ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 41 – Эффекты духовного очищения



На Горе Душистых Облаков не было крыс. Это земля культивации, и крысы, которые не были духовными животными, здесь не водились. Тем не менее, в горах обитало довольно много муравьёв.

Эти муравьи были частью природы, так что их повседневная активность в трещинах горных пород, никого не беспокоила. Они считались частью горы, и никто не обращал особого внимания на этих маленьких существ.

Но сегодня, стражники, размещённые рядом с Павильоном Очищения Лекарств, заметили, как из-под земли показалось бесчисленное множество муравьёв, направляющихся в сторону павильона.

«Ч-что происходит?» Глядя не бесконечный поток муравьёв, глубоко вздохнул один из испуганных стражников.

В то же время, комнаты в Павильоне Очищения Лекарств были полны учеников, очищающих свои пилюли. Увидев муравьёв, они все повыскакивали, затем ещё большие полчища муравьёв заполнили комнату, даже не смотря на защитные формации. В конце концов, павильон был частью горы, так что муравьи спокойно вошли через множество трещин в породе.

Весь поток муравьёв двигался в одном направлении.

Они направлялись в комнату, в которой находился Бай Сяочань. На данный момент, Бай Сяочань с любопытством рассматривал чёрную пилюлю, когда снаружи вдруг послышался грохот. Он моргнул, понимая, что в его комнату проникают бесчисленные полчища муравьёв.

Эти обезумевшие муравьи рванулись прямо на Бай Сяочаня.

«Муравьиный кризис на Горе Душистых Облаков!» Бай Сяочань отскочил, глядя на муравьёв он почувствовал дискомфорт. Муравьи, к его удивлению, прыгнули за ним, пытаясь добраться до черной пилюли у него в руке.

После того, как он увидел эту сцену, волосы Бай Сяочаня встали дыбом. Для него не имело значения, была ли чёрная пилюля полезной или нет. Бай Сяочань без колебаний её выбросил, и как только пилюля покинула его руку, муравьи безумно рванулись в том направлении, куда она улетела.

После того, как она упала на землю, пилюля мгновенно покрылась муравьями. Сформировалась огромная сфера, в результате чего, лицо Бай Сяочаня смертельно побледнело.

В следующий миг, сфера из муравьёв разрушилась, бесчисленные муравьи отступили назад в трещины, а от пилюли не осталось и следа.

С этого момента муравьёв в павильоне больше не было. Они ушли так же быстро, как и пришли. Стражники были встревожены муравьиным вторжением, но заметив, что ничего не повреждено и не пропало, они, не долго думая, решили об этом не докладывать.

В конце концов, лишь Бай Сяочань был свидетелем безумия муравьёв. Для остальных, это огромное количество муравьёв просто проходило мимо.

Бай Сяочань взял в руки очищенную им пилюлю, он по-прежнему думал о муравьях. Казалось, что это не было проблемой, до тех пор, пока он не понял, что был слишком внимателен к деталям. Он хотел не просто успеха, но полного совершенства.

«Может быть, пилюля, которую я очистил, подходила для муравьёв?» Покачивая головой, Бай Сяочань почувствовал гордость, от того, что может делать пилюли не только для людей, но ещё и для муравьёв.

Выйдя из комнаты, он увидел других учеников, которые тоже покинули свои комнаты. Окрестности комнат были полны шёпотов и причитаний, в чем частично был виноват Бай Сяочань, так что он поспешно покинул павильон.

Через несколько дней, видя, что никто не обсуждает случай с муравьями, Бай Сяочань вернулся, и обменял свои пилюли на очки содействия. Он выбрал другую комнату и снова приступил к очищению.

На этот раз, он очищал Благовония Продолжительности Жизни.

Очищение благовоний и очищение пилюль могут казаться похожими, но на самом деле, эти процессы существенно различались. В конце концов, благовония вдыхали, а пилюли принимали вовнутрь.

Из-за опыта, полученного за последние очищения, в процессе создания палочки благовоний, Бай Сяочань был гораздо более спокойным и аккуратным. Спустя два месяца, он очистил целых семь.

Павильон он покинул удовлетворённым, взяв с собой семь Благовоний Продолжительности Жизни. В его деревянном домике, после трех последовательных духовных очищений, у благовоний появился глубокий фиолетовый оттенок. Узоры на благовониях потемнели, тем не менее, они по-прежнему там были. Эти благовония перешли на совершенно новый уровень.

Удерживая благовония в своей руке, Бай Сяочань глубоко о чем-то задумался. Теперь он был другим. Его знания о духовных лекарствах существенно расширились, а во время очищения лекарств, они стали ещё глубже. Он знал, что в любом очищенном лекарстве имелись примеси. Употребление примесей плохо влияло на тело культиватора, но выделить их из лекарства было чрезвычайно сложно. Попадая в тело, примеси накапливаются и коагулируются в токсины, это явление называется токсичностью лекарств.

