ТОП 10:

Глава шестнадцатая ЗА СЕМЬЮ ПЕЧАТЯМИ. ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ ФИДЕЛЯ



Никто из тех, кто хорошо знает Фиделя, никогда не захочет разговаривать с вами на эту тему. Личная жизнь команданте эн хэфэ – это не просто табу. Это почти то же самое, что стратегические секреты Кубы. Начав исследования на эту тему, вы рискуете перестать быть лучшим другом кубинцев. По крайней мере тех, кто работает в государственных структурах.

Автор этой книги честно сказал кубинцам, что пишет книгу о Фиделе и, естественно, не может не коснуться его личной жизни. Но, даже зная о моей симпатии к кубинскому лидеру – читатель наверняка это почувствовал, – ни один из них не решился говорить со мной на эту тему. Пришлось собирать информацию по крупицам, отсекая разного рода сплетни о «пятидесяти женах и сотнях любовниц ко–манданте эн хэфэ». (К сожалению, один из российских журналистов, живущий в США, на основе таких «баек» и, по слухам, получив от противников Фиделя Кастро щедрый гонорар, написал всякие небылицы о его личной жизни. И я со стыдом признаюсь, что в нашей гильдии есть непорядочные люди.)

Николаю Леонову Фидель сказал: «Пиши всё, что касается моей политической деятельности. Здесь у меня нет никаких секретов. А личную жизнь, мои душевные привязанности оставь мне – это мое единственное достояние». Думаю, что это и есть проявление настоящего мужского характера.

Фидель – мужчина видный, статный, могучий. Кубинец до мозга костей, темпераментный, знающий истинную силу любви. Не зря же его вот уже полстолетия называют «эль кабальо» – «жеребец». Одни подразумевает под этим неистощимую физическую силу. Вторые – незаурядную выносливость. Третьи – приписывают ему истории, о которых он сам и слышать не слыхивал. Но то, что он является идеалом для кубинских женщин, – факт неоспоримый. Не зря среди иностранцев, приезжающих на Кубу, ходит шутка – хочешь легко познакомиться с женщиной, иди на митинг Фиделя.

Природный магнетизм, пассионарность, харизма Фиделя Кастро не могли не отразиться на его личной жизни. Его официальной женой считается Мирта Диас–Баларт, от которой у Фиделя есть единственный законнорожденный ребенок Фиделито (Фидель Кастро Диас–Баларт). Он физик по образованию. Учился в МГУ имени Ломоносова под именем Хосе Рауля Фернандеса. Проходил практику в советском институте имени Курчатова. Был женат дважды: первый раз на русской, второй – на кубинке. Очень тепло относится к нашей стране: «Куба – страна благодарных людей, и независимо от перемен, происшедших в мире, у нас неизменно сохраняются проявления любви к народу России».

С 1980 по 1992 год Фиделито возглавлял кубинское агентство по атомной энергетике. Его позиции пошатнулись после смещения с руководящего поста в кубинской разведке его тестя Луиса Барейры. Сейчас Фиделито научный советник нескольких министерств, преподает в кубинских вузах, переводит книги, много ездит по миру. Как утверждает испанская газета «Эль Паис», он живет с испанкой в своем доме в Гаване. У него двое взрослых сыновей, о которых известно еще меньше, чем о детях главнокомандующего.

По мнению одного из российских специалистов по Кубе, «Фидель не афиширует своих родственников не только потому, что не желает, чтобы они светились на публике и стали героями светских хроник. Из–за колоссального числа покушений на него он старается не допустить, чтобы его семья, дети, близкие использовались для манипуляции им. Возможно, он полагает, что не может защитить их так же, как себя». Жители Острова свободы знают в лицо только старшего сына Фиделито и братьев Фиделя – младшего Рауля и старшего Рамона. Полные имена его других родственников, их адреса, фотографии никогда и не появлялись в кубинской прессе.

