ТОП 10:

Континентальные концепции — «новые правые»



Эти концепции находят свое выражение в поисках оптимальной мо­дели европейской интеграции, позволяющей самостоятельно фор­мулировать единый геополитический курс, без которого Европа не сможет противостоять американскому влиянию и останется поли­тическим карликом. В свете глобальных угроз перед европейцами стоит задача превратить до недавнего времени расколотый конти­нент в единое целое. Основная идея архитекторов новой Европы — усилить роль Евро­союза в мировой политике до того уровня, которую играет ЕС в мировой экономике. Од­нако конфликт во­круг Ирака показал не­способность двадцати семи членов Европейского Союза проводить единую внешнюю политику. Они не смогли сформулировать об­щую позицию. Не­смотря на это, традиция антиатлантизма и континентальной специ­фики Европы приобретала разные версии.

Школа новых консервативных революционеров

Данная геополитическая школа ориенти­рована на обоснование геополитической специфики Европы и имеет антиатлантическую на­правленность.

Ис­токи этого течения берут начало в XX в. в довоенной Европе (в Германии) - «старые правые» и идея «кон­сервативной революции» или «третий путь». Впервые понятие «консервативная революция» применил немецкий публицист Артур Меллер ван ден Брук (1876—1925).

В 20-е годы XX в. немецкая консервативная мысль обретает политически радикальные формы. Ван ден Брук считал инструментом такой революции национальную идею, а главным врагом — господ­ствующее мировоззрение того времени — либерализм. После поражения в Первой мировой войне (1914—1918) борьба за «восстановление Германии» стала для «старых правых» религией. По Шмитту, на основе пангерманской идеи должно быть создано Немецкое Большое пространство (рейх). Самой радикаль­ной версией «третьего пути» в Германии был национал-большевизм как сочетание антикипитализма с крайним национализмом. В рабо­те «Пруссачество и социализм» Освальд Шпенглер противопоставлял английский национальный дух, основанный на индивидуализме, прусскому, подчиняющему личность общест­ву и требующему исполнения долга перед государством.

Геополитическая концепция «новых правых» основана на утвер­ждении, что государство-нация уступает место в качестве основного субъекта геополитики «большим пространствам» — интеграционным группировкам, которым принадлежит будущее на геополитической карте мира.

Политическое кредо но­вых правых выражает лозунг: «Прежде всего - Европа, и лучше даже с Востоком, чем с Западом».Их радикальная антиатлантическая геополитическая ориентация обнаруживается в поисках союзников на Востоке, в кон­струировании стратегических «восточных» альянсов Европы, не скрывая своего интереса к Китаю и Индии.

«Новые правые» европейские геополи­тики сохранили преемственность идей «старых правых», дополнив их новыми подходами и проектами консервативной революции и национал-большевизма. Сегодня «третий путь» в интерпретации «но­вых правых» выступает как синтез идей органической демократии и социалистических лозунгов.

Базовые принципы школы новых консервативных революционеров:

- противопоставление Европы (включая Россию) океаническому (атлантистскому) Западу и прежде всего США;

- следование основополагающим идеям немецких геополитиков-континенталистов;

- германофильство и русофильство.

Модели объединенной Европы

С 60-х годов XX в. общепризнанным лидером «новых правых» был французский философ Ален де Бенуа. Одним из первых он выдви­нул проект «Федеральная империя». Она представляла собой этниче­ски дифференцированный конгломерат разнородных государств, стратегически интегрированных в единый геополитический блок. Модель объединенной Европы была им выражена в формуле: «Еди­ная Европа ста флагов».

В начале 60-х годов XX в. другой проект «юной Европы» — «Европа от Владивостока до Дублина» выдвинул один из самых активных «новых правых» — бельгийский консерва­тивный революционер Жан Тириар (1922—1992).

Долгое время Тириар возглав­лял общеевропейское движение «Новая Европа», которое стре­милось к созданию «Европей­ской империи». Он полагал, что основой глобального евра­зийского проекта XX в. должна стать ось Дублин — Владиво­сток, включающая Урал, Си­бирь, Дальний Восток, которые станут продолжением «большо­го пространства Европы», про­тивостоящего США. При этом россиянам в случае образования такой оси Тириар обещал европейское гражданство, политическую и финансовую стабильность и реванш над США. В строительстве «Европейской империи», которая бы объединяла независимые этнические группы, он видел спасение от мондиализма США.

В отличие от проекта А. де Бенуа, этот импер­ский проект был более радикальным: он предпо­лагал унификацию геополитического простран­ства, его автаркию и центризацию власти. При этом Тириар считал по-прежнему актуальным континентальный блок Хаусхофера Берлин — Москва — Токио. Он объявлял СССР наследни­ком Третьего рейха, которому ничего не остает­ся, как, двигаясь с востока на запад, выполнить то, что Третий рейх не сумел проделать, двигаясь с запада на восток. Известно, что он делал лич­ные попытки к сближению с Москвой, преду­преждал СССР о геополитической катастрофе (за 15 лет до крушения советской империи), ес­ли не будут предприняты решительные шаги по сближению с Европой против США. Но его планы в СССР были отвергнуты.

