ТОП 10:

Статья 79. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания



ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 21 апреля 2009 г. N 8 О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ, ЗАМЕНЫ НЕОТБЫТОЙ ЧАСТИ НАКАЗАНИЯ БОЛЕЕ МЯГКИМ ВИДОМ НАКАЗАНИЯ

Проблемные моменты.

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ

УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ

В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

 

Т. БУТЕНКО, М. ПЕТРОВ

 

Бутенко Татьяна, доцент юридического факультета Амурского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

 

Петров Максим, судья Амурского областного суда.

 

 

К сожалению, отсутствие четких критериев в определении оснований условно-досрочного освобождения до сих пор вызывает споры при применении указанного вида освобождения от отбывания наказания и, как следствие, порождает различную правоприменительную практику, несмотря на то что 21 апреля 2009 г. Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление N 8 "О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания".

В силу ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного ему приговором суда наказания. Что понимается под исправлением осужденных? В соответствии с ч. 1 ст. 9 УИК РФ, это формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения. Из данной нормы, как отмечает Д. Долгополов, видно, что исправление осужденных подразумевает достижение такого результата, когда ценности человеческого общежития осужденный соблюдает глубоко осознанно, а не из-за боязни нового наказания <3>.

На проблемы применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания было обращено внимание и в Докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. В частности, было отмечено, что главная проблема представляется в том, что законодатель так и не смог сформулировать четкие критерии признания осужденного не нуждающимся в полном отбывании наказания <1>.

--------------------------------

<1> Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2007 г. // Российская газета. 2008. N 4612. 14 марта.

 

 

Примером того, какие требования предъявляются судами при оценке личности осужденного и его исправления, является надзорное Определение Верховного Суда РФ от 15 января 2009 г. N 37-Д08-18 по жалобе на неправомерный отказ в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденной Х. В частности, в данном документе сделан вывод о том, что критериями применения условно-досрочного освобождения для всех осужденных являются: правомерное поведение, отношение к содеянному, отсутствие злостных нарушений, добросовестное отношение к обязанностям в период отбытия назначенного наказания, а также уважительное отношение к другим осужденным и сотрудникам уголовно-исполнительной системы. При этом суды должны учитывать поведение осужденного за весь период отбывания наказания, принимать во внимание как имеющиеся у него поощрения, так и взыскания, оставшийся неотбытым срок наказания. Также судом в данном определении обращено внимание на то, что закон не требует, чтобы осужденные имели какие-то особые, исключительные заслуги <4>.

--------------------------------

<4> Определение Верховного Суда РФ от 15 января 2009 г. N 37-Д08-18 // СПС "КонсультантПлюс".

 

В п. 6 упомянутого Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. N 8 (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. N 31) разъяснено: суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания по основаниям, не указанным в законе, таким как наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осужденным вины, кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д.

Однако на практике данные указания Пленума Верховного Суда РФ порой вызывают дискуссию. В частности, трудно не согласиться с положением о необоснованности отказа в УДО по мотивам мягкости назначенного наказания или непризнания осужденным вины. С недопустимостью же ссылок на наличие прежних судимостей и кратковременность пребывания осужденного в исправительном учреждении ситуация выглядит несколько иначе.

Комплекс исправительных мер, применяемых к осужденным, закреплен в УИК РФ. Точкой отсчета периода их применения в отношении осужденного к лишению свободы логично считать его направление в исправительное учреждение. Вместе с тем порой встречаются случаи, когда лицо, длительное время содержавшееся под стражей до приговора суда, на момент его постановления вследствие зачета срока содержания под стражей в срок отбытия наказания уже обретает право обратиться в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении при том, что такой осужденный ни дня не провел в исправительном учреждении.

