открытие его шокировало и заставило сделать глубокий вдох, но затем он усмехнулся.

«Нужно начинать культивировать с головы!» Громко рассмеялся Лу Тянь Лэй, увидев, что большинство лезвий ветра устремились к Бай Сяочаню. Молнии, находившиеся в теле Лу Тянь Лэя, вырвались наружу, его скорость внезапно взорвалась, он направился прямиком к выходу из этой зоны.

Тем не менее, прямо тогда, когда он увеличил свою скорость, позади него, среди воплей Бай Сяочаня, послышался чудовищный рёв. Когда Бай Сяочань столкнулся с лезвиями ветра, он не остановился ни на секунду, а наоборот, мчался всё быстрее и быстрее.

Количество окружающих его лезвий ветра было куда больше, чем можно было сосчитать, но когда они столкнулись с Бай Сяочанем, его тело вдруг окутал серебряный свет, и все эти лезвия ветра, которые так напугали Лу Тянь Лэя, мгновенно разлетелись на части.

После того, как бесчисленные лезвия ветра были разрушены, они быстро сформировались вновь. Послышался громкий звук, в мгновение ока, тело Бай Сяочаня со свистом пролетело мимо Лу Тянь Лэя.

Вновь сформировавшиеся лезвия ветра быстро последовали за ним и снова его атаковали, будто не желая признавать поражение.

Лу Тянь Лэй на мгновение замер, он почувствовал, что его глаза готовы выскочить из орбит. Его скальп онемел, а разум был в оцепенении.

«Не может быть!» Лу Тянь Лэй был в шоке. Он лично был свидетелем того, как бесчисленные лезвия ветра погнались за Бай Сяочанем, но они на самом деле… его не догнали. В мгновение ока, Бай Сяочань уже выскочил из зоны, заполненной лезвиями ветра.

Лезвия ветра не могли погнаться за Бай Сяочанем, поэтому бушевали на границе зоны, когда вдруг заметили Лу Тянь Лэя…

«Нет… Нет!» Сердце Лу Тянь Лэя громко стучало. Даже если бы он захотел уменьшить свою скорость, и его молниеносная фигура моментально бы остановилась, эти лезвия ветра, которые остались позади Бай Сяочаня, всё равно бы бросились на Лу Тянь Лэя.

Вскоре, послышался ужасающий крик.

Бай Сяочань смутно услышал этот крик, продолжая бежать вперёд. Он был очень удивлён, но у него не было времени повернуть голову, яростные вопли старейшины Чжоу, казалось, следовали прямо за ним. Бай Сяочань выглядел мрачно, он горько стиснул зубы и снова сосредоточился на беге.

К счастью, следовавший за Бай Сяочанем старейшина Чжоу, прошёл сквозь зону с лезвиями ветра. Он спас Лу Тянь Лэя, который, будучи окружённым бесчисленными лезвиями ветра, оказался в крайне плачевном состоянии, его одежда была порвана в клочья. Если бы его не спас старейшина Чжоу, Лу Тянь Лэю, вероятно, пришлось бы отказаться от испытания.

«Бай Сяочань!» Глаза Лу Тянь Лэя были красными. Он признал Бай Сяочаня и громко взревел.

Бай Сяочань совершенно не догадывался о том, что заставил человека ненавидеть его до мозга костей, он продолжал бежать со скоростью молнии, проходя одну пустынную зону за другой. Прошла половина времени, необходимого, чтобы сжечь палочку благовоний, прежде чем вдали, наконец, появился конец моста.

«Я, наконец-то, смогу сбежать!» Бай Сяочань был взволнован так, что даже не заметил фигуру, находившуюся возле конца моста. Эта фигура изо всех сил, шаг за шагом, двигалась вперёд.

Шангуань Тянь Ю тяжело дышал. Весь путь к последней зоне был для него очень лёгким. Только теперь он испытал трудности.

«Это зона фактически подавляет мою духовную энергию!» Его взгляд был свирепым. В этой зоне его духовная энергия была запечатана, а сверху обрушилось огромное давление, будто он нёс на своей спине целую гору. Ещё более шокирующим было то, что с каждым новым шагом, на его тело как будто помещалась дополнительная гора. Это выглядело как простая прогулка длиной в сто шагов, но её трудность заставила его тело содрогнуться, он быстро достиг своего предела.

