ТОП 10:

Скульптура в немецких храмах



Гносеология эстетики

Эстетическая гносеология изучает специфику эстетико-познавательных процессов, а также эстетическое сознание в мире красоты и эстетического творчества.

Обратимся к примерам. Изумительно красивые орловские, тульские земли России. Парк в Спасском-Лутовинове, музее-усадьбе И.С. Тургенева, и сейчас великолепен. Здесь в полной мере чувствуются красота и обаяние природы средней полосы России. Возле центральной аллеи парка широко раскинул свои ветви могучий стопятидесятилетний дуб. Он посажен в детстве самим Тургеневым. В повести «Фауст» писатель рассказывает: (см. 11).

Сокровенные эстетические чувства высказаны здесь писателем. Состояние радости, духовного спокойствия и наслаждения улавливаются не только в словах: «Мне было очень хорошо», сколько в словах: «…на всем лежал золотой свет». Бесспорно, восприятие и переживание этих минут писателем были связаны с чувством красоты. Тургенев писал другу Полонскому Я.П. (см.11).

У каждого человека есть свое «дерево». Но видит, чувствует он его в разные мгновения жизни по-разному.

Эстетическое чувство доставляет своеобразное удовольствие – эстетическое наслаждение. Эстетическое отношение не может существовать без чувств и эмоций.

Оно объединяет и сливает в единое целое все духовные способности человека: ощущения, эмоции, интеллект, волю, творческое воображение. Иначе говоря, к собственно эстетическому может быть отнесено все в окружающем человека мире (природном, предметном, социальном) при условии, что все доставляет человеку духовное наслаждение.

Таким образом, эстетическая гносеология учит выделить такую черту, как духовное наслождение.

 

Социально-практическая сфера эстетики охватывает разнообразные связи красоты природы, человека, искусства и социума. Эстетическое мироотношение может быть относительно пассивным, созерцательным и более активным – созидательно-деятельностным. Создавая новые утилитарные предметы, человек не только удовлетворяет свои материальные потребности, но опредмечивает свои эстетические способности и силы: интеллект, чувства, волю, воображение, мастерство. В любой деятельности человек материально и духовно утверждает себя в мире, в том числе и с эстетической точки зрения.

Красивый труд доставляет человеку эстетическое наслаждение, а результаты такой деятельности обретают эстетическую ценность.

Красивы могут быть детали, которые мастерски на станке выточит рабочий, красивы могут быть движения автомобиля или самолета, когда ими управляют мастера своего дела.

Стремление к красивому внешнему виду машины одновременно является стремлением к более рациональной и экономичной ее конструкции. Отсюда истоки развития производственной эстетики и дизайна.

Во всех приведенных примерах эстетическое начало присутствовало как вспомогательный фактор. Хотя в результате человеческих действий и возникла эстетическая ценность (красивая деталь, красивый полет, изящная математическая теория), она не является основной целью деятельности.

Философия искусства занимает главное место в эстетическом знании. В человеческом обществе возникла особая деятельность, в которой возникла эстетическая ценность – эта деятельность художественная, создающая произведения искусства.

· Оно способно в художественных образах отражать объективные эстетические свойства, ценности и эстетические богатства окружающего мира.

· Каждое произведение искусства – это новая эстетическая ценность, созданная по законам высокохудожественного языка и выразительной формы.

· Эстетический интерес к искусству обусловлен тем, что в произведениях искусства выражено эстетическое мироотношение художника посредством оценки жизни и утверждения своих эстетических идеалов.

Например, образ Наташи Ростовой в «Войне и мире» Л.Н. Толстой запечатлел эстетическое обаяние, присущее женщине, непосредственной в своих чувствах, чуткой, восторженно относящейся к жизни и к людям, чистой в своих помыслах, способной глубоко и сильно любить. В образе Наташи Ростовой огромная симпатия художника к этой женщине, эстетическая характеристика ее как прекрасной.

 

Искусство может исследоваться и с внеэстетических сторон. Например, произведения В.В. Вересаева могут быть интересны с точки зрения медицины, а живописное полотно И. Репина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года»можно изучать с точки зрения химического состава новой красной краски, которую по просьбе Репина специально изготовил Д.И. Менделеев.


