ТОП 10:

Последний укус комара у ключа Армстронга



 

Последний укус комара у ключа Армстронга исчез с моего тела так же быстро, как покидают экран последние кадры фильма.

Теперь я на калифорнийском побережье. Туманно. Шумит Тихий океан, И слишком далеко до красивейшего ручья на окраине Ливингстона, Монтана, где закат, эхом отражаясь от гор, продлевает в моих глазах свое существование.

Я вижу его, когда солнце село.

Комары искусали меня до чертиков пару дней назад, когда я, подобно астроному, исследовал яйца майских мух, однако не открыл новую комету, а подцепил крючком хорошую темную немецкую форель.

Потом она соскочила, но я не расстроился, ибо давно знаю, что в человеческой жизни не хватит места, чтобы удержать все.

Переполнишься.

Прощайте, комариные укусы.

 

Облака над Египтом

 

Поезд идет из Каира в Александрию. Над Египтом голубое небо и белые облака. Я смотрю на этот поезд по телевизору здесь, в Калифорнии, слишком далеко от Ближнего Востока.

Почему эти египетские облака так меня захватили, ведь я собирался смотреть на поезд? Впервые за недели, а то и месяцы, я гляжу на сами облака. Раньше я не обращал на них внимания. Когда же я перестал?

Поезд везет президента Соединенных Штатов Джимми Картера и президента Египта Анвара Садата. Они ищут мир между Египтом и Израилем. Где-то он там, в пустыне. Пока они заняты поисками, я смотрю на облака и силюсь понять, что они значат в моей жизни.

У всех нас своя роль в истории.

Моя – облака.

 

Владения фантазией

 

Небольшое исследование о власти. Эту же закономерность я наблюдал в Америке, но в Токио – чаще.

Предмет – официантки.

Я пойду в японский ресторан, там десятью разными способами готовят только угрей, и все официантки будут маленькими, приземистыми, полноватыми, луноликими японками.

Я пойду в другой ресторан, и все официантки там будут высокими, стройными, длиннолицыми японками. Этот ресторан будет специализироваться на лапше.

В третьем ресторане будут подавать китайские блюда – официантки там окажутся с крупными бюстами, очень маленькими глазками и полными губами. Они могли быть сестрами, хотя на самом деле друг другу никто.

Должно быть, интересно открыть в Токио ресторан – буду владеть фантазией.

 

Пингвины мельничного ручья

 

Шесть лет я рыбачу на одном и том же месте по соседству с Мельничным ручьем. Особенно хороша одна излучина. Будь у меня газетный киоск – тут, посреди каменной синевы и зелени ручья, – я извлек бы из рыболовов-читателей немалую прибыль: им пришлись бы по душе газеты с такими примерно заголовками:

 

ЗАЧЕМ ЧИТАТЬ «НЬЮ-ЙОРК ТАЙМС»?

ШЕСТЬ ХОРОШИХ ФОРЕЛЕЙ ПОЙМАНЫ ПРЯМО ЗДЕСЬ

 

Вчера вечером была середина октября, теплое осеннее солнце уже садилось, и я ловил рыбу на своем излюбленном месте. С кустов осыпались почти все листья. За двадцать минут у меня клевало дважды, и оба раза я вытащил по рыбе.

Вторая форель оказалась очень толстой, шестнадцати дюймов в длину, и эта прекрасная для Мельничного ручья рыба устроила мне хорошую драку. Вначале же, едва расположившись на своем месте, я поймал десятидюймовую рыбу. Большую рыбину пришлось ждать пятнадцать минут – все равно что автобуса Айзека Уолтона. Все это время я спокойно печатал приманкой по ручью, мысли же дрейфовали с места на место, то; в прошлое, то в настоящее, и следили за приманкой, словно это было мое воображение, а ручей и берега его плодами.

Вдруг под деревьями на другой стороне ручья что-то шевельнулось в путанице опавших листьев, и я подумал: пингвин. На самом деле я не видел, кто там; шевелится. Заметил само шевеление и по какой-то, а может, по другой причине решил, что это пингвин.

Монтана известна лосями, медведями гризли, оленями, антилопами и так далее. Называйте кого хотите, но не пингвинов. Пингвины – дворецкие Антарктики, тамошний миллиардер взял их всех к себе на работу. В Монтане нет для них ничего интересного, кроме разве что зоопарков в Биллингсе и Грейт-Фоллсе.

Почему пингвин? Я же сказал, что на самом деле его не видел. Заметил, что кто-то шевелится, и подумал: пингвин. Надо ли говорить, с каким облегчением я поймал шестнадцатидюймовую форель, она устроила мне хорошую драку, и я ее выпустил.

С такой форелью это имело смысл.