Итак, что же известно сегодня о личной жизни Фиделя? Его первая жена Мирта Диас–Баларт сдержала обещание и за более чем полвека ни словом не обмолвилась о браке с Фиделем. Говорили, что она несколько раз приезжала на остров повидать Фиделито, встречалась и с Кастро. Некоторые полагают, что после развода с Диас–Баларт Фидель официально больше не вступал в брак, что наделяет ее особым статусом. Это, безусловно, делает ей честь в сравнении с другими родственниками Фиделя, нашедшими приют в Майами. Там проживает его сестра Хуанита, которой уже за семьдесят. Она разошлась со своими братьями Фиделем и Раулем сразу после победы революции на почве резкого неприятия коммунистической идеологии. Во Флориде она возглавляет одну из благотворительных аптек и считается истовой католичкой. Фиделю неприятно упоминание имени его сестры, которая неоднократно нелестно о нем отзывалась.

Во Франции несколько лет назад вышла книга Сержа Рафи «Неверный Кастро», который утверждает, что Фидель отнюдь не был образцовым мужем, что в Майами проживает его дочка Франсиска Пупо по прозвищу «Пахита», которая работает воспитательницей в яслях. Она родилась в 1953 году от связи Кастро с молодой девушкой из города Санта–Клара[614].

В конце 2005 года в Мексике вышла книга Исабель Кустодио «Любовь мне все простит». Она – дочь испанских эмигрантов, бежавших в Мексику после прихода к власти генерала Франко. Познакомилась с Фиделем в Мехико, когда он отбывал короткое тюремное заключение после облав на базы революционеров в период подготовки экспедиции на «Гранме». Девушка уговорила знакомого журналиста взять ее с собой в тюрьму, чтобы увидеть кубинских революционеров. Она утверждает, что после выхода из заточения Фидель сам нашел ее, рассказал о своих планах избавить Кубу от диктатуры Батисты и предложил ей выйти за него замуж. Исабель Кустодио влюбилась в него с первого взгляда, но в последний момент отменила свадьбу: «Внутри меня словно что–то оборвалось. Я чувствовала, что это очень тяжелая ноша. И боялась, что его убьют во время поездки на Кубу. Этого чудом не произошло. Тогда погибли многие, но Фидель остался жив». Исабель Кустодио была замужем пять раз. Но уверяет, что никто не был ей так дорог, как Фидель Кастро.

А немка Марита Лоренц утверждает, что до сих пор влюблена в Фиделя Кастро. 33–летний Фидель познакомился с ней в феврале 1959 года, сразу после победы революции. 19–летняя Марита прибыла в Гавану со своим отцом, капитаном дальнего плавания Генрихом Лоренцем на теплоходе «Берлин». «Я была на капитанском мостике, когда показалась шлюпка, направлявшаяся к нам. В ней было примерно 27 мужчин, все с одинаковыми бородами. Один из них был выше других, и в руках у него была винтовка. Я подумала: „О, черт, что такое? Нас, кажется, собираются взять на абордаж“. Как оказалось, самым рослым из бородачей был Фидель Кастро».

Фидель подарил ей свои часы, взял у нее номер нью–йоркского телефона. А вечером того же дня предложил Ма–рите Лоренц стать его переводчицей в своем личном секретариате. Этому резко воспротивился отец девушки, с которым она и вернулась в США. Лоренц и Кастро созванивались каждый день. А через пару недель она бросила университет и вернулась на самолете Кастро в Гавану, где стала у него работать. Черноволосой красавице присвоили звание лейтенанта. По словам Мариты, они с Фиделем провели вместе восемь с половиной месяцев в 1959 году. Марита забеременела. Однажды она, не выдержав нервного напряжения, сопровождавшего тогдашнюю жизнь «барбудос», приняла сильнейший галлюциноген. Когда Марита пришла в себя в больнице, ей сообщили, что ее недоношенный младенец умер. По другим данным, Мариту Лоренц заставили сделать аборт.