Эгейская культура

Античным искусством (от лат. «антиквус» — древний) называется искусство Древней Греции и Древнего Рима. Произведения античности признаны одними из лучших творений человечества. Что же представляет собою ан­тичность, просуществовавшая в течение пятнадцати ве­ков? Ответ следует искать во II тыс. до н. э. на острове Крит, что расположен в Эгейском море, и в городе Ми­кены в Южной Греции. Зародившаяся здесь эгейская культура пронизана мифами и легендами. В XV в. античное искусство переживет свое второе рож­дение. Поэты и художники Италии, взяв за образцы про­изведения великих греков и римлян, станут им подра­жать.

Легенда о Минотавре

Один из греческих мифов рассказывает о пре­красном острове Крит, на котором правил мудрый царь МиносОднажды он нарушил данную клятву, и боги решили наказать его. На острове поселилось чудовище Минотавр, полубык-получеловек, собиравший с окре­стных земель дань в виде молодых девушек и юношей. Стон и слезы стояли по всему остро­ву. Ужасный Минотавр жил во дворце-лабиринте с такими запутан­ными ходами, что выбраться из него живым никому не удавалось. Греческий герой Тезей смог пробраться в логово чудовища и убил его.

Находка на Крите

Долгое время миф о Минотавресчитался по­этической выдумкой. Но оказалось, что у него есть реальная основа.

В 1900 г. англичанин Артур Эванс во время археологических раскопок на острове Крит обнаружил остатки дворца, который заставил вспомнить о лабиринте Минотавра. Многочисленные залы дворца в Кноссе не повторяли и даже не напоминали друг друга. Запутанные ходы из комнаты в комнату то поднимались вверх, то опускалисьвниз. Открытыеверанды и озаренные солнцем балконы чередовались стемными залами, хранившими прохладу в летний зной.

«Парижанка» из далекого прошлого

Однажды археолог Эванс во время раскопок Кносскогодворца увидел фрагмент фрески с профилем девушки. У нее была пышная прическа и вздернутый носик Эта роспись была настолько живой и современной, что он окрестил ее «Парижанкой». Других женщин, в нарядных одеждах, с украшениями на ру­ках, археологи назвали «дамами в голубом» и «придворными да­мами». Но для жителей остро­ва они были, вероятно, жрица­ми храма, или богинями, или заклинательницами змей.

Фрески Кносского дворца

Дворцовые стены украшали прекрасно сохранившиеся фрески. На них были изображены торжественные процессии с нарядными женщинами, гибкие, стройные юноши, несущие сосуды, бой с разъяренным быком. Эти фрески были наполнены такой ра­достной, жизнеутверждающей силой, кото­рой не знало ни искусство Древнего Египта, ни страны Двуречья. Критские художники не ведали страха ни перед страшной не­отвратимой судьбой, ни перед смертью, ко­торый испытывали египтяне. У всех этих произведений была одна тема — тема зем­ного счастья, радости и бытия.

 

Росписи на сосудах

Критяне дружили с морем, ведь они жили на островах, не удивительно, что они рисо­вали и морскую стихию, и обитателей под­водного мира. На многих критских роспи­сях ваз можно видеть спирали морских ра­ковин, изгибы водорослей, линии волн. Вот ваза, на стенках которой изображен ось­миног. Кажется, что своими длинными, гиб­кими щупальцами он охватил сосуд и колы­шет его в морской волне. На многихкритских сосудах встречаются силуэты быков, Наверное, бык играл какую-то важную роль в эгейской религии.

Гибель критской культуры

О критской культуре известно немного, по­тому что в конце XV в. до н. э. на остров об­рушилась страшная катастрофа. Его города были превращены в развалины. Ученые не знают, было это землетрясение или извер­жение вулкана. Тогда и погибла критская культура. Но ее влияние восприняли греки-ахейцы, которые потом подчинили остров.

 

Греческие храмы

Греция — каменистая страна. Здесь мало плодородных речных долин. В этой стране издревле жили пастухи и рыбаки. Но они не были исконными жителями Греции. Эти люди пришли сюда с севера, из-за Балканских гор, двумя волнами: сначала ахейцы, затем дорийцы. Неболь­шая земля оказалась перенаселенной. Тогда самые сме­лые сели на корабли и отправились в далекие края. Они поселились на берегах Южной Италии, на побережье Черного моря, на многочисленных островах Эгейского и Средиземного морей, но всегда вблизи берегов. Древ­негреческий мудрец Платон говорил: «Греки живут во­круг моря, как лягушки вокруг болота».

Жизнь, полная опасностей и борьбы, определила харак­тер народа, его понимание мира и идеалы в искусстве. Греки ценили в человеке достоинство, смелость, ум, по­читали и обожествляли смелых и сильных людей. Их на­зывали героями. Греки придавали большое значение че­сти, мужеству, воинской доблести, с юности стреми­лись к физическому и духовному совершенству. Ис­кусство древних греков стремилось воплотить этот со­вершенный идеал.