Трудно судить о том, какое исправительное воздействие на осужденного оказывает содержание его в следственном изоляторе до постановления приговора суда, ведь до указанного момента сотрудники следственных изоляторов по определению не должны заниматься мерами исправительного характера (поскольку до постановления судом обвинительного приговора лицо считается невиновным и о его исправлении речь идти не может). В указанный период администрация следственного изолятора должна предпринимать меры, направленные на пресечение и предотвращение фактов нарушения подследственными установленного режима содержания под стражей. И хотя характеру таких нарушений, безусловно, должна даваться оценка при рассмотрении судом ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении, правовая природа реагирования на такие нарушения несколько отлична от правовой природы основных средств исправления осужденных (ч. 2 ст. 9 УИК РФ), которые, к слову, должны применяться в комплексе.

В результате суд порой располагает весьма скудными сведениями общего характера о поведении осужденного в период его содержания в следственном изоляторе. Зачастую характеристики ограничиваются формулировками: "с сотрудниками учреждения вежлив, в нарушении правил внутреннего распорядка, порче имущества, межкамерной связи замечен не был".

Немногим отличается и ситуация, когда осужденный, проведя после постановления приговора суда непродолжительное время в исправительном учреждении, обращается в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении. В этом случае администрация колонии, как правило, не может дать объективную оценку поведению осужденного вследствие непродолжительного периода времени пребывания его в исправительном учреждении; взысканий и поощрений такой осужденный зачастую тоже не имеет.

Помня о том, что "наличие или отсутствие у осужденного взыскания не может служить как препятствием, так и основанием к его условно-досрочному освобождению", а также о том, что "закон не требует, чтобы осужденные имели какие-то особые, исключительные заслуги", и располагая малосодержательными характеристиками осужденного, утвержденными администрацией следственного изолятора и исправительного учреждения, суд, как правило, попадает в довольно сложную ситуацию, ведь подобного рода "нейтральные" осужденные и представляют собой ту группу риска, которая, оказавшись на свободе, может вновь посвятить себя преступной деятельности. Ибо убедительных данных, свидетельствующих о реальном намерении таких осужденных жить по закону, не имеется, равно как нет и весомых оснований для отказа в условно-досрочном освобождении.

В такой ситуации анализ характера совершенного преступления, оценка предыдущих судимостей и оставшегося не отбытым срока наказания (что, по сути, в описанных нами случаях является признанием факта кратковременности пребывания осужденного в исправительном учреждении) вполне допустимы и соответствуют смыслу ст. 79 УК РФ. Указанные обстоятельства следует учитывать в их совокупности, а также в совокупности с иными обстоятельствами, которые могут свидетельствовать об исправлении осужденного либо о необходимости дальнейшего отбывания им назначенного приговором суда наказания. Обоснование же отказа в удовлетворении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении одним из указанных выше обстоятельств в отрыве от иных сведений, имеющих существенное значение для принятия взвешенного и объективного решения по такому ходатайству, может свидетельствовать о формальном подходе к его рассмотрению.

Постановлением Свободненского городского суда Амурской области от 11 ноября 2010 г. отказано в удовлетворении ходатайства Ф., неоднократно судимого за совершение преступлений против личности и осужденного приговором Свободненского районного суда Амурской области от 12 января 2009 г. по п. п. "в", "г" ч. 2 ст. 112 УК РФ, ч. 1 ст. 119 УК РФ, ст. 69 УК РФ, ч. 7 ст. 79 УК РФ, ст. 70 УК РФ к двум годам восьми месяцам лишения свободы, об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания.

В кассационной жалобе осужденный Ф. просил отменить постановление и удовлетворить его ходатайство об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, указав, что он отбыл установленную законом часть срока наказания, не допускал нарушений режима отбывания наказания и имеет поощрения; полностью признал вину в совершении преступления и раскаялся в содеянном, имеет постоянное место жительства, характеризуется положительно, на его иждивении находятся малолетние дети и сожительница, с которыми он поддерживает связь, он болен туберкулезом, администрация исправительного учреждения поддержала его ходатайство об условно-досрочном освобождении.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 13 января 2011 г. кассационная жалоба осужденного оставлена без удовлетворения. При этом отмечено, что, отказывая в удовлетворении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении, суд обоснованно сослался на то, что Ф. ранее дважды освобождался из мест лишения свободы условно-досрочно, однако каждый раз совершал преступления в период условно-досрочного освобождения; наряду с этим судом обоснованно учтен характер преступлений, за совершение которых Ф. отбывает наказание. Вывод суда о том, что названные выше обстоятельства в совокупности не могут в полной мере свидетельствовать о сформировавшемся у Ф. устойчивом уважительном отношение к человеку, обществу, нормам, правилам и традициям человеческого общежития, и том, что Ф. устойчиво встал на путь исправления, признан судебной коллегией правильным <5>.

