ТОП 10:

Первые итоги заготовительной кампании и дальнейшие задачи партии



 

Прежде всего несколько слов о существе хлебозаготовительного кризиса, разыгравшегося у нас к январю этого года. Суть дела состоит в том, что с октября прошлого года у нас заготовки стали падать, в декабре они дошли до низшей точки, а к январю этого года мы имели серьезнейший кризис в хлебозаготовках.

Если к январю 1927 года мы успели заготовить 428 миллионов пудов зерновых хлебов, то к январю 1928 года заготовки зерновых хлебов едва достигли 300 миллионов пудов. Стало быть, мы имели, к январю 1928 года, нехватку в сравнении с январем 1927 года в 128 миллионов пудов. Эта нехватка и составляет примерное цифровое выражение кризиса в хлебозаготовках.

Урожай в этом году был у нас, пожалуй, не хуже, чем в прошлом году. Запасов в этом году от старых урожаев было больше, чем в прошлом году, и вообще считалось, что товарного хлеба в нашей стране в этом году не меньше, а больше, чем в прошлом году. А между тем нам оставалось до распутицы всего 2-3 месяца. Мы стояли, таким образом, перед выбором: либо наверстать потерянное и установить нормальный темп хлебозаготовок для будущего, либо стать перед неизбежностью серьезного кризиса всего нашего народного хозяйства.

 

Что означает кризис в хлебозаготовках, каков его смысл, каковы его вероятные результаты?

Это означает, прежде всего, кризис снабжения рабочих районов, подъем цен на хлеб в этих районах, срыв реальной заработной платы рабочих.

Это означает, во‑вторых, кризис снабжения Красной Армии, недовольство среди красноармейцев.

Это означает, в‑третьих, кризис снабжения льняных и хлопковых районов, спекулятивные цены на хлеб в этих районах, переход льноводов и хлопкоробов на производство хлеба, – стало быть, сокращение производства хлопка и льна, ведущее к сокращению соответствующих отраслей текстильной промышленности.

Это означает, в‑четвертых, отсутствие хлебных резервов в руках государства, как для нужд внутри страны (в случае неурожая), так и для нужд экспорта, необходимого для ввоза оборудования и сельскохозяйственных машин.

Это означает, наконец, срыв всей нашей политики цен, срыв политики стабильности цен на хлебные продукты, срыв политики систематического снижения цен на промтовары.

 

Чтобы выйти из этих затруднений, надо было наверстать потерянное и ликвидировать дефицит по заготовкам в 128 миллионов пудов. А чтобы ликвидировать этот дефицит, надо было привести в движение все рычаги партии и правительства, разбить спячку в организациях, бросить лучшие силы партии сверху донизу на заготовительный фронт и поднять заготовки во что бы то ни стало, используя до дна небольшой срок, оставшийся до распутицы.

В этих целях и были даны две первые директивы ЦК ВКП(б) о хлебозаготовках.

Ввиду того, однако, что эти директивы не возымели действия, ЦК ВКП(б) оказался вынужденным дать 6.I.1928 года третью директиву, совершенно исключительную как по своему тону; так и по своим требованиям. Директива эта кончается угрозой по адресу руководителей партийных организаций в случае, если они не добьются в кратчайший срок решительного перелома в хлебозаготовках.

Понятно, что такая угроза может быть пущена в ход лишь в исключительных случаях, тем более что секретари парторганизаций работают не ради службы, а ради революции. Тем не менее, ЦК счел уместным пойти на этот шаг ввиду тех исключительных обстоятельств, о которых говорилось выше.

Сообразно с этим и был составлен план заготовок за год с некоторым превышением прошлогоднего плана. Однако несмотря на это, заготовки пошли вниз, и мы имели к январю 1928 года дефицит в 1‑30 млн. пудов.

 

Создалось «оригинальное» положение: хлеба много в стране, а заготовки хлеба падают, создавая угрозу голода в городах и в Красной Армии.

Чем объясняется эта «оригинальность» положения? Нет ли здесь случайности какой‑нибудь?

Многие склонны объяснять это тем, что прозевали, были заняты с оппозицией и кое‑чего не доглядели. Что прозевали, это, конечно, верно. Но объяснять все здесь зевком – значит впадать в грубейшую ошибку. Тем более нельзя объяснять заготовительный кризис случайностью. Такие вещи случайно не происходят. Это было бы слишком дешевым объяснением.