В США по этому поводу разразился скандал. В одном из американских журналов появилась статья матери Мариты «Как Фидель Кастро изнасиловал мою несовершеннолетнюю дочь». Мать девушки подала иск против Фиделя Кастро на сумму 11 миллионов долларов. Копии гневного письма матери Лоренц Фиделю Кастро были посланы папе римскому и президенту США Дуайту Эйзенхауэру. В этот момент на Мариту, находившуюся в крайне тяжелом психическом состоянии, вышли американские спецслужбы и предложили ей отомстить Кастро. Агенты и мать внушали ей, что в ее депрессивном состоянии и во всех ее бедах виноват он. Мариту Лоренц снабдили двумя ампулами с токсинами ботулизма и предложили отравить ими Фиделя.

Спустя годы Марита Лоренц призналась, что использовала этот вариант как уловку для возвращения на Остров свободы лишь бы снова увидеть Фиделя. В январе 1960 года она возвращается на Кубу. В ее сумочке в коробочке с кремом были ампулы с ядом. Марита пришла в гостиницу «Гавана Либре», где тогда находилась резиденция Фиделя. В его номере она зашла в туалетную комнату и выбросила ампулы в раковину. Любовь оказалась сильнее яда. В этот момент зашел Фидель и спросил Мариту: «Ты приехала убить меня?» Она кивнула. Фиделя протянул ей свой револьвер 45–го калибра. Марита взяла револьвер, сняла с предохранителя и сказала, что револьвер заржавел. Фидель неожиданно спросил, не работает ли Марита на ЦРУ. Она ответила: «Не совсем. Я работаю на саму себя». – «Никто не может меня убить, Марита, никто», – произнес Фидель. Потом сказал, что не спал несколько суток, спокойно лег на кровать и быстро заснул. Утром Марита оставила на постели 6 тысяч долларов – «командировочные» от ЦРУ – и улетела в США.

Если верить рассказу его незаконнорожденной дочери Алины Фернандес, осевшей в Майами, Фидель в 1959 году часто навещал в Гаване ее мать Нати Ревуэльта. Ту самую аристократку Нати, которая, продав свои фамильные драгоценности, дала деньги Кастро для подготовки штурма Мон–кады, а потом писала ему романтические письма в тюрьму на остров Пинос. Ту самую Нати, которая так помогала Фиделю в его партизанской эпопее, прятала его у себя дома и фактически спасла ему жизнь.

Алина Мария Хосе Фернандес появилась на свет, когда Фидель находился в Мексике. После революции муж Нати, кардиолог Орландо Фернандес, которому было запрещено содержать врачебную клинику, бежал с Кубы со старшей сестрой Алины – Натали. К тому времени Нати Ревуэльта перестала носить изящные наряды и дорогие украшения, но, по выражению дочери, «став пролетаркой», настаивала на том, чтобы члены ее семьи удовлетворялись теми продуктами, что распределяются по карточкам.

«Я смотрела мульфильмы по телевизору, когда рисованных персонажей сменили бородатые люди, которые кричали „Вива Куба либре“, – вспоминает Алина Фернандес январские дни 1959 года. – С тех пор на кубинском телевидении показывали только бородатых мужчин. А как–то раз они появились и у нас дома. Мать вытащила меня из кровати, принесла в гостиную и поставила перед облаком дыма от сигар. Он (Фидель) присел на корточки передо мной, как папа Орландо, и сказал: „Она выглядит как маленький кудрявый ягненок. Иди сюда, ягненок“, – и вручил мне коробку с куклой в виде его самого – в форме, с маленькими звездочками и военными сапогами»[615].

Только в десять лет Алина узнала от матери, что ее отец – Фидель Кастро. Тем временем сама Нати Ревуэльта впадала в депрессию и утешалась письмами Фиделя середины 1950–х годов, пытаясь доказать близким, что ее увлечение революцией было не просто увлечением. Алина переняла бунтарский дух своего отца. В 16 лет она забеременела от офицера контрразведки и решила выйти за него замуж. Фидель сказал дочери, что ее муж отсидел в тюрьме за раздачу казенных телевизоров своим друзьям и если она выйдет за него замуж, то может забыть, что Кастро – ее отец. Но вскоре Фидель Кастро оттаял, и спустя полгода свадьба все же состоялась. Увидев на ней главнокомандующего, жених Алины напился до бессознательного состояния.