Это было причиной, из-за которой многие старейшины секты не желали, чтобы их ученики употребляли пилюли. Теоретически, эта проблема не должна быть слишком серьёзной, так как со временем токсины выводятся из организма. Тем не менее, при злоупотреблении пилюлями, токсичность лекарств естественным образом увеличивалась. И постепенное её увеличение, будет препятствовать будущей культивации.

Таким образом, по количеству содержащихся в них примесей, лекарства классифицировались на шесть уровней качества.

«Низкий, средний, высокий, отличный, превосходный и наивысший…» Бай Сяочань смотрел на благовония в своей ладони и что-то бормотал. Если количество примесей в лекарстве составляло девяносто процентов, это лекарство было ядом. Никто не станет употреблять такое лекарство без крайней необходимости.

Если количество примесей составляло восемьдесят процентов, то такое лекарство классифицировалось, как лекарство низкого качества. Это наиболее распространённый тип лекарств. Шестьдесят процентов – лекарство среднего качества, которое было редкостью, и создавалось только истинными Мастерами Медицины.

Что касается лекарств, количество примесей в которых составляло сорок процентов, то они считались лекарствами высокого качества. И были редчайшими. Лекарства с двадцатью процентами примесей считались отличными, а те, содержание примесей в которых составляло десять процентов, были известны как превосходные лекарства, увидеть их можно было лишь изредка, и лишь на крупнейших аукционах.

Лекарство наивысшего качества, в котором совершенно не было примесей, существовало только в легендах.

Бай Сяочань смотрел на благовония. В прошлый раз, когда он очищал лекарства, он ничего не понял. Но теперь, когда он внимательно осмотрел благовония, он сразу же понял, что очищение лекарств черепашьим котлом улучшало их качество, а не изменяло их, как в случае с повышением силы его магических сокровищ.

Благовония в его руке, содержали лишь сорок процентов примесей. Это лекарство высокого качества.

Это открытие взволновало Бай Сяочаня. Он направился на Гору Фиолетового Котла, но не к Первому Толстяку Чжану, а потому что на Горе Фиолетового Котла, был единственный Зал Духовного Очищения на всём южном берегу Секты Речного Духа.

Ученики могли заплатить очками содействия старейшинам Зала Духовного Очищения, чтобы те помогли им с духовным очищением. Хоть шансы были и не слишком высокими, сюда по-прежнему приходило множество учеников.

Войдя в Зал Духовного Очищения, Бай Сяочань осмотрелся и провёл некоторые исследования. Он подтвердил свои догадки о том, что можно извлекать примеси из очищенных лекарств.

Вернувшись на Гору Душистых Облаков, Бай Сяочань радостно посмотрел на результаты своей работы. Он зажёг одну из палочек благовоний и принюхался, он почувствовал ощущение удовлетворенности, как после роскошной трапезы. Аромат волна за волной входил в его тело, наполняя его теплом. Если бы жизнь была огненным шаром, то сейчас, в него словно подбросили дров, заставляя его пылать ещё ярче.

Вдыхая аромат благовоний, Бай Сяочань начал культивировать Технику Вечной Жизни. Как только он начинал чувствовать голод от культивации, он делал глубокий вдох, и тот отступал.

Семь палочек благовоний поддерживали его культивацию в течении половины месяца, до тех пор, пока он не почувствовал, что его непробиваемая железная кожа стала куда прочнее, а его тело несомненно стало сильнее.

Вероятность успеха очищения Благовоний Продолжительности Жизни существенно выросла; с вероятности в семьдесят процентов, до восьмидесяти, девяноста, и в конце концов, ста процентов.

Но Бай Сяочань всё ещё не чувствовал себя удовлетворённым. У него была стопроцентная вероятность успеха, но лекарства, которые он создавал, были лишь лекарствами низкого качества.

Но улучшить такого рода вещи в краткосрочной перспективе было очень трудно. Всё, что он мог делать, это использовать духовное очищение для удаления примесей и время от времени вдыхать благовония. Это сделало его несравненно счастливым.

Его культивация вместе с Техникой Вечной Жизни улучшались день ото дня, сейчас он был на пике шестого уровня Конденсации Ци.

Что касается Техники Вечной Жизни, то она прогрессировала даже быстрее; ещё чуть-чуть, и он достигнет пика Непробиваемой Железной Кожи. Его кожа стала значительно прочнее, а два его пальца, во время выполнения Горло-Дробительной Хватки, становились значительно темнее.

Но эффективность благовоний постепенно снижалась. В конце концов, они стали совершенно бесполезными. Бай Сяочань вздохнул. Он понял, что его тело привыкло к благовониям, из-за частого их использования.

