Дух вольного не устрашат бед тучи



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Дух вольного не устрашат бед тучи



 

Дух вольного не устрашат бед тучи.

Каких высот трагедия б не била,

В свободном от рожденья солнца сила

Пульсирует и направляет ярость

Вперёд на бой, ведь голос крови жгучий

Не знает, что есть в мире этом жалость!

 

Когда волк разрывает плоть на части

Не думает, что жизнь ломает чью-то.

Но в головах рабов лишь правит смута –

Убийственно холодная как стужа.

Не зря над ними вскрыв дробилопасти

Орлы брань-далей тьмой гремучей кружат.

 

Рабами жить и умереть рабами…

Разбой не хуже рабства в мире нашем.

Для нас рабами быть, так как в парашу

Пасть ликом. Нет уж, лучше пусть Морена

Обнимет нас, чтоб мы перед богами

Предстать могли, лишь преклонив колено!

 

 

Моё вольное слово

 

Мне снился бескрайнего моря прилив:

Я скинул с себя прочь в пучину оковы,

Слова различал я средь шумного рёва,

Мне волны вещали свой сумрачный миф…

 

Как песни русалок их скорбен мотив,

Как смерти скала их легенда сурова…

Я видел, как волны в набег идут снова,

И видел себя. Я стоял словно риф.

 

Надежду долой я отринул как шаль,

Пусть здесь захлебнусь я. Себя мне не жаль.

Душа моя взвиться на небо готова.

 

О, синее море ты мой скроешь крик,

И в этот холодный как снег в зиму миг,

Лишь кровью блеснёт моё вольное слово.

 

 

Gintaro Krantas

(Янтарный берег)

 

Золото Балтики – слёзы Юраты.

Вижу я как неземной красотой

Снова несёт скорбь в камениях «злата»

Море балтийское вместе с волной.

 

Слышу я пение птиц побережных…

Вижу прекраснее всяких картин:

Вал разбивается пеною снежной

Об древние скалы «прусских былин».

 

Здесь небеса патрулируют боги

Что не склонились пред стягом Христа.

Это они нам бросают под ноги

В дар острый меч и огниво щита.

 

Ветер игривый гуляет по пляжу,

Он как всегда весел, боек и свеж.

А облака вдалеке вяжут пряжу,

Словно нам чертят последний рубеж.

 

В злате ты Балтика вельми прекрасна!

Берег твой огненный блещет зарёй.

Нет, не могу я смотреть беспристрастно,

Не восхищаться княгиня тобой!

 

 

Прусский вождь

 

Прусский вождь поднимает дружину.

Кружит ворон над сталью вершин.

Воля воинов несёт как пружина,

Впереди – Гордый Герк Монтемин.

 

Лютоснежная кружит погода,

Крестоносцы равняют свой строй.

Прусский вождь ненавидит их бога,

И летит на врага он стрелой!

 

Чёрный орден не знает пощады.

Смерть им благо, несчастье – обряд.

Обратить пруссов в рабское стадо

Не удастся, пока крепок ряд.

 

Прусский вождь одолел супостата,

Вдоволь вранам накрыт трупный стол.

Покармин – здесь неволя распята,

Здесь упал в прах тевтонский орёл.

 

 

На конях сокрушителей крон…

 

На конях сокрушителей крон

Скачет первый Асгард батальон,

Где заря в лучеранах кровава,

Там валькирия ждёт словно слава,

И стара та картина как мир:

Расшибает йотуна мьёльннир.

Предводителей ратного шквала –

Вязов блеска и лязга металла.

 

Кружит чёрный Видрира дозор,

Там где слышен оружия спор.

Верю я, не умрёт моя раса,

Нам горит щит небес лучегласо,

На беду волку остр и хорош,

Врана трупоразделочный нож.

Сквозь любую пройдёт бурю Гунны

Солнцевласый сын Бога Перуна.

 

Отчим Улля, защитник людей,

В звёздах щёк твоих гибель ветвей.

Как на крыльях летит он бурана

Там где конунг лишает султана

Ты сражаешь врагов наповал,

Будто древо холодный металл.

Шлема зоркой опоры стремлений,

Ведь рождён белый род для свершений!

 

 

Русы Соколы

 

Довольно лжи-патетики.

Круши метал варяг.

Пусть наша энергетика

Лучом проломит мрак.

