ТОП 10:

Место Книги Судей в Ветхом Завете



КНИГА СУДЕЙ ИЗРАИЛЕВЫХ

 

Введение

 

Место Книги Судей в Ветхом Завете

 

Книга Судей является частью библейского повествования об истории Израиля, начиная со вступления Божьего народа в Ханаан (Книга Иисуса Навина) до изгнания его с этой земли (конец 4 книги Царств). Большая часть этого ветхозаветного повествования посвящена правлению израильских царей — Саула, Давида и Соломона. Но между прибытием Израиля в Ханаан и установлением монархического правления прошло около двухсот лет (приблизительно 1200–1000 гг. до н. э.), и эти два столетия вошли в историю под названием периода судей. У Израиля еще не было официального централизованного правления, и его жизнью управляли особо одаренные люди, подготовленные для этого Богом. Их называли судьями, потому что они вершили суд Божий, изгоняя врагов Израиля и разрешая споры между самими израильтянами. О деятельности судей рассказывается в Книге Судей Израилевых (отсюда и ее название) и в начальных главах 1 книги Царств.

В традиционной структуре ВЗ (до сих пор отраженной в еврейских Библиях) книги Иисуса Навина, Судей, все 4 книги Царств вместе с книгами Исайи, Иеремии, Иезекииля и двенадцатью так называемыми «малыми пророками» (от Осии до Малахии) относят к разделу «пророческих». Часть из них, от Книги Иисуса Навина до 4 Царств, известна как «ранние пророческие» книги. Они так названы не только потому, что, как принято считать, были написаны пророками, но и потому (и это более важно), что являются пророческими по своему стилю и направленности. Это, конечно, явно исторические произведения, но, как и все пророческие книги, они представляют историю не ради самой истории. Это не просто летопись, повествование о происходивших событиях. Задача этих книг — показать, как действует Бог в тех обстоятельствах, о которых ведется рассказ. В частности, в них описываются особые взаимоотношения Бога с Израилем и то, как эти отношения проявлялись в судьбе израильского народа, в его осуждении и спасении. Завет, который Бог заключил с израильтянами на горе Синай после исхода этого народа из египетского рабства (Исх. 19 — 20), в свою очередь, был исполнением Божьего обетования, данного Богом Аврааму за века до того (Быт. 12:1–2). В этом смысле Книга Судей Израилевых без сомнения пророческая. Это богословский взгляд на историю Израиля периода судей, но, как и надлежит пророческой книге, ее содержание имеет самое непосредственное отношение к нашему настоящему и будущему.

 

Израиль в период судей

 

Мало что известно о том, как жил Израиль в период судей. Все, что мы имеем, — это несколько разрозненных сведений из ВЗ. Главные источники информации — это сама Книга Судей, а также книги Руфь и 1 Царств, которые довольно скупо освещают жизнь народа в этот период.

Территория Израиля в то время была разделена на племенные уделы (см.: Нав. 13 — 21 и карту на с. 314). Из двенадцати колен девять с половиной занимали регион между рекой Иордан (включая Галилейское и Мертвое моря) и побережьем Средиземного моря. Оставшиеся два с половиной колена занимали плоскогорье к востоку от Иордана. Соседние народы, такие, как мадианитяне, моавитяне и аммонитяне (к востоку), филистимляне и другие так называемые «народы моря» (к западу), в результате набегов захватывали только часть израильской территории, поэтому страдали обычно одно или два колена.

Объединяющим началом для всех колен Израиля была их общая история и верность Господу (Яхве). Он Сам был их Высшим Владыкой и Судьей (11:27), Его закон был их Конституцией. Именно эти особые заветные отношения с Господом связывали их между собой и давали чувство принадлежности к избранному народу. По меньшей мере один раз в год отмечался религиозный праздник, который напоминал людям об их единстве и проистекавших из этого обязанностях. Эти собрания проходили, видимо, в Силоме, где после вступления Израиля в Ханаан (Нав. 18:1; Суд. 21:19; 1 Цар. 1:3) установили скинию собрания. Вероятно, Силом оставался местом пребывания главного святилища в течение всего периода судей, хотя ковчег завета переходил с места на место, особенно во времена кризисов. (18:27). Сколько народа собиралось на эти праздники и что именно там происходило, мы не знаем. Скорее всего, люди возносили молитвы и благодарения за полученные благословения (например, за хороший урожай), приносили жертвы, читали закон, который Моисей дал народу на горе Синай. На празднике народ давал новую клятву верности (Господу и друг другу). Вероятно, закон читал судья, правивший в то время, а ему помогали священники (2:17; 18:27). Все это в итоге приводило к обновлению завета и к новым обязательствам жить по Божьим заповедям (ср.: Нав. 24).