Он хотел продолжить тренировки, но ему нужна была замена благовониям. Лекарства этого типа строго контролировались, их рецепты невозможно было купить на городской площади. Единственный способ их получить – это пройти вступительный экзамен и выменять за очки содействия.

Или же он мог посетить ещё более крупный город. Тем не менее, такие города были очень далеко от секты. Тщательно всё обдумав, Бай Сяочань принял решение.

«Вперёд, на вступительный экзамен!»

Он подумал, что с его опытом в очищении и знаниями трав, прохождение экзамена не должно вызвать сложностей. Тем не менее, он на всякий случай купил ещё несколько рецептов, и начал с ними практиковаться. Почувствовав себя достаточно уверенно, он записался на вступительный экзамен.

Этот тип вступительных экзаменов, проводился для нескольких человек. Подготовка вступительного экзамена начиналась после того, как записывалось достаточное количество людей. Бай Сяочань прождал целый месяц, обдумывая вопрос очищения духовных лекарств, когда в его сумке вдруг завибрировала идентификационная пластинка. Затем, в его голове раздался старческий голос.

«Завтра на рассвете, в Храме Мастера Медицины начнётся вступительный экзамен».

Глава 42 – Вступительный экзамен!

Павильон Мастера Медицины, расположенный к югу от Горы Душистых Облаков, был окружён густой листвой зелёных деревьев. Небольшая извилистая тропинка, вымощенная известняком, вела к главному пути на Гору Душистых Облаков. Исключая время проведения вступительного экзамена, в Павильоне Мастера Медицины, как правило, было немноголюдно.

Помимо тех, кто принимал участие во вступительном экзамене, большинство присутствующих было либо их друзьями, либо теми, кто хотели участвовать в экзамене, но не были полностью уверены в своих силах, поэтому надеялись получить опыт наблюдая за другими участниками.

Издалека, Павильон Мастера Медицины очень походил на человека, который медитировал сидя со скрещёнными ногами, перед ним была огромная алхимическая печь. Нижняя часть печи была полой, сквозь неё было прорыто большое отверстие, через которое люди попадали на публичную арену павильона.

На публичной арене было двадцать идентичных алхимических печей, в каждой из которых был мешок с ингредиентами, необходимыми для очищения лекарств.

На рассвете, Бай Сяочань уже был на общественной арене, потому что беспокоился о том, что снова может заблудится. Тем не менее, после прибытия он понял, что здесь было много людей, которые пришли даже раньше его. Все они вели спокойные дискуссии в группах по два-три человека, а некоторые из них, ведущие более затворнический образ жизни, медитировали со скрещёнными ногами.

Бай Сяочань явно не хотел просто бесцельно дожидаться начала экзамена. Он быстро оглядел толпу и неожиданно заметил Сю Бао Цая, который, в свою очередь, заметил его. Он быстро обхватил свой кулак другой рукой, приветствуя Бай Сяочаня, а затем у них состоялся небольшой разговор, большую часть которого, Сю Бао Цай рассказывал недавно услышанные новости об учениках секты.

«Старший брат, ты слышал? Шесть месяцев назад, Чень Фэй и двое его людей столкнулись с неизвестными врагами, которые избили их так сильно, что они до сих пор не оправились от своих травм. По неизвестным причинам, все трое неожиданно отказались раскрывать личности нападавших». Сказал Сю Бао Цай, оценивая реакцию Бай Сяочаня.

Бай Сяочань усмехнулся и прямо тогда, когда он уже собирался похвастаться, толпа вдруг расшумелась. Он нутром почувствовал, что за ним наблюдают, поэтому повернул голову и увидел на узкой дороге девушку, которая быстро к нему приближалась.

Эта девушка была одета в длинные одежды ученика Внешней Секты, но они были не в силах скрыть её чарующую фигуру. Её талия была тонкой, словно ива, а её соблазнительные изгибы, подчеркнутые одеждой, сделали её красоту несравненной, особенно её длинные и стройные ноги. Пока она приближалась к Бай Сяочаню, толпа беспокоилась всё больше и больше.

Внешний вид девушки был даже более соблазнительным, у неё была белоснежная кожа, тонкая как стекло. От головы до ног, она была абсолютным совершенством, её неотразимый шарм, заставил учеников мгновенно потерять голову.

Толпа до такой степени была очарована девушкой, что Бай Сяочань услышал, как глядя на неё, окружающие глотают слюну, особенно Сю Бао Цай. Увидев это, Бай Сяочань почувствовал к нему презрение.

«Это старшая сестра Ду Лин Фэй… Одна из пяти главных красавиц южного берега… Она богиня моего сердца… Ох! Сейчас она смотрит прямо на меня!» Облизнул губы Сю Бао Цай, в его глазах читалась безрассудная страсть. Он говорил тихо, а затем внезапно разволновался.