Давление усилилось, количество гор, которые давили на него сверху, тоже увеличилось, особенно ближе к концу. В настоящее время, он был лишь в одиннадцати шагах от выхода, но знал, что сложность этих одиннадцати шагов превзойдёт всё-то, что он ранее испытал в своей жизни.

Шангуань Тянь Ю сделал глубокий вдох, его взгляд стал решительным.

«Первое место в квалификационной битве с самого начала принадлежит мне. Моей целью является Война Избранных Небес между северным и южным берегами. Я шагну во внутреннюю секту со статусом первого в Войне Избранных Небесами, а затем, годы спустя, войду в Орден Наследия Секты Речного Духа!» Шангуань Тянь Ю стиснул зубы и приготовился сделать следующий шаг, когда внезапно что-то почувствовал. Повернув голову и взглянув назад, он сразу же заметил Бай Сяочаня.

«Это он…» На южном берегу не было почти никого, кто не узнал бы Бай Сяочаня. Даже если они не видели его прежде, они присутствовали на его похоронах и видели его портрет. Шангуань Тянь Ю был немного удивлён, потому что изначально предполагал, что следующим за ним человеком, вполне естественно окажется Лу Тянь Лэй.

«Похоже, что я ожидал от Лу Тянь Лэя слишком многого. А он тоже оказался мусором». Сказал Шангуань Тянь Ю и отвернулся. Он лишь слегка удивился и решил игнорировать Бай Сяочаня. В своем сердце, Шангуань Тянь Ю не считал Бай Сяочаня человеком своего уровня. Сделав ещё один шаг вперёд, всё тело Шангуаня Тянь Ю вздрогнуло. Он сжал зубы, все кости в его теле скрипнули.

Почти в тот же момент, когда Шангуань Тянь Ю сделал этот шаг, Бай Сяочань вошёл в зону. Он ничего не почувствовал и сделал первый, второй, третий, четвёртый шаг…

Только после того, как он сделал пятьдесят шагов подряд, его тело вдруг остановилось. Он поднял голову и удивлённо посмотрел на небо.

«Что происходит? Я чувствую, будто моё тело стало немного тяжелее».

Именно в этот момент, тело Шангуань Тянь Ю вздрогнуло. Его нога, наконец, приземлилась, он твердо сделал девяностый шаг. Всё его существо, казалось, было на грани краха, он задыхался, но на его лице читалось удовлетворение. Повернув голову и взглянув назад, он сразу же заметил, что Бай Сяочань уже сделал пятидесятый шаг.

Его глаза вдруг уставились на Бай Сяочаня.

«Он… Как он может быть таким быстрым?!» В глазах Шангуаня Тянь Ю читался шок, но затем, он просто стиснул зубы.

«Должно быть это техника культивации тела, которая позволяет ему быть чуть быстрее в самом начале. Однако, чем дальше он зайдёт, тем труднее будет. Он…» Даже прежде, чем Шангуань Тянь Ю успел закончить свою мысль, всё его тело содрогнулось, он беспомощно уставился на Бай Сяочаня. Он наблюдал, как Бай Сяочань на самом деле бежит к нему с быстротой молнии.

«Бежит… Он… Он бежит?» Глаза Шангуаня Тянь Ю расширились, он ошеломлённо смотрел на быстро приближающегося Бай Сяочаня. Очень скоро, Бай Сяочань остановился рядом с ним.

«Эй, почему ты ходишь так медленно?» Спросил Бай Сяочань. Повернув голову, чтобы взглянуть назад, он обнаружил, что старейшина Чжоу пока ещё его не догнал, так что он расслабился.

Шангуань Тянь Ю быстро заморгал и в растерянности выпалил свой вопрос: «Ты… ты не чувствуешь, будто горы давят на твоё тело?»

«Горы? Э-э, есть несколько, но они не являются большой проблемой». Бай Сяочань на мгновение остановился и даже несколько раз подпрыгнул. Когда Шангуань Тянь Ю это увидел, его глаза широко раскрылись, он снова сделал глубокий вдох, его лицо явно выражало недоверие.

Бай Сяочань намеренно продолжал прыгать, когда вдруг заметил вдали приближающуюся фигуру старейшины Чжоу. Ещё один крик покинул его рот, его тело бросилось вперёд, со вспышкой преодолело последние десять шагов и выскочило с древнего моста… В тот же момент, его скорость резко возросла, мгновением спустя, там осталось лишь его остаточное изображение.

В ту же долю секунды, когда исчез Бай Сяочань, шокированный старейшина Чжоу остановился и горько рассмеялся.

