ТОП 10:

Реакция Израиля на акт насилия



 

19:29 — 20:11 Подготовка к войне. В предыдущем эпизоде говорилось о гостеприимстве в Израиле, здесь же речь пойдет о собрании израильтян, представителей различных племен, которым предстояло решить вопрос, касающийся всего народа (20:1; ср.: 21:10, 13, 16). Собрания такого рода позже выйдут из употребления, но в домонархические времена это был очень важный институт, от эффективной деятельности которого зависело благополучие, а иногда и само существование нации. На этот раз делом чрезвычайной важности стал акт жестокого насилия в Гиве, и собрание это созвал левит из эпизода 1.

Ирония заключается в том, что мы, читатели, знаем о левите и о происшедшем событии несколько больше, чем члены собрания. Для нас расчленение левитом тела своей наложницы, а затем рассылка его по частям всему Израилю являются продолжением его холодной бесчувственности по отношению к ней в Гиве. Для них это был акт священного рвения. Они встрепенулись как один человек, от Дана до Вирсавии (20:1). Таким образом, призыв левита нашел в сердцах израильтян отклик, намного превосходивший реакцию, которую могли вызвать воздвигнутые Господом судьи.

Собрав народ, левит представил довольно искаженное сообщение о происшедших событиях, полностью скрыв свое соучастие (ср.: 20:5 с 19:25). Его выспренний морализаторский тон был проявлением лицемерия. Не совсем ясно, умерла ли его наложница в результате насилия в Гиве (25—26). Он мог убить ее собственной рукой, когда обнаружил ее на пороге дома (см.: 19:28 и прим.).

Речь левита произвела огромное впечатление на собрание, как и его жуткий призыв. Они поднялись как один человек и сразу решили предпринять против Гивы карательные меры (8—11). Столь ужасное преступление заслуживало этой реакции израильтян, но что станет с Израилем, если его собрание будет созвано, а его народом станет манипулировать человек такой сомнительной нравственности, как этот левит? Второй эпизод ставит очень остро этот серьезный вопрос.

Примечание. 29 Сравните с действиями Саула в 1 книге Царств 11:6–7. Очевидно, это был обычай, призывая союзников, сопровождать обращение угрозой в адрес тех, кто не ответит. Разница в том, что на этот раз жертвой стал человек (ср.: случай с дочерью Иеффая, 11:34–40). Двенадцать частей символизировали двенадцать колен Израиля (ср.: 3 Цар. 11:29–31). 20:1Дан, сравните примечание к 18:7. Вирсавия («колодец семи»; см.: Быт. 21:30—31) находилась в 48 милях (76 км) к югу от Иерусалима, на полпути между побережьем Средиземного моря и Мертвым морем. От Дана до Вирсавии значит «от крайнего севера до крайнего юга». Земля Галаадская, смотрите примечание к 5:17. Массифа («сторожевая башня») была в 8 милях (13 км) к северу от Иерусалима (Нав. 18:26; 1 Цар. 7:5). Это не Массифа в Галааде из 10:17. 2 Четыреста тысяч, смотрите примечание к 5:8. 9 Жребий могли бросать при помощи каких–либо предметов, чтобы искать водительства Божьего (ср.: Нав. 18:6; Пр. 16:33). 10Цифры и здесь кажутся преувеличенными, а толкование слова «тысяча», данное в примечании к 5:8, не может объяснить их в достаточной мере. Может быть, оригинальным текстом является только первая часть {по десяти человек из ста…). Главная мысль заключается в том, что десять процентов всех людей были выделены для того, чтобы обеспечить остальных съестными припасами.

20:12–48 Война.Результатом собрания в предыдущем эпизоде стала священная война, которая во многом напоминает кампанию против Гая во времена Иисуса Навина (см.: 29 и 48). Священную войну мы уже видели в Книге Судей, но здесь бросаются в глаза тревожные отличия. Вопрос в стихе 18 {Кто из нас прежде пойдет на войну!) напоминает первый вопрос в Книге Судей (1:1), и ответ, как мы видим, тот же. Но какие разные обстоятельства! В первом случае то был единый Израиль, объявивший войну ради завоевания Ханаана. Здесь разделенный Израиль ведет гражданскую войну, в которой брат восстал на брата (28). Там победа была дана сразу (1:4). Здесь победа задерживается до того времени, пока Израиль не оказывается совершенно разбитым и деморализованным (26—28). Поистине, война в этой главе едва ли подходит под определение «священная». Она началась решением собрания, созванного безнравственным человеком, и закончилась кровопролитием в таких масштабах, которые напоминают скорее мщение, чем поиски справедливости (см.: прим. 48).