«Она смотрит на меня!» С пренебрежением сказал Бай Сяочань.

Когда Ду Лин Фэй к ним подошла, она посмотрела на Бай Сяочаня, в её глазах явно читался гнев. Несмотря на то, что она убедилась в мастерстве Бай Сяочаня в области трав и растений, она по-прежнему испытывала непередаваемую ненависть к нему, как к человеку. Ду Лин Фэй тихо фыркнула и перешла на другую строну дороги.

Глаза Сю Бао Цая продолжали наблюдать за Ду Лин Фэй, и в своём очарованном разуме, он полностью проигнорировал полный презрения взгляд Бай Сяочаня. Он был более одержим Ду Лин Фэй, чем когда-либо прежде.

«Скорее всего, Ду Лин Фэй тоже пришла принять участие в экзамене…» Подумал Бай Сяочань. Взглянув на двадцать алхимических печей, стоявших на публичной арене, он почувствовал тяжесть на сердце.

«Всё в порядке, я в любом случае не собирался конкурировать с ней за первое место. На этот раз, это вступительный экзамен, и любой, кто обладает достаточными навыками, сможет пройти».

Вскоре после этого показался Чень Цзыан. Когда он заметил Бай Сяочаня, он на мгновение заколебался, а затем с улыбкой его поприветствовал. Бай Сяочань вернул приветствие Чень Цзыану, а затем отошёл в сторону и сел со скрещёнными ногами, ожидая начала экзамена.

Чжан Йи Дуо, которого Бай Сяочань встречал в Павильоне Сдачи Миссий, тоже был на общественной арене. Постепенно толпа увеличивалась, потому что на вступительный экзамен прибывало всё больше и больше людей.

Вскоре после этого, скрипнули главные ворота Павильона Мастера Медицины, а затем из них показался седовласый старейшина. В его взгляде была глубина, как только толпа его заметила, все сразу же затихли.

Его появление было невыразительным, обе руки были сцеплены у него за спиной. Он медленно подошел к арене и лениво оглядел толпу, затем он кивнул и в неторопливой манере сказал.

«Моя фамилия Сю, я - организатор этого вступительного экзамена на становление Учеником Медицины».

«В этом экзамене два этапа, а именно: испытание трав и растений, и очищение лекарства». Старейшина Сю, казалось, продолжал говорить с неохотой и даже закрыл глаза, проигнорировав всех остальных после своей короткой речи.

В начале, не было никого, кто поднялся бы на публичную арену. Короткий миг спустя, из толпы вышел молодой парень с заурядной внешностью. Он издалека поприветствовал старейшину Сю, а затем отправился прямо к арке, в форме алхимической печи.

Прямо тогда, когда он приблизился к арке, появилась вспышка света, которая его окутала, а затем быстро угасла. Алхимическая печь задрожала, после чего прозвучало пять нот.

«Пять нот означают, что этот молодой парень достиг мастерства пятого тома растений и трав…» Будучи знающим человеком, сказал Сю Бао Цай.

Бай Сяочань был немного озадачен, потому что до прибытия сюда, он не знал, что экзамен будет проводится таким образом. После того, как он услышал сказанное Сю Бао Цаем, он с любопытством прикинул размер каменной алхимической печи. У него возникло предчувствие, что эта алхимическая печь как-то связана с каменными стелами в Павильоне Десяти Тысяч Трав.

«Что мне делать… меня ищет целая банда поклонников Чжоу Синь Кай...» Слегка засомневался Бай Сяочань.

Участники один за другим подходили к арке, и все они показали достижение пятого травяного тома. Однако, когда к арке подошёл один из участников, прозвучало только четыре ноты. Старейшина Сю взмахнул рукавами и сказал ученику немедленно уходить.

Выражения лица ученика мгновенно изменилось, он с тревогой спросил: «Старейшина Сю, разве раньше для участия в экзамене ученикам не требовалось достичь лишь четвёртого травяного тома?»

«Правила изменились, войти могут лишь те, кто достиг пятого тома».

«Это…» Молодой ученик был на мгновение ошеломлён. Он с горьким взглядом попрощался со старейшиной Сю. А затем тихо ушел, не посмев сказать ничего больше.

Каждый человек в толпе сосредоточил своё внимание на этом инциденте, многие начали об этом перешёптываться. Сю Бао Цай тоже был изумлён, он быстро достал блокнот, чтобы записать новое правило. Бай Сяочань мельком взглянул на блокнот и понял, что он плотно исписан записями обо всех крупных и мелких новостях секты. Когда Бай Сяочань увидел, как серьёзно к этому относится Сю Бао Цай, он невольно испытал к нему восхищение.