«Этот Бай Сяочань, он… на самом деле получил первое место?»

В то же время, Чжэн Юань Дон, Ли Куинг Хао и остальные, кто был на высокой платформе, также повставали со своих мест. На лице у каждого из них было странное выражение. Старейшины и остальные окружавшие их люди, тоже были удивлены, даже несмотря на то, что они морально к этому подготовились, когда увидели, что Бай Сяочань обогнал Чжоу Синь Кай и Лу Тянь Лэя. Тем более, что Бай Сяочань фактически прошёл последнюю зону с такой лёгкостью…

«Он… первый?» Пробормотал Ли Куинг Хао.

Вскоре после этого, ученики, наблюдавшие за происходящим, стоя на близлежащих возвышенностях, также заметили эту сцену, их крики всколыхнули всю горную долину.

«Бай Сяочань… Он превзошёл Чжоу Синь Кай, Лу Тянь Лэя и Шангуаня Тянь Ю. Он занял первое место!»

«О Небеса, этот Бай Сяочань действительно смог стать первым!»

«Чрезвычайно важную роль в том, что Бай Сяочань смог получить первое место, сыграл Старейшина Чжоу. Хотя, я думаю, что если кого-нибудь другого преследовали бы в такой же леденящей кровь манере, то они тоже смогли бы высвободить такую жизнеутверждающую силу!»

Лицо Шангуаня Тянь Ю побледнело, жужжащий звук внезапно возник в его сознании. Всё, что было перед ним, почернело, он почувствовал, будто бы его поразило молнией.

Вспомнив, как фигура Бай Сяочаня пересекла каменный мост прямо перед ним, тело Шангуань Тянь Ю начало яростно дрожать.

«Бай Сяочань!» Глаза Шангуань Тянь были полностью красными. Ему казалось, что в этот момент на его гордость, на его эго и на всё его существо, своей ногой наступил Бай Сяочань. Особенно, когда он вспоминал, как всего несколько минут назад Бай Сяочань спросил у него, почему он идёт так медленно.

Кровь Шангуаня Тянь Ю ударила ему в мозг, Ци меча внезапно вырвалась из его тела. Он безрассудно быстрыми шагами пошёл вперёд, после того, как он сделал десятый шаг, у него изо рта брызнула кровь.

«Бай Сяочань, я, Шангуань Тянь Ю, никогда раньше не проигрывал. И на этот раз… я отказываюсь это принять. В Войне Избранных Небесами я покажу тебе, что среди всех учеников внешней секты, нет никого, кто может… меня победить!» Он стиснул зубы и впился взглядом в том направлении, где исчез Бай Сяочань. В его глазах промелькнула жажда крови.

Глава 86 – И снова эта же тактика…

В сердце Бай Сяочаня царил ужас, он со скоростью молнии побежал вниз с горы. Он даже выбежал за пределы секты и в течение довольно долгого времени бродил вокруг рынка.

«Что мне делать?» Нахмурился Бай Сяочань. Он чувствовал себя обиженным до самых глубин своего сердца. Тем, кто в тот день прилетел и стащил пилюлю, определённо был феникс, но вне зависимости от того, как сильно Бай Сяочань пытался это объяснить, старейшина Чжоу не смягчился…

Пока Бай Сяочань волновался, он внезапно о чем-то вспомнил и на мгновение остановился. «Но, я, кажется… первый?»

«Ах, а ведь первоначально я не хотел соперничать с этими юниорами из-за моего статуса младшего брата главы секты». Бай Сяочань сухо кашлянул, но в своем сердце он всё ещё чувствовал некоторую гордость. Однако, продолжив об этом размышлять, он вдруг понял, что теперь ему придётся участвовать в Войне Избранных Небесами против северного берега, и мгновенно стал мрачным.

Бай Сяочань до поздней ночи бродил вокруг рынка, размышляя о том, что рано или поздно ему придётся вернуться. Наконец, он достал нефритовую табличку связи и отправил сообщение Сю Бао Цаю.

Бай Сяочань попросил Сю Бао Цая пойти к нему во двор и осмотреться, чтобы проверить, не ждёт ли его старейшина Чжоу.

Долгое время спустя, он через нефритовую табличку связи получил ответ от Сю Бао Цая, в котором тот сказал, что уже можно возвращаться, но Бай Сяочань лишь слегка успокоился. Он осторожно пробрался к воротам и начал быстро подниматься на Гору Душистых Облаков. Он увидел вдалеке одинокий силуэт Сю Бао Цая, стоявшего у его двора. Он долгое время внимательно наблюдал за окрестностями и лишь тогда, наконец, приблизился к Сю Бао Цаю.