Каковы же были, в таком случае, условия, определившие заготовительный кризис?

Я думаю, что таких условий было у нас по крайней мере три.

Во‑первых. Трудности нашего социалистического строительства в обстановке нашего международного и внутреннего положения.

Я имею в виду, прежде всего, трудности развития городской индустрии. Надо бы забросать деревню всякого рода товарами так, чтобы можно было извлечь из деревни максимум сельскохозяйственных продуктов. Для этого необходимо более быстрое развитие нашей индустрии, чем это имеет место теперь. Но для того, чтобы развить индустрию сильней, необходим более быстрый темп социалистического накопления. А добиться такого темпа накопления не так‑то легко, товарищи. Отсюда нехватка товаров для деревни.

Я имею в виду, далее, трудности нашего строительства в деревне. Медленно растет сельское хозяйство, товарищи. Надо бы, чтобы сельское хозяйство развивалось семимильными шагами, чтобы хлеб дешевел, чтобы урожай подымался, чтобы удобрения применялись вовсю, чтобы машинное производство хлеба развивалось ускоренным темпом. Но этого нет у нас и не скоро будет, товарищи[hhhhhhhh].

 

Во‑вторых. Из этого следует, что трудности нашего строительства в городе и в деревне являются той базой, на основе которой может разыграться заготовительный кризис. Но это еще не значит, что заготовительный кризис должен был разыграться именно в этом году. Известно, что эти трудности существовали не только в этом году, но и в прошлом году, – почему же именно в этом году разыгрался заготовительный кризис? В чем тут секрет?

Секрет состоит в том, что кулак получил в этом году возможность использовать эти трудности для того, чтобы взвинтить цены на хлеб, повести атаку против советской политики цен и затормозить тем самым нашу заготовительную работу. А удалось ему использовать эти трудности по крайней мере по двум причинам:

Во‑первых, потому, что растет и богатеет деревня. Вырос и разбогател, прежде всего, кулак. Три года урожая не прошли даром, кулак вырос за это время, накопил хлебных запасов, зажиточные слои деревни получили в этом году возможность оборачиваться на сырьевых культурах, мясопродуктах и т.д., – кулак получил возможность попытаться продиктовать цены;

Во‑вторых, потому, что кулак имел поддержку со стороны городских спекулянтов, играющих на повышение цен на хлеб и взвинчивающих, таким образом, цены.

Это не значит, конечно, что кулак является главным держателем хлеба. Главная и основная масса, которая держит большую часть хлеба, это – середняк. Но кулак является хозяйственным авторитетом в деревне, у него есть смычка с городским спекулянтом, и он имеет возможность вести за собой середняка, поскольку не встречает противодействия со стороны наших заготовительных организаций. Отсюда возможность для кулацких элементов деревни использовать трудности нашего строительства для спекулятивного взвинчивания цен на хлеб[iiiiiiii].

 

В‑третьих. Наши заготовительные организации оказались не на высоте своего призвания.

Злоупотребляя бонификацией и всякого рода «законными» накидками на цену, наши заготовительные организации, вместо того, чтобы обуздать спекуляцию, повели бешеную конкуренцию между собой, подрывали единый фронт заготовителей, вздували цены на хлеб и невольно помогали спекулянтам и кулакам срывать советскую политику цен, ухудшать рынок, снижать заготовки[jjjjjjjj].

Правда, партия могла бы положить конец этим недочетам, вмешавшись в дело. Но она, упоенная успехами прошлогодних заготовок и отвлеченная дискуссией,[53] прошла мимо этих недочетов в расчете, что самотек покроет все недочеты. Более того, целый ряд парторганизаций отнесся к делу заготовок формально, как к чуждому им делу, забывая, что ответственность перед рабочим классом за недостатки в заготовках, так же как и за недостатки в работе всех и всяких хозяйственных и кооперативных организаций, ложится, прежде всего, на партию.

 

В‑четвертых. Линия нашей работы в деревне в целом ряде районов оказалась искривленной. Основной лозунг партии «обопрись на бедноту, устраивай прочный союз с середняком, ни на минуту не прекращай борьбы с кулачеством» – проводился нередко неправильно.

Если парторганизации научились устраивать союз с середняком, что является громадным завоеванием для партии, то они далеко не везде еще наладили работу с беднотой. Что касается борьбы с кулачеством и кулацкой опасностью, то в этой области нашими парторганизациями далеко еще не сделано все то, что они должны были бы сделать[kkkkkkkk].