--------------------------------

<5> Уголовное дело N 22-2459/10 // Архив Свободненского городского суда Амурской области.

Ярославская кассация!

ЯРОСЛАВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2012 г. по делу N 22-316/12

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ярославского областного суда в составе председательствующего Пашковой Н.Л.,

судей Тебнева О.Г., Крепкова С.А.,

при секретаре Б.М.С.,

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Е.М.Л. на постановление судьи Рыбинского городского суда Ярославской области от 30 ноября 2011 года, которым

отказано осужденному Е.М.Л., <...>, в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Заслушав доклад судьи Тебнева О.Г., осужденного Е.М.Л. в поддержание жалобы, мнение прокурора Лупанова С.В., просившего постановление оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

приговором Тутаевского городского суда Ярославской области от 26 января 2000 года Е.М.Л. осужден по п. "в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, п. "б, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, п. "а, б, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Освобожден 12.11.2003 условно-досрочно на 1 год 14 дней.

Приговором Рыбинского городского суда Ярославской области от 12 апреля 2004 года Е.М.Л. осужден по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа. На основании п. "в" ч. 7 ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение по приговору от 26 января 2000 года и в соответствии со ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения к настоящему приговору не отбытого наказания по приговору от 26 января 2000 года всего назначено 8 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговором Рыбинского городского суда Ярославской области от 31 мая 2004 года Е.М.Л. осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением Рыбинского городского суда Ярославской области от 20 августа 2004 года в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по приговорам от 12 апреля 2004 года и от 31 мая 2004 года Е.М.Л. назначено наказание в виде 8 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговором Рыбинского городского суда Ярославской области от 19 октября 2004 года Е.М.Л. осужден по ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по приговору от 12 апреля 2004 года назначено 8 лет 1 месяц лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением Рыбинского городского суда Ярославской области от 17 ноября 2004 года в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по приговорам от 12 апреля 2004 года, 31 мая 2004 года и 19 октября 2004 года Е.М.Л. назначено 8 лет 7 месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Начало срока: 2 февраля 2004 года. Конец срока: 1 сентября 2012 года.

Осужденный Е.М.Л. обратился с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Судом вынесено указанное выше постановление.

В основной и дополнительной кассационной жалобе осужденный Е.М.Л. просит постановление отменить, удовлетворить его ходатайство об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Не соглашается с постановлением, указывает о том, что суд не приобщил дополнение к ходатайству, где сообщалось о предвзятом отношении к нему начальника отряда, ссылается на то, что допущенные нарушения более 3 лет назад погашены, в настоящее время переведен в улучшенные условия отбывания наказания, поощрений нет по вине администрации колонии, которая не реагирует на рапорты, он болен бронхиальной астмой, в колонии нет подходящей для него работы, с 1996 года нет административной комиссии, характеризуется положительно, не видит причин, по которым ему могло быть отказано в удовлетворении ходатайства.

Ссылается на то, что получил 3 профессии, обращался в суд о снятии с него взысканий, усматривает со стороны сотрудников колонии незаконные действия, при освобождении будет иметь возможность трудоустроиться в г. Тутаеве или в г. Рыбинске, суд невнимательно рассмотрел материалы, не учел все положительные характеристики.

Данные о личности Е.М.Л., его поведение во время отбывания наказания, отношение к труду, мероприятия воспитательного характера и другие заслуживающие внимание данные за весь период отбывания наказания судом исследованы с достаточной полнотой и правильно оценены.