Греческие храмы

Древняя Греция не была единой страной, а состояла из отдельных городов-государств (полисов), независимых друг от друга. В каж­дом городе почитали своих богов, и для каж­дого божества строили свой храм. В храме не собирались для молитв, так как обычно все церемонии проходили под открытым небом. В здании помещалась только статуя божества Греки умели выбирать места для жилищ сво­их богов. Древнейшие храмы возводили и на берегу моря, и в лесу, и на горе, и на крутом берегу реки. Представления о божествах были тесно связаны с величественной кра­сотой природы.

 

Архитекторов вдохновляли прекрасные пейзажиГреции: горы здесь чередуются сзе­леными долинами, на которых извиваются голубые ленты рек, и ясное голубое небо сли­вается на горизонте с синим морем. Храм посвящался какому-либо богу и счи­тался его жилищем. Обычно храм стоял на возвышенности и был виден со всех сторон. В городе он выделялся среди глиняных до­мов еще и тем, что строился из мрамора и известняка.

Обычно в плане греческий храм представ­лял собой четырехугольник. С передней и задней стороны ставили по четыре колон­ны. Если они опоясывали храм по всему пе­риметру, то такой тип постройки называл­ся периптером.

Карниз над колоннадой имел три полосы. Сверху и снизу лежали балки, а между ними шел фриз — полоса с рельефными изобра­жениями, опоясывающая весь храм.

 

В дори­ческих храмах фриз не был сплошным, араз­делялся прямоугольными плитами (тригли­фами) с тремя желобками. Триглифы чере­довались с метопами, где располагались ре­льефы. Обычно на сплошных фризах изоб­ражали процессии, на метопах — единобор­ства, например, подвиги Геракла в Олим­пийском храме Зевса.

 

На карниз опиралась двускатная крыша, образуя треугольники спереди и сзади —■ фронтоны. Как правило, их украшалискульптурами. И карниз, и крыша опирались на колонна­ду. Это сочетание несущих частей (колонн) и несомых конструкций (карниза, фриза) называется архитектурным ордером, от ла­тинского слова <юрдо» — строй. Различают три типа ордера: дорический, ионический и коринфский.

 

Колонны дорического ордера имели верти­кальные ложбинки по всей длине широкого и крепкого ствола. Вверху колонна заверша­лась круглой подушкой, которая служилапро­кладкой между колонной и карнизом. Колонны ионического ордера меньше и стройнее. Внизу они опирались на постамен­ты из двух валиков, вверху загибались завит­ками, наподобие бараньего рога. У коринфских колонн еще более сложная форма капители: в виде стилизованных лис­тьев аканфа.

Все части храма были строго согласованы между собой и подчинялись определенным правилам — канонам. Три ступени фунда­мента, три части колонны —■ база, ствол и вершина (капитель), три яруса карниза — нижний (архитрав) фриз и собственно кар­низ. Размеры этих частей подчинялись оп­ределенной мере.

 

Единицей меры был ра­диус колонны, половина ее толщины. Зная радиус колонны, можно точно вычислить размеры храма. Архитекторы творили по строго определенным канонам, но ими ру­ководили талант и вдохновение, поэтому пропорции греческих храмов радовали глаз своей соразмерностью.

 

АФИНСКИЙ АКРОПОЛЬ

В V'—IV вв. до н. э. Афины стали главным городом Древ­ней Греции. Его правители, особенно Перикл, решили украсить город новыми постройками. Для этого Перикл пригласил скульптора Фидия, уже известного всей Гре­ции своими работами. Под его руководством на самом высоком холме Афин был возведен ансамбль из несколь­ких сооружений — афинский Акрополь. Храмы, скульптуры и вся композиция Акрополя стали самым ярким примером расцвета греческого классиче­ского искусства.

Зритель знакомится с Акрополем постепенно, поднима­ясь от подножия к вершине холма. Так когда-то подни­малось праздничное шествие, посвященное богине Афи­не, покровительнице города.

 

Великие Панафинеи

Один раз в четыре года в Афинах проходил большой праздник в честь богини Афины — Великие Панафинеи.

Музыкальные и атлетические состязания за­канчивались большой торжественной про­цессией, во время которой жрецу вручали великолепный пеплос (покрывало), выткан­ный девушками в честь богини Афины.