Повседневное отправление дел правосудия и надзор за жизнью общества осуществлялись старейшинами, начальниками колен и племен на местах (11:4–11; Руф. 4:1–12). Но те дела, которые невозможно было разрешить на местах, рассматривал судья, находившийся в то время у власти. Судья, как правило, исполнял свои обязанности либо в каком–то одном центре (4:4—5), либо в определенных, специально назначенных городах, куда регулярно наведывался (1 Цар. 7:15—17). Время от времени, когда позволяли обстоятельства, устраивались особые собрания представителей всех племен, чтобы рассмотреть вопросы, касающиеся всего общества, такие, как, например, серьезные отклонения от норм поведения какого–то колена или же нападение врага на одно или несколько колен. В таких случаях требовались решительные и согласованные действия, чтобы сохранить целостность Израиля. Регулярной армии не было, а потому каждый раз в случае национальной угрозы нужно было поднимать на войну новые силы добровольцев. И тогда особую роль в быстрой организации сопротивления играли личные качества. Некоторые из судей, очевидно, заняли эту должность именно благодаря своей способности обеспечить руководство и воодушевить народ в такие моменты (11:1–10). Другие, видимо, назначались в более спокойной и мирной обстановке, но как это осуществлялось — неизвестно.

На практике, однако, «система» (если можно так выразиться) редко работала гладко. В период судей в Израиле фактически не было действительного единства колен. Начнем с того, что они были разобщены уже тем, что проживали в поселениях вместе с непокоренными хананеями (1:19, 27–36; 4:2–3). В отличие от израильтян, эти народы обрабатывали землю в течение многих веков и высокие урожаи ставили в заслугу своим многочисленным богам и богиням, Ваалам и Астартам. Они верили, что эти боги обеспечивают плодородие почвы, а значит, и высокие урожаи и плодородие скота. Это привлекало израильтян, и они стали сочетать поклонение истинному Богу с поклонением местным богам, что неминуемо вело к нарушению их верности Богу и друг другу, а в результате — к духовному и моральному упадку, который становился настолько серьезным, что грозил разрушить Израиль изнутри. Израильтяне вяло реагировали на призывы о помощи соседних колен (5:16—17; 12:1—7) и даже воевали друг с другом (8:1–3; 12:1–6; 20:1–48). Многие жили только собственными интересами и пользовались отсутствием централизованного правительства, чтобы делать то, что им нравилось (17:6; 21:25). Это внутреннее разложение угрожало единству Израиля и в период судей представляло намного более серьезную опасность для сохранения нации, чем любое внешнее нападение.

Однако, как всегда в таких случаях, в обществе нашлись верные израильтяне, которые продолжали жить благочестиво.

В Книге Судей внимание главным образом сосредоточено на частых кризисах, с которыми сталкивался Израиль, и поэтому создается впечатление, что весь период судей был неспокойным и даже бурным. Но книга также ясно указывает и на долгие периоды мира и относительного процветания, когда жизнь на местах успокаивалась (3:11,30; 8:28; 10:3–5; 12:8–10). В этом отношении Книга Судей прекрасно дополняется Книгой Руфь с ее доброй и трогательной историей одной семьи из Вифлеема. В ней рассказывается о том, как люди сражаются с капризами природы, встречаются и влюбляются, а старейшины стараются разрешать сложные вопросы, руководствуясь испытанными и проверенными законами завета и местными обычаями. Обе книги свидетельствуют о том, что Бог глубоко заинтересован в благополучии Своего народа и активно вмешивается в его жизнь как во времена кризисов и смут, так и во времена мира и покоя, охраняя и воспитывая его, обращая все происходящее во благо.

 

Структура и темы

 

Независимо от истории создания, Книга Судей Израилевых в том виде, в каком мы имеем ее сейчас, является законченным литературным произведением с четкой структурой и развитыми темами.

В основной части книги (3:7 — 16:31) рассказывается о жизни разных судей. Ей предшествует введение в двух частях (1:1 — 2:5 и 2:6 — 3:6), а заключает ее эпилог, также разделенный на две части (гл. 17—18; 19—21). Вопрос, который задается в начале книги (1:1–2), вновь повторяется в конце (20:18) в совсем иных обстоятельствах. Таким образом, когда мы подходим к концу книги, нас приглашают поразмышлять о том, с чего мы начали, и обо всем, что произошло потом.