 

Не будет к чёрным жалости.

Коль право на удар,

Есть у млад-дерзкой ярости.

Оставим тех, кто стар.

 

Дрожит земля от крока ли?

Иль бьёт в набат вулкан?

Взросли то Русы – Соколы,

На радость Князю Ран.

 

Пред нами круче трудности,

Боится их овца.

Мы пьём до безрассудности

Эль славы Битв Отца.

 

Не всё ж железу ржавится,

Приходит гнева час.

Огнём наш враг подавится,

Так было сотни раз!

 

Дрожит земля от крока ли?

Иль бьёт в набат вулкан?

Взросли то Русы – Соколы,

На радость Князю Ран.

 

 

Райхштандарт Рёгнира

 

Не отступай перед бедой, а прямо иди ей навстречу.

Публий Вергилий Марон

 

Барабанные удары

Оглушают гладь небес.

Мы идём суровой карой,

Крови рыцари SS!

 

В этой битве счастья много,

Быть на стороне добра.

Пасть за честь грозочертога

Чтобы расцвела заря.

 

Речь жестока пулемёта

Как броня куёт мороз…

Треском радиочастоты

Отвечают на запрос.

 

Но не ждут бойцы приказа,

Жизни мы даём приказ!

Нас заждалась Трора база –

Первая из небобаз!

 

В волка рожь страны богатой

Туров волн вселял ярь Игг.

Где скотам сверкал расплатой

Ледобраннорунный блик.

 

Мы назад не отступали

Воля бурей нас несла.

В яроштурмристалищ стали

Зрила подвиг наш земля.

 

Держит Райхштандарт Рёгнира

И сегодня наша рать,

Если чернь лютует в мире

Мы придём её карать!

 

Пусть минирует подходы

К нашей правде лютый враг.

Мы боролись за свободу,

Потому наш славен флаг.

 

 

Искровихрезарный князь

 

Приветствую! Мой Солнцебог Священный!

Арийский Искровихрезарный князь.

Тебе пою сей гимн я не боясь

Удара лучестрел с плацдарма света.

Не мне молить тебя как раб презренный,

Ты песни, пышнославящую вязь

Услышь из уст моих в дань этикета.

 

Искрю стихами я забытой веды

Под тучерунописною страной,

Как реки не желают знать покой

Я так же не смирюсь под властью злата.

Дай Блеска Князь ты мне лихие беды,

Нордкудресолнцевласый чтоб сын мой,

Окреп в борьбе луны и коловрата.

 

Узрел в выси я рун лучесплетенья

Что ослепят, убьют стада отар,

Ввергая дух их в солнечный пожар,

Дробя на части души их больные.

Небес буранобойный гром вторженья

Сынов Асгарда пусть несёт удар

По рабским их гусеподобным выям.

 

Зари Вождь красной лепь своей короны

Орлиным ветром воли ты укрась,

Твою злой мрак не поколеблет власть

Пока жив Род богам что равноценный,

Пока природы чтят сыны законы,

И волчью держит пламя раны пасть,

Ты будешь жить, наш Солнцебог Священный!

 

 

Авангард Ночи Русских Ножей

На восстание москвичей в районе Бирюлёво

 

Восстал Москвабад

Будто огненный змей.

Где пал наш собрат

В ночь кавказских ножей.

 

Его грудь как лёд

Охладила вмиг сталь.

Так кто мы, народ?

Или рабская шваль?

 

ОМОН давит грунт,

Наши кости трещат.

Гремит Русский бунт

Как военный парад.

 

Нам скинуть пора

Путиноидный пласт.

Нам в помощь ветра,

В нас живёт Радегаст.

 

Как громом «на Вы»,

Прозвучит над страной.

Во имя любви

Принимаем мы бой.

 

На вихре штандарт

Вьётся залпом лучей,

Ведь мы авангард

Ночи Русских ножей!

 

 

Валькирия по имени Виктория

 

Яр гнев наш будто громовой раскат.

И пусть рассудит наш удар история.

Ведёт вновь нас в пуль-ураган мой брат

Валькирия по имени Виктория!

 

Настало время нам оскалить пасть,

Слепого час проходит созерцания.

Смотри, как мы нацелены на власть,

Услышь в предтрупье ты волков рычание.