В этот момент, Чжао Йи Дуо встал и направился к арке. Громким эхом прозвучало шесть нот. Глаза старейшины Сю расширились, он слегка кивнул головой. Чжао Йи Дуо сложил руки, чтобы попрощаться со старейшиной Сю, а затем вышел из арки.

Глаза Чень Цзыана ярко засияли; он всегда был в плохих отношениях с Чжао Йи Дуо. Он усмехнулся и большими шагами пошёл к арке. После грохота, тоже прозвучало шесть нот.

Чень Цзыан посмотрел на Чжана Йи Дуо взглядом «око за око», а затем отошел и сел со скрещёнными ногами возле своей алхимической печи.

Узнав, что Чень Цзыан и Чжао Йи Дуо оба достигли мастерства над шестью томами, люди в толпе, один за другим, позеленели от зависти. В то же время, глаза Ду Лин Фэй загорелись, она направилась к арке. После очередного грохота, послышались отзвуки шести нот. Зрители в толпе стали завидовать ещё больше.

«Трио внешних учеников: Чень Цзыан, Чжао Йи Дуо и Ду Лин Фэй – выдающиеся таланты нашего поколения. Мало того, что они в полной мере освоили пятый том трав и растений, так они ещё и полностью изучили первый том духовных зверей. В этом вступительном экзамене, у них семидесяти-восьмидесятипроцентный шанс стать Учениками Медицины».

«В прошлом, до тех пор, пока участники, которые появлялись на шестой каменной стеле духовных зверей, не слишком плохо выступали на этапе очищения лекарств, они чаще всего успешно сдавали экзамен».

Пока толпа обсуждала этих троих, Бай Сяочань сжал зубы и решил проигнорировать банду поклонников Чжоу Синь Кай. Прямо перед тем, как он направился к арке, вдалеке вдруг появился силуэт. В мгновение ока, он достиг публичной арены. Силуэт принадлежал молодому парню, у которого были очень грязные волосы, но его глаза были яркими и живыми.

«Я, Хань Цзянь Е, последние семь лет находился в уединении и я, наконец-то, обрёл власть над растениями и травами. Теперь, когда я закончил свою уединённую практику, я намерен не просто стать Учеником Медицины, а стать первым Учеником Медицины на этом экзамене!» Сказал он с гордостью. В мгновение ока, он резко бросился прямо к арке.

Старейшина Сю не обратил на него никакого внимания, и как всегда, продолжал держать свои глаза закрытыми, однако, услышав имя Хань Цзянь Е, окружающие один за другим поразились.

«Кто такой этот Хань Цзянь Е? Я никогда не слышал его имени».

«Судя по его возрасту, он должен был стать внешним учеником где-то лет семь-восемь назад… его желание стать первым Учеником Медицины будет очень трудно осуществить».

Пока толпа всё ещё была встревожена, Хань Цзянь Е подошел к арке. Он с гордым и полным уверенности выражением лица вошёл в арку. Когда он в неё вошёл, послышался внезапный гул и эхом раздался очередной набор нот.

Одна, две, …, пять, шесть, семь… Ещё до того, как толпа успела среагировать, из алхимической печи эхом прозвучала восьмая нота.

Глаза старейшины Сю со вспышкой распахнулись. Глядя на молодого парня, он улыбнулся, в его глазах читалась похвала, направленная на Хань Цзянь Е.

«Пятый том трав и растений, третий том духовных зверей. Неплохо!».

Хань Цзянь Е ликовал. Он обхватил кулак другой рукой, чтобы попрощаться со старейшиной Сю, а затем повернулся и взглянул на Ду Лин Фэй и остальных. Он гордился собой, и взмахнув рукавами, сел со скрещёнными ногами рядом с алхимической печью, которая находилась в самом центре публичной арены.

В этот момент, люди в толпе, один за другим, глубоко вдохнули и удивлённо воскликнули.

«Восемь нот прозвучат лишь тогда, когда человек полностью освоит тома трав и растений, и изучит третий том духовных зверей!»

«Теперь, желание Хань Цзянь Е, стать первым Учеником Медицины на этом экзамене, уже не кажется таким невыполнимым!»

Бай Сяочань остался совершенно равнодушен к увиденному, но реакцию зрителей нашёл очень странной.

«Разве это не всего лишь третий том духовный зверей, почему эти люди подняли такой шум?» Спросил шокированный Бай Сяочань у Сю Бао Цая. Он вспомнил, что были тысячи людей, которые постигли третий том духовных зверей, даже на каменных стелах были сотни людей, которые его превзошли.

Сю Бао Цай закатил глаза, глубоко в сердце, он презирал Бай Сяочаня, но он не посмел сказать этого ему в лицо. Сю Бао Цай сухо кашлянул и начал говорить.