Первая часть введения (1:1 — 2:5) посвящена все ухудшающимся после смерти Иисуса (1:1) отношениям Израиля с хананеями. Попытки различных колен израильских поселиться на землях, издревле отданных им в удел (Нав. 13—19), встречали сопротивление хананеев, особенно на равнинах и в ключевых укрепленных городах на севере (см. особ.: ст. 19, 27–28). Израильтяне в целом одержали верх, но овладеть значительной частью земли они все же не сумели. В частности, колено Даново аморреи оттеснили в горы, и оно не смогло утвердиться в долине, данной им в удел (1:34). Это привело к такому положению, что израильтяне были вынуждены жить бок о бок с хананеями. Ситуация была далека от тех радужных надежд, с которыми Израиль вступил в землю обетованную, надежд, основанных на обещаниях Бога, данных праотцам (Нав. 23:1—5; ср.: Быт. 12:1–3; 15:12–21; 28:13–15). Эта часть введения заканчивается тем, что израильтяне плачут перед Господом в Бохиме (Вефиле) и ангел Господень объясняет им их вину (2:1—5). Причина их неудач заключалась не в железных колесницах и не в сильных укреплениях хананеев, но в их собственной неверности. На территории, которой овладели израильтяне, они оставили языческие жертвенники, а потому Господь прекратил Свою помощь. Ангел Господень в своей речи напоминает им прошлое, а также, заглядывая в будущее, предсказывает, что хананеи и их боги станут для израильтян петлею и сетью.

Вторая часть введения (2:6 — 3:6) возвращает нас к дням минувшим (обратите внимание, как в 2:6 вновь появляется Иисус) и на их фоне ставит эту внутреннюю, духовную проблему в центр внимания. Несколькими выразительными строками подчеркнуто начинающееся падение Израиля и вступление его на путь отступничества (2:6–10), а затем дана сжатая характеристика периода судей (2:11–19). Весь этот период показан как непрерывное отступление Израиля от завета, когда Господь попеременно то судил израильтян, отдавая их в руки чужеземных поработителей, то (когда они взывали к Нему в отчаянии) проявлял к ним Свою милость и ставил им судью, вызволявшего их из беды. В такие моменты израильтяне временно прекращали «блудно ходить вслед других богов», но очень скоро, когда судья умирал, вновь предавались идолопоклонству (19а). Иными словами, несмотря на все попытки Бога удержать их от злых путей, израильтяне продолжали упорствовать в своем непослушании (196). Эта тема приводит к другой важной речи в 2:20–22, где Господь объявляет о Своих намерениях как о последнем ответе на уклонения израильтян в идолопоклонство. Народы, которые были оставлены (после смерти Иисуса) в Ханаане, чтобы испытать верность Израиля, теперь останутся там навсегда в наказание за неверность израильтян (см.: комментарии к этим стихам). Этот отрывок — кульминационная точка второй части и всего введения в целом. Оставшиеся стихи (2:23 — 3:6) суммируют то, что уже было сказано.

Итак, введение, вместе с постановкой проблемы и кратким очерком событий, повествование о которых будет впереди, ясно дает понять, что главная тема книги — это постоянное отступничество Израиля в период судей и ответ Господа на него. На вопрос «Почему Израиль так никогда полностью и не овладел землей, которую Бог обещал его предкам?» следует ответ: «Потому что после смерти Иисуса народ начал уклоняться от Бога». В Книге Судей объясняется, что действия Бога были совершенно оправданными ввиду постоянной неверности Израиля. Последующие книги «истории Второзакония» продолжают разъяснять и более решительные меры Господа, повлекшие за собой окончательное изгнание израильтян из земли обетованной (см. выше).

Центральная часть книги (3:7 — 16:31) заполняет тот контур, который был обозначен во вводной части (2:11—19), и развивает ряд вспомогательных тем. Она предлагает нашему вниманию судьбы двенадцати судей: Гофониила, Аода, Самегара, Варака, Гедеона, Фолы, Иаира, Иеффая, Есевона, Елона, Авдона и Самсона. Девора и Иаиль также играют очень важную роль в эпизоде с Вараком, а о Деворе даже сказано, что она «повела» (досл, «судила») Израиль (4:4—5), но в свете общей направленности книги главы 4—5 должны рассматриваться в основном как рассказ о жизни Варака. И хотя о деятельности Авимелеха, сына Гедеона, также рассказывается с подробностями и деталями, его никак нельзя назвать судьей в том смысле, какой придается этой должности во введении.