У подножия холма в начале подъема виден только портик Пропилеи — торжественных ворот — и маленький храм, стоящий спра­ва от входа на могучем отвесном постамен­те несколько впереди Пропилеи. Это храм бескрылой Ники (Ники Аптерос).

Эрехтейон

Небольшой храм Эрехтейон стоит на мес­те, где, по преданию, произошел спор Афи­ны с Посейдоном. Легенда рассказывает, что каждый из них хотел владеть землей Греции. Но они должны были принести ей свои дары. Посейдон ударил в скалу трезубцем ивысек соленый источник. Афина вонзила копье в землю, и выросло оливковое дерево. Дар богини люди сочли более предпочти­тельным, и Афина стала покровительницей Аттики и города, которому дали ее имя. На фоне глухой мраморной южной стены Эрехтеиона выступает небольшой портик, в ко­тором вместо колонн стоят фигуры кор — де­вушек, поддерживающих карниз.

Парфенон

Главный храм Акрополя — Парфенон — центр всего архитектурного ансамбля. На фоне яркого голубого неба его колонны из коричневато-золотистого мрамора выглядят торжественно и монументально. Всего 46 колонн окружают храм. Расстояние меж­ду колоннами неодинаково, ближе к краю оно меньше, чем в середине. Это создает ощущение, что колоннада храма как бы на­ходится в движении.

Парфенон украшал скульптурный фриз. На нем изображено праздничное шествие в честь Великих Панафиней.

Большинство скульптур фриза Фидий высок своими руками. Неистощима фантазия скульптора — на фризе запечатлены 365 фи­гур людей и 226 — животных, и ни одна фигу­ра не повторяется. Это был первый случай в греческом искусстве, когда на фризе храма изображались не только боги или герои, но и простые граждане: кавалькада юных всад­ников, старики с оливковыми ветками, дан­ники со своими дарами, девушки, несущие пеплос – (священная одежда).

 

Греческая вазопись принадлежит к вершинам мирового прикладного и изобразительного искусства. Различают чернофигурную и краснофигурную роспись. В начале сосуды из красной обожженнойглины расписывали чер­ным лаком. Так на красном фоне появлялись черные фигуры, по черному процарапывались светлые линии складок одежд и черт лица. Краснофигурная роспись появилась позднее. Ограниченность цветовых средств заставляла мастеров прибегать к «говорящим» деталям. Афину узнавали по ее щиту, Геракла — по шкуре зверя, Гермеса — по крылышкам на сандалиях. Темами роспи­си были главным образом мифологические сюжеты, за­тем появились шествия, состязания, сцены застолий. Впи­сывать изображение в донце или бока узкого сосуда было очень сложно, но греки умели это делать замечательно.

Этот храм делился на две части. В одном зале стояла 12 – метровая статуя богини Афины (лицо выточено из слоновой кости, а одежда , оружие покрывали тонкие пластинки золота. Позже эту статую увезли в Константинополь и там она погибла при пожаре).

Другая половина храма – девушки ткали пеплос. Зал назывался Парфенон (девичья комната), отсюда и название всего храма. Создатели храма – Иктин и Калликрат.

 

Глиняная посуда в греческих домах

Б IX—VIIIвв. до н.э. в Древней Элладе жили превосходные мастера-гончары. Хорошей глины было много, и греки делали сосуды различной формы. В каждом доме была гли­няная посуда.

Глиняные бочки — пифосы предназначались для хранения припасов и были самыми большими. В такой бочке жил нищий муд­рец Диоген. Амфора — сосуд поменьше и с ручками. В амфорах перевозили и перено­сили вино и масло. Гидрия заменяла ведро. В них женщины на головах носили воду из колодца или родника. В кратерах смешивали вино с водой. Вино пили из блюдец, реже — из чаш или кубков. Блюдце на ножке назы­валось килик, чашка без ручки — фиал, с ручкой — скиф. Душистое масло хранили в лекифах — маленьких амфорах, Целая армия ремесленников расписывала эти вазы. Среди них встречались выдающи­еся мастера своего дела.

 

Геометрический орнамент

Вначале греческие вазы украшали геометри­ческим орнаментом. Вот, например, амфо­ра, которая была найдена на Дипилонском кладбище в Афинах. Рисунки на ней распо­ложены горизонтальными рядами. В каждом ряду повторяется определенный геометри­ческий узор: треугольники, ромбы с точкой посередине, переплетающиеся линии. Иног­да в рядах оставляли квадратные поля, и ху­дожник заполнял их фигурками зверей и птиц, розетками и стилизованными листь­ями. На Дипилонской амфоре в таком квад­ратном поле изображена сцена оплакива­ния умершего вождя. Его тело покоится на парадном ложе. Эта ваза служила надгроб­ным памятником.