Когда Сю Бао Цай увидел Бай Сяочаня, его глаза мгновенно загорелись от волнения, но прямо тогда, когда он собирался открыть рот, Бай Сяочань втащил его к себе во двор.

«Старший дядя Бай, расслабься. Старейшину Чжоу уже вызвал глава секты…» Быстро сказал Сю Бао Цай, когда он смотрел на Бай Сяочаня, в его глазах читалось поклонение.

«Когда он был на Кухне Горящих Печей, то всегда держался в тени и даже придумал продавать позиции внешних учеников. После того, как он вошёл в секту, он стал первым в небольших соревнованиях и стал своего рода сенсацией. Но самым шокирующим, было дело Падшего Клана Чень. Он на самом деле вернулся живым, получив титул Почетного Ученика и прославленную позицию младшего брата главы секты. И теперь, он занял первое место в квалификационной битве. Этот Бай Сяочань… он определённо станет бесконечно почитаемым, в будущем к нему будут относиться с благоговением, как к горной вершине!»

Сю Бай Цай лично был свидетелем процесса, как Бай Сяочань превзошёл всех участников и стал первым. Это шокировало его на большую часть дня. Он почитал Бай Сяочаня, как кого-то исключительного, особенно, после недавних событий. Он сразу же обхватил свой кулак и низко поклонился Бай Сяочаню, чтобы выказать своё уважение.

«Поздравляю старшего дядю Бая, вы стали первым человеком, квалифицированным, чтобы бороться в качестве представителя южного берега!»

Бай Сяочань осмотрел весь двор, а затем с облегчением глубоко вздохнул. Он поднял голову и посмотрел в сторону горы, где находилась пещера старейшины Чжоу. Он поклялся себе, что как только он достигнет стадии Заложения Основы, то определённо пустит на рагу подставившего его феникса и съест его!

Услышав слова Сю Бао Цая, Бай Сяочань повернул голову, взглянул на него и прочистил горло.

«Уважаемый я равнодушен к славе и богатству, человек, похожий на облака в небесах. Я не соперничал бы с юниорами за этот пустой титул, но увы, несвоевременное появление старейшины Чжоу меня вынудило». Торжественно сказал Бай Сяочань, как старший преисполненный сожаления.

Если бы Бай Сяочань сказал что-нибудь подобное раньше, то даже если Сю Бао Цай и не осмелился бы показать своих эмоций на лице, то в сердце своём всё равно бы посмотрел на Бай Сяочаня сверху вниз. Однако теперь, в его глазах Бай Сяочань был Избранным Небесами среди Избранных Небесами, так что он поспешно открыл рот и сказал.

«Старший дядя Бай всегда держался в тени, но даже если Избранный Небесами, вроде старшего дяди Бая, держится в тени, он всё равно излучает ослепительный блеск, который привлечёт всеобщее внимание всего лишь случайным движением вашей руки».

Услышав эти слова, Бай Сяочань возликовал, но внешне он всё ещё поддерживал своё самообладание. Однако он почувствовал сильное желание, чтобы Сю Бай Цай продолжал говорить, так что посмотрел на него с признательностью и поддержкой.

Сю Бао Цай почувствовал поддержку Бай Сяочаня и взволнованно продолжил говорить.

«Со старшим дядей Баем, представляющим наш южный берег в предстоящей Войне Избранных Небесами против северного берега, мы определённо сможем смыть клеймо позора, накопленного за последние годы, и шокировать весь северный берег!»

«Как высокомерно со стороны порочных пяти великих Избранных Небесами северного берега, распространять слухи о том, что они сильнейшие среди тех, кто не достиг стадии Заложения Основы. Скоро настанет время, когда они поймут, что настоящий Избранный Небесами находится на Горе Душистых Облаков!» С энтузиазмом восхвалял Бай Сяочаня Сю Бао Цай.

«Пять великих Избранных Небесами?» Внешне выражение лица Бай Сяочаня оставалось спокойным, но внутри его сердце ёкнуло.