Как первая часть введения началась с Иуды и закончилась Даном (1:1—34), так и главная часть книги начинается с Гофониила из колена Иудина(3:7—11), а заканчивается Самсоном из колена Данова (гл. 13–16). Жизнь Гофониила — это образец того, каким должен быть судья. Последующие судьи представляют различные вариации этого образца; особняком стоит Самсон, чей образ жизни был настолько эксцентричным, что его вообще трудно назвать судьей. Эта часть книги включает часто повторяющиеся циклы отступничества, угнетения израильтян, призывов к Господу, избавления народа, мира и новой волны отступничества. В книге действительно множество повторов, но есть и движение, поэтому результат лучше всего представить в виде спиральной дороги, ведущей вниз.

Отсутствие единства среди колен впервые проявляется в эпизоде с Бараком (5:16–17,23) и усугубляется при последующих судьях. Через сорок лет после победы Гедеона (8:28) уже нет упоминаний о том, что земля успокоилась в мире, а ко времени служения Самсона израильтяне уже даже не взывают к Господу о спасении. По мере движения повествования мы видим судей все более и более вовлеченными в нечестие народа в целом. Эта тенденция достигает своей кульминации в Самсоне, чье непостоянство и нежелание достойно исполнять свое призвание в сущности отображают непостоянство и упорство всего народа в целом. Как Израиль был призван стать отделенным от других народов по завету Божьему, так и Самсон был отделен от других людей своим посвящением в назореи. Как Израиль ходил вслед чужих богов, так и Самсон стал ходить вслед чужеземных женщин. Израиль хотел быть таким же, как другие народы, и Самсон хотел быть как остальные мужчины. И как Израиль в минуты отчаяния взывал к Господу, так поступал и Самсон. Другими словами, дополнительные темы, включенные в главную часть (сопротивление Израиля своей избранности и Божья верность ему в суде и милосердии), наиболее ярко представлены в истории с Самсоном. Его история — это история всего Израиля в период судей.

Два рассказа, образующие эпилог книги (гл. 17–21), хронологически не соотносятся с предшествующими событиями.

В них внимание переносится с греха Израиля в целом на грехи отдельных людей и сообществ, из которых состоит народ, — «каждый делал то, что ему казалось справедливым» (17:6). Первая история (Михаи его идолы, гл. 17 — 18) — это рассказ о религиозном хаосе, царившем в тот период, а вторая (о левите и его наложнице, гл. 19 — 21) — о непременно сопровождающем его нравственном хаосе. Вместе они убеждают, что Израилю грозило очень серьезное моральное и духовное разложение, которое было много опаснее, чем внешние нападения. Вторая история, в частности, показывает, что те самые институты, которые должны были обеспечивать стабильность жизни общества (священство, семейная жизнь, старейшины и собрание начальников колен), оказались беспомощными и даже, строго говоря, вредными из–за моральной несостоятельности людей. Эпилог не оставляет и тени сомнения в том, что единство Израиля было заслугой не его руководства или каких–либо институтов. Тот факт, что Израиль сохранился как нация, — это чудо явленной милости Божьей.

Рефрен, постоянно повторяющийся в эпилоге («в те дни не было царя у Израиля…», 17:6; 18:1; 19:1; 21:25), завершает один период и готовит нас к вступлению в другой. Правление царя, как и управление судьи, займет свое место в истории Израиля и докажет свою полезность, но и оно потерпит неудачу по причине человеческой греховности. Как показывает история Второзакония в целом, ни один институт не владеет ключом к будущему Израиля и не может обеспечить мирной и безопасной жизни общества. Это может сделать только безграничная верность Господа Своему народу — «Ибо Он причиняет раны, и Сам обвязывает их; Он поражает, и Его же руки врачуют» (Иов. 5:18).

 

Содержание

 

1:12:5 После Иисуса: спад военной активности

1:1–2 Израильтяне вопрошают Господа

1:3–21 Успехи и неудачи южных колен

1:22—36 Успехи и неудачи северных колен

2:1—5 Израиль обвинен в непослушании

Комментарии

 

Начало отступничества

 

Речь Ангела Господня в стихах 1–5 представляет собой введение в тему неверности Израиля. Теперь, в свете этой неверности, автор начинает второй обзор периода, последовавшего за смертью Иисуса. Понадобилось только одно поколение, чтобы воспоминания о великих делах Бога, которые Он делал для Израиля при Иисусе, стерлись из памяти, а вместе с ними и истинное познание Самого Бога.

Примечание.Фоном для стихов 6–10 в целом является Иисус Навин 24 (особенно ст. 28–31). 9 Фамнаф–Сараи находился в горах к северо–западу от Иерусалима.