Художник Эксекий

Выдающимся мастером чернофигурной рос­писи был ЭксекиЙ. На дне килика он изоб­разил сцену «Дионис в ладье» с таким совер­шенством, которое трудно превзойти. Мы видим судно, на нем бога виноделия Диони­са, виноградные гроздья, море, дельфинов. Древним грекам была понятна эта сцена. Они знали миф о том, как Ди­онис превратил в дельфинов морских разбойников, захва­тивших его в плен. Килик, расписанный Эксекием, предназначался для вина, и три образа — виноград, дельфины, Дионис — служили иллюстрацией к известному мифу, определя­ли весь смысл композиции.

На другой вазе Эксекий изобразил героев поэмы «Илиада» Ахилла и Аякса, играющих в кости. На ам­форе безупречной формы на теплом оранже­вом фоне четко видны силуэты героев. У каж­дого по два копья, за спиной щиты. Герои ув­лечены игрой, они наклонились, чтобы раз­глядеть результаты счета. Эксекий вырази­тельно передал локоны прически, детали одежды, головные повязки и гребень шлема.

Росписи на черном фоне

При краснофигурной росписи фон вазы ста­ли заливать черным лаком, а фигуры остав­ляли красными. На красный фон было удоб­но наносить черные линии. Контур рисунка обводили кистью, и от этого рисунок стано­вился более живым и гибким. Со временем на вазах чаще появляются бы­товые сюжеты, любовные сцены, пир­шества.

В Эрмитаже в Петербурге и Музее им. А. С. Пушкина в Москве собраны пре­красные образцы античных ваз. Ваза Евфрония в Эрмитаже знаменита не толь­ко совершенством исполнения. На ней есть надписи, передающие разговор мужчины, юно­ши и мальчика: «Смотри, ласточка!» — «Кля­нусь Гераклом, правд!» — «Скоро весна!» Конечно, фигуры на вазе угловаты, но дви­жения и жесты художник смог передать мастерски. Античное искусство становилось все более свободным и раскованным.

 

В Древней Греции очень любили спортивные состязания. Имена победителей Олимпийских игр были у всех на устах. Ценились личная доблесть атлета, красота его тела. На состязаниях атлеты выступали обнаженными, наго­ты не стыдились, считалось, что она угодна богам. В честь победителей создавали статуи, но это не были скульптурные портреты. Они олицетворяли молодость и красоту, идеал физического и духовного совершенства. На многих праздниках молодые девушки играли замет­ную роль: они участвовали в праздничных шествиях и женских спортивных соревнованиях, пели в хоре. Жен­ские фигуры изображали одетыми. Тяжелые косы, лежа­щие на груди, складки и линии одежды, падающие к но­гам, придавали женским статуям грацию и энергию. Древнейшие скульпторы изображали человека во весь рост, руки опущены, одна нога выдвинута вперед. На про­тяжении последующих веков мастера будут стараться пе­редать в неподвижной скуль­птуре гибкость и подвиж­ность тела.

Дорифор

Мастер Поликлет (2-я половина V в. до н. э.) сделал важный шаг в «оживлении» скульп­туры. Его «Дорифор» («Копьеносец») стоит легко и непринужденно, держа копье на плече. Поза атлета совершенно естественна. Секрет в том, что Поликлет открыл закон движения тела: если напряжена левая нога, то в движении находится правая рука, и на­оборот.

При передаче пропорций тела в скульптуре Древней Греции существовали свои строгие законы — каноны. Например, длина кисти руки составляла 1/10 роста, голова — 1/8, рука по локоть 1/4. В искусстве Древней Греции эти правила действовали на протя­жении веков. Канон понимался как закон и мера прекрасного. От него иногда отходи­ли, когда того требовала творческая воля ху­дожника.

Дискобол

Мирон-—один из выдающихся скульптора» Древней Греции. Статую «Дискобол» он со­здал в V в. до н.э. Одному из первых ему уда­лось передать в скульптуре движение. Он смог запечатлеть тот момент, когда диск вот-вот вырвется из рук атлета и через секунду будет уже в полете. Юноша готовится вы­прямиться, его только что откинутая рука с диском сейчас пойдет вперед. Этот миг равновесия в сложном движении мастерс­ки схватил Мирон, показав в неподвижной статуе две фазы движения: предшествую­щую и будущую. Творчество Мирона было целиком подчинено основной идее гречес­кого скульптурного искусства — показывать совершенного человека через гармонию движения человеческого тела.