Спустя год Алина рассталась с мужем и вышла замуж за офицера, которого отправили на два года воевать в Анголу. Пока тот воевал, Алина закрутила роман с танцором гаванского балета, чем окончательно вывела из себя Фиделя Кастро. От ее четвертого мужа, мексиканского дипломата, Фидель Кастро потребовал написать автобиографию и подробно объяснить, что тот намерен делать на Кубе. Муж, не выдержав напряжения, заявил Алине, что его жизнь после знакомства с ней превратилась в сущий кошмар[616].

«Веселые похождения» Алины Фернандес на Кубе продолжались до 1993 года, когда она решила бежать с Острова свободы. Свой побег она представила как целый спектакль.

Надев парик, она в аэропорту Гаваны разыграла из себя испанскую туристку с кастильским акцентом и, со словами «Это – не мой банкет», покинула Кубу. Позже Фидель говорил, что если бы кубинские спецслужбы не захотели ее отпустить, Алина не смогла бы уехать из Гаваны.

На чужбине она опубликовала книгу воспоминаний о своем отце, где «прошлась» и по родителям Фиделя. Впоследствии сестра Кастро Хуанита выиграла судебный процесс у Алины, доказав, что ее родители были оклеветаны в книге. Эти отрывки были исключены из более поздних изданий опуса Алины Фернандес. Она перебралась в США, где в настоящее время ведет на кубинском радио в Майами передачу «Просто Алина», не упуская случая язвительно уколоть Фиделя Кастро. Правда, она признает, что у ее отца великолепное чувство юмора и этим он располагает к себе людей. В одном из интервью она заявила: «У Кастро природный магнетизм. На митинги люди приходят его противниками, а потом кричат в экстазе: „Социализм или смерть!“, не понимая, почему они это делают!»

Неофициальной «первой леди» Кубы на протяжении десятилетий считалась жена Рауля Кастро – Вильма Эспин, наполовину француженка, бессменный председатель Федерации кубинских женщин. Она является автором Семейного кодекса Кубы, который гарантирует равноправие мужчин и женщин, а также обязывает мужчин заботиться о доме и участвовать в воспитании детей. У Рауля Кастро и Вильмы Эспин четверо детей: три дочери и сын. Наиболее известна дочь Мариэла, врач–сексопатолог, которая является защитницей прав сексуальных меньшинств.

После смерти в начале 1980 года Селии Санчес Фидель не остался одиноким.

Несколько лет назад в испаноязычной прессе появились первые сведения о нынешней, как ее называют, «тайной жене Фиделя Кастро», высокой светловолосой женщине с зелеными глазами, шестидесяти с небольшим лет. Зовут ее Далия Сото дель Валье. Предположительно, она является женой Кастро с 1980 года, но, как ни странно, ранее о ней ничего не было известно. Информацию об этой таинственной женщине западные журналисты собирали по крупицам. Оказалось, что у нее от Кастро пятеро детей. Из всех женщин Кастро она занимает самое привилегированное положение. В некоторых источниках утверждается, что Фидель тайно женился на ней. Однако подтверждения данной информации нет.