 

Обзор периода судей

 

Эти стихи очерчивают некий контур, который будет повторяться много раз в последующих главах. Израиль искушает Господа тем, что поклоняется другим богам (11–13). Господь наказывает их тем, что предает их в руки врагов (14–15). Затем Господь дает народу судей, которые спасают его от бедствий (16–18). Когда судья умирает, люди возвращаются к прежним привычкам и предаются идолопоклонству (19). Господь проявляет и Свой гнев, и Свое сострадание (12, 186). Израильтяне упорствуют в своем бунтарстве (17, 196).

Примечание.Ваалы и Астарты (11, 13) — боги и богини, которым поклонялись хананеи. Считалось, что они управляют погодой и держат в своих руках плодородие земли, скота и людей. Судьи (16, 18, 19) осуществляли руководство как военное (избавители народа), так и религиозное (проповедники Божьего закона; см.: ст. 17), а также имели право разрешать споры жителей в мирное время (см.: 4:4–5).

 

Окончательный ответ Господа

 

Этот отрывок уносит нас в конец периода судей и сообщает, что сделал Господь в результате непрестанного отступничества Израиля. Хананеи, оставленные временно после смерти Иисуса, чтобы испытать верность Израиля, теперь остаются навсегда в качестве наказания за неверность Божьего народа (2:20 — 3:4). Иными словами, Израиль не выдержал испытания и Господь осуществил Свою угрозу, которую изрек в Бохиме (2:3). Последние два стиха (3:4—5) завершают вводную часть книги — Израиль стал жить среди хананеев (ср.: 1:1–2:5) и служить их богам (ср.: 2:6 — 3:6). Браки с хананеями, впервые упомянутые здесь, были самым категорическим образом запрещены Божьим законом (Втор. 7:3).

Примечание. 22Этот стих, как и последующий, относится ко времени смерти Иисуса, когда хананеи были оставлены для испытания израильтян (ср.: Нав. 23:4—5). 3:1 Войны Ханаанские — завоевание Израилем Ханаана, описанное в Книге Иисуса Навина. 3:2Господь имел намерение испытать следующее поколение, дав им возможность участвовать в войне против ханаанеев. 3:3 Филистимляне мигрировали из Малой Азии (современная Турция) через Крит и прибыли вскоре после израильтян (см.: 1:18; ср.: Ам. 9:7). Они основали государство, состоявшее из пяти городов с Газой в центре, расположенное в юго–западной части Палестины, но выходившее за пределы ее. Сидоняне — финикийцы, чьим главным городом в то время был Сидон. Евеи не идентифицируются. Гора Ваал–Ермон до входа в Емаф подразумевает гористый регион к востоку от главного Ливанского хребта (в сторону Дамаска). 3:5 Это традиционный список народов, заселявших Ханаан до прихода Израиля (ср.: Исх. 3:8, 17; 23:23).

 

 

Деятельность судей

 

Гофониил

 

После общего обзора периода судей 2:6 — 3:6 автор начинает по порядку знакомить нас с деятельностью конкретных судей, которых Господь воздвигал для Своего народа (см.: 2:16). Первый, Гофониил, во многом образцовая фигура. Он принадлежал к клану, тесно связанному с Иудой, к лидирующему колену (1:13). Более того, он уже отличился в сражениях и получил в награду дочь Халева себе в жены (1:11 — 15) — ему не нужны были браки с хананеянками! (См.: 3:6.)

Деятельность Гофониила повторила модель, созданную в 2:11 —19, но с двумя дополнительными подробностями: плач Израиля (9) и излияние на него Духа (10). Господь избрал Гофониила избавителем народа и через Святого Духа дал ему особый дар силы. В этом смысле он был «харизматическим» лидером. Гофониил, первый судья Израиля, олицетворял собой идеального судью. Деятельность последующих судей представляет собой различные вариации этого основного образца.

Примечание. 8Хусарсафем («Хуса вдвое злобный») — возможно, имя, придуманное для тирана его жертвами. Его настоящая личность не установлена. 9 Гофониил был не только зятем Халева, но также либо его младшим братом, либо племянником, скорее всего, последнее (ср.: 1 Пар. 4:13—15). 10 Был он судьею Израиля (досл, «судил Израиля»; ср.: ПНВ) представляет собой своего рода оповещение (см.: 2:17 и прим. к стиху). Сравните Самуила в контексте филистимского кризиса (1 Цар. 7:6; ПНВ).