«Верно. На северном берегу есть пять великих Избранных Небесами. Одним из них является Бэй Хан Ли с Горы Заходящего Солнца, холодный и высокомерный. Он культивирует Технику Заходящего Солнца, одну из десяти величайших секретных техник Секты Речного Духа. Кроме того, он обладает редким Ночным Зверем, который является чрезвычайно свирепым и обладает необыкновенной силой. Однажды, этот Ночной Зверь разорвал на части человека, пока тот ещё был жив. Он человек, но всё же зверь, который ранее даже уничтожил силача на девятом уровне Конденсации Ци. Он признан номером один внешней секты Горы Заходящего Солнца!»

«Разорвал на части человека, пока тот ещё был жив?» Глаза Бай Сяочаня расширились.

«В этом нет ничего такого. Один из других, Сю Сонг с Небесной Горы родился с Телом Общающимся с Небесами. В том году, когда он вошёл в секту, предок Небесной Горы заплатил огромную цену, чтобы принять его в качестве своего ученика. Что касается его контроля над чудовищными зверьми, то он уже достиг ужасающего уровня близкого к совершенству. Ходит слух, что он может одновременно контролировать пять зверей, однажды, когда его разозлил мошенник на стадии Конденсации Ци, Сюй Сонг преследовал его в течение трёх месяцев. В конце концов, пять его зверей пожирали этого культиватора в течение трёх дней, оставив лишь кости!»

«Оставив лишь кости?!» Сердце Бай Сяочаня дрожало.

«Есть люди куда более жестокие, чем он, третий и четвёртый Избранные Небесами северного берега. Эти двое - брат и сестра, дуэт с Ирисовой Горы. Младшую сестру зовут Гун Сунь Вань-эр, и она невероятна красива. Она является экспертом в хищных птицах и однажды дралась с Чжоу Синь Кай… но кто выиграл, а кто проиграл так и остаётся неизвестным!»

[Прим. анлейтера: Ирисовые – это семейство растений, название которого образовано от названия растения Ирис, которое, в свою очередь, происходит от греческого слова радуга - https://ru.wikipedia.org/wiki/ирисовые]

«Старшего брата зовут Гун Сунь Юн, он является экспертом в Дао насекомых и паразитов. Он любит носить чёрные одежды и использует своё собственное тело, чтобы выращивать духовных насекомых. Ходят слухи, что внутренности его тела наполнены яйцами насекомых. Он чрезвычайно странный. В конце концов, по всему телу его противников зачастую ползают паразиты. Они пробираются в человеческое тело и пожирают их плоть, причиняя им столько боли, что они начинают желать смерти. Если их реакция хоть немного задержится, они будут начисто съедены этими паразитами, не оставив после себя даже костей!»

«Не оставив даже костей?!» Бай Сяочань сделал глубокий вдох, после того, как он представил себе эту сцену, его волосы встали дыбом.

«Последний человек… считается самым загадочным среди пяти великих Избранных Небесами. У этого человека нет имени, двадцать лет назад его принёс в секту предок Горы Призрачного Зуба. Его происхождение является тайной, он принял имя Гуй Я. Он пришёл с Горы Призрачного Зуба и является экспертом в Дао призрачных техник. Он культивирует технику, которая, по слухам, является самой трудной среди десяти величайших секретных техник Секты Речного Духа и такой же известной, как Техника Нации Воды... Техника Ночного Странника. Ходят слухи, что он уже достиг уровня Ста Призраков. Есть люди, которые считают его сильнейшим Избранным Небесами северного берега…» Сю Бао Цай рассказал Бай Сяочаню всё что знал, услышав это, сердце Бай Сяочаня дико задрожало.

Он понял, что каждый из этих Избранных Небесами северного берега, выглядит куда более свирепым, чем Избранные Небесами южного берега. Даже несмотря на то, что северный берег в основном занимается укрощением зверей, и для них неизбежно вонять кровью, это неравенство не должно было быть таким огромным.

«На протяжении многих лет, южный берег подавлялся северным и проигрывал Войну Избранных Небесами. Я даже слышал, что в прошлый раз, из первой десятки, девять человек было с северного берега. Это унижение, мы…» В настоящее время, Сю Бао Цай работал над тем, что сказать, но он вдруг понял, что с цветом лица Бай Сяочаня что-то не так, он испуганно на него посмотрел и спросил.

«Старший дядя Бай, что случилось?»

Бай Сяочань быстро поднял свой маленький подбородок и праведным, внушающим благоговение, тоном сказал.

«Когда я, как воспитанник южного берега, услышал о положении дел южного берега, это сделало меня разъярённым до самых глубин моего сердца!»





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.252.156 (0.026 с.)