Этим, между прочим, и объясняется тот факт, что в наших организациях, как в партийных, так и иных, народились в последнее время известные, чуждые партии, элементы, не видящие классов в деревне, не понимающие основ нашей классовой политики и пытающиеся вести работу таким образом, чтобы никого не обидеть в деревне, жить в мире с кулаком и вообще сохранить популярность среди «всех слоев» деревни[llllllll]. Понятно, что наличие таких «коммунистов» в деревне не могло послужить к улучшению нашей работы в деревне, к ограничению эксплуататорских наклонностей кулачества и сплочению бедноты вокруг партии.

Таковы, товарищи, условия, определившие заготовительный кризис конца прошлого года.

Вы видите, таким образом, что заготовительный кризис нельзя считать случайностью.

Вы видите, что заготовительный кризис выражает собой первое, в условиях нэпа, серьезное выступление капиталистических элементов деревни против Советской власти по одному из важнейших вопросов нашего строительства, по вопросу о хлебозаготовках.

Вот в чем состоит, товарищи, классовая подоплека заготовительного кризиса по хлебу.

 

Чтобы ликвидировать кризис, надо было, прежде всего, поднять на ноги партийные организации, указав им, что дело заготовок является делом всей партии.

Надо было, во‑вторых, обуздать спекуляцию и оздоровить рынок путем удара по спекулянту и спекулянтским элементам кулачества, используя для этого советские законы против спекуляции товарами массового потребления.

Надо было, в‑третьих, выкачать из деревни денежные излишки, используя для этого законы о самообложении, крестьянском займе и борьбе с самогоном.

Надо было, в‑четвертых, поставить под контроль парторганизаций наши заготовительные организации, заставив их прекратить взаимную конкуренцию и обязав проводить советскую политику цен.

Надо было, наконец, покончить с искривлением партийной линии в практической работе в деревне, сделав ударение на задаче борьбы с кулацкой опасностью и обязав наши парторганизации «развивать дальше наступление на кулачество» (см. революцию XV съезда партии «О работе в деревне»).[54]

Из директив ЦК известно, что в своей борьбе за усиление заготовок партия прибегла к этим именно мероприятиям, открыв соответствующую кампанию по всей стране[mmmmmmmm].

 

Но кроме причин основных, имеются еще причины специфические, причины временные, превратившие наши заготовительные затруднения в заготовительный кризис. Что это за причины? К числу таких причин резолюция пленума ЦК относит:

а) нарушение рыночного равновесия и обострение этого нарушения благодаря более быстрому росту платежеспособного спроса со стороны крестьянства в сравнении с предложением промтоваров, вызванное повышением доходности деревни ввиду ряда урожаев, в особенности повышением доходности ее зажиточных и кулацких слоев;

б) неблагоприятное соотношение цен на хлеб в сравнении с ценами на другие продукты сельского хозяйства, что ослабляло стимул к реализации хлебных излишков и чего, однако, не могла изменить партия весной этого года, не нарушая интересов маломощных слоев деревни;

в) ошибки планового руководства, главным образом по линии своевременного завоза товаров и налогового обложения (низкий налог на имущие слои деревни), а также по линии неправильного расходования хлеба;

г) недостатки заготовительных, партийных и советских организаций (отсутствие единого фронта, отсутствие активности, ставка на самотек);

д) нарушение революционной законности, административный произвол, обход дворов, частичное закрытие местных рынков и т.д.;

е) использование всех этих минусов капиталистическими элементами города и деревни (кулаки, спекулянты) для подрыва хлебозаготовок и ухудшения политического положения в стране.

Если причины общего характера требуют целого ряда лет для их ликвидации, то причины специфического, временного характера вполне возможно уничтожить теперь же для того, чтобы предупредить возможность повторения хлебозаготовительного кризиса.

Что требуется для того, чтобы ликвидировать эти специфические причины?

Для этого необходимы:

а) немедленная ликвидация практики обхода дворов, незаконных обысков и всякого рода нарушений революционной законности;

б) немедленная ликвидация всех и всяких рецидивов продразверстки и каких бы то ни было попыток закрытия базаров, с обеспечением гибких форм регулирования торговли со стороны государства[nnnnnnnn];

в) некоторое повышение цен на хлеб, с варьированием по районам и зерновым культурам;

г) организация правильного завоза товаров в хлебозаготовительные районы;

д) правильная организация дела снабжения хлебом, не допускающая перерасходов;

е) обязательное образование государственного хлебного резерва.

