ТОП 10:

Через расхлябанность — к строгости нравов



Правитель Цзин назначил Янь Цзы управляющим Дунъэ. Через три года по всей стране о Янь Цзы говорили только дурное. Правитель Цзин был этим недоволен и призвал его ко двору, чтобы уволить. Янь Цзы, оправдываясь, сказал: «Я сознаю свои ошибки, но прошу оставить меня в Дунъэ еще на три года. После этого обо мне будут говорить во всей стране только хорошее».

Правитель Цзин не смог отказать ему в просьбе и опять поставил его управляющим в Дунъэ. Через три года по всей стране действительно говорили о нем только хорошее. Это порадовало правителя Цзина, и он опять призвал его ко двору, на этот раз чтобы наградить. Но Янь Цзы отказался от подарка и не хотел ничего принять.

Когда правитель Цзин спросил его о причинах его поведения, он отвечал: «Поскольку я заботился о благополучии Дунъэ, я приказал строить дороги и принял поспешные меры к увеличению населения, этим я не понравился дурным. Я награждал бережливых и прилежных и всех, кто выказывал заботу о детях и братскую любовь. Я наказывал воровавших время и бесполезных. Этим я не понравился ленивым. При наказаниях я не выделял благородных и могущественных. Этим я не понравился благородным и могущественным. Если у меня требовали чего-либо мои приближенные, я разрешал им то, что было согласно с законом, и запрещал то, что было противно закону. Этим я не понравился своим приближенным. Когда я принимал своих начальников, я никогда не переступал требований религиозных обрядов. За это меня невзлюбили мои начальники. Так произошло, что все эти люди стали распространять обо мне дурные речи и повторять свою хулу при дворе. Через три года эти обвинения дошли до вас. На этот раз я стал все делать по-другому. Я не стал строить дорог и отложил в долгий ящик меры по увеличению населения. Тут возрадовались дурные. Я стал обижать бережливых и прилежных и всех, кто проявлял заботу о детях и братскую любовь. Я перестал наказывать воровавших время и бесполезных. От этого возрадовались ленивые. При наказаниях я начал выделять благородных и могущественных. Потому возрадовались благородные и могущественные. Все, что у меня требовали мои приближенные, я им разрешил. Потому возрадовались мои приближенные. Когда я принимал своих начальников, я стал делать то, что запрещают обряды. Поэтому возрадовались мои начальники. Так и получилось, что все эти люди стали петь мне хвалу по всему миру и довели ее до твоих ушей. Раньше ты хотел меня наказать за то, что достойно было вознаграждения, а теперь хочешь наградить за то, что достойно наказания. Таковы причины того, что я не хочу принять твоей награды».

Тогда правитель Цзин признал в Янь Цзы искусного чиновника и назначил его управляющим всей страны. Через три года государство Ци достигло большого подъема.

Согласно этому анекдоту из «Янь Цзы Чунь Цк» («Вёсны и Осени Янь Цзы», см. 3.4), Янь Цзы хотел завоевать доверие правителя Цзина. Прямым путем — справедливым управлением Дунъэ — ему это не удалось; правитель Цзин едва не прогнал его со службы. Тогда Янь Цзы на три года отпустил вожжи. Тем, что он отказался от всех своих принципов при управлении, он обходным путем заслужил положительные отзывы, возвратил благоволение правителя и после этого искусной речью сумел склонить его слух к восприятию своей точки зрения на управление.

Таким образом, благодаря временной сдаче позиций Янь Цзы не только добился высочайшего поста в государстве, но и убедил правителя в своей высокой нравственности.

Обман до последней страницы

Каким образом молодой ученый Ань Цзи в «Повести о смелой девушке» (Вэнь Кан, XIX в.) во время дальней поездки к отцу был спасен сестрицей Тринадцать из когтей бандитов, уже было описано (см. 8.9: Брачное посредничество). Впоследствии молодой Ань Цзи рассказал своему отцу о чудесном спасении.

Отец Ань хотел познакомиться со спасительницей своего сына, но сын не знал, как ее найти. Что касается места ее жительства, он знал только стихотворение, которое она написала на стене монастыря, где укрывались разбойники. В последних строках говорилось:

Если вы будете меня искать,

Найти меня можно где-нибудь в облаках.

Отец погрузился в размышления, непрестанно бормоча себе под нос последнюю строчку стихотворения, «где-нибудь в облаках», а также выводил пальцем на тарелке три иероглифа, означавшие «сестрица Тринадцать». Внезапно он ударил кулаком по столу и воскликнул, просветлев лицом: «Догадался!»

Сын, конечно, стал его расспрашивать. Тот отвечал: «Я уверен в себе. Но сейчас не время мне открываться тебе. Подожди немного. Скоро я начну говорить и действовать».

Таким образом, юноша с головой, полной домыслов, вынужден был набраться терпения. Автор пишет:

«Но не только юный Ань мучился сомнениями. Также и читатели этой книги должны будут испытывать муки нетерпения. Ибо как другие авторы пишут романы, в которых они, чтобы привлечь читателя, сначала его «отпускают», так и я поведу себя не иначе в моей повести и буду рассказывать все по порядку, от головы до хвоста. Так что терпение, читатель, все узнаешь в назначенное время».

И Вэнь Кан открыл тайну сестрицы Тринадцать только в самом конце романа, переведенного на немецкий Францем Куном под заголовком «Черная всадница».

Вэнь Кан воспользовался здесь Стратагемой № 16 как литературным приемом. Он хочет «поймать» внимание читателя, которое, конечно, должно постепенно ослабевать по ходу действия романа. Средство полностью завладеть читателем состоит в том, чтобы перед самой разгадкой загадочных происшествий вновь погружать его в неизвестность. Этим автор все время подстегивает любопытство читателя и тем удерживает его внимание до самого конца книги.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.240.31 (0.005 с.)