«Старший Бай, ты не понимаешь. Трудно достичь мастерства в пяти томах трав и растений, а достичь того же с духовными зверями, ещё сложнее. Если кто-то достигнет шестого тома, люди будут этому завидовать, ну а достижение восьмого тома, естественно, заставит людей удивляться и благоговеть. Неужели ты думаешь, что все столь же талантливы, как Чжоу Синь Кай и Маленькая Черепаха? Даже не говоря о этих двоих, среди тысяч учеников Горы Душистых Облаков, лишь около пятидесяти достигли мастерства в пяти томах трав и духовных зверей!»

«Все пятьдесят являются драконами среди людей. Если ты посмотришь на каменные стелы у Павильона Десяти Тысяч Трав, то увидишь немало имён, но на самом деле, в этом тысячелетнем списке имён, немало имён культиваторов, которые уже стали внутренними учениками. То, что осталось на стелах, это ранг, который они получили ещё в молодости!»

«Кроме того, для участия во вступительном экзамене, требуется лишь пять нот, но есть кто-то, кто присоединился к экзамену, будучи в состоянии заставить прозвучать восемь нот. Очевидно, что он хочет стать первым Учеником Медицины и получить пять тысяч очков содействия». Сю Бао Цай закончил предложение с презрительным тоном, который должен был умалить Бай Сяочаня. Тем не менее, Бай Сяочань совершенно об этом не волновался, он взглянул на ликующего Сю Бао Цая и спросил.

«Ты только что упомянул, что Чжоу Синь Кай и Маленькая Черепаха являются исключительными талантами. Действительно ли они настолько превосходны?»

«Конечно, особенно Маленькая Черепаха, которая по-настоящему удивила людей. Он первый за тысячу лет, кому удалось достичь первого места на всех десяти каменных стелах. Старший Бай, позволь мне дать тебе совет – не пытайся откусить больше, чем сможешь прожевать». Глубоко в сердце, Сю Бао Цай стал презирать Бай Сяочаня ещё больше. Сразу после того, как Сю Бао Цай закончил говорить, Бай Сяочань рассмеялся. Чем больше он смотрел на Сю Бао Цая, тем забавнее он казался. Он похлопал Сю Бао Цая по плечу и вышел вперёд.

Сю Бао Цай равнодушно смотрел на Бай Сяочаня, когда заметил, что тот идёт к арке. Он был лишь слегка ошеломлён, потому что помнил, что Бай Сяочань был авторитетной фигурой в области трав и растений, а после победы над Ду Лин Фэй, решение принять участие в этом экзамене казалось вполне разумным.

Краткий миг спустя, оба глаза Сю Бао Цая расширились, потому что, когда Бай Сяочань большими шагами вошел в арку, появился блестящий луч света, вслед за которым раздались звуки, похожие на раскаты грома, и разнеслись по всей округе.

Одна, две, три, … шесть, семь, восемь!

Окрестности погрузились в тишину, но громовые звуки так и не прекратились, прозвучала девятая нота, а затем… и десятая нота!!

Бум!

После того, как послышалась десятая нота, глаза старейшины Сю вдруг широко распахнулись, открывая изумлённый взгляд, которым он впился в Бай Сяочаня. Даже сам старейшина Сю был поражён талантом Бай Сяочаня.

Среди тысяч учеников Горы Душистых Облаков, было не так много учеников, которые смогли достичь мастерства в пятом томе трав и растений, и в пятом томе духовных зверей, к тому же, эти ученики уже давно прошли вступительный экзамен. Старейшина Сю никогда раньше не видел никого, у кого хватило бы терпения, чтобы принять участие во вступительном экзамене только по достижении мастерства всех десяти томов, как трав и растений, так и духовных зверей.

Даже Чжоу Синь Кай приняла участие во вступительном экзамене, достигнув только девятой каменной стелы.

Глаза Ду Лин Фэй расширились, она тупо уставилась на Бай Сяочаня. Она знала, что Бай Сяочань превзошёл её в мастерстве трав и растений, но она никогда не смогла бы себе представить, что навыки Бай Сяочаня превосходят её до такой степени, что он полностью освоит все тома трав и духовных зверей, шокировав всех присутствующих.

Её голова загудела, она впала в оцепенение, образы прошлого появились в её сознании. Она вспомнила то время, когда она, во время небольших соревнований, уверенно предложила Бай Сяочаню сразиться в области трав и растений. Бай Сяочань был благоразумным, и с опасливым выражением на лице спросил какой у неё рейтинг. А когда он согласился на поединок, выражение его лица казалось очень встревоженным.

«БАЙ, СЯО, ЧАНЬ!» Яростно стиснула зубы Ду Лин Фэй. В этот момент, она поняла, что всё это время, в глубине своего сердца Бай Сяочань, вероятно, над ней насмехался.