 

Аод

 

В стихах 12—14 представлен фон, на котором разворачивается история второго судьи, Аода, о нем же самом рассказывается в стихах 15—30. В деятельности Аода повторяется та же модель, что и у Гофониила, но сам Аод существенно отличается от первого судьи. Он происходил из колена Вениамина (15), которое в главе 1 получает в свой адрес только отрицательные отзывы (см.: 1:21). Далее, он был левшой (15) и хитро воспользовался этим для убийства тирана (16—25) еще до начала открытой борьбы (26—29). Тем не менее его действия были направлены провидением Господа, Который использовал такого своеобразного героя, чтобы дать избавление Своему, никак этого не заслуживающему, но страдающему народу (15, 28, 30).

Примечание. 12 Моав — маленькое государство к востоку от Мертвого моря (на территории современного Иордана). Моавитяне (и аммонитяне, 13) были потомками Лота, племянника Авраама (Быт. 12:5; 19:36). 13 Аммон находился прямо к северо–востоку от Моава. Амаликитяне — кочевое племя в южной части Ханаана и северных частях Аравийского полуострова. Они стали первым противником, которого встретил Израиль на своем пути из Египта (Исх. 17:8–16). Город Пальм — Иерихон (см.: прим. НМВ и ср.: 1:16). Сам город лежал в руинах (Нав. 6:24; 3 Цар. 16:34). 15 Тот факт, что Аод был левшой, дал ему большое преимущество (неожиданность), чем он и воспользовался в полной мере (21; ср.: 20:16). 19 Истуканы (доел, «каменные статуи») — это, вероятно, не те камни, что воздвиг Иисус (Нав. 4:20), но остатки древнего языческого каменного круга. О Галгале («круг») смотрите 1:1, 2:1 и комментарии к ним. Это была первая стоянка израильтян после перехода Иордана (Нав. 4:19). 26 Местонахождение Сеирафа неизвестно.

 

Самегар

 

Самегар еще более странный герой, чем Аод. Возможно, он не был израильтянином, поскольку «Самегар» далеко не типичное еврейское имя, а «Анаф» — явно языческое (см.: прим. ниже). Однако он тоже «спас Израиля», одержав замечательную победу над филистимлянами, бывшими врагами как Израиля, так и Ханаана (см.: прим. 3:3). Самегар одержал эту победу совершенно необычным способом («воловьим рожном»!), предвосхитив будущие подвиги Самсона (15:15–16). Жизнь «во дни Самегара, сына Анафова», вспоминается в 5:6 как трудные времена, когда Израиля серьезно теснили его враги. В этих обстоятельствах всегда верный Господь использовал чрезвычайные способы, чтоб дать им спасение хотя бы на какое–то время. Здесь нет никакого указания на воцарение мира (ср.: 3:30 и 5:31), победа Самегара, видимо, была единичным случаем, но тем не менее значительным.

Примечание.Анаф — хананейская богиня войны, сестра и жена Ваала. Сын Анафов, возможно, означает то же, что «муж, подобный Анаф», то есть «воин». Цифра шестьсот обычно использовалась для обозначения организованной военной силы под командованием военачальника (ср.: 18:11).

 

Барак (плюс Девора и Иаиль)

 

4:1—3 Притеснение израильтян.Стих 1 ясно указывает на то, что отступничество началось после смерти Аода. Победа Самегара принесла временное облегчение, но не изменила духовного состояния Израиля. Отсюда возобновление суда Господа, на этот раз в образе Иавина и Сисары.

Примечание. 2Асор находился в восемнадцати милях к северо–западу от Галилейского моря; в наши дни здесь проходит граница между Ливаном и Израилем. Одно время этот город был самым сильным городом хананеев в северной Палестине. Иавин — возможно, синоним слова «царь» для правителей Асора (ср.: «фараон» для царей Египта). Иисус нанес поражение еще одному «Иавину» в Асоре почти за 200 лет до этого (Нав. 11:1–11). Стихи 23—24, видимо, говорят об окончательном разрушении вновь возрожденного в тринадцатом веке Асора, что подтверждают и археологические открытия. Судя по имени, Сисара, вероятно, был военачальником группы так называемых «народов моря», которые, как филистимляне, мигрировали в Палестину на кораблях из восточной части Эгейского моря. Как название Харошеф–Гоим («Харошеф [чужеземных] народов»), так и его расположение (недалеко от побережья Средиземного моря, рядом с горой Кармил в северо–западной Палестине) позволяют предположить, что вначале это было поселение «народов моря». В этих людях Иавин, чья военная мощь пошла на убыль, нашел надежного союзника против Израильтян.