Честное и систематическое проведение этих мероприятий в условиях нынешнего благоприятного урожая должно создать обстановку, исключающую необходимость применения каких бы то ни было чрезвычайных мер в предстоящую хлебозаготовительную кампанию.

Очередная задача партии состоит в том, чтобы следить за точным проведением этих мероприятий.

 

Теперь мы можем с полным основанием констатировать, что принятые мероприятия и развернувшаяся хлебозаготовительная кампания уже увенчались первой решительной победой партии.

Во‑первых, поднялся темп заготовок решительно и повсеместно. Заготовки в январе превысили декабрьские заготовки вдвое. Темп заготовок за февраль дает дальнейшее повышение.

За три месяца, за январь-март, мы сумели заготовить более чем 270 млн. пудов хлеба. Это, конечно, не все, что нам нужно. Нам еще предстоит заготовить более 100 млн. пудов. Но это все‑таки то необходимое завоевание, которое дало нам возможность ликвидировать заготовительный кризис. Мы можем теперь с полным правом сказать, что партия и Советская власть одержали на этом фронте крупнейшие успехи.

Во‑вторых, мы оздоровили, более или менее оздоровили, наши заготовительные и партийные организации на местах, проверив на деле их боевую готовность и очистив их от явно разложившихся элементов, не признающих классов в деревне и не желающих «ссориться» с кулаком.

В‑третьих, мы улучшили работу в деревне, придвинули к себе поближе бедноту и закрепили за собой подавляющее большинство середняков, изолировав кулачество и обидев несколько зажиточную верхушку середняков. Тем самым мы провели в жизнь наш старый большевистский лозунг, данный Лениным еще на VIII съезде нашей партии[55]: обопрись на бедноту, умей устраивать прочный союз с середняком, ни на минуту не прекращай борьбы с кулачеством.

 

Заготовительная кампания явилась проверкой всем нашим организациям, как партийным, так и советским и кооперативным, облегчив их очищение от переродившихся элементов и вытянув вверх новых, революционных работников.

Выявляются недостатки в работе заготовительных организаций и намечаются в ходе заготовительной кампании пути их исправления.

Улучшается и освежается партийная работа в деревне, ликвидируется искривление партийной линии.

Ослабляется влияние кулака в деревне, оживляется работа среди бедноты, укрепляется советская общественность в деревне, повышается авторитет Советской власти в рядах основных масс крестьянства, в том числе и в рядах середняков.

Мы явным образом выходим из кризиса хлебозаготовок.

 

Наряду с дальнейшим усилением работы всех органов для полного выполнения плана хлебозаготовок, ЦК вменяет в обязанность всем местным партийным я советским организациям немедленно приступить к работе по подготовке яровой посевной кампании, которая бы обеспечила расширение ярового посевного клина.

Агитации отдельных спекулянтски‑кулацких элементов за сокращение посевов должна быть противопоставлена сплоченная, дружная, организованная кампания за расширение посевов бедняцких слоев в деревне и середняков, с особой поддержкой в этом коллективных хозяйств.

 

Исходя из изложенного, ЦК ВКП(б) предлагает:

1. Неослабно продолжать кампанию усиления хлебных заготовок и добиться выполнения годового плана хлебозаготовок во что бы то ни стало.

2. Усилить борьбу со всякими прямыми и косвенными способами повышения конвенционных цен.

3. Решительно устранять конкуренцию между государственными и кооперативными заготовителями, обеспечив на деле их единый фронт в борьбе против скупщика и кулака, спекулирующих на повышение цен.

4. Продолжать нажим на кулаков – действительных крупных держателей товарных излишков хлеба, проводя этот нажим исключительно на основе советской законности (в частности, применив на практике в отношении отдельных злостных элементов, из числа владеющих излишками в две тысячи и более пудов товарного хлеба, статью 107 Уголовного Кодекса РСФСР и соответствующую статью украинского кодекса), но ни в коем случае не задевая этими мерами середняцкую часть крестьянства.

5. Из конфискованных на основании закона у спекулянтов и спекулянтских элементов кулачества хлебных излишков 25 % передавать бедноте на условиях долгосрочного кредита на удовлетворение ее семенных и – в случае необходимости – потребительских нужд.