«Новые правые» неустанно подчеркивают континентальность своего геополитического проекта, противопоставляя Европу атланти­ческому Западу. При этом они поощряли регионалистские тенден­ции внутри объединенной Европы, поскольку регионы сохранили европейскую традицию, а мегаполисы «заражены духом америка­низма». В рамках этой геополитической модели решающим евро­пейским альянсом должен стать союз Франции и Германии, вокруг которых объединится «Срединная Европа».

Видный французский философ Дени de Ружмон пришел к идее «Европы регионов» от персонализма, в центре внимания которого — «выживание человека» в условиях деградации человеческих отноше­ний в больших городах и «технической агрессии против природы». Выступая против «урбанистической деградации» и «деградации земли», де Ружмон видит выход в создании «мягкой» технологии, которая связана, прежде всего, с сельским хозяйством, а не с тяжелой промышлен­ностью, с чувствами, а не с абстракция­ми. Нынешний кризис он рассматривает как результат реализации индустриаль­ной утопии, за которую ответственны национальные государства. Именно на­циональные государства стимулировали развитие индустрии и в первую очередь военной техники. После двух мировых войн, спровоцированных «игрой европейских национализмов», стало ясно, как рассуждает далее де Ружмон, что нацио­нальное государство существует для войны — как по своему проис­хождению, так и на каждом этапе своего развития, последним из которых будет «тоталитарное государство». Выход — в регионализации Европы.

Под регионализацией автор подразумевает, в первую очередь, «новую модель объединения людей», «переделать общество на основе личностных, коммунитарных и региональных отношений». Необходимо воссоздать «небольшие единства личностей, в которых возможно их соучастие». Семья является примером и первичной формой сосуществования и воспроизводства. На этом естественном основании вырастают все прочие, основанные на общности ассоциации (коммуны). Так же как личность требует коммуны, коммуна требует региона, а регион — континентальной федерации. «Европа государств» является противоречием в терминах. Федерация европейских народов — такова альтернатива национального государства.

Излагая свое понимание региона, де Ружмон подчеркивает, что география как таковая не играет большой роли в образовании регионов. Более важны этнические различия, связанные не с расовыми признаками, а с единством культуры, нравов, стереотипов и привычек, социальных структур, языка. Главную роль играет язык, но деление Европы на регионы по этому принципу привело бы к возникновению множества мини-государств. Экономические проблемы для деления на регионы не имеют значения, так как они, за исключением глобальных, могут быть решены на уровне ре­гиона. Главный фактор — это участие в гражданской жизни, автоно­мия и самоуправление общин.

Д. де Ружмон формулирует несколько вариантов будущей «федерации регионов» и «нисхождения государства».

Государства станут еще более тоталитарными и границы между ними — более закрытыми. Европейские страны превратятся во множество сателлитов двух сверхдержав (тогда еще СССР и США).

Реакцией на укрепление национального государства станет уси­ление сепаратизма, что приведет к расколу крупнейших нацио­нальных государств. Автономисты и сепаратисты во всей Европе будут требовать независимости, подкладывать бомбы, совершать покушения, захватывать заложников и т.п.

На месте Европы государств возникнет Европа регионов. Фран­ция, Германия, Швейцария останутся, не потеряв того мораль­ного единства, которое обрели за много веков, но государства исчезнут.

Концепция видного французского регионалиста де Ружмона, основанная на принципе важности малых единиц, была дополнена культурными аспектами федерации.

Европейская культура не является суммой национальных культур, ибо она существовала ранее государственных образований. Культура всех европейских народов — одна, сформировавшаяся под воздействием общего для всех индоевропейского, грека латинского, кельтского и германского влияния, воспринятого в разных пропорциях.

Идеи Д. де Ружмона направлены на замену нацио­нального государства малыми автономными органическими комму­нами, федерированными в более широких рамках, гарантирующих культурный партикуляризм и ничем не скованное экономическое взаимодействие.

 

// google_protectAndRun("render_ads.js::google_render_ad", google_handleError, google_render_ad); 3. Мондиалистские концепции — однополярное мировое постранство

Мир без границ

Проекту объединенной Европы противостоит мондиализм — учение о мире без границ под эгидой мирового правительства. Это направление развивается при активной финансовой поддержке США, стремящих­ся ограничивать политическую самостоятельность объединенной Европы. В 1982 г. в Париже, Милане и Вашингтоне был основан Международный институт геополитики, в штат которого вошли в основном специалисты НАТО, а возглавил его М.-Ф. Гаро. Институт издает журнал «Géopolitique».

Во многом всплеску мондиализма способствуют новые угрозы, возникшие в результате изменений в конфигурации европейского континента, которые связаны с распадом социалистической систе­мы и СССР. Сдвиги в Центральной и Восточной Европе породили новые факторы опасности и неуверенности в развитии процесса европейского строительства. В нем заметно обозначилось противо­борство центростремительных федералистских и центробежных се­паратистских тенденций. Демократизация Восточной Европы не сопровождалась адекватным социально-экономическим развитием, а достижения Западной Европы в политической и социально-эконо­мической областях отнюдь не ликвидировали ее «старых демонов» — экстремизм, терроризм, национализм и расизм.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.201.14 (0.005 с.)