Из материалов дела видно, что Е.М.Л. имеет 10 поощрений, трудоустроен, мероприятия воспитательного характера посещает регулярно, принимал участие в самодеятельных организациях осужденных, отбывал наказание в облегченных условиях.

Вместе с тем, Е.М.Л. имел 7 нарушений режима содержания, в том числе 2 злостных, на воспитательную работу индивидуального характера реагирует не всегда правильно, администрация учреждения не поддержала ходатайство осужденного, отсутствует стойкая положительная динамика исправления.

Данные о личности Б.Б.С., его поведение во время отбывания наказания, отношение к труду, мероприятия воспитательного характера и другие заслуживающие внимания данные за весь период отбывания наказания судом исследованы с достаточной полнотой и правильно оценены.

Из материалов дела видно, что Б.Б.С. имеет 10 поощрений, трудоустроен, нормы поведения в колонии соблюдает, на мероприятия воспитательного характера реагирует правильно, принимает участие в работе самодеятельных организаций. С 20.04.2010 отбывает наказание в облегченных условиях.

Вместе с тем, Б.Б.С. имеет 1 нарушение режима содержания, несмотря на положительные характеристики, у суда не сложилось убеждение в его полном исправлении, соблюдение порядка отбывания наказания является обязанностью осужденного, ранее Б.Б.С. отменялось условное осуждение, т.е. он не оправдал оказанное ему доверие.

Оценивая позицию администрации ФБУ ИК-НОМЕР по вопросу условно-досрочного освобождения Р.Л.В., суд в постановлении отметил, что, по смыслу закона, непризнание осужденным вины не может учитываться судом при рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении как обстоятельство, отрицательно характеризующее личность осужденного.

Указание суда кассационной инстанции на необходимость учесть при разрешении ходатайства отношение Р.Л.В. к своему деянию, а именно то, что вину в совершении преступления он не признал, отбывая наказание в местах лишения свободы своего отношения к содеянному не изменил, противоречит требованиям п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания" от 21 апреля 2009 года, согласно которому суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания по основаниям, не указанным в законе, таким, как непризнание осужденным вины, кратковременность пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д.

При таких обстоятельствах кассационное определение об отказе в удовлетворении заявления Р.Л.В. об отводе судьи Пашковой Н.Л. и кассационное определение об отмене постановления суда об условно-досрочном освобождении Р.Л.В. не могут быть признаны законными и подлежат отмене с направлением материала на новое кассационное рассмотрение.

При проверке надзорной жалобы Р.Л.В. установлено, что после возвращения материала в Рыбинский городской суд Ярославской области постановлением названного суда от 11 ноября 2010 года ходатайство осужденного Р.Л.В. об условно-досрочном освобождении оставлено без удовлетворения.

В связи с отменой кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Ярославского областного суда от 20 августа 2010 года и направлением материала на новое кассационное рассмотрение, отмене подлежит и последующее судебное решение - постановление Рыбинского городского суда Ярославской области от 11 ноября 2010 года.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407 и 408 УПК РФ, президиум

 

постановил:

 

надзорную жалобу осужденного Р.Л.В. удовлетворить.

Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Ярославского областного суда от 20 августа 2010 года об отказе в удовлетворении заявления Р.Л.В. об отводе судьи Пашковой Н.Л., кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Ярославского областного суда от 20 августа 2010 года об отмене постановления Рыбинского городского суда Ярославской области от 23 июня 2010 года и постановление Рыбинского городского суда Ярославской области от 11 ноября 2010 года в отношении Р.Л.В. отменить.

Материал по кассационному представлению прокурора о пересмотре постановления Рыбинского городского суда Ярославской области от 23 июня 2010 года направить на новое кассационное рассмотрение.