Аполлон

Одной из самых известных в Древней Гре­ции женских статуй была Афродита Книдская. Греки специально ездили в город Книд, чтобы полюбоваться ею. Скульптор Пракситель (IV в. до н. з.) изобразил богиню кра­соты после купания. У ее ног сосуд для воды, в руке — покрывало. Впервые скульптура по­казывала обнаженное женское тело с та к I ии совершенством, что оно стало эталоном кра­соты на многие века. До нас дошла лишь ко­пия этой скульптуры.

Другая работа Праксителя, «Гермес с мла­денцем Дионисом», сохранилась в ориги­нале. Это редкость, ведь большинство про­славленных скульптур уцелело только в копиях.

«Ника Самофракийская»

Статуя «Ника Самофракийская» когда-то стояла на скале. Стремительны и порывис­ты движения крылатой богини победы, ка­жется, что складки ее одежды развеваются на ветру. Ника спешит —■ ей нужно первой донести радостную весть о победе.

«Лаокоон»

Лаокоон — сложная скульптурная группа. Мифрассказывает, что жрец Лаокоон и его сыновья были задушены змеями, которых послала богиня Афина. Она помогала гре­кам, осаждавшим город Трою. Жрец Лао­коон предупредил троянцев, что город по­гибнет от деревянного коня, подаренного греками.

Авторы скульптуры — мастера Агесандр, Афинодор и Полидор с острова Родос. Скульптура была создана около 50 г. до н. э. Ее авторам удалось передать и отчаянную борьбу, и мучительную гибель людей. Великий художник Возрождения Микеланджело Бусшарроти был поражен трагизмом скульптуры и считал се лучшей в мире.

«Апоксиомен»

Скульптор Лисипп (IV в. до н. э.) сделал пол­торы тысячи статуй, но грекам больше дру­гих нравился его «Апоксиомен» («обскребаюшийся»). Атлет изображен после борьбы. Скребком он счищаетссебя масло и песок, приставший к телу. Эта скульптура по-на­стоящему объемна. Ее надо осматривать со всех сторон. Если смотреть на скульптуру слева, то «Апоксиомен» кажется спокойным и уравновешенным, если справа — то видна некоторая усталость атлета. Из Греции статую «Апоксиомен» увезли в Рим и установили на площади. Когда один из императоров решил перенести ее ксебе во дворец, то возмущенный народ потребо­вал вернуть статую обратно.

Римские копии

Большинство прославленных скульптур Древней Греции не дошли до нашего вре­мени. Мы видим их в более поздних рим­ских копиях. Потому справедливо утверж­дение о том, что «древнюю архитектуру мы знаем по развалинам, скуль­птуру по копиям, жи­вопись по описани­ям». Но и по копиям можно оценить высокое мастер­ство греческих ваятелей.

Игры с быком.

Фреска Кносского

дворца XV в. дон. э.

Ух вататившись


за рога, акробаты

перепрыгивают

через быка

 

Маска Агамемнона, знаменитого царя ахейцевиз гомсро(ч кой поэмы «Илиада». XV! в. до н. э.

«Львиные ворота» в Микенах. Городская стена сложена из таких огромных . плит., как будто ее соорудили гиганты-циклопы. Эту кладкуназвали циклопической. XIV в. до н.э.

Сосуд с осьминогом. Конец 16 в. До н.р.

Фреска «Парижанка»

Начало 16 в до н.э.


Лирика.В эпоху архаики процветала и знаменитая греческая лирика. В лирике чувства и переживания отдельного человека выражены сильнее, чем в изобра­зительном искусстве. Вместе с Гомером ушла эпоха героев, а современная жизнь, ее переживания выдви­нулись на первый план.

Плутарх писал, что «было время, когда повседнев­ной формой выражения являлись стихи, песни и пение», т. е. это признавалось естес­твенной формой выражения чувств.

«Позже были... сняты с голов золотые украшения и отброшены мяг­кие пурпурные одежды... стала вырабатываться при­вычка гордиться простотой. Речь изменила вид, проза отделила правду от вымысла».

Появление лирической поэзиясвязано прежде все­го с именем Архилохас о. Парос (VIIв. до н.э.). Передача им в своих стихах страсти, оскорбленного самолюбия, желания мести, а также готовности стойко переносить превратности судьбы говорит о возникно вении иного, чем эпос, рода литературы, лирики. Вмес­то гекзаметра (стихотворного размера, характерного для гомеровских поэм, для эпоса вообще) он ввел в литературу новые размеры ■— ямб и трохей.