И Чень Цзыан, и Чжао Йи Дуо, оба сделали глубокий вдох. После того, как они взглянули на Бай Сяочаня, они стояли, словно громом пораженные, а их лица ничего не выражали.

Что касается Ханя Цзянь Е, который многие годы находился в уединении, то всё его тело дрожало, он грозно смотрел на Бай Сяочаня. Его голова сильно гудела, он уже классифицировал Бай Сяочаня, как главного врага всей своей жизни.

«Главным фактором, в этом вступительном экзамене на Ученика Медицины, является умение очищать лекарства. Несмотря на то, что Бай Сяочань силён, я не верю, что он может соревноваться со мной в очищении лекарств! Я находился в уединении целых семь лет, чтобы стать первым на этом экзамене!»

В то же время, наблюдающие внешние ученики глубоко вдохнули. Доносившиеся из толпы возгласы удивления и тревоги, стали даже громче, чем были раньше, до такой степени, что некоторые даже потеряли голос.

«Это действительно… десять нот. Разве это не значит, что в Павильоне Десяти Тысяч Трав, он уже достиг мастерства пятого тома духовных зверей? Среди всех внешних учеников Горы Душистых Облаков, лишь около пятидесяти учеников смогли достичь такого уровня!»

«Этот парень невероятно терпеливый. Он на самом деле присоединился ко вступительному экзамену лишь после того, как прошёл десятую каменную стелу у Павильона Десяти Тысяч Трав!»

Глава 43 - Медленно... очень медленно...

«Не может быть… Он - Маленькая Черепаха!!» Все присутствующие мгновенно расшумелись.

Человеком, шокированным больше других, был Сю Бао Цай. Он в оцепенении уставился на Бай Сяочаня. Казалось, что его глазные яблоки собираются выскочить из глазниц. Только что, он в сердце своём, презирал Бай Сяочаня, за то, что он несерьёзно отнёсся к третьему тому духовных зверей, но оглядываясь назад, он понимал, что Бай Сяочань действительно мог относится к этому несерьёзно…

«Мастерство трав, мастерство духовных зверей… Стоя здесь, рядом со мной, Бай Сяочань явно надо мной насмехался! Тем не менее, это слишком невероятно, он состоит в секте лишь несколько лет… Он ведь не может быть Маленькой Черепахой?» Сю Бао Цай сделал глубокий вдох. Он быстро достал свою маленькую записную книжку и всё туда записал. Глубоко в своём сердце, он был рад, что они уже забыли свои обиды, и что презрение в его голосе было не слишком очевидным.

Пока все ещё были в шоке, Бай Сяочань со вздохом отошел от арки. На самом деле, если бы не было никакой необходимости раскрывать свои достижения на десяти стелах трав и духовных зверей, он никогда бы этого не сделал. В конце концов, среди поклонников Чжоу Синь Кай есть даже внутренние ученики.

Но сегодня, у него не была выбора. Он не мог позволить такой причине помешать его продвижению. Несмотря на то, что увидев выражения лиц и услышав голоса присутствующих, Бай Сяочань почувствовал раздражение, вместе с тем он был немного тронут.

«Эта толпа внешних учеников действительно отзывчивая. Если всем понравится, то как приятно это будет?!» Так себя чувствовал Бай Сяочань, пока отходил от арки. Под всеобщим пристальным вниманием, он выбрал алхимическую печь и со скрещёнными ногами сел рядом с ней.

Старейшина Сю задумчиво посмотрел на Бай Сяочаня, в уголках его губ показался намёк на улыбку, который быстро исчез. Снова успокоившись, он равнодушно произнёс.

«В мешках перед вами находится десять наборов трав. Испытанием будет очищение лекарств первого класса, десяти Черных Благовоний!»

«Основой для оценки послужит показатель успеха, два успешных очищения, и вы прошли. Кандидат, который очистит больше других… получит в награду пять тысяч очков содействия. Начали».

Как только слова старейшины Сю достигли ушей внешних учеников, наблюдающих за экзаменом, они мгновенно впали в шок.

«На этот раз, оцениваться будут действительно Черные Благовония!»

«Даже если очищение Чёрных Благовоний и не самое трудное, среди трав первого класса, уровень его сложности не стоит недооценивать… Оно не походит на очищение Высушенных Благовоний, с которыми заранее практикуется большинство Духовных Детей».

«Хммм, даже способ проверки способности очищать травы стал сложнее. Все заметили, что раньше для участие в экзамене требовалось достичь лишь четвертого тома трав, а теперь уже пятого? А сейчас увеличился ещё и уровень сложности очищения лекарств, похоже, что в будущем, экзамен будет становится лишь труднее».

