ТОП 10:

Февральская революция и изменения в системе российской печати. Политическая борьба в прессе.



Февральская революция и изменения в системе российской печати. Политическая борьба в прессе.

Русская «зарубежная» пресса второй половины 1920-х – 1930-х годов.

В начале 20-х гг. в нашей стране шел, развивался своеобразный историко-публицистический процесс. После гражданской войны как бы образовались две России: советская и зарубежная. Либерализация жизни в Советской России позволила установить в годы нэпа духовную связь между метрополией и эмиграцией. Русское зарубежье имело в 20-е гг. многообразную газетно-журнальную периодику. В ней представлено все богатство далеко еще не изученного отечественного публицистического наследия.

Первая волна эмиграции (1918-1940)

 

За рубежом выходили русские газеты и журналы, были открыты школы и университеты, действовала Русская Православная Церковь. Но, несмотря на сохранение первой волной эмиграции всех особенностей русского дореволюционного общества, положение беженцев было трагическим: в прошлом - потеря семьи, родины, социального статуса, рухнувший в небытие уклад, в настоящем - жестокая необходимость вживаться в чуждую действительность. Надежда на скорое возвращение не оправдалась, к середине 20-х годов стало очевидно, что России не вернуть и в Россию не вернуться. Боль ностальгии сопровождалась необходимостью тяжелого физического труда, бытовой неустроенностью: большинство эмигрантов вынуждено было завербоваться на заводы "Рено" или, что считалось более привилегированным, освоить профессию таксиста.

Утратив близких, родину, всякую опору в бытии, поддержку где бы то ни было, изгнанники из России получили взамен право творческой свободы - возможность говорить, писать, публиковать созданное без оглядки на тоталитарный режим, политическую цензуру. Это, однако, не свело литературный процесс к идеологическим спорам. Атмосферу эмигрантской литературы определяла не политическая или гражданская неподотчетность спасшихся от террора писателей, а многообразие свободных творческих поисков.

 

В новых непривычных условиях ("Здесь нет ни стихии живого быта, ни океана живого языка, питающих работу художника", - определял Б.Зайцев) писатели сохранили не только политическую, но и внутреннюю свободу, творческое богатство в противостоянии горьким реалиям эмигрантского существования.

Вторая волна эмиграции (1940-1950 годы)

 

Вторая волна эмиграции, порожденная второй мировой войной, не отличалась таким массовым характером, как эмиграция из большевистской России. Со второй волной СССР покидают военнопленные, так называемые перемещенные лица - граждане, угнанные немцами на работы в Германию, те, кто не принял тоталитарный режим. Большинство эмигрантов второй волны селились в Германии (преимущественно в Мюнхене, имевшем многочисленные эмигрантские организации) и в Америке. К 1952 в Европе насчитывалось 452 тысячи бывших граждан СССР. 548 тысяч русских эмигрантов к 1950 прибыло в Америку.

 

Среди писателей, вынесенных со второй волной эмиграции за пределы родины: И.Елагин, Д.Кленовский, Ю.Иваск, Б.Нарциссов, И.Чиннов, В.Синкевич, Н.Нароков, Н.Моршен, С.Максимов, В.Марков, Б.Ширяев, Л.Ржевский, В.Юрасов и др. Выехавшим из СССР в 40-е годы на долю выпали не менее тяжелые испытания, чем беженцам из большевистской России: война, плен, ГУЛАГ, аресты и пытки. Это не могло не сказаться на мироощущении литераторов: самыми распространенными темами в творчестве писателей второй волны становятся лишения войны, плен, ужасы сталинского террора.

 

Ая волна – 90е гг.