Ласаро Асенсио, журналист, бывший командир революционных войск, вспоминал: «В октябре 1959 года около залива Касильда на Тринидаде утонул самолет. Команданте Пенья предложил нам использовать как нырялыцицу свою племянницу по жене, девушку по имени Далия Сото дель Валье. Она была очень юная, прекрасная, тонкая, с очень белой кожей. Мы взяли ее на лодку, она ныряла, но самолет не нашла. Когда на Тринидад приехал Фидель, его представили Далии, он влюбился в нее и забрал с собой. Больше ее никто никогда не видел». Нэнси Перес Креспо, журналистка, бывшая соседка семьи Далии на Тринидаде, до отъезда с Кубы была близка с ее братом Фернандо. Она рассказала такой случай: «Во время поездки в Гавану мать сказала Фернандо: „У твоей сестры любовник, он очень большой человек в революции, и у них есть дети. Далия хочет, чтобы ты посмотрел на ее мальчиков“. На улице, где она жила, была „мертвая зона“, куда никто не мог пройти. У Фернандо возникли подозрения. Наконец он попал в дом, и Далия сказала ему, что отец детей – Фидель. Он был потрясен. У Далии пятеро сыновей: Алехандро, Алексис, Ан–хель, Антонио и Александер»[617].

По другим, считающимся более точными, сведениям, упоминающимся в западной прессе, Фидель познакомился с Далией Сото в 1961 году во время кампании по ликвидации неграмотности, как раз в те дни, когда Куба была потрясена убийством юного «бригадиста» Мануэля Аскунсе Доме–нека. Фидель был ослеплен красотой молодой учительницы, уроженки города Тринидад. Но предложил ей руку и сердце только после смерти Селии Санчес в 1980 году. Далия Сото, или Лала, как ее называют знакомые и близкие, всегда находилась на значительном отдалении от кубинского лидера. Она впервые появилась на одном мероприятии с ним только в 1999 году. Это был бейсбольный матч между сборными Венесуэлы и Кубы, на котором присутствовали президенты двух стран – Уго Чавес и Фидель Кастро. Западная пресса утверждает, что долгое время Далия работала в научном океанографическом институте в Кохимаре. (Именно там жил герой повести Эрнеста Хемингуэя «Старик и море».) Считается, что Далия Сото увлекается подводным плаванием и разведением роз[618].

Детям Фиделя Кастро и Далии Сото на начало 2008 года было приблизительно от 33 до 45 лет. Разница между старшим, Антонио, и младшим, Анхелито, – 12 лет. Известно, что все они, предположительно под фамилией жены Фиделя, закончили престижную гимназию имени Ленина в Гаване, где учатся дети кубинской политической элиты. Отец их особо не баловал. Однако каждый из них, по вполне объективным на то причинам, получил охрану.

Детей Фиделя Кастро приучали к тому, что их жизнь будет далека от публичности, что им необходимо скрывать свое происхождение и ни в коем случае не признаваться в том, кто их отец, даже самым близким друзьям. Для них в период обучения в школе была разработана легенда, что они являются детьми среднего партийного функционера.

В конце 2002 года испаноязычные телевизионные каналы в США показали домашнее видео под названием «Секретная жизнь Кастро». Дашель Торальба, бывшая невеста сына Кастро – Антонио, тайно вывезла любительскую видеозапись в США и продала ее одному телеканалу за 100 тысяч долларов. По одной версии, таким образом Дашель пытается отомстить Далии Сото, которая якобы заставила Антонио расстаться с невестой из–за того, что она является племянницей Диоклеса Торальбы, бывшего министра транспорта Кубы, отбывающего срок за получение взяток. Сейчас Дашель Торальба живет в одной из латиноамериканских стран, опасаясь мести семьи Кастро. По другой – она впала в немилость Фиделя, так как вместе с испанским консулом в Гаване занималась торговлей выездными визами: она, по утверждению итальянской газеты «Репубблика», продавала их по 2 тысячи долларов.

На этой видеопленке продолжительностью в несколько минут кубинский лидер запечатлен в кругу семьи, на вилле Пунто Сьерро (Нулевая отметка), расположенной на окраине Гаваны. Он проверяет, как накрыт обеденный стол в просторной столовой. В саду виллы резвятся внуки Фиделя Кастро.