 

Председательствующий

В.Н.АНАНЬЕВ

 

ЯРОСЛАВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 декабря 2010 г. по делу N 22-2504/2010

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ярославского областного суда в составе:

председательствующего Сердюкова Б.И.,

судей Галкиной С.В. и Крепкова С.А.,

при секретаре Ш.Ю.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу осужденного К.Д.Ю. на постановление Угличского районного суда Ярославской области от 17 ноября 2010 года, которым осужденному

К.Д.Ю., <...>, отбывающему наказание в ФБУ ЛИУ-9 УФСИН России по Ярославской области,

в условно-досрочном освобождении от наказания отказано.

Заслушав доклад судьи Галкиной С.В., выслушав выступление осужденного К.Д.Ю., поддержавшего кассационную жалобу в полном объеме, выслушав выступление прокурора Берковской Т.А., просившей постановление оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

приговором Борисоглебского районного суда Ярославской области от 22.06.2009 К.Д.Ю. осужден по ч. 3 ст. 30, п. "А" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа, по п. "А" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений К.Д.Ю. назначено окончательное наказание в виде 2 лет 7 месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; начало срока отбывания наказания исчислено с 22.06.2009.

Осужденный К.Д.Ю., отбывающий наказание в ФБУ ЛИУ-9 УФСИН России по Ярославской области, обратился в Угличский районный суд Ярославской области с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Начальником ФБУ ЛИУ-9 УФСИН России по Ярославской области представлены характеристика на осужденного, справка о поощрениях и взысканиях осужденного, иные характеризующие данные.

В судебном заседании осужденный К.Д.Ю. участия не принимал, просил рассмотреть дело в его отсутствие, что подтверждается содержанием его заявления в суд от 17.11.2010. Участвовавшие в судебном заседании представитель администрации ФБУ ЛИУ-9 УФСИН России по Ярославской области поддержал ходатайство осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, прокурор не возражал против удовлетворения ходатайства осужденного К.Д.Ю.

Судом 17.11.2010 вынесено указанное выше постановление.

В кассационной жалобе осужденный К.Д.Ю., считая изложенные судом в постановлении основания отказа в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания незаконными и "натянутыми", указывает, что судом не приняты во внимание характеристика из учреждения, содержащая сведения о его поведении в настоящее время, и мнение прокурора Горбачева С.В., в то время как основанием для отказа послужила характеристика до осуждения, составленная для другого суда. Обращает внимание на фразу из постановления суда "исключительно положительно себя не зарекомендовал" и недоумевает по поводу того, в чем должна выражаться эта исключительность. Указывает, что как продолжительность неотбытого срока, так и имевшее место ранее условно-досрочное освобождение, не могут являться основаниями для отказа в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. Ссылается на п. 6 Постановления ВС РФ от 21.04.2009 N 8 в части того, что суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении по основаниям, не указанным в законе. Просит постановление отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

Выслушав выступления сторон, проверив доводы кассационной жалобы по материалам дела, судебная коллегия находит постановление законным и обоснованным.

Выводы суда об отказе в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в постановлении мотивированы и основаны на представленных данных, которые исследовались в судебном заседании. Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение постановления, не допущено. Уголовный закон применен судом правильно.

Приведенные в жалобе доводы нельзя признать обоснованными.

В соответствии со ст. 79 УК РФ лицо подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Само по себе фактическое отбытие осужденным предусмотренной законом части срока наказания в соответствии с ч. 3 ст. 79 УК РФ не влечет за собой обязанность суда применить условно-досрочное освобождение.

Мнения администрации исправительного учреждения и прокурора о целесообразности применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания не могут предрешать решения суда об удовлетворении или отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания наказания.

Данные о личности осужденного К.Д.Ю., его поведении во время отбывания наказания и отношении к труду, на которые обращается внимание в кассационной жалобе, судом исследованы с достаточной полнотой.

Выводы суда основаны на всестороннем учете данных о поведении К.Д.Ю. за весь период отбывания наказания, в том числе, содержащих сведения об отношении К.Д.Ю. к требованиям режима содержания и к труду, а также о состоянии здоровья К.Д.Ю. Совокупности этих данных судом дана надлежащая оценка в постановлении.