Интересно, если снова пойти ловить у Мельничного ручья рыбу, стану я мельком, неосознанно выискивать глазами пингвина? Это выяснится через год, в этом сезоне я больше рыбачить не собираюсь.

 

Смысл жизни

 

Я знал, что этот сукин сын на что-то сгодится – должен быть в его существовании хоть какой-то смысл, и сегодня я наконец-то его нашел.

Здесь, в Токио, он, похоже, работает в какой-нибудь компании, а сам, наверное, из Австралии. Когда бы я ни зашел посочинять в это харадзюкское кафе, я всегда его там встречаю, надо только досидеть до пяти вечера.

Ему тридцать с небольшим, он весьма приятен внешне, даже красив, если честно, той обычной предсказуемой красотой, которая всегда обманчива. Манер он набрался у определенного типа мужчин, насмотревшись на них в кино и по телевизору. Сомневаюсь, чтобы этот ублюдок умел читать.

Допускаю, он важная шишка в деловой жизни Токио. Может, даже вице-президент и куча народу смотрит ему в рот, но не думаете же вы, что я в это верю, правда?

Так или иначе, он является после пяти и распространяет вокруг себя что-то вроде газа, отмеряя фальшивое обаяние столь тщательно и с такой высокомерной сдержанностью, будто делает одолжение всей планете.

 

Он крут – вот ключевое слово: я слышал не раз, как он разговаривает с другими иностранцами, облюбовавшими это место, и, конечно, он встречается с женщинами, либо они приходят вместе с ним.

Из этих встреч он устраивает очередную демонстрацию своей крутизны, полностью игнорируя спутниц. Он приходит или встречается с девушкой и проводит время в разговорах с другими иностранцами.

На столике стоит зеркальце, и он никогда не выпускает из виду собственное отражение: что бы ни делал – закуривал, пил пиво, замолкал надолго перед тем, как высказать очередную глупость, – он всегда смотрит в зеркало.

Однажды он явился в кафе с очень милой японкой, а когда настало время уходить, повел себя так, будто она вовсе не с ним. Девушка остановилась на что-то посмотреть, он при этом даже не подумал задержаться. Когда девушка подняла голову, он был уже почти за 9 дверью.

– Куда ты? – закричала она.

Хорошая девочка. После этих слов она мне сразу понравилась, и, как видите, этот парень порядочно истрепал мои нервы, хотя за все время мы не обменялись ни словом и никак не показали, что знаем о существовании друг друга.

Сегодня я сидел в кафе, и он явился раньше обычного. Было четыре часа дня. Я почти удивился – что случилось, почему он вдруг изменил своему расписанию? – но только почти; он сел рядом, конечно же не подав виду, что узнал меня.

Он сидел.

Я сидел.

Наверняка я тоже ему не нравлюсь, ведь совсем не вписываюсь в это кафе. У меня вид немолодого потрепанного хиппи, и я никогда ни с кем не заговариваю, кроме молодых японцев, что тут работают.

Этот козел еще и сноб.

Так или иначе, сегодня я наконец выяснил, для чего он явился на эту землю. У меня была назначена встреча в шесть вечера и на другом конце Токио, часов я не ношу, но со своего места хорошо видел часы этого ублюдка, так что время от времени, чтобы не опоздать, на них поглядывал.

Говорил же я вам: от этого сукина сына должна быть нашему миру какая-то польза, иначе зачем он вообще живет?

 

«Шевроле» 1953 года

 

 

Ни сидений, ни крыльев, ни зеркала заднего вида, ни фар, ни тормозов, ни бамперов, ни покрышек, ни багажника, ни «дворников», ни лобового стекла.

 

Вдохновленный поэтичной американской романтикой, мой друг вознамерился купить в Монтане старую машину и доехать на ней до Калифорнии. Каждый вечер он разворачивал местную газету, выискивая объявление о продаже старой машины, которая сможет доехать до Калифорнии.

 

ИЛИ КАЛИФОРНИЯ, ИЛИ НИЧЕГО!

 

Он рассчитывал уложиться в две или три сотни долларов, четыреста – это потолок.

Не так уж много – особенно сейчас, в 1978 году, – но мой друг лелеял мечту не; просто о старой машине, а о той, которая благополучно довезет его до Калифорнии, а после проживет еще пару месяцев.

Старая добрая монтанская машина, как старый добрый друг.

Однажды вечером он увидал объявление, размочившее его романтическую натуру:

 

«ШЕВРОЛЕ» 1953 ГОДА. $50

 

Он тут же набрал номер и услышал пожилой женский голос.

– Вы продаете «шевроле» пятьдесят третьего года? – спросил мой друг. – За пятьдесят долларов?