Пока окружающие перешёптывались между собой, участники экзамена, сидящие перед своими алхимическими печами, со спокойными лицами ожидали начала оценки. Услышав слова «Черные Благовония», многие в сердцах разрыдались, но всё равно не позволили себе отвлекаться. Они быстро открыли свои мешки и осмотрели травы.

Несмотря на то, что он уже слышал о награде в пять тысяч очков содействия от Сю Бао Цая, после слов старейшины Сю, Бай Сяочань почувствовал, что его сердце забилось быстрее. У него осталось совсем немного очков содействия, а независимо от того, что вы хотели купить, будь то лекарственные рецепты или сами травы, вам всё равно нужны были очки содействия.

«Если я смогу получить пять тысяч очков содействия, то сэкономлю много работы. Мне некоторое время не придётся думать о том, как заработать больше». Размышляя таким образом, Бай Сяочань открыл мешок. Помимо десяти наборов трав, внутри находился ещё и кусок нефрита. Взяв его в руки, Бай Сяочань понял, что это лекарственный рецепт Чёрных Благовоний.

Бай Сяочань не сразу приступил к очищению. Он сконцентрировался и начал внимательно изучать лекарственный рецепт.

Он осматривал его очень медленно. Это уже стало его привычкой. Даже если проблема была незначительной, он чувствовал необходимость её решить, для того, чтобы чувствовать себя подготовленным.

Этот осмотр занял у него час.

За этот час, Ду Лин Фэй и остальные уже закончили изучать травы и приступили к их очищению. На самом деле, они действовали так быстро, что половина наборов трав уже была подготовлена.

Все участники, за исключением Бай Сяочаня, уже очищали свои травы. Лишь Бай Сяочань до сих пор осматривал кусок нефрита в своих руках. Эта странная сцена удивила наблюдающих внешних учеников, в том числе и Сю Бао Цая.

Именно в это время, раздался приглушённый грохот от взрывов, который показал результаты очищения первой партии благовоний. Позади Бай Сяочаня, остальные восемнадцать участников вдруг затихли. Черный дым поднимался из их алхимических печей. Очищение первой партии провалилось.

Только Хань Цзянь Е запрокинул голову и рассмеялся. Когда его алхимическая печь загрохотала, в воздухе повеяло насыщенным лекарственным ароматом, а на дне алхимической печи появилась палочка Чёрных Благовоний размером в три цуня. [1 цунь = 3,33 см]

Наблюдающие за оценкой внешние ученики, сразу же посмотрели в его сторону.

«Успешно очистил первую же партию!»

«У этого Хань Цзянь Е большой опыт в очищении трав!»

На лице Хань Цзянь Е показался восторг, он окинул остальных участников горделивым взглядом, особенно Бай Сяочаня. Когда он понял, что Бай Сяочаня до сих пор изучает лекарственный рецепт, в его глазах показалось презрение. Опустив взгляд, он достал второй набор трав и снова принялся за очищение.

На лицах Ду Лин Фэй и остальных, застыли недовольные выражения. Они стиснули зубы и снова приступили к очищению.

Время шло, спустя ещё час, все участники, один за другим, завершали вторую партию благовоний. Снова послышался глухой грохот. На этот раз… не удалось никому. Все потерпели неудачу.

Именно в этот момент, Бай Сяочань, наконец, отложил кусок нефрита. Он полностью запомнил рецепт Чёрных Благовоний. Но прямо тогда, когда зрители подумали, что он собирается приступить к очищению трав, они с шоком на него уставились, потому что он достал одну из трав и снова принялся её разглядывать. Выражения его лица было очень серьёзным, он полностью на этом сконцентрировался.

«Что делает этот Бай Сяочань? Он в течении двух часов изучал лекарственный рецепт. Что он хочет узнать, разглядывая эту траву?»

«Даже если это экзамен, он, безусловно, не должен быть таким медленным…»

Глаза Сю Бао Цая расширились. Заметив, что остальные участники уже приступили к очищению третьей партии трав, у него возникли противоречивые чувства.

Пока зрители это обсуждали, прошёл третий час. И на этот раз, все восемнадцать участников потерпели неудачу. Так же было и по окончании четвёртого часа, и лишь по прошествии пятого часа, четверым участникам удалось успешно очистить Чёрные Благовония. Ду Лин Фэй, Чень Цзыан и Чжан Йи Дуо успешно очистили свои первые палочки Чёрных Благовоний.

Вслед за развевающимся ароматом, появилась гордая улыбка Хань Цзянь Е. Он был первым, кто очистил вторую палочку Чёрных Благовоний. Глядя на окружающих, выражение его лица становилось всё более горделивым, а его презрение к Бай Сяочаню только усилилось.





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.216.79.60 (0.033 с.)