4:4–24 Избавление Израиля.Упоминаемые места и племена указывают на то, что действие на этот раз происходило не в южной, а в центральной и северной Палестине, в частности, в окрестностях потока Киссон (7), который протекает в западном направлении по плодородной Изреельской долине к побережью у горы Кармил, или к современной Хайфе. В отличие от предыдущих эпизодов, задача избавления Израиля на этот раз была поделена между тремя главными героями: Деворой, пророчицей и судьей (в административном смысле; 4—5), Вараком, который был призван Деворой вести за собой Израиль на битву (6–16), и Иаилью, которая собственной рукой предала Сисару смерти в своем шатре (17–22). Однако именно вмешательство Самого Господа (15) становится решающим моментом в развитии событий. Особенно интересно то, как Господь, вновь спасая Израиль, лишил славы победителя человека, который показал себя недостойным этой славы (9), и отдал ее женщине (не Деворе, как можно было предположить, но Иаили). В этом эпизоде женщины играют особую роль. Иаиль, с ее неизраильским прошлым (11, 17) и необычными методами (21; ср.: Аода и Самегара), в еще большей степени проиллюстрировала суверенную свободу Господа в использовании различных людей для исполнения Своей воли.

Примечание. 4Была судьею — дословно «судила». (См.: прим. НМВ и ср.: Исх. 18:13—16.) 5 Рама и Бефильбыяи в пяти и двадцати милях соответственно на север от Иерусалима (ср.: 1:22 и прим.). На горе Ефремовой — указание на центральную Палестину (ср.: 3:27). Подробнее о «Ефреме» смотрите комментарии к 1:22. 6 Кедес находился к юго–западу от Галилейского моря, недалеко от современной Тиверии. Десять тысяч человек — смотрите комментарий к 5:8.Гора Фавор находится на северном краю долины Изрееля в месте, где сходятся территории уделов Иссахара, Завулона и Неффалима. 11Информацию о Хевере, Кенеянине, родственнике Моисеевом смотрите в комментарии к 1:16 и сравните с Числами 10:20–33. Кенеяне (имя означает «кузнец») — кочевники, заселившие южную Палестину, но иногда, как в этом случае, двигавшиеся далее, к северу.

5:1—31 Песня победы.Еврейский язык этой песни свидетельствует, что перед нами один из самых древних образцов поэзии в ВЗ. Вариант этой песни пелся в день битвы (1) и, возможно, вскоре обрел эту форму. А может быть, она сохранилась в какой–нибудь книге, подобной «книге Праведного» (И. Нав. 10:13) или «книге браней Господних» (Чис. 21:14). Подобные песни часто пелись на общественных богослужениях и были напоминанием следующим поколениям о верности Бога и великих делах, которые Он сделал для Израиля, Своего народа. Но в данном случае эта конкретная ода служит частью повествования о Вараке и Деворе, которое заканчивается тогда, когда завершается песня (см.: 31б и ср.: 3:11,30). Однако в отличие от предыдущего повествования в песне не говорится о том, как Господь отнял славу победы у Варака и отдал ее женщине. В ней воздается честь тем людям и племенам, которые отважно исполнили свою роль (включая Иаиль), звучит упрек тем, кто не выполнил своего долга, и тревога по поводу отсутствия единства среди колен (проблема, которая позже станет намного острее). В битву включились в основном центральные и северные племена (нет упоминания об Иуде), и некоторые проявили себя более доблестно, другие — менее. Но главная тема песни — это праведные дела Самого Бога, Который Сам пошел впереди Израиля, чтобы одолеть Своих противников (и врагов Израиля), призвав против них силы небесные. В этой своей части песнь Деворы очень напоминает песнь израильтян в дни Моисея, когда Господь сражался за них с египтянами (Исх. 15). Через эти события Израиль понял, что Господь, Который сделал его Своим народом по завету, был не только Богом творения, но и Богом истории, не только Создателем, но и Искупителем. Это было очень важным элементом веры Израиля, потому что их хананейские соседи поклонялись богам природы (Ваалам), которые якобы властвовали над погодой, и израильтяне постоянно подвергались искушению поклоняться этим богам (2:11).

Песнь строится следующим образом: прелюдия (хвала Господу и призыв услышать песню, 2—3); явление Господа как Защитника Израиля (4–5); рассказ об обстоятельствах,, предшествовавших битве (6–8); призыв принять участие в битве (9–13); ответ израильских племен (14–18); описание самой битвы (19–23); смерть Сисары (24–27); плач матери Сисары (28–30); эпилог (31). Кульминацией песни становится описание самой битвы: звезды сражаются с неба, а на земле поток Киссон бурным течением своих яростных вод сокрушает противника. Сцена завершается разгромом конницы, когда колесницы в отчаянии пытаются бежать от израильтян.