– Совершенно верно, – ответила женщина. – В прекрасном состоянии.

– Я хотел бы взглянуть, – сказал он.

– Конечно, – ответила она. – Как можно покупать не глядя. Я живу на Северной Л-стрит. – И она продиктовала адрес.

– Когда можно подъехать? – спросил он.

– Да хоть сейчас, – сказала она.

– Хорошо, через двадцать минут буду у вас, – сказал мой друг.

– Замечательно, – ответила она. – Я вас жду. Как вас зовут, напомните?

– Рейнольде, – сказал он.

– Договорились, мистер Рейнольде. До встречи.

Мой друг повесил трубку, страшно довольный: $50!

Он уже видел, как едет в Калифорнию в последнем на всю Америку прекрасном «шевроле» 1953 года.

Настоящая игрушечка с 15 тысячами миль на одометре, старушка ездила на ней в магазин трижды в неделю и в церковь по воскресеньям.

Машина с белобокими покрышками и в прекрасном состоянии.

К тому времени, когда мой друг добрался до Семерной Л-стрит, он был безумно влюблен в эту машину. Он чувствовал себя мальчишкой, что отправляется на первое свидание с самой красивой в школе заводилой болельщиков.

Женщина открыла ему дверь.

Она была очень стара, но двигалась – бодро, вот, пожалуй, нужное слово.

– Здравствуйте, – сказал он. – Я вам звонил насчет «шевроле» пятьдесят третьего года. Меня зовут мистер Рейнольде.

– Здравствуйте, мистер Рейнольде, – сказала она. – Сейчас я вам все покажу.

Она накинула плащ, вышла на крыльцо и повела моего друга вокруг дома к гаражу.

– Покрышки хорошие? – спросил мой друг безрезультатно пытаясь скрыть возбуждение.

– Покрышек нет, – ответила она.

– Нет покрышек? – переспросил мой друг. Гм.

Это пробило в его мечте небольшую брешь. Придется покупать для машины покрышки, но мой друг не сомневался, что сейчас перед ним предстанет настолько прекрасная и дешевая машина, что покупка покрышек окажется сущей ерундой, нечего даже и думать. Главное, машина в прекрасном состоянии. Он мысленно вычел покрышки из нарисованной в голове картины.

– Как насчет тормозов? – спросил он.

– Тормозов нет.

– Что? Нет тормозов? – переспросил он.

– Совершенно верно, – ответила она. – Тормозов нет.

– Нет тормозов? – повторил он.

– Тормозов нет.

Он мысленно вычел тормоза из машины своей мечты, в которой не было покрышек, начал думать о чем-то другом, но засомневался, мысли вернулись назад все к тому же. Нет покрышек? Нет тормозов?

Он спросил, не думая:

– А в какой форме кузов?

– Кузова нет, – сказала старуха.

– Нет покрышек, нет тормозов, нет кузова, – бубнил мой друг, словно ребенок.

– Совершенно верно, – подтвердила она, как будто ничего тут нет особенного – продавать человеку такую машину.

Он немало перевидал хитрых продавцов старых машин, но эта бабуся могла заткнуть за пояс их всех. Что, черт подери, за машину она ему надумала всучить?

– Почему нет кузова? – спросил он машинально, как ребенок.

– Потому что это не машина, – ответила она.

– Что?

Старуха открыла гаражную дверь, и глазам их предстал автомобильный двигатель. Он лежал на полу посередине гаража.

– «Шевроле» пятьдесят третьего года? – проговорил мой друг.

– Двигатель, – сказала она.

– Двигатель? – спросил он.

– Да, двигатель, – ответила она.

– Я думал, вы продаете машину, – сказал он.

– С чего вы взяли? – спросила старуха, – У меня нет машины. Только двигатель. Пятьдесят долларов. Будете брать?

– Мне нужна машина, – сказал он. – Я еду в Калифорнию.

– Она склонилась над двигателем. – На этом до Калифорнии не доедешь, если вы только не соберете все остальное.

Благодарю вас, мэм.

Мой друг вернулся домой, достал газету, развернул ее на странице объявлений и уставился на строчки с «шевроле» 1953 года. Он прочел объявление раз пять или шесть. Каждое слово этого объявления он изучил так, словно читал первое издание Библии на китайском языке и желал убедиться в точности перевода.

Потом опять позвонил старухе. Телефон гудел, но она не снимала трубку. Мой друг ждал еще долго, затем нажал на рычаг.

«А что если она показывает это кому-нибудь еще?» – подумал он. Он почти видел, как они идут вокруг дома к гаражу. Он почти слышал, как этот кто-нибудь ёе спрашивает:

– А как двигатель? И старуха отвечает: – В прекрасном состоянии.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.47.43 (0.013 с.)