 

Как грязь здесь бурережущего эль,

Всех тех, кому как беру мёд терпение.

А мы без страха держим курс в метель,

Мы Норда суть огонь сопротивления.

 

В крови держава солнца расцветёт.

В себе мы как Видрир в копье уверены.

И разорвать Сиона тяжкий гнёт

Мы без пощады на куски намерены.

 

Прекрасен бурь Раховы баритон.

И наша честь средь славы лицемерности –

Пуленепробиваемый заслон,

Ток девы гор наш – врана брага верности.

 

Нас не сметёт ни дождь свинца, ни град.

Здесь наше всё, здесь наша территория.

Так пусть ведёт нас в бронешторм мой брат

Валькирия по имени Виктория!

 

Примечания:

Эль бурережущего – кровь

Держава солнца – небо

Ток девы гор – дух

Брага врана – кровь

 

 

Волк ветвей и горе дуба

 

Волк ветвей и горе дуба

Близких два суровых друга.

Не удержит их поруба,

Не затмить их в центре круга.

Кружит, кружит над полями

Крон крушитель, сын метели.

Под льдяными облаками

Пляшет он, лебедебелый.

То он с юга, то с востока,

То он северный и снежный.

То он с западных притоков,

То он грубый, то он нежный.

Друг его в одежде яркой,

Так же нравом крут порою.

Рядом с ним тепло и жарко,

С ним спокойно, я не скрою.

Но он жжёт порой без меры,

Когтелапый, златодикий…

Берёт штурмом окна, двери,

Топит в боли страшной крики.

Им даны без края силы,

Они символы свободы.

Видишь, вновь они накрыли

Стяги чести братства Рода.

 

Примечания:

Волк ветвей – ветер

Горе дуба – огонь

 

 

Выпьем за врагов!

 

Не говори что всё обречено,

Нет сил что сдержат нас на этом свете.

Плевать что вокруг нас черным черно,

Тем больше драматичности в сюжете.

 

И пусть Россия к нам порой груба,

Но лишь прочнее дружбы нашей узы.

И знаю я, что это брат судьба, -

Убить змееволосую Медузу.

 

Молчать не нашей совести удел.

Бушуют вихри, ратные метели…

Но всех, кто подписал Руси расстрел

Узрим мы в коллиматорном прицеле.

 

И наши пули им проломят лоб,

Мозги их разнесёт волной по травам.

На свете столько разных жизни троп,

Но наш путь, это путь безсмертной славы.

 

Трор даст врага, мобилизуем дух.

Так выпьем за врагов своих камрады!

Ведь жизнь среди жужжаскулящих мух

Проклятье от богов, а не награда.

 

Бороться брат природой суждено,

Орлам подвластны бранные высоты…

Плевать что вокруг нас черным черно,

Ведь черноту расплавят огнемёты.

 

 

… Наши мечты ныне громом озвучены

 

Солнце Руси, ты свети нам заветное.

Мысль вознеси над землёй благоцветное…

Славим твой путь тучи блик в меру знойное,

Пусть рвёт нам грудь пули Хильд Бронебойная.

Нам ли дрожать о, златоглавобуйные?!

Будут сверкать в небесах саги рунные,

Родич огня где взметнёт знамя вьюжное,

Осень тесня, - рдяно-жёлто кольчужную…

Выйду я в лес, прикоснусь к древу древнему

Вязью словес передам я свой гнев ему

Чтоб ратей князь чуял боль нашу крепкую,

Кровная связь – как орла когти цепкая.

Брось молот свой Стрел-Правитель заклятия,

В тех, кто судьбой был рождён для распятия.

Видишь ведь ты: горем вдоволь намучены,

Наши мечты ныне громом озвучены.

Крепок пусть дух как сталь будет в сражении.

Лестью лестух не падём во смятение.

Да не познать нам позорища нидинга,

Твёрдо стоять суждено в бурях витингу.

Скоро зима нас возьмёт в клещи хладные,

Сможет ли тьма дух сломить в злости жадная?

Не погасить, злометелями бодрое

Солнце Руси – наше славное, гордое!

 

Примечания:

Блик тучи – солнце

Родич огня – ветер

Лестуха – плутовка

Нидинг – (древнеисландс.) трус

Витинг – (прус.) – витязь

 

 

Фронт неонацистского отпора

«Шведским НС»

 

Бушуют бури чёрного террора,

Туман объял нордическую высь…

Но фронт неонацистского отпора

Уже приговорил к расстрелу крыс.