Сбежавшая с Острова свободы Идальмиз Менендес, бывшая жена другого сына Кастро Алексиса, в интервью майамским телевизионным каналам так же, как и Дашель Торальба, нелестно высказалась о Далии Сото, называя ее ревнивой и мстительной женщиной, которая якобы удерживает внуков в Пунто Сьерро и после разводов не разрешает матерям, бывшим женам сыновей Кастро, видеться со своими детьми. По утверждению итальянской газеты «Репубблика», Алексис и Александер работают программистами, Алехандро – президент государственной компании по торговле программным обеспечением, Антонио и Анхель – врачи. Антонио перенял от отца страсть к бейсболу и одно время даже был врачом бейсбольной сборной Кубы[619].

По другим данным, Анхель работает в сфере автоматизированной механики, а Александер – кинооператором кубинского телевидения.

Прекрасно понимая, что рано или поздно все тайное становится явным, Фидель однажды решил «раскрыть карты». В 1990–е годы он открыл часть архивов и допустил к информации о своей частной жизни авторитетного обозревателя – бразильскую журналистку Клаудию Фуриати. Она даже получила возможность четыре раза встретиться с самим Кастро.

Результатом ее девятилетней (!) работы в архивах стал двухтомник «Фидель Кастро. Биография с разрешения героя», который стал бестселлером во многих странах Латинской Америки. Именно в этой книге было впервые упомянуто имя нынешней спутницы жизни Фиделя и матери его пяти сыновей, Далии Сото, и максимально подробно рассказано о 638 покушениях на кубинского лидера.

Кандидатура Фуриати была выбрана после того, как Фидель Кастро положительно отозвался о ее предыдущей книге «ЗР–оружие, которое убило Кеннеди». Но самое потрясающее в этой истории то, что журналистка призналась, что ей в свое время было также поручено убрать Фиделя! Правда, не посвятила читателей в детали операции. По ее словам, Фидель Кастро долго сопротивлялся ее желанию написать его биографию.

Ее книга вышла в свет в конце 2001 года. А три года спустя Фидель Кастро встретился с Хосе Игнасио Рамонетом, отрывки из произведения которого впервые в переводе на русский язык цитируются в нашей книге. Правда, Фидель посвятил его в основном в подробности своей революционной, а не личной жизни.

Чуть больше, чем о личной жизни, известно о пристрастиях и увлечениях Фиделя, о его распорядке дня, по крайней мере до болезни.

В беседе с бразильским священником братом Бетто в 1985 году Фидель вкратце рассказал, как начинается его рабочий день: «Каждый день с утра я первым делом читаю толстый том международных телеграмм и, просматривая содержание, отбираю всё, что заключает важную политическую информацию, экономическую информацию, научную и медицинскую информацию <… > Мне легче высказывать суждения о вопросах, связанных с революционным движением, коммунистическим движением, международным экономическим положением или политическими темами вообще, потому что это сферы моей деятельности, это моя сфера, скажем так, в которой я чувствую, что у меня есть больше прав высказывать суждения или я могу высказывать их с большей свободой» [620].

А вот какая характеристика дается Фиделю Кастро в воспоминаниях бывшего посла России на Кубе А. Капто: «Высокоэрудированный человек. Большой знаток политической и художественной литературы. Любит мемуарные сочинения. Новинками интересуется прежде всего в военном деле, медицине (особенно биотехнологии), сельском хозяйстве и строительстве. Обладает блестящими ораторскими качествами, хотя чрезмерно эмоционален и психологически легко раним, человек волевой и стойкий. Допущенные ошибки и промахи признает не сразу. Общителен, поддерживает тесные контакты со многими бывшими коллегами по Гаванскому университету. Часто проверяет свои мысли на молодежи. Любит проводить беседы в неофициальной обстановке. Инициатор организации опросов общественного мнения в стране. В одежде и быту скромен. Отличный кулинар и гурман. О физической выносливости свидетельствует то, что без нормального сна может работать несколько суток. И так бывает довольно часто. Пьет мало, преимущественно виски. Любил кубинские сигареты, но с июля 1985 года перестал курить, в чем американские „оппоненты“, которым не удалось его уничтожить физически, усмотрели сигнал заболевания раком. Спортсмен, как говорится, широкого профиля: подводная охота, шахматы, бейсбол, волейбол» [621].