Как следует из материалов дела, К.Д.Ю. отбывает наказание в ФБУ ЛИУ-9 УФСИН России по Ярославской области с 09.09.2009, за время отбывания наказания взысканиям не подвергался, трудоустроен, за добросовестное отношение к труду и хорошее поведение имеет два поощрения, которые получены 27.05.2010 и 16.09.2010, проходит курс амбулаторного лечения от заболевания, к лечению относится удовлетворительно, в культурно-массовых мероприятиях и общественной жизни отряда принимает посильное участие, среди осужденных уживчив и конфликтных ситуаций не создает, в учреждении на профилактическом учете не состоит, на меры воспитательного воздействия реагирует должным образом, с представителями администрации ЛИУ вежлив и корректен, социально-полезные связи поддерживает в установленном законом порядке, с 22.05.2010 переведен в облегченные условия отбывания наказания, вину в совершенных преступлениях признает, алименты на содержание ребенка выплачивает регулярно. По мнению администрации ФБУ ЛИУ-9 УФСИН России по Ярославской области К.Д.Ю. для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, администрация учреждения ходатайство осужденного К.Д.Ю. об условно-досрочном освобождении поддерживает.

Отказывая в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, суд оценивал совокупность обстоятельств, в том числе, поведение осужденного в течение всего времени отбывания наказания, судом учтены данные о личности осужденного, мнения сторон в судебном заседании. Мнение представителя исправительного учреждения, поддержавшего ходатайство об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, и мнение прокурора, не возражавшего против удовлетворения ходатайства осужденного, содержатся в протоколе судебного заседания и приведены в постановлении суда.

Имеющаяся в материалах дела характеристика из ФБУ ЛИУ-9 УФСИН России по Ярославской области в отношении К.Д.Ю., на которую осужденный ссылается в кассационной жалобе, была исследована судом в судебном заседании и содержащиеся в ней сведения приведены в постановлении суда. Доводы кассационной жалобы о том, что содержание этой характеристики не принято судом во внимание, не обоснованы.

Суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении К.Д.Ю. от отбывания наказания. Действительно, исходя из поведения осужденного в период фактически отбытого срока наказания, преждевременно делать вывод о том, что К.Д.Ю. для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Так, отбывая наказание в ФБУ ЛИУ-9 с сентября 2009 года, первое поощрение К.Д.Ю. получил в мае 2010 года. Количество и основания получения поощрений получили в постановлении суда надлежащую оценку. Отметив проявление К.Д.Ю. стремления к исправлению, суд, учитывая данные о личности К.Д.Ю. и его поведении в период отбывания наказания, обоснованно не согласился с мнением администрации исправительного учреждения относительно ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания и отказал К.Д.Ю. в удовлетворении данного ходатайства.

Констатация судом сведений о том, что до осуждения К.Д.Ю. характеризовался отрицательно и ранее освобождался от отбывания наказания условно-досрочно, соответствует содержанию имеющейся в материалах дела и исследованной в судебном заседании копии приговора Борисоглебского районного суда Ярославской области от 22.06.2009. Приведение этих сведений в постановлении не является основанием для отмены или изменения постановления суда, оно не повлияло на законность и обоснованность принятого судом решения.

Таким образом, данная методика не позволяла с достоверностью оценить риск совершения повторных преступлений осужденными-рецидивистами после УДО, что может быть связано с особенностями менталитета и культурного пространства нашей страны.

Данное обстоятельство способствовало созданию нами опросника "Система оценки осужденного, освобождающегося условно-досрочно" с учетом российской ментальности, который представляет собой комплексный анализ личности осужденного, с учетом его социально-психологических проблем, личностных и поведенческих особенностей.

Опросник предполагает сбор информации по трем разделам: первый раздел заполняется психологом совместно с сотрудником отдела специального учета; второй раздел - начальником отряда; третий раздел - самим осужденным. После этого с осужденным проводится интервьюирование, целью которого является уточнение полученной информации о его образе жизни и противоправном поведении, определение отношения осужденного к своему преступлению и наличие факторов риска при ресоциализации.