Две заключительные сцены показывают, насколько сокрушительным было поражение врага. Бездействие (ожидание) во второй сцене является дополнением к действию (убийству) в первой. Воображаемый разговор матери Сисары и ее служанок лишь слегка прикрывает невысказанную тревогу. Сисара уже никогда не вернется. Но плохие новости для домочадцев Сисары были отличной новостью для Израиля — угнетатель был мертв. Это было избавление, которого Израиль не заслужил, но которое Господь по милости своей даровал ему. Эпизод Девора — Варак заканчивается победным гимном хвалы Господу и Его верным поданным, но главное — Господу. Он Сам был истинным Спасителем Израиля и совершенным его Властителем.

Примечание. 2В то время Израиль не имел постоянной армии. Все воины были добровольцами, не искушенными в сражениях. 4–5 Сеир — гора в Едоме к востоку от Израиля. Синай (гора Синай) находился еще дальше к югу, именно там Господь впервые открылся Израилю. Здесь Господь представлен идущим на помощь Израилю с горы Синай через Едом. Он окружен облаком, Его сопровождают гром и землетрясение, как и в первое Его появление перед избранным народом (Исх. 19:16—19). Он является в буре и обрушивает бурю (дословно) на Своих врагов (20—21). 6 О Самегаре смотрите комментарий к 4:31. 8 Относительно выражения избрали новых богов смотрите комментарий к 2:12; 4:1. Израильтяне были обезоружены своим противником (ср.: 1 Цар. 13:19). Еврейское слово, переведенное как тысяча, изначально означало племя (как в 6:15) или небольшой военный отряд. Количество израильтян, скорее всего, было намного меньше, чем предполагает перевод. 10 На ослицах белых ездили важные люди (ср.: 10:4). 14 Укоренившиеся в земле Амалика были потомками амаликитян, которые проживали на территории Ефрема (ср.: 12:15). 14 Махир— вариант имени колена Манассии (ср.: Быт. 50:23). 17Галаад — возможно, косвенная ссылка на сынов Гада. В то время они жили в Галааде, регионе к востоку от реки Иордан (см.: 1 Пар. 5:16). Изначально территория Дана находилась южнее, рядом с побережьем. Позже большая часть этого колена переселилась в глубинные районы дальнего севера (1:34; 18:1;ср.:Нав. 19:40–48). 19 Ханаан не был единым государством. Иавин и Сисара были вождями антиизраильской коалиции (см.: 4:2). Фаанах и Мегиддон смотрите в 1:27. 20Звезды (с точки зрения автора) участвовали в сражении и принесли дождь. 23 О Мерозе ничего неизвестно, но, возможно, он был союзником, от которого ждали помощи. Мероз был проклят. Иаиль, напротив, благословлена (24). Об Ангеле Господнем смотрите в 2:1. 25 Молоко Иаиль использовала из–за его снотворного действия (ср.: 4:19). 27Судьба Сисары схожа с судьбой Еглона (3:25). 28 Мать Сисарина — трагическое сопоставление с Деворой, «матерью в Израиле» (7). 31 Проклятие врагов было обычным делом со времен Моисея (см.: Чис. 10:35 и ср.: Пс. 67:1–3). В лучшем случае проклятия были не проявлением мстительности, но признанием того, что суд принадлежит Богу, а Его честь тесно связана с судьбой Его народа. В свете нового откровения (напр.: Рим. 2:17—21) для христианина неприемлемо проклинать своих врагов. Как солнце, восходящее во всей силе своей, — сравните с Самсоном (гл. 13— 16), чье имя происходит от еврейского слова semes что означает «солнце».

 

Гедеон

 

6:1—6 Притеснение от мадианитян.Известие о новом периоде отступничества после высокой песни хвалы в предыдущей главе воспринимается как потрясение. Тем более поразительно непостоянство израильтян, которые даже тогда, когда Господь так много делает для них, не могут дол го сопротивляться очарованию чужих богов. В эпизоде с Гедеоном этот вопрос исследуется более полно, чем в предыдущих главах.

Победа Варака над колесницами хананеев позволила использовать обширные пространства плодородной долины Изрееля для израильских поселений и успешного развития земледелия. На той же территории появляется уже другой враг, а затем следует новая борьба за господство над землей. На этот раз в качестве наказания израильтяне подверглись повторяющимся набегам мадианитян и других племен, которые сметали на своем пути все, пожирая и уничтожая, как саранча. Поскольку средства к жизни у израильтян были уничтожены, они оказались в плачевном положении и скрывались в горных пещерах, как животные. Как обычно в такое отчаянное время они возопили к Господу.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.189.171 (0.031 с.)