Пожалуй, общение с людьми является главной страстью Фиделя Кастро. Когда он приглашал кого–нибудь до своей болезни в Дворец революции, то разговор с этим человеком, как правило, длился от трех до шести часов. Причем Фиделю было неважно, был ли это простой инженер или американский конгрессмен. И все собеседники отмечали магнетическое обаяние Фиделя. Показательно, что Фрей Бетто закончил свою, разошедшуюся многотысячными тиражами, книгу записей бесед с Фиделем Кастро словами: «Меня переполняет чувство братского восхищения Фиделем и молчаливая молитва – хвала Отцу» [622].

В своей книге «Гавана—Москва. Памятные годы» бывший посол СССР на Кубе Виталий Воротников посвятил целую главу характеристике Фиделя Кастро как политика и человека: «Обаяние его личности неотразимо <…> Фидель Касто – не маска, не идол. Вроде бы человек такой, как все. Нет, не такой, как все! И дело не в росте, осанке, манере говорить, отнюдь нет. От него исходит какая–то внутренняя энергия, заражающая окружающих. Наблюдая за ним, часто ловишь себя на мысли, какой он все же разный: серьезный, озабоченный, участливый, сопереживающий, радостный, агрессивно–напористый, наивно–непосредственный. Но есть в нем один крепкий стержень, основа – он всегда остается самим собой: естествен, чужд позы, внешнего эффекта. Никогда не пытается понравиться или подстроиться под собеседника. Обычно он мало улыбчив, редко смеется. Но улыбка и смех сразу стирают с лица серьезность – они какие–то наивно–смущенные, искренние, приветливые. Фидель Кастро бывает и эмоционально–взвинченным, резким, безапелляционным. Реже это проявляется в беседах, чаще – в публичных выступлениях, когда он поднимает острые, волнующие нацию вопросы, когда разоблачает несправедливые, провокационные действия против страны» [623].

Давняя страсть Кастро – спорт, точнее его игровые виды и бокс. Сейчас, когда Фидель по объективным причинам не может заниматься спортом, самую большую радость приносят ему успехи кубинских спортсменов на международной арене и, особенно, победы национальной сборной над американцами в бейсбольных соревнованиях.

Во время своей болезни Фидель Кастро особенно остро отреагировал на побег двух титулованных кубинских боксеров из расположения сборной и их желание продолжить карьеру в Германии: «Спортсмен, бросивший свою делегацию, – это словно солдат, бросивший своих товарищей на поле боя. На Кубе есть много хороших спортсменов, но она ни у кого их не украла. Кроме того, народ получает удовольствие от их чудесных выступлений. Это уже стало частью его культуры, его благосостояния и его духовного богатства» [624].

Кубинские спортсмены, артисты, художники окружены такой заботой, словно они – дети Фиделя. Многие из ценителей изящного, побывав на современной социалистической Кубе, отмечали: Фидель хорошо знает современную авангардистскую и абстрактную живопись, новые тенденции в музыке и литературе.

В молодые годы кубинский лидер особо не заботился о своем здоровье, совершенно не щадил себя, по нескольку суток, как во время Карибского кризиса или операции в Заливе Свиней, обходился без сна и нередко доводил себя до нервного и физического истощения. Его боевые соратники вспоминали о том, что Фидель мог уснуть где и как угодно – прислонившись к дереву или под проливным дождем, абсолютно не чувствуя и не замечая того, что промок до нитки. Уже упоминавшийся Хавьер Эстелано, бывший начальник личной охраны Фиделя Кастро в горах Сьерра–Ма–эстра, вспоминал: «Фидель Кастро – человек просто фантастического везения. Он любит играть со смертью <…> Не проходило и месяца, чтобы, переодевшись, он не проникал в города, где тайная полиция диктатора Батисты устраивала облавы в поисках партизан, и спокойно ходил по улицам, где были расклеены плакаты с его изображением. Помнится, Фидель любил к сумме объявленной за его голову награды пририсовывать еще два нуля. Мы нервничали страшно, а для него было любимым занятием обмануть охрану и отправиться на поиски приключений»[625].