Продолжение… хз.. все

Др источник

 

Русская зарубежная пресса второй половины 1920-1930х годов

После Октябрьской революции и ГВ Россию покинуло более 2 млн человек. К декабрю 1924 г. только в Германии оказалось около 600 тыс. русских эмигрантов, во Франции – около 400 тыс., в Манчжурии более 100 тыс., в США около 30 тысяч. Русские эмигранты к 1924 г. обосновались в 25 государствах, не считая стран Америки. Сохраняя за границей свои классовые организации, они издавали свыше трех тысяч наименований газет и журналов. На самом правом фланге находились такие журналы, как «Двуглавый орел» (затем «Вестник Высшего монархического Совета», Берлин, Париж, 1920 – 1922 гг., 1926–1931 гг.), «Грядущая Россия» (Париж, 1920; редакторы – лидер энесов Н.В. Чайковский и писатель Ландау – Алданов), «Русская мысль» (София, Прага, Берлин, 1921 – 1924 гг., ред. П.Б. Струве). К ним примыкала право-кадетская газета «Руль» (Берлин, 1920–1931 гг., ред. Гессен). У кадетов газета «Последние новости» (Париж, 1920–1940 гг., ред. П.Н. Милюков); у эсеров журнал «Революционная Россия (Юрьев, Берлин, Прага, 1920–1931 гг., ред. Чернов); меньшевиков – «Социалистический вестник» (Париж, Нью-Йорк, 1921 – 1965, первым редактором был Мартов). Известны сменовеховские издания: журнал «Смена вех» (Париж, 1921–1925) и газета «Накануне» (Берлин, 1922–1924. Редактор и журнала, и газеты Ключников).

 

Главный идеолог продолжения борьбы с большевиками был Струве, в эмиграции журнал «Русская мысль». В ст. «Размышления о русской революции», «Прошлое, настоящее и будущее», , «Россия» и других утверждалось, что падение больш власти «приближается неотвратимо и ускоренно». Редакция постоянно информировала читателей, что процесс объед-я рус сил вокруг великого князя Николая Николаевича, внука Николая I неизменно продолжается: начат сбор пожертвований в казну Великого князя, «Фонд спасения России». Этот сбор является первой попыткой двухмиллионной зарубежной России собств силами начать дело борьбы за родину. Понятно поэтому раздражение, с которым этот сбор был встречен в большевистских кругах». Примыкают и русские люди на Дальнем Востоке.

С января 1922 г. до августа 1923 г. в журнале публиковались воспоминания В.В. Шульгина «Дни». В ряде номеров публиковался «Дневник» 3. Гиппиус («История моего дневника» и «Черная книжка»), оцененный редакцией как «замечательный документ переживаемой эпохи». Почти в каждом номере появлялись стихи Н. Гумилева, И. Бунина, М. Волошина, М. Цветаевой.

 

Среди непримиримых антисоветских изданий не последнее место занимала газета «Руль», выходившая ежедневно с 16 ноября 1920 г. до 14 октября 1931 г. под редакцией кадета И.В. Гессена. «Наша основная политическая задача, – особо подчеркивалось в передовой, – освещать неприглядную русскую действительность». В «Руле» с первых же номеров одной из ведущих стала рубрика «В Советской России». О характере: «Голод в Петербурге», «Война с деревней», «Струве о борьбе с большевизмом», «Черчилль о большевизме» и т.д. Активно в «Руле» сотрудничали М. Волошин, К. Бальмонт, И. Шмелев. Выступал на его И.А. Бунин, решительно не принявший Февральскую, а затем и Октябрьскую революцию. В апреле 1924 г. в «Руле» была обнародована произнесенная им в Париже речь «Миссия русской эмиграции», имевшая программное значение для всех, оказавшихся в изгнании. Трагическая судьба. Постоянно и безысходно тосковал по России, но не вернулся на родину.

 

Из наиболее известных изданий в журналистике русского зарубежья была газета «Последние новости», в Париже с 27 апреля 1920 г. до 13 июня 1940 г. Первым ее редактором был присяжной поверенный М.А. Гольдштейн, с 1 марта 1921 г. редакцию возглавил лидер кадетов П.Н. Милюков. Почти 20 лет газета являлась ЦО кадетской партии и в отличие от правокадетского «Руля»: «задача – излагать факты как они есть, т.е. говорить правду – и не ту, которая той или иной партии в преломлении политической веры кажется правдой, а ту, которая есть правда. Редакция особенно настаивает на недопустимости в прессе лжи, неискренности, погубивших царскую Россию и не дающих ей подняться при большевиках.