С помощью опросника получаются сведения, касающиеся: 1) характера преступления; 2) наличия жилья; образования, профессии и способности получить работу; 3) степени материального благополучия; 4) особенностей отношений с людьми; 5) круга общения; 6) отношения к наркотикам и алкоголю; 7) проблем эмоционального характера; 8) когнитивно-поведенческих особенностей; 9) взглядов на противоправную деятельность.

На втором этапе изучения осужденного психологом проводится психодиагностическое обследование. В обследовании используются следующие методики: проективная методика Hand-test; тест фрустрационных реакций С. Розенцвейга; пятифакторный личностный опросник.

В процессе проведения исследования мы исходили прежде всего из того, что все используемые методики наиболее удачно дополняют друг друга, выявляя, соответственно, личностные особенности и социально-психологические факторы, определяющие склонность осужденного к противоправному поведению.

В качестве объекта исследования мы использовали тех же самых осужденных.

Сравнительный анализ значимых различий осужденных-рецидивистов и законопослушных осужденных показал, что у осужденных группы R большее количество нарушений и меньшее поощрений, по сравнению с осужденными группы Z. Все респонденты группы Z в период отбывания наказания выполняли ст. 106 УИК РФ и не совершали преступлений, в отличие от осужденных группы R. Это может свидетельствовать о большей криминальной зараженности осужденных группы R, принятии ими "тюремных" законов, педагогической запущенности.

Отсутствие регулярного дохода и постоянного места работы характерно для большего числа респондентов группы Z, в группе R таких осужденных значительно меньше.

У осужденных группы R наблюдается больше криминально зараженных (судимых) родственников, но в то же время для законопослушных осужденных группы Z характерны более враждебные отношения в семье, конфликтные отношения с супругой/сожительницей.

Употребление спиртных напитков более характерно для респондентов группы Z, что может быть связано с наказанием, не связанным с изоляцией от общества.

Большее количество респондентов в группе Z, по сравнению с осужденными-рецидивистами, отрицательно относятся к сотрудникам уголовно-исполнительной системы, не приемлют ценностей общества, совершают противозаконные действия, хотя понимают, что нарушают закон.

Законопослушным осужденным свойственны эмоциональная неустойчивость, трудности в адаптации, тревожность, страх, раздражение, ипохондрия. Тогда как осужденные группы R обладают более высокой эмоциональной устойчивостью. Респонденты группы R общительны, активны, позитивны, стремятся помочь близким в общении, в общении преобладает эмоционально-оценочный контекст, тогда как осужденным группы Z более свойственна сдержанность, некоторая отчужденность в социальном взаимодействии, резкость, стремление к конкурентным отношениям на фоне эмоционально положительного отношения к окружающим людям. Осужденные-рецидивисты стремятся управлять и руководить действиями других людей, влиять на их поведение, в отличие от них, респонденты группы Z прислушиваются к мнению других.

Осужденные группы R в большей степени любознательны, впечатлительны, имеют более богатое воображение, стремление к самопроявлению, чем респонденты группы Z.

 

3,00├──────────────────────────────────────────────────────────────────────

2,50├──────────────────────────────────────────────────────────────────────

│ # 2,41 2,04 * 2,10

2,00├─────────────────────────────────*────────────────────────────────────

│ * 1,56

1,50├────────────────────────────────────────────────# 1,49────────────────

│ * 1,11 # 1,35

1,00├──────────────────────────────────────────────────────────────# 0,94──

│ * 0,76 # 0,83

0,50├──────────────────────────────────────────────────────────────────────

0 └─────────────┬─────────────┬────────────┬────────────┬────────────────

Раздел 2. § 4. § 5. § 8. § 11.

Поведение в ИК Материальное Отношения Отношение Взгляды на

благополучие с людьми к алкоголю противоправную

деятельность

┌────────────────────────────────







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.234.208.66 (0.026 с.)