До операции Фидель очень гордился своим здоровьем, правда, сетовал на годы: «Конечно, я уже далеко не в том состоянии, чтобы три года партизанить в джунглях, есть сырое мясо и спать на земле. А вот три месяца – почему бы и нет?»

Здоровье Фиделя Кастро уже давно является такой же строго охраняемой государственной тайной, как и его личная жизнь. И ЦРУ всякий раз, когда с ним случались неприятности на публике, пыталось убедить мир в том, что он неизлечимо болен.

Так было в 2001 году, когда он потерял сознание. Так было и в 2004 году, когда после речи он, споткнувшись, упал и сломал правую руку и коленную чашечку. Хотя сам Фидель Кастро во время трехчасовой операции отказался от общего наркоза, заявив, что полностью контролирует ситуацию в стране, в некоторых СМИ стали распространяться слухи о том, что у Фиделя болезнь Паркинсона или рак мозга. Но своим поведением он полностью опроверг эти домыслы.

О силе воли Фиделя говорит тот факт, что он со временем избавился от всех вредных привычек. В частности, от курения. Специально для Фиделя Кастро в начале 1970–х годов была создана знаменитая сигара «Кохиба», ставшая символом Кубы. На ее изготовление уходит три года. За это время табачный лист проходит не две, как обычно, а три стадии обработки и приобретает особенно мягкий вкус. Теперь Фидель называет табак ядом и жалеет, что не берег свое здоровье в молодые годы, выкуривая одну сигару за другой.

В присутствии кубинского лидера другим лицам категорически запрещается курить. В последние годы Фидель часто призывает кубинцев сократить употребление табака и крепких спиртных напитков, особенно рома.

«Фидель Кастро хотя и не вступил в клуб долгожителей, но он строго выполняет правила здорового образа жизни. А это – отказ от вредных привычек, правильное питание, физические упражнения, культурный отдых и здоровая окружающая среда, – говорил личный врач Кастро Эухенио Сельман. – Принимая все это во внимание, у меня нет ни малейшего сомнения в том, что Фидель Кастро еще проживет многие годы».

Несколько лет назад кубинские врачи начали претворять в жизнь амбициозную программу, названную «Клуб 120–летних». Эухенио Сельман считает, что если человек сам убежден в том, что проживет до 120 лет, то это вполне реально. На Кубе есть все условия для того, чтобы человек достойно жил в старости. Во–первых, образцовые социальные и медицинские системы, с их внимательным подходом к абсолютно каждому человеку. Во–вторых, исключительные природные условия: чистый воздух, солнце круглый год, море. В–третьих, овощи и фрукты, изобилующие витаминами. 40 научных организаций Кубы работают над раскрытием тайны старения и в перспективе намерены перегнать Японию по числу долгожителей и показателю среднего возраста жизни, который в Стране восходящего солнца превышает 80 лет. Кубинский «Клуб 120–летних» провозгласил шесть принципов долгой жизни, которые пропагандируются на специальных симпозиумах и семинарах: правильное питание, физические упражнения, культура, чистая окружающая среда, профилактическое лечение и сила воли.

«Некоторые делают все, чтобы я умер. А теперь, когда я в возрасте, особо нетерпеливые рассчитывают, что природа скоро возьмет свое, – говорил Фидель Кастро в 2005 году. – Но сегодня я ценю свою жизнь более чем когда–либо.

Мне остается мало времени, но я и не хочу многого – мне хватит двух–трех лет»[626].

Нельзя предугадать, сколько лет отмерила судьба Фиделю. Но в том, что он будет сражаться за жизнь до последнего вздоха, сомневаться не приходится.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.239.167.74 (0.011 с.)