Редакция на первых порах всячески стремилась к тому, чтобы газета выглядела сугубо информационным органом. Рубрики первых номеров: «Телеграммы», «По Советской России», «В Париже», «На Западе», «Среди эмигрантов» и т.д. 27 апреля 1923 г. в статье «Трехлетие «Последних новостей» было сказано: «политическое значение переживаемого нами времени так велико, что газета вынуждена была неизменно следовать курсу «борьбы против насильников, овладевших Россией».

Рассказы и лит портреты Бунина, Зощенко, очерки и отдельные главы из трилогии Толстого «Хождение по мукам». Регулярно публиковались фельетоны Тэффи («Ностальгия»). Откликнулись «Последние новости» на смерть Ю.О. Мартова и В.И. Ленина. С 23 по 30 января в каждом номере под рубрикой «После смерти Ленина» печатались отклики на его кончину. Главная мысль всех публикаций в траурные дни сводилась к тому, что после смерти Ленина «быть может, недалек день перерождения всей русской жизни».

 

Перерождения русской жизни ждала вся русская эмиграция, в том числе эсеры, неизменно занимавшие в своем журнале «Революционная Россия» позицию «изживания коммунизма» большевиков. Журнал издавался с 1920 до 1931 г. в Праге и Берлине. Его редактором являлся Чернов, активными сотрудниками были Керенский, Зензинов, Рубанович, Русанов, Сухомлин, Марк Слоним, печатался поэт Константин Бальмонт. В отличие от монархических и кадетских изданий, «Революционная Россия» не поддерживала военного выступления против большевиков.

 

Одним из наиболее долговечных зарубежных изданий был основанный Л. Мартовым при ближайшем участии Р. Абрамовича журнал «Социалистический вестник», выходивший в Берлине, Париже и Нью-Йорке с 1921 по 1965 г. Политическая позиция проявилась в полемике с «Рулем». В статьях «Кадеты и эсеры на рандеву», «Маленькая неточность», «Грозное предостережение», констатируя, что редактор «Руля» Иосиф Гессен стремится «пригвоздить к позорному столбу в назидание потомству и истории» социал-демократов – меньшевиков за их отказ от свержения большевиков путем вооруженного восстания, редакция «Вестника» писала: «Кадетские писатели из «Руля» со своей точки зрения правы, упрекая нас в том, что мы хотим бороться с большевиками не пушками, а давлением рабочего класса, организованного нами на почве создавшегося в России порядка». Резко отрицательным было отношение «СВ» к монархистам и кадетам. Журнал утверждал: перспектив будущего у этих «политических покойников никаких нет».

С чувством душевной скорби откликнулась редакция «Социалистического вестника» на смерть Ленина. «Номер уже верстался, – говорилось в передовой статье «Смерть В.И. Ленина», – когда телеграф принес это скорбное сообщение... мы вспоминаем прежде всего не политического противника, не главу государства, где наша партия находится на нелегальном положении, где во всей силе свирепствует террористическая диктатура, а крупного деятеля рабочего движения, который вместе с незабвенным Ю.О. Мартовым закладывал фундамент классовой организации пролетариата в России».

 

Значительное развитие в журналистике русского зарубежья первой половины 20-х годов получила сменовеховская печать. В Праге в 1921 г. вышел сборник «Смена вех», появление которого дало название всему сменовеховскому течению. В 1921–1922 гг. под тем же названием «Смена вех» издавался журнал в Париже. В Берлине в 1922–1924 гг. выходила сменовеховская газета «Накануне», в Харбине в 1921–1923 гг. – газета «Новости жизни», в Петрограде и Москве – журналы «Новая Россия» и «Россия». Во всех этих изданиях, в статьях их ведущих публицистов Н. Устрялова, С. Лукьянова, Ю. Ключникова, И. Лежнева, хотя и проявлялись порою острые разногласия, особенно по вопросу государственного устройства, но всех их объединяла единая цель – благо России. Эта главная задача была ясно выражена в первом номере журнала «Смена вех», определившем направление всех последующих сменовеховских изданий.