6. Решительно устранять перегибы и извращения в практике кампании по усилению хлебозаготовок, переходившие в отдельных случаях в применение продразверсточных методов, как то: разверстка сдачи хлеба по хозяйствам, заградительные отряды между отдельными районами и т.п.

7. При взыскании задолженности крестьянства государству (недоимки по сельскохозяйственному налогу, страховке, ссудам и пр.), продолжая нажим на состоятельные, особенно кулацкие, слои деревни, применять облегчения и льготы в отношении бедноты, а также в необходимых случаях в отношении маломощных середняков.

8. В отношении самообложения применять повышенную по сравнению с сельскохозяйственным налогом прогрессию обложения для кулацких и зажиточных слоев деревни. Обеспечить освобождение от самообложения беднейших слоев деревни и облегчение для маломощных середняков и семей красноармейцев.

Развертывая кампанию по самообложению повсеместно, поднять общественную инициативу, широко привлекая к этому делу бедноту, комсомол, делегаток и сельскую интеллигенцию. Суммы от самообложения использовать строго по целевому назначению, не допуская их расходования на содержание аппарата, обсуждая и утверждая на сходах крестьян конкретно объекты вложений, сметы расходов и пр. и осуществляя использование сумм под широким общественным контролем.

9. Решительно устранить административные меры размещения крестьянского займа (расплату с крестьянами за хлеб займом, принудительную разверстку займа по хозяйствам и т. п.), сосредоточив внимание на разъяснении крестьянам всей выгодности для них крестьянского пойма и использовав влияние и силы общественных организаций села для размещения облигаций крестьянского займа также среди богатых слоев деревни.

10. Не ослаблять внимания к удовлетворению спроса хлебозаготовительных районов на промтовары. Устраняя имевшие место прямые и косвенные формы товарообмена хлеба на промтовары, в исключительных случаях допускать в отношении остродефицитных товаров распространение льгот пайщиков кооперации на некооперированных крестьян при продаже ими хлеба.

11. Продолжая в ходе заготовительной кампании проверку и решительное очищение партийных, советских и кооперативных организаций, изгонять из них чуждые и примазавшиеся элементы, заменяя их выдержанными партийными и проверенными беспартийными работниками.

 

По поручению ЦК ВКП(б) И. Сталин

 

 

На хлебном фронте

 

Вопрос. Что следует считать основным в наших затруднениях по хлебному делу? В чем состоит выход из этих затруднений? Каковы должны быть выводы в связи с этими затруднениями в отношении темпа развития нашей индустрии вообще, особенно с точки зрения соотношения между легкой и тяжелой индустрией?

Ответ. При первом взгляде может показаться, что наши хлебные затруднения являются случайностью, результатом лишь плохого планирования, результатом лишь ряда ошибок в деле хозяйственного сбалансирования.

Но это может показаться лишь при первом взгляде. На самом деле причины затруднений лежат здесь гораздо глубже. Что плохое планирование и ошибки по хозяйственному сбалансированию сыграли здесь значительную роль, – в этом не может быть никакого сомнения. Но объяснять все плохим планированием и случайными ошибками, – значит впадать в грубейшую ошибку. Было бы ошибочно преуменьшать роль и значение планирования. Но было бы еще большей ошибкой преувеличивать роль планового начала, думая, что мы уже достигли той степени развития, когда имеется возможность планировать и регулировать все и вся.

Не следует забывать, что кроме элементов, поддающихся нашему плановому воздействию, в составе нашего народного хозяйства имеются еще другие элементы, не поддающиеся пока что планированию, имеются, наконец, враждебные нам классы, которые не могут быть преодолены в порядке простого госплановского планирования.

Вот почему я думаю, что нельзя сводить все к простой случайности, к ошибкам планирования и т. д.

 

Итак, в чем состоит основа наших затруднений на хлебном фронте?

Основа наших хлебных затруднений состоит в том, что рост производства товарного хлеба идет у нас медленней, чем рост требований на хлеб.

Растет промышленность. Растет количество рабочих. Растут города. Растут, наконец, районы производства технического сырья (хлопок, лен, свекла и т. д.), предъявляющие спрос на товарный хлеб. Все это ведет к быстрому росту спроса на хлеб, на товарный хлеб. А производство товарного хлеба растет убийственно медленным темпом.

Нельзя сказать, что заготовленного хлеба, имеющегося в распоряжении государства, было у нас в этом году меньше, чем в прошлом или позапрошлом году. Наоборот, в этом году у нас имелось в руках государства гораздо больше хлеба, чем в прошлые годы. И все же мы стоим перед затруднениями по хлебу.