 

Отвергнуты долой Христа законы,

Пульсирует в вине волков – Вотан.

Он славит ультраправые колонны, -

В атаку марширующий таран!

 

Брат, Родоистребителям как видно

Не место на земле богов Свитьод.

Великим за свой Род не будет стыдно,

В веках прославил шведский кто народ.

 

Кровь будит Вяза лязга бранной вьюги,

И гонит прочь черносмиренья дурь.

С тобою брат тень боевой подруги

Что дух твой вознесёт в раскатах бурь.

 

О, Швеция, ты драгоценный камень

Из всех великих европейских стран,

Ты слепишь взор как солнца яркий прамень,

Чаруешь дух ты как в выси сапсан.

 

Народ твой не потерпит рабства путы,

В крови народа воли арсенал.

Знать разнесёт окрепшие редуты

Вражья стальной неонацистский шквал

 

Не отступай min svenska bror от слова,

Ты клялся своей нации служить.

Framåt! Спецбатальоны в жар Раховы,

Ведь нет прекрасней счастья белым быть.

 

Живи же край что сердцу Тора милый.

Я вижу, рдея средь огня восход

Парит как шторма барс лебедокрылый,

И за собой ведёт Вотана флот.

 

 

Nacht van de heilige vuur

 

Визг безродной пропаганды

Глушит мир, где правит дрянь.

Но не бросит Нидерланды

Асов Князь Йегове в дань.

 

По железным венам славы,

Пусть течёт огонь расправы.

 

Сгинет в Хель всё то, что сгнило.

Ужаснётся вновь луна.

Наша воцарится сила

В ночь священного огня.

 

Хватит с нас фантасмагорий –

Превратим мир в крематорий.

 

Где потонет в страшных муках

Затхлокровный черни сброд.

Римским жестом наши руки

Вновь приветствуют восход.

 

Лязгом стали вал кипучий

Рвёт как ткань сакс скорби тучи.

 

Гонит Грим коня галопом,

Где лучом зиг-рун SS

Выставляет Райх Европа,

На патруль орду небес.

 

В нашей силе – наше право.

Слабым – клетка, сильным – слава!

 

Смертью турса, местью Тора

Будет в прах разбит мутант.

Ведь святы для нас просторы

Королевства Недерланд.

 

Жар огня наш дух отточит,

Чтобы рдели снова ночи.

 

Примечание:

Nacht van de heilige vuur (нидер.) Ночь священного огня

 

 

Государство

 

Пусть волны несутся упадка,

Беснуется пусть чёрный вал.

Лишь нас кровь призвала к порядку

В стране почерневших зеркал.

 

Равняется на стяг кровавый

С крестом что вращается, рать.

Свою добываем мы славу

Что предкам великим под стать.

 

Лишь нас боги вооружили

Сверхсилой и верой в восход.

Лишь в наших пульсирует жилах

Энергия новых высот.

 

Когда все левеют в округе,

Когда воет волк под луной.

Мы мчим в огневёсельном струге

В шторм горя и в скорби прибой.

 

Надежда – не наша забава,

Мы знаем, что день наш грядёт.

И в бурях родится держава,

И станет священным тот год.

 

Не в сути Отчизны коварство.

Не нам петь хвалу подлецам.

Мы строим своё Государство

На счастье сынам, дочерям.

 

Не смоют нас волны упадка,

С пути не собьёт чёрный вал.

Мы – знамя стального порядка

В стране перекрёстных зеркал.

 

 

Курган из вырванных сердец

 

В гигантской ярости пылает Хримгримнира

Народ наш праведный, не павший пред скотом.

Да будет так! И вражья кровь – презренье миру

Секс-нац-меньшинств что осквернили грязью дом.

Драккара солнце чести крепкою плотиной

Мы снова выстроили черни супротив.

Покуда зоркости не лишены орлиной

Ворвёмся мы – солнцеплетённой нитью в миф.

Чтобы сиять огнём потомкам крови чистой,

Как моря диск бомбардировочных высот.

Да будет так! И знамя ярости лучистой

Возвысит славой богатырский наш народ.