Активно защищала интересы Советской России газета «Накануне». Ее редактор Ключников был приглашен в состав советской делегации в качестве эксперта для участия на конференции в Генуе. В газете наряду с произведениями авторов-эмигрантов печатались очерки и рассказы В. Катаева, Е. Петрова, И. Ильфа. Часто выступал в газете М. Булгаков: именно с этого издания началась его широкая известность.

Первая статья М. Булгакова за подписью «М.Б.» появилась 13 января 1919 г. в газете «Грозный». Затем ему пришлось немало поработать военным доктором и земским врачом, прежде чем он в 1921 г. перебрался в Москву, где приходилось браться за любую работу, которую предоставлял «господин случай».

Поступая регулярно в Москву, газета «Накануне» распространялась также во многих городах России, где единственным сменовеховским изданием был журнал «Новая Россия» («Россия»). «Орган творчески ищущей интеллигентской мысли», журнал заявлял о своем намерении всемерно защищать революцию. Однако журнал, подвергавшийся критике слева – со стороны партийно-советской печати – за независимость идеологических убеждений, стремление к оппозиционности, был закрыт в 1926 г.

В первое послеоктябр 10летие бурное развитие многопарт журналистики рус зарубежья: возникают газеты и журналы буржуазного, кадетского, эсеровского, меньшевистского, сменовеховского и других направлений, выходившие под редакторством таких известных публицистов, как Н. Бердяев, А. Керенский, Л. Мартов, П. Милюков, П. Струве, Н. Устрялов, В. Чернов. В условиях моноидеологии в первое советское десятилетие СМИ все больше внедрялись в административно-командную структуру общества.

 

 

Для справки

В начале 20-х гг. в нашей стране шел, развивался своеобразный историко-публицистический процесс. После гражданской войны как бы образовались две России: советская и зарубежная. Либерализация жизни в Советской России позволила установить в годы нэпа духовную связь между метрополией и эмиграцией. Русское зарубежье имело в 20-е гг. многообразную газетно-журнальную периодику. В ней представлено все богатство далеко еще не изученного отечественного публицистического наследия. Если его классифицировать по отношению к событиям, происходившим в Советской России, то четко просматриваются три основных направления. Первое может быть охарактеризовано как консервативное. Его выражали печатные органы монархистов: «Двуглавый орел», «Грядущая Россия» и др. Выразителями политической и культурной национальной мысли стали П. Струве[27] и его журнал «Русская мысль», а также выходившая в Париже ежедневная газета «Возрождение».

 

Второе – умеренное – направление выражало идейные, программные и тактические установки П. Милюкова[28], призывавшего извлечь уроки из поражения белых армий. Представители умеренного направления были сторонниками объединения левых кадетов с правыми эсерами. Платформу умеренного крыла русской эмиграции выражали ежедневная газета «Последние новости» и еженедельник «Дни».

 

Третье – лояльное – направление, одним из идеологов которого был Н. Устрялов[29]. Это направление выражала система сменовеховской журналистики: ежедневные газеты «Новости жизни», «Новый путь», «Путь» и центральные издания – журнал «Смена вех» и газета «Накануне». Некоторые из них получили распространение в РСФСР.

 

Расширявшиеся масштабы нэпа к середине 20-х гг. привели к эволюции в среде сменовеховцев. Их патриотизм, вера в Россию создали предпосылки к расколу в течении. Левая его часть постепенно слилась с идеологией «спецов» в Советской России. Правая, сохраняя веру в Россию, надеялась на ее эволюционное развитие.

 

Особое место в журналистике русского зарубежья занимают демократические издания. Речь идет о ежедневной газете И. Гессена и В. Набокова «Руль», журнале Вл. Бурцева «Общее дело». Главными для них стали тема родины, России и самое терпимое отношение к тому, что там происходит.

 

Что касается изданий социалистических партий, главным образом меньшевистской и эсеровской периодики – журнала «Заря», газет «Знамя борьбы», «Революционная Россия», «Социалистический вестник», то их главной темой была борьба с большевистским наследием[

 

 

Февральская революция и изменения в системе российской печати. Политическая борьба в прессе.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.229.142.175 (0.009 с.)