Вот некоторые цифры.

В 1925/26 году мы сумели заготовить к 1 апреля 434 млн. пудов хлеба. Из них вывезли за границу 123 млн. пудов. Оставалось, следовательно, в стране заготовленного хлеба 311 млн. пудов.

В 1926/27 году мы имели к 1 апреля заготовленного хлеба 596 млн. пудов. Из них вывезли за границу 153 млн. пудов. Оставалось в стране заготовленного хлеба 443 млн. пудов.

В 1927/28 году мы имели к 1 апреля заготовленного хлеба 576 млн. пудов. Из них вывезли за границу 27 млн. пудов. Осталось в стране заготовленного хлеба 549 млн. пудов.

Мы имели в этом году к 1 апреля заготовленного хлеба на 100 млн. пудов больше, чем в прошлом году, и на 230 млн. пудов больше, чем в позапрошлом году. И все‑таки мы имеем в этом году затруднения на хлебном фронте.

Мы имеем теперь посевы, немногим уступающие размерам посевов в довоенное время, а валовое производство хлеба всего каких‑нибудь на 5% меньше довоенного производства. Но беда в том, что, несмотря на все это, производство товарного хлеба отстает у нас от довоенного производства вдвое, т.е. на 50%. Вот где корень вопроса.

В чем же дело?

Объясняется это, изменением строения нашего сельского хозяйства в результате Октябрьской революции, переходом от крупного помещичьего и крупного кулацкого хозяйства, дававшего наибольшее количество товарного хлеба, к мелкому и среднему крестьянскому хозяйству, дающему наименьшее количество товарного хлеба.

До войны мы имели 15-16 млн. индивидуальных крестьянских хозяйств, а теперь мы имеем 24-25 млн. – это говорит о том, что основной базой нашего сельского хозяйства является теперь мелкое крестьянское хозяйство, дающее минимум товарного хлеба[oooooooo].

Дело в том, что мелкое хозяйство менее рентабельно, менее товарно и менее устойчиво, чем крупное хозяйство. Мелкое крестьянское хозяйство дает с той же земельной площади гораздо меньше товарного, зерна, чем крупное[pppppppp].

 

Где выход из положения?

Выходов у нас три, как говорит об этом резолюция Политбюро.

1) Выход состоит, в том, чтобы перейти от мелких, отсталых и распыленных крестьянских хозяйств к объединенным, крупным, общественным хозяйствам, снабженным машинами, вооруженным данными науки и способным произвести наибольшее количество товарного хлеба.

Выход – в переходе от индивидуального крестьянского хозяйства к коллективному, к общественному хозяйству в земледелии[qqqqqqqq].

 

К организации колхозов Ленин звал партию с первых дней Октябрьской революции. С тех пор пропаганда идеи колхозов не прекращалась, однако призыв к строительству колхозов нашел массовый отклик лишь в последнее время.

Объясняется это, прежде всего, тем, что широкое развитие кооперации в деревне подготовило перелом в настроении крестьянства в пользу колхозов[rrrrrrrr], а наличие ряда колхозов, дающих уже теперь 150-200 пудов урожая с десятины и представляющих 30-40% товарности, создало серьезную тягу бедноты и низших слоев середнячества к колхозам[ssssssss].

Не малое значение имеет также то обстоятельство, что только в последнее время государство получило возможность серьезно финансировать колхозное движение. В этом году государство отпустило на помощь колхозам вдвое больше денег, чем в прошлом году (более 60 млн. рублей). XV съезд партии был совершенно прав, признав, что условия для массового колхозного движения уже созрели, что усиление колхозного движения является одним из серьезнейших средств для поднятия товарности хлебного производства в стране.

Широкая волна образования новых колхозов и расширение старых в начале этого года должны дать значительное увеличение производства хлеба в колхозах к концу года.

Задача состоит в том, чтобы сохранить нынешний темп развития колхозного движения, укрупнить колхозы, откинуть дутые колхозы, заменив их действительными колхозами, и установить такой режим, чтобы колхозы сдавали государственным и кооперативным организациям весь свой товарный хлеб под угрозой лишения субсидий и кредитов со стороны государства. Я думаю, что при соблюдении этих условий мы могли бы добиться того, чтобы года через 3-4 иметь от колхозов до сотни миллионов пудов товарного хлеба.