Большая часть повествования в стихах 18—48 посвящена описанию военных действий, которые проходили с переменным успехом для обеих сторон. Но три вопроса (со стороны израильтян) и ответа (со стороны Господа) в стихах 18, 23 и 28 дают нам возможность глубже понять происходящее. Они позволяют увидеть, что происходило в умах израильтян, понять, что происходило между израильтянами и Богом на разных этапах войны. Израильтяне были уверены в своей правоте и в исходе задуманного ими дела (18). Они уже приняли решение пойти на вениамитян войной и предполагали согласие Бога. Поэтому они подняли чисто организационный вопрос — кто должен начать военную кампанию? Господь повелел пойти первому Иуде, явно потому что изнасилованная наложница была из этого колена (19:1). Но Господь не обещал дать победу, ее и не было (19—21). Второй вопрос (23) показывает полную потерю уверенности после того, как вопрошатели потерпели катастрофическое поражение. Они стали сомневаться в необходимости продолжать войну, в их голосах зазвучали примиренческие нотки, они называют вениамитян «сынами…брата моего». Но Господь опять послал их на сражение — на еще одно сенсационное поражение (23б—25). После первого разгрома израильтяне плакали, теперь они уже и плакали, и постились, и возносили жертвы. Теперь они спрашивали, следует ли им воздержаться от применения силы, эта мысль принимала в их головах все более четкие формы (28). И снова они были посланы в бой, но теперь уже с обещанием победы. В последовавшей битве удача перешла на их сторону, Господь вмешался со стороны «Израиля», который был спасен от уничтожения (35).

Вениамитян несомненно стоило наказать. Но моральное и духовное состояние всего народа было таково, что священная война чуть не погубила его, вместо того чтобы сохранить. В третьем эпизоде Господь гневается на весь остальной Израиль, как и на вениамитян, и обнаруживает Свой гнев, распределяя победу таким образом, что под суд подпадает весь Израиль. Он одновременно и Судья, и Защитник Своего непостоянного народа.

Примечание. 15Двадцать шесть тысяч человек, смотрите примечание в 5:8.16 Аод, также вениамитянин, (см.: 3:15 и прим.) был левшой. 18 Дом Божий — возможно, в этом стихе подразумевается скиния собрания в Силоме (см.: 19:18). Но предыдущие ссылки на город Вефиль («дом Божий») делают вероятным упоминание здесь именно этого города (ср.: ст. 26 и см.: прим. 1:22; 2:1; 4:5). Вопрошали Бога, смотрите примечание к 1:1. 26 Плакали и постились означает акт покаяния (ср.: 2:4), они поняли, что Бог гневался на них. Жертва всесожжения (см.: Лев. 1) символизировала полное посвящение Господу того, кто приносил жертву. Мирные жертвы (см.: Лев. 3), которые включали в себя трапезу, символизировали восстановление отношений с Богом и друг с другом. 27 В этот период ковчег выносился при необходимости из главного святилища, особенно в военное время (ср.: 1 Цар. 4:4—5, где, как и здесь, ковчег находился в Силоме). Смотрите примечание к 18:31 и 19:18. 28 Финеес здесь — внук Аарона (Исх. 6:25), и его не следует путать с Финеесом, который появится позже в 1 книге Царств 4:4. Это имя египетского происхождения. Сравните с Ионафаном, внуком Моисея в 18:30.

Если поверить этим генеалогиям (нет никаких оснований им не верить), события, имевшие место в главах 17 — 21, явно произошли в начальный период судей. 29 Сравните с тактикой, использованной против города Гай во времена Иисуса Навина (Нав. 8:3—8). 33 Точное местонахождение Ваал–Фамара неизвестно. 35 Двадцать пять тысяч сто человек значит «двадцать пять контингентов и сто человек». Сравните потерю из тридцати человек в стихе 39. Этот стих предвосхищает итоги битвы, о чем более подробно рассказывается в стихах 36— 46. 45 Скала Риммон была обнажением породы известняка в 4 милях (6 км) к востоку от Вефиля, изрезанного с трех сторон лощинами и пещерами, в которых могли прятаться беглецы. Это наименование сохранилось в названии современного поселения Раммун. Местонахождение Гидома неизвестно. 47 Я уже говорил об употреблении цифр, и здесь шестьсот человек — значительная часть воинов вениамитян (см.: прим. 15 и 35). 48 В священной войне (начинавшейся по прямому указанию Господа) израильтянам иногда повелевалось не брать никакой добычи, но уничтожить все в качестве жертвы Богу. Такая жертва была известна под названием «заклятого». Это была чрезвычайная форма Божьего суда над врагами Израиля (Нав. 6:20; 1 Цар. 15:1–3) и, в определенных обстоятельствах, над самими израильтянами (Втор. 13:12—18). Здесь этот вид заклятия применяется без всякой на то санкции Господа.