В земле орла костёр сжимая Асов Князя

Пусть пронесётся витязь вихря над страной

Неустрашимой ни пред чем стальпламневязью,

Вернувшись вновь вооружённою зарёй.

Кипит, бурлит льдяная ненависть народа,

Готова вырваться штормами на простор.

Да будет так! Глядит без страха в Гунн погоду

Варягов вечности огнеударный взор.

Любуясь трупами врагов на смертном поле,

Курган насыпем мы из вырванных сердец.

Пир крови ястребу так воздадим по воле

Богов побед, презрев наследие овец.

 

Примечания:

Хримгримнир – великан-йотун

Солнце драккара – щит

Земля орла – рука

Костёр Князя Асов – меч, оружие

 

 

Русский закон

 

В отведённых бараках, жить бараном на требу

Мировой закулисы, мне по чести претит.

Где в блевотине овцы отмечают «победу»

Залихватских ублюдков и их преданных свит.

 

С ними я не желаю даже в общей могиле

Гнить и лучше пусть ворон рвёт меня на куски.

Им кататься на брюхе пред скотом Джугашвили,

Ну а мне стоять гордо, вне рабов и тоски.

 

Их советская слава, их советская зона

Формирует лишь толпы вечно пьяных свиней.

Мне же будет наградой стяг дивизии «РОНА»,

Я с Германией Русской, - мне она всех родней.

 

Да падет взор презренья на кровавую нежить,

Что в продуктах распада своих собственных тел

До сих пор, о нацизме в прах разгромленном брешет,

Корча рожи восторга, в том не зная предел.

 

Ну а мы маршируем штурм-ордой Хакенкройца.

Рассекает стремленье воли затхлости мрак.

Камуфляжная форма, на зиг-руне блеск солнца,

Ледяное молчанье, да безудержный шаг.

 

Сколько гордости в этой сверхсплочённой дружине!

Сколько славы взойдёт в ветра брате времён

Новой ярости сущей предрассветной былины,

Миру провозгласит что наш Русский закон.

 

 

Если боги против нас…

 

Наступает мести час,

Широка стена щитов.

Если боги против нас

Тем ведь хуже для богов.

 

Эй, грозы искристой бард,

Будет что, поверь воспеть.

Не спасёт тебя Асгард

Маскировочная сеть.

 

Коль ты встанешь поперёк

Бронированным полкам.

Вновь хлад кличет стали сок

На богатый пир волкам.

 

Устрашающ бранный гром,

Но не к Хель сулит поход.

Наша цель: воздать огнём

Всем, кто проклял белый Род.

 

Разнесут ветра бед дым

Над межрасовой страной,

Мы придём и победим

Каганат волной льдяной.

 

И возвысится наш стяг

Над надгробием церквей.

Всё что замедляет шаг

Мы сметём огнём с путей.

 

Пуле – ранить. Скальду – петь.

В море трупов хлещет жар.

Верность расе будет впредь

Корректировать удар.

 

Вот пришёл атаки час,

Мы стоим скалой ветров.

Если боги против нас

Тем ведь хуже для богов.

 

 

Дороги моей плата

 

Пусть пулеметелит над нашею страной.

Пусть несутся вихри колонами раската.

Всё так же твёрд и горд – руноударный строй.

Глядят на нас отцы с небесного плаката.

 

Вершить же вам судьбу – решимость и напор,

Огни атаки вем, сметут тень оборонца.

Даль серебрЯнных рек ветротаранный взор

Как будто древо жжёт святой зарёю солнца.

 

Кострокудрявый миг ты дышишь теплотой

Вокруг тебя мечи зеркального созвездья,

Мне холод стал отцом, но чувствую порой

Как теплятся в душе моей угли возмездья.

 

И разгорится вновь лихого гнева дщерь,

Безволия падёт под траки гроз короста.

Но если преградит мне путь к восходу дверь

Сорву её с петлей уверенно и просто.

 

Трагедия судьбы – борьба за солнца свет,

Но знаю я, что тьма всю землю не накроет.

Когда восстанут те, кому за тыщи лет, -

Вмиг преобразится заря в доспех героя.

 

Я вновь и вновь смотрю вглубь среброталых вод

И вижу отраженье холодного заката.

Но знаю я, что здесь сокрыт мой верный брод

И кровь из вен моих, дороги моей плата.

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.166.56 (0.055 с.)