 

2) Выход состоит, во‑вторых, в том, чтобы расширить и укрепить старые совхозы, организовать и развить новые крупные совхозы.

Валовая продукция хлеба в нынешних совхозах составляла в 1927 году, по данным ЦСУ, не менее 45 млн. пудов с товарностью в 65%. Несомненно, что при известной поддержке со стороны государства совхозы могли бы значительно поднять производство хлеба.

Но задача этим не ограничивается. Имеется решение Советской власти, в силу которого в районах, свободных от крестьянских наделов, организуются новые крупные совхозы (от 10 тысяч до 30 тысяч десятин каждый), которые должны дать, через 5-6 лет, миллионов 100 пудов товарного хлеба.

К организации этих совхозов уже приступлено. Задача состоит в том, чтобы провести в жизнь это решение Советской власти во что бы то ни стало. Я думаю, что при условии выполнения этих задач мы могли бы добиться того, чтобы через 3-4 года иметь от старых и новых совхозов миллионов 80‑100 пудов товарного хлеба.

 

3) Выход состоит, в том, чтобы систематически подымать урожайность мелких и средних индивидуальных крестьянских хозяйств[tttttttt].

Мы не можем и не должны поддерживать индивидуальное крупное кулацкое хозяйство[uuuuuuuu]. Но мы можем и должны поддерживать индивидуальное мелкое и среднее крестьянское хозяйство, должны заменить соху плугом, дать машину, дать удобрение, снабдить семенами, дать агрономическую помощь, кооперировать крестьянство, заключать контракты с целыми селами, давая им в ссуду лучшие семена и обеспечивая, таким образом, коллективное кредитование крестьянства, наконец, давать им напрокат крупные машины через прокатные пункты.

Задача эта старая, провозглашенная у нас с особой силой еще в 1921 году при замене продразверстки продналогом. Эта задача подтверждена нашей партией на XIV[56] и XV съездах. Важность этой задачи подчеркивается теперь затруднениями на хлебном фронте. Поэтому она, эта задача, должна выполняться с такой же настойчивостью, с какой будут выполняться первые две задачи, – задача о колхозах и задача о совхозах.

 

Таковы, в основном, мероприятия, необходимые для того, чтобы выйти из затруднения на хлебном фронте.

Соединить эти основные мероприятия с текущими мероприятиями по улучшению планирования в области снабжения деревни товарами, освободив наши торговые организации от обязанности снабжения хлебом целого ряда мелких и средних городов, – такова теперь задача.

 

Товарищи, я думаю, что хлебные затруднения не пройдут для нас даром. Наша партия училась и продвигалась вперед, преодолевая трудности и всякого рода кризисы. Я думаю, что нынешние трудности закалят наши большевистские ряды и заставят их вплотную взяться за разрешение хлебной проблемы. А разрешить эту проблему значит снять с дороги одну из самых больших трудностей, стоящих на пути к социалистическому преобразованию нашей страны.

 

 

Всем обкомам, крайкомам и ЦК нацкомпартий; всем областным, краевым исполкомам и СНК республик; всем райкомам и райисполкомам; всем директорам и начальникам политоделов МТС; всем директорам и начальникам политотделов совхозов (25 февраля 1934 г.)

 

В ЦК ВКП(б) и СНК СССР поступили сведения о неблагополучии с качеством семян в колхозах и совхозах, а именно – о пониженной всхожести, засоренности и временами зараженности вредителями. Между тем областные, краевые партийные и советские организации и в особенности районные организации до сих пор практически не организовали проверку зерна на всхожесть и не приняли мер к улучшению качества наличных семенных фондов, к обмену семян низкого качества на лучшее зерно, идущее на помол и на рынок.

Считая такое положение совершенно недопустимым, ЦК ВКП(б) и СНК СССР предлагают:

1. Секретарям обкомов, крайкомов и ЦК нацкомпартий, председателям областных, краевых исполкомов и СНК республик, секретарям райкомов и председателям райисполкомов взять под свое непосредственное руководство все дело подготовки семенного зерна для весеннего сева.

2. Немедленно произвести тщательную проверку на всхожесть всего семенного зерна в колхозах и совхозах, взяв обязательно пробы зерна по каждому зернохранилищу и от каждой отдельной партии зерна.