21:1—25 Восстановление остатка вениамитян.В этом последнем эпизоде все внимание сосредоточено на работе собрания представителей израильских племен (см. выше: прим. 19:29 — 20:11). Две клятвы, произнесенные в Массифе (1, 56), имели целью прекратить зло, сотворенное вениамитянами, чтобы оно не заразило весь народ, и обеспечить полное участие остальных племен в карательном акте. Но безудержная резня, описанная в 20:48, привела к неожиданным результатам — все колено Вениаминово оказалось под угрозой полного исчезновения.

Первая попытка разрешить возникшую проблему (отчасти успешная) представляет собой явный случай использования одной клятвы для нейтрализации последствий другой клятвы (6–13). Это был маневр, оправданный с точки зрения закона, но, мягко говоря, двусмысленный с позиций нравственных. Жителям Иависа Галаадского пришлось заплатить страшную цену (11). Вторая попытка (15–23) носила точно такой же характер. Оправдание этих действий, представленное в стихе 22, было ловким ходом, попыткой полностью обойти нравственные аспекты вопроса. Те же люди, которые испытывали праведный гнев, узнав о насилии над наложницей левита в Гиве, теперь предлагали жителям Силома покорно принять насилие над их дочерьми.

Образуется следующая схема: (а) насилие над наложницей, (б) священная война против Вениамина, (в) проблема: клятва — Вениамин под угрозой вымирания, (б1) «священная» война против Иависа Галаадского, (а1) насилие над дочерьми Силома.

Поведение собрания в этом эпизоде вновь показывает, как низко в моральном и духовном отношении пал Израиль. Но несмотря на это, история все же движется к хрупкому равновесию, в котором восстановлены вениамитяне и восстановлено спокойствие (23–24). Как ни удивительно, Израиль сохранил свою жизнь, но, оглядываясь назад, мы можем сказать, что это произошло в основном благодаря всемогуществу Божьему, а не благодаря действиям начальников и старейшин народа. Выживание Израиля в период судей было чудом Божьей милости, как и любое спасение (Еф.2:8).

Примечание. 1Массифа, смотрите примечание к 20:1. 2 Дом Божий смотрите в примечании к 20:18. 4 Жертвенник был построен не в Вефиле («доме Божьем»), где уже стоял жертвенник (20:26), но в Массифе, их основном стане (20:1). В дни национальных бедствий или радости строились специальные жертвенники, особенно до или после битвы (ср.: Исх. 20:24—25; 1 Цар. 14:35). Вознесли всесожжение и мирные жертвы, смотрите примечание к 20:26. 5 ПНВ точнее передает смысл обвинения — «не приходил в собрание». Здесь речь идет о первом сборе в 20:1. 8 Навис Галаадский — город на восточном берегу реки Иордан, в 22 милях (35 км) к югу от Галилейского моря.

Отсутствие представителей Иависа Галаадского было подозрительным, поскольку из других частей Галаада мужчины вышли (20:1). 9 Эта проверка подтвердила догадку — из Иависа Галаадского не было представителей, как и на предыдущем собрании. 10 Двенадцать тысяч человек, смотрите примечание к 5:8. Поразите… мечем и женщин и детей, смотрите примечание к 20:48. 11 Девственниц в этой резне пощадили. Возможно, израильтяне вспомнили прецедент с кампанией против мадианитян во времена Моисея (см.: Чис. 31, особенно ст. 18). 12 Во время войны основным станом израильтян была Массифа (20:1; 21:1). Силом, который находился дальше к северу, был ближе к Иавису Галаадскому, а поэтому стал более удобным местом для размещения и пересылки девственниц (см.: прим. 18:31). Земля Ханаанская означает территорию к западу от Иордана, собственно Ханаан. Сравните подробности о местонахождении Силома в 19б. Они, вероятно, были добавлены в более позднее время составителем этой книги для читателей, которые жили много лет спустя после разрушения Силома. И опять смотрите примечание к 18:31. 19 Смотрите 1 книгу Царств 1:3. Исход 23:14 и далее предписывает проведение трех таких праздников, но неудивительно, что в условиях хаоса периода судей соблюдался только один праздник. Подробное описание местонахождения Силома кажется излишним, но смотрите примечание к стиху 12. Вефиль, смотрите примечание к 4:5. Сихем, смотрите примечание к 9:1. Левона находилась в 3 милях (5 км) к западу от Силома (см.: прим. 18:31). 21 Праздник, вероятно, был искаженной, полуязыческой формой праздника кущей, который проводился во время сбора урожая винограда (Втор. 16:13–15). Смотрите также примечание к 9:27 и 8:33. 22 На войне, т. е. во время военной кампании против Иависа Галаадского. Но более ранний вариант можно перевести как «войной» (т. е. «силой»). 23 Удел (ср.: ст. 24) был частью территории, отведенной каждому колену при первоначальном завоевании и разделе территории Ханаана (И. Нав. 14:1; 18:11–27).

 

 

Webb Barry G.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.120.174 (0.005 с.)