...Бурной носимый волною.

Пускай близ Салмидесса ночью темною

Взяли б фракийцы его

Чубатые, — у них он настрадался бы,

Рабскую пищу едя!

Пусть взяли бы его, закоченевшего,

Голого, в травах морских,

А он зубами, как собака, лязгал бы,

Лежа без сил на песке

Ничком, среди прибоя волн бушующих.

Рад бы я был, если б так

Обидчик, клятвы растоптавший, мне предстал, —

Он, мой товарищ былой!

Античная лирика.

Сердце, сердце! Грозным строем встали беды пред тобой.

Ободрись и встреть их грудью, иударим на врагов!

Пусть везде кругом засады — твердо стой, не трепещи.

Победишь — своей победы напоказ не выставляй,

Победят — не огорчайся, запершись в дому, не плачь.

В меру радуйся удаче, в меру в.бедствиях горюй.

Познавай тот ритм, что в жизни человеческой сокрыт.

(Там же. С. 118. Пер. В. Вересаева).

Иониец Анакреонт с о. Теос (VI в. до н. э.) извес­тен в истории античной лирики как создатель стихов, посвященных дружеским пирам, веселью и любви. Именно Анакреонту мы обязаны представлением о ве­селых пирующих греках. Поэт имел немало подра­жателей. Его охотно переводили в разные эпохи. Невозможно не вспомнить замечательный перевод А. С. Пушкина:

 

 

Что же сухо в чаше дно?

Наливай мне, мальчик резвый,

Только пьяное вино

Раствори водою трезвой.

Мы не скифы, не люблю,

Други, пьянствовать бесчинно:

Нет, за чашей я пою

Иль беседую невинно.

Пушкин переводил и подражания Анакреонту, создан­ные в период поздней античности:

Узнают коней ретивых

По их выжженным таврам;

Узнают парфян кичливых

По высоким клобукам;

Я любовников счастливых

Узнаю по их глазам:

В них'сияет пламень томный —

Наслаждений знак нескромный.

(Там же. С. 350).

Знамениты в Древней Греции поэты с о. Лесбос Алкей и Сафо (или Сапфо).Стихотворение Алкея «ВЕСНА

И звенят и гремят

Вдоль проездных дорог

За каймою цветов

Многоголосые

Хоры птиц на дубах

с близких лагун игор;

Там вода с высоты

льется студеная,

Голубеющих лоз

всходов кормилица.

По прибрежью камыш

в шапках зеленых спит.

Чу! Кукушка с холма

гулко-болтливая

Все кукует: весна.

Ласточка птенчиков

Под карнизами крыш

кормит по улицам,

Хлопотливо мелькнет

в трепете быстрых крыл,

Чуть послышится ей

тонкое теньканье.

(Тая же. С. V. Пер. Я. Голосовкера).

Стихотворение Сафо

Богу равным кажется мне по счастью

Человек, который так близко-близко

Пред тобой сидит, твой звучащий нежно

Слушает голос.

И прелестный смех. У меня при этом

Перестало сразу бы сердце биться:

Лишь тебя увижу, уж я не в силах

Вымолвить слово.

Но немеет тотчас язык, под кожей

Быстро легкий жар пробегает, смотрят,

Ничего не видя, глаза, в ушах же —

Звон непрерывный.

Потом жарким я обливаюсь, дрожью

Члены все охвачены, зеленее

Становлюсь травы, и вот-вот как будто

С жизнью прощусь я.

Но терпи-терпи: чересчур далеко

Все зашло...

(Там же. С. 56. Пер. В. Вересаева).

Известен поэт-скептик Феогнид(VI в. до н. э.). В его стихах мы находим философские проблемы, чув­ствуем, что он озабочен несовершенством мира, тайна­ми бытия. В одном из стихотворений он сердится, на­ставляя юношу Кирна:

Если бы мы на друзей за любую провинность сердились,

Вопсе тогда бы у нас близких людей и друзей

Не было. От ошибок никто .из людей не свободен

Смертных. Свободны от них боги одни лишь, мой Кирн.

(Там же. С. 147. Пер. С. Апта).

Известны произведения Пиндара, Солонаи неко­торых других поэтов.

 

 

КЛАССИКА. Период греческой классики дал миро­вой художественной культуре многие имена. Самым знаменитым художником этой поры был скульптор Фидий — знаменитый создатель Афины-покровитель­ницы, вылитой из бронзы (она парила над городом), и Афины-девственности, вылитой из золота ислоно­вой кости (она была создана для Парфенона).