3. Для проведения этой работы использовать всех агрономов в районе, направить в районы агрономов из областных учреждений, мобилизовать в помощь колхозам работников хлебной и семенной инспекции и привлечь к проверке работников межрайонных комиссий по урожайности, прикрепить их к определенным колхозам с таким расчетом, чтобы вся проверка семян на всхожесть была повсеместно закончена в декадный срок.

4. Обеспечить посев семенами со всхожестью 90% и выше, допуская лишь в крайних случаях посев семенами с более низкой всхожестью, но не менее 80%.

5. Директорам и начальникам политоделов МТС в случаях посева зерном пониженной всхожести, но не ниже 80%, – обеспечить соответствующее повышение колхозами нормы высева.

6. При обнаружении зерна с низкой всхожестью, засоренного, повышенной влажности, либо зараженного вредителями, клещом, головней и т. д., предпринимать все необходимые меры по повышению его семенных качеств: очистка, провеивание, перелопачивание и особенно протравливание.

7. Закончить в кратчайший срок получение колхозами и совхозами зерна, отпущенного государством, как для обмена, так и в качестве семссуды (зерно «Заготзерна» и «Госсортфонда»).

8. Организовать одновременно на добровольных началах обмен зерна с низкой всхожестью одних колхозов на излишки лучшего семенного зерна других колхозов, а также на продовольственное зерно самих колхозников.

9. В декадный срок закончить как межобластные, так и внутриобластные переброски зерна, предназначенного для обмена. Директорам МТС и совхозов в декадный срок закончить получение отпущенного государством семенного зерна как для обмена, так и в виде семссуды.

О принятых мерах райкомы и райисполкомы, директора и начальники политоделов МТС, директора и начальники политоделов совхозов обязываются сообщать каждые 5 дней в обкомы, крайкомы и ЦК нацкомпартий и областные, краевые исполкомы и СНК республик.

Обкомы, крайкомы, ЦК нацкомпартий и областные, краевые исполкомы и СНК республик в свою очередь обязываются информировать ЦК ВКП(б) и СНК СССР каждые 5 дней.

 

Председатель Совета Народных Комиссаров Союза ССР В. Молотов

Секретарь Центрального Комитета ВКП(б) И. Сталин

 

 

Выступление на Всесоюзном комсомольском совещании по подготовке весеннего сева 2 февраля 1933 года

 

Вне всякого сомнения, что происходящее всесоюзное совещание сыграет огромную роль в мобилизации комсомола на узловые участки весенне‑полевой кампании.

До сих пор в ряде комсомольских организаций вместо деловой подготовки весеннего сева господствуют общие фразы, «общие установки», подведение уже подведенных итогов и т.д. В то же время в этих организациях забывается главное большевистское правило в мобилизации масс на решение текущих задач – конкретность.

Надо всем комсомольским работникам усвоить ту истину, что подготовку весеннего сева «общими установками» обеспечить никак нельзя. Здесь необходимы конкретные дела. Усвоение итогов достигнутых нами успехов необходимо массам комсомольцев в первую очередь для того, чтобы еще успешнее двигаться вперед. Надо хорошо помнить, что это продвижение вперед обеспечивается отнюдь не общими пожеланиями, обещаниями и бумажными резолюциями, а конкретными, живыми, реальными делами.

Вместо придумывания «общих директив» о задачах комсомола в подготовке сева комсомольские комитеты обязаны сейчас на практике заняться совершенно конкретными задачами, от решения которых в данный момент прежде всего зависит своевременное начало и успех весеннего сева.

Этих конкретных, боевых и совершенно неотложных задач в подготовке сева сейчас, по крайней мере, три.

Первая задача – ремонт тракторов, боевая подготовка тракторного парка к весне. В нашей стране сейчас имеется 150 000 тракторов. Но огромное количество их нуждается в ремонте, находится в разобранном состоянии.

ЦК партии и правительство признали положение с ремонтом тракторов в МТС и совхозах неблагополучным и указали, что «своевременное окончание ремонта тракторов является боевой задачей органов наркомзема и наркомсовхозов, определяющей успешное проведение весенней посевной кампании ».

Очень часты случаи, когда в полную разборку, в капитальный ремонт ставятся тракторы, вовсе не нуждающиеся в этом, только лишь потому, что они проработали 1500 часов, без учета действительного состояния машины.

В то же время имеется большое количество фактов, когда тракторы, нуждающиеся в ремонте, ремонтируются крайне плохо, недоброкачественно.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.237.51.159 (0.033 с.)