Но са­мой знаменитой работой Фидия, как считают многие исследователи, и в частности Гнедич, был Зевс Олимпийский Он создал его сидящим на троне. Тело было из слоновой кости, волосы — из золота, ман­тия — из золота и эмали. В состав трона входили чер­ное дерево, слоновая кость, драгоценные камни. Считалось, что тот, кто умер, не увидев Зевса, несчастен. Статуя производила столь сильное впечатление, что во времена Калигулы последний настаивал на ее пере­возке в Рим, что оказалось невозможным.

 

Представляется символичным, что хотя, к велико­му сожалению, произведения Фидия погибли и мы не можем судить сами о том, насколько они совершенны, но предание настаивает на приоритете именно Фидия как первого инепревзойденного художника античнос­ти.

Ирония судьбы состоит в том, что современники, почитавшие произведения Фидия, т. е чтившие его как художника (а именно их оценка лежит в основе современногопредставления о художнике), грубо обошлись с ним как с гражданином. Его обвиняли в утайке зо­лота, которое пошло на плащ Афины (он взвесил этот плащ, чем доказал, что обвинения беспочвенны), об­винили и в оскорблении божества (что было более опасно), так как на щите Афины он в числе прочих изваяний поставил свой и Периклов профиль, что рас­ценивалось как святотатство. В результате всего этого он был брошен в тюрьму, где и скончался.

Знаменитыми скульпторами классической Греции считаются Мирон, Поликлет, позже Пракситель и Скопас.

Главной задачей Миронабыло выразить дви­жение и его ритм (гармония движения всех частей тела). Бегущий Ладас, Дискобол доказывают, что скульптор владел передачей движения, его ритма. Движение Мирон передает, запечатлевая последний миг перед ним. Скульптура, как пространственный вид искусства, не в состоянии адекватно передать время, для этого, как подчеркивал Лессинг, истинные худож­ники умеют запечатлеть тот миг, который существует накануне самого движения. Воспринимающему тогда становится абсолютно ясно, что та или иная фигура находится не в статике, а в динамике. Мироп является одним из тех художников-скульпторов, которому уда­лось косвенным путем передать время. Поскольку Мирон предпочитал бронзу, а бронза является мате­риалом менее податливым, чем мрамор, он почти не занимался воплощением богов, а чаще обращался к реальности, был скульптором-жанристом.

 

Если Мирон и Деметрий (скульптор-натуралист) обращались к реальности, то Поликлетстремился вос­создать в своих произведениях идеальную, или, как говорит Гиедич, чистейшую красоту. Известно, что он соперничал с Фидием и даже побеждал его на конкур­сах. Чаще он использовал бронзу, но занимался ис мрамором и костью. Особенно известна была его Гера, большая статуя богини. Гера была изображена сидя­щей на троне. Поликлет изваял много атлетов, напри­мер Дорифора. Он был создателем кариатид-канефор.

Скульптура Мирона и Поликлета доказывает, что личность (в данном случае личность художника) уже противопоставляет мифу не только свое бытие (как в космологический период), но и свою внутреннюю жизнь. Правда, у художников этой поры, искусство хотя и свободно от мифа как факт (т. е. оно дело рук человеческих), но вовсе не до конца свободно от мифа по содержанию. Последнее все еще остается мифоло­гическим. Но общая тенденция просматривается чет­ко. Тот же Поликлет изображает уже не столько бо­гов, сколько атлетов. Пракситель же, как мы увидим в дальнейшем, даже изображая богов, придает скульп­туре истинно человеческое содержание.

 

Удивительным художником греческой классики (ря­дом исследователей он относим к эпохе эллинизма) являлся Скопас. Его пластическое искусство особенно глубоко затрагивало эстетическое сознание человека. Его скульптуры — уже неопровержимое доказательст­во просыпающейся внутренней жизни человека. Он творил уже после века Перикла, в те времена, когда расцвел культ Афродиты. Это было тогда, когда, по словам Гнедича, «Алкизиад со своей чаровницей Аспасией явился во главе республики и олигархия вос­торжествовала, культ Афродиты расцвел, и вслед за ним зацвело поклонение Вакху (бог вина). Тщетно Сократ вопи­ял о падении нравственности: его религиозный либе­рализм и отрицание богов портили все дело: его не слушали, его судили» (Там же. С. 101).







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.234.